?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Что происходит на подступах к Крыму
0gnev
«Красная звезда», 28 октября 1941 года, смерть немецким оккупантамА.Николаев || "Красная звезда" №254, 28 октября 1941 года

Стойкий, хладнокровный советский боец неприступен для врага. Упорно и отважно отстаивай каждую пядь родной земли. Уничтожай фашистов пулей, взрывай их гранатой, коли штыком!



# Все статьи за 28 октября 1941 года.



А.Николаев. Что происходит на подступах к Крыму

Уже второй месяц на подступах к Крыму идут напряженные бои с фашистскими полчищами. Немецкое командование, рассчитывавшее одним ударом сломить нашу оборону, вынуждено сейчас признать, что оно ошиблось в своей оценке силы сопротивления Красной армии. Как показали на допросе пленные солдаты и офицеры 73-й немецкой пехотной дивизии, Гитлер обещал занять Крым еще в середине сентября. Потом срок захвата был перенесен на октябрь. А в последние дни даже официальные пропагандисты все чаще поговаривают о том, что кампания затянется.

Готовясь к вторжению в пределы Крыма, враг сосредоточил значительное количество мотопехоты, артиллерии и танков. Помимо трех пехотных дивизий сюда прибыли отряды «СС», укомплектованные отборными головорезами, участниками походов на Польшу, Францию и на Балканы. Наконец, для поддержки наземных войск и для самостоятельных действий по боевым порядкам наших частей фашисты перебросили сюда не менее 150 истребителей, штурмовиков и пикирующих бомбардировщиков.

Гитлеровский штаб всячески торопил своих генералов, требовал немедленного наступления, и притом «молниеносного», с выходом к южному побережью Черного моря в 5—6 дней. Однако целый месяц немцы топтались на месте. Все их попытки прорваться в Крым мелкими группами автоматчиков и мотоциклистов, усиленными ротами, закончились неудачно.

Утром 24 сентября, после интенсивной артиллерийской подготовки, фашисты начали наступление по всему фронту. На прорыв были брошены 6 пехотных полков, 50 танков и 75 самолетов, действовавших группами по 20—30 машин. Верный своей авантюристической тактике, враг лез из кожи вон, чтобы массою автоматного, минометного и артиллерийского огня подорвать стойкость обороны. Пьяные эсесовцы шли в полный рост, с диким улюлюканием и беспорядочной стрельбой.

Во время этого наступления многие наши бойцы еще не успели получить настоящего боевого крещения. «Психические» атаки немцев явились для них известного рода новинкой. Точно так же впервые им приходилось быть под бомбежкой, в которой одновременно участвуют десятки самолетов. Тем не менее, воины Красной армии, оборонявшие подступы к Крыму, показали истинно железную стойкость и упорство.

Семь суток, днем и ночью, с неослабевающей силой продолжались бои. Фашисты подтягивали все новые в новые резервы. Не довольствуясь малыми и средними танками, они пустили в ход тяжелые. Случалось, что неприятельская авиация бомбила наши укрепления по 10—12 раз в день. Но как жернов перемалывает зерно, так ответный огонь советских орудий, танков, минометов и пулеметов перемалывал гитлеровские банды.

Отражая натиск превосходящих сил противника, наша пехота часто переходила в контратаки и наносила немцам жестокие потери. Так, однажды фашистский батальон, поддержанный группой мотоциклистов, попробовал с налета сбить боевое охранение Н-ского стрелкового полка. Красноармейцы подпустили фашистов на 150 метров и принялись косить их пулеметными очередями. Вражеский батальон залег. Тогда наши бойцы сами ринулись вперед и в жаркой схватке истребили 300 солдат и офицеров, захватили два десятка пленных, много автоматов и другие трофеи.

Геройски сражалось с ненавистным врагом подразделение старшего лейтенанта Кузнецова. Перед ним была поставлена задача: атаковать немецкий отряд, ворвавшийся на северную оконечность важного естественного рубежа. Обстановка требовала решительных и быстрых действий, ибо фашисты уже начали распространяться вглубь, намереваясь отрезать наши части от баз снабжения и нарушить их связь с вышестоящими штабами. Под прикрытием ночной темноты подразделение на грузовиках выдвинулось к местонахождению немецкого отряда и, спешившись, завязало бой.

Фашисты встретили красноармейцев бешеным огнем из пулеметов и минометов. Простреливался буквально каждый клочок земли. И все же пехотинцы, где перебежками, где переползанием, упорно, шаг за шагом сближались с неприятелем. Легко раненые продолжали оставаться в строю и уничтожать немцев. На исходе дня противник был окончательно выбит. Он оставил до двухсот трупов, значительное число автоматов, пулеметов, мотоциклов и с тех пор ни разу больше не рискнул высаживать десанты на этом участке.

Таких примеров можно привести сотни. Именно беззаветная храбрость наших бойцов, командиров и политработников, их решимость драться до последней капли крови позволили приостановить сентябрьское наступление немецких захватчиков на Крым. Врагу удалось, правда, кое-где потеснить наши части и вклиниться в расположение обороны. Но за временные и частичные успехи он расплатился столь тяжелыми потерями, что ни о каком дальнейшем движении вперед, конечно, не могло быть и речи. Немцы потеряли в те дни около 30.000 убитыми и ранеными.

Характерно, что столкнувшись на ряде участков с упорным сопротивлением наших войск, фашисты поторопились внести в свою тактику существенные коррективы. Отныне психические атаки стали применяться гораздо реже, да и то после двух и трехкратной обработки переднего края авиацией и артиллерией. Удару в лоб враг стал предпочитать удары во фланг, просачивание мелких групп в стыки между частями, ночные вылазки с целью обхода прочно защищенных позиций.

Надо полагать, не от хорошей жизни немцы в последние два дня наступления широко практиковали разного рода шумовые и световые эффекты. Глубокой ночью вдруг открывалась беспорядочная стрельба из автоматов, минометов и орудий, в воздух взлетало множество цветных ракет, с нескольких направлений сразу доносилось тарахтение танков и грузовиков. Наши разведчики, подползавшие вплотную к расположению фашистов, установили, что вся эта шумиха преследовала одну цель — предупредить ночные контратаки советской пехоты.

Потерпев неудачу в повсеместном прорыве нашей обороны, в «молниеносном» марше к Черному морю, враг сам зарылся в землю. Немцы выставила сильное прикрытие и в течение пяти дней — с 1 по 5 октября — лихорадочно отводили свои потрепанные части в тыл для переформирования и пополнения. Захваченный тогда в плен ефрейтор Фридрих Гого из отряда «СС» заявил, что фашисты весьма озабочены убылью офицерского состава, потерями в орудиях, самолетах и танках. Другой пленный — солдат 47-го немецкого пехотного полка Альфред Гольмс — показал: «Мы похоронили под Крымом только в один день тысячу человек, погибших от огня русской артиллерии и русских самолетов. И я не знаю, как скоро удастся нам притти в себя».

Действительно, почти на 20 дней вновь наступило затишье. Фашисты, наступательный порыв которых был серьезно подорван, начали рыть окопы, возводить проволочные заграждения, минировать отдельные участки местности. Между прочим, некоторые вражеские части оказались настолько деморализованными, что офицеры даже силой не могли заставить солдат оставаться на ночь в окопах. Едва темнело, солдаты по одиночке и группами уходили в населенные пункты, иногда за 3—4 километра от окопов. Пользуясь этим, одно наше подразделение заняло ночью немецкие окопы, укрепилось там и удерживало их двое суток.

Однако немецкое командование не отказалось от своих планов захвата Крыма. На протяжении первой половины октября к фронту спешно перебрасывались свежие дивизии, танковые части, артиллерийские и минометные батареи. Вражеская авиация, потерявшая на аэродромах и в воздушных боях свыше 100 самолетов, пополнилась новыми машинами. Как установлено показаниями пленных, перед Крымом впервые появились румынские войска.

С утра 8 октября фашисты предприняли второе наступление — опять по всему фронту и опять путем одновременного использования всех огневых средств. Около сотни самолетов ожесточенно бомбили окопы в глубине обороны, орудия и минометы обстреливали передний край. Огневые налеты заняли полтора часа, с короткими перерывами в 5—10 минут. Затем повторилась прежняя история — перепившиеся солдаты, погоняемые эсесовцами, в полный рост двинулись к расположению наших частей.

Меткий огонь советской артиллерии и мощные бомбовые удары сталинских соколов несколько отрезвили немцев. Местами они откатились назад, местами залегли, уже в первые часы боя не досчитавшись примерно семисот солдат и офицеров. Но атаки на наши позиции все же не прекращались. Не обращая внимания на потери, фашисты с отчаянием самоубийц лезли вперед.

Особенно упорный бой завязался на подступах к участку, занимаемому частью полковника Томилова. Превосходящими силами враг сумел здесь захватить выгодную высоту. Спустя час, красноармейцы отбили высоту назад. Подтянув минометы, фашисты снова бросились на штурм. Ценой 200 убитых и раненых они вернули позиции. Но ненадолго. Ровно через час под натиском красноармейцев им пришлось отступить. За день высота восемь раз переходила из рук в руки. По самым минимальным подсчетам неприятель потерял тут 1000 человек.

Наступление немцев натолкнулось на сокрушительный огонь нашей артиллерии, минометов и авиации, на стойкое сопротивление пехоты. Введенные в бой 22-я, 46-я, 73-я фашистские дивизии и вновь прибывшие части 50-й дивизии, части «СС» потеряли за пять дней 20.000 убитыми и ранеными. Есть батальоны, где осталось всего по 60 солдат и 2—3 офицера.

Поскольку вражеские атаки на первоначально избранном направлении существенного успеха не дали, немецкое командование решило «искать счастья» на другом направлении. Спешно перегруппировав силы, подтянув на грузовиках мотопехоту, фашисты повели наступление на нашем правом фланге. Судя по всему, прорывом на этом фланге немцы рассчитывали разрезать фронт, взять в полуокружение главные силы обороны, выйти на степные просторы и, таким образом, компенсировать понесенные ранее потери.

Гитлеровские бандиты не останавливались ни перед чем, на некоторых участках фронта они силой гнали впереди себя мирных граждан и захваченных в плен раненых красноармейцев. Многие раненые истекали кровью и не могли итти. Фашисты подталкивали их автоматами. Беспримерная подлость врага была во-время обнаружена, и наши командиры умелым маневром сумели отсечь вражеские подразделения.

Войска Красной армии, действующие на подступах к Крыму, мужественно отбивают натиск озверелых фашистских полчищ. Твердо удерживает свои позиции часть полковника Первушина. За время второго наступления немцев она подверглась двум десяткам атак. Ее бомбило и штурмовало сразу по 30—35 вражеских самолетов. Однако бойцы не сделали и шагу назад. Увлекаемые личным примером полковника Первушина и комиссара Баранова, красноармейцы стойко противостоят атакам неприятеля, а временами сами переходят в контратаки и наносят немцам крупный урон.

Бои носят упорный, ожесточенный характер. Отдельные населенные пункты, высоты, выгодные рубежи по нескольку раз переходят из рук в руки. Новое наступление на Крым дорого обходится немцам. Пленные солдаты 22-го пехотного полка заявляют, что 22 и 23 октября каждая рота в их полку и во всей 50-й дивизии теряла от тридцати до восьмидесяти человек убитыми и ранеными. Солдат Вилле Радеке сообщает: «Утром идем в бой в полном составе, днем пополняемся, ибо многих уже не оказывается в живых, а к вечеру в роте опять недостает половины или даже двух третей».

Крепнущее взаимодействие между пехотой, артиллерией и авиацией помогает нашим частям сдерживать напор врага, все больше изнурять его. Положение на подступах к Крыму продолжает, однако, оставаться серьезным. Хотя немецкие войска основательно измотаны, они продолжают рваться вперед. Тот факт, что немцы опять подтягивают свежие силы, говорит, что враг решил итти напролом. Защитникам Крыма предстоят упорные бои, которые потребуют от них немалых усилий, выдержки и героизма. // Корпусный комиссар А.Николаев.


*******************************************************************************************************************************
Голос далеких сыновей


Метель о бревна бьется с детским плачем,
И на море, вставая, как стена.
Ревет за полуостровом Рыбачьим
От полюса летящая волна.

Бьют сквозь метель тяжелые орудья,
И до холодной северной зари
Бойцы, припав ко льду и камню грудью,
Ночуют в скалах Муста-Тунтури.

Чадит свеча, оплывая в жестянке,
И, согревая руки у свечи,
В полярной, в скалы врубленной землянке
Мы эту ночь проводим, москвичи.

Здесь край земли. Под северным сияньем
Нам привелось сегодня ночевать.
Но никаким ветрам и расстояньям
Нас от тебя, Москва, не оторвать.

В антенну бьет полярным льдом и градом,
Твой голос нам подолгу не поймать,
И все-таки за тыщу верст мы рядом
С тобой, Москва, отчизна наша, мать.

Вот снова что-то в рупоре сказали,
И снова треск, и снова долго ждем.
Так, сыновья твои, из страшной дали
Мы материнский голос узнаем.

Мы здесь давно, но словно днем вчерашним
Лишь от своей Москвы отделены.
Видны Кремля нам вековые башни,
И площади широкие видны.

Своих друзей московских узнаем мы.
Без долгих слов, в руках винтовки сжав,
Они выходят в эту ночь из дома.
Мы слышим шаг их у твоих застав.

Мы видим улицы, где мы ходили,
И школы — в детстве мы учились в них,
Мы видим женщин, тех, что мы любили,
Мы видим матерей своих седых.

Москва моя, военною судьбою
Мать и сыны сравнялись в грозный час:
Ты в эту ночь, как мы, готова к бою.
Как мы, всю ночь ты не смыкаешь глаз.

Опять всю ночь над нами крутит вьюга,
И в скалах эхо выстрелов гремит.
Но день придет — от севера до юга
Крылатая победа пролетит.

Мы верим, что среди друзей московских
Еще пройдем по площадям твоим,
В молчании еще у стен кремлевских
Мы, слушая куранты, постоим.

В твоих стенах еще, сойдясь с друзьями,
Победный тост поднимем над столом,
И павших, тех, что нет уж между нами,
Мы благодарным словом помянем.

Мы верим в это. Мы сидим в землянке,
Снег заметает мерзлую траву.
Нам не до сна, свеча чадит в жестянке,
Мы слушаем по радио Москву.

КОНСТАНТИН СИМОНОВ.
Северный фронт, полуостров Рыбачий

_____________________________________________________________
А.Абдулаев: Не отдадим немецким бандитам Крыма ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)
Признания пленных немцев ("Правда", СССР)
Нутро трусливых негодяев ("Правда", СССР)
Фашистский солдат ("Правда", СССР)

Газета "Красная Звезда" №254 (5009), 28 октября 1941 года

Posts from This Journal by “октябрь 1941” Tag

  • Краснофлотцы — Москве

    Вс.Вишневский || " Красная звезда" №251, 24 октября 1941 года Великий Ленин учил: «Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за…

  • Крепче ряды! Сломить натиск врага!

    " Правда" №289, 18 октября 1941 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Последние известия с фронтов отечественной войны (1 cтp.). На фронте труда (1 стр.).…

  • Отстоим нашу Москву!

    " Красная звезда" №248, 21 октября 1941 года Воины Красной армии! За нами — наши семьи, жены, дети. За нами — наша Москва, наш Донбасс, наша…

  • На защиту Москвы!

    П.Артемьев || " Красная звезда" №251, 24 октября 1941 года Великий Ленин учил: «Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую…

  • Рузвельт против Гитлера

    А.Ерусалимский || " Красная звезда" №257, 31 октября 1941 года Бойцы, командиры и политработники Красной Армии и Военно-Морского Флота! Стойко…

  • Защитник Москвы Сергей Белоус

    " Красная звезда" №251, 24 октября 1941 года Великий Ленин учил: «Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли,…

  • Бессмертный подвиг москвича Ивана Шатырко

    К.Буковский || " Красная звезда" №256, 30 октября 1941 года Стой крепко, бейся неутомимо, извлекай из своего оружия всю его мощь — и враг не…

  • Наносить врагу все более сильные удары!

    " Известия" №256, 29 октября 1941 года В упорных и ожесточенных боях будем наносить такие удары немецко-фашистским войскам, чтобы они истекли…

  • Вся наша страна — единый военный лагерь

    " Известия" №255, 28 октября 1941 года Гитлер бросил на Восточный фронт все свои армии, все свои резервы. Моральные и физические силы солдат…


  • 1
Пролетарии всех стран, соединяйтесь!


«Красная звезда» №254, 28 октября 1941 года, вторник
«Красная звезда», 28 октября 1941 года

Edited at 2019-05-16 10:41 am (UTC)

  • 1