Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Бессмертный подвиг москвича Ивана Шатырко

«Красная звезда», 30 октября 1941 года, смерть немецким оккупантамК.Буковский || «Красная звезда» №256, 30 октября 1941 года

Стой крепко, бейся неутомимо, извлекай из своего оружия всю его мощь — и враг не пройдет!



# Все статьи за 30 октября 1941 года.



ГЕРОИ ОБОРОНЫ МОСКВЫ

«Красная звезда», 30 октября 1941 года

В ДОТ’е было четверо. Двое, курсант Шатырко и его друг Тимошенко, лежали поблизости в окопе.

За рекой грохотали залпы. Снаряды с визгом неслись над головами бойцов и ложились где-то рядом, должно быть, на опушке. Курсанты лежали тихо, думая каждый о своем.

Мысли Шатырко витали на далеком Кавказе. Там он родился, там босоногим мальчишкой бегал по знойным улицам станции Дербент. Пас стада в горах. Купался в лучах горячего южного солнца. То были годы недавнего детства.

Потом родиной Шатырко стала Москва. Он пришел сюда, мечтая о звании командира. Поступил в военное училище, сроднился с ним, нашел в нем друзей. В свободные часы Шатырко часто бродил по Москве. Он любил шумную жизнь ее площадей, любил тенистые аллеи ее зеленых парков, молчаливые залы музеев. Москва была для него самым дорогим, самым близким, роднее чего нет на свете. В Москве жил тот, кто дал ему, Шатырко, радость бытия, открыл перед ним широкую дорогу к знаниям.

И вот теперь Шатырко — в холодном окопе. Рядом еще окопы. Дальше — линия ДОТ’ов, колючая проволока, рвы. Это — рубеж. Впереди злобный враг, покусившийся на счастье Шатырко, на честь и свободу его родины. Он рвется к Москве. Он хочет залить кровью ее дома и улицы, выжечь парки, растоптать и исковеркать самую жизнь советских людей. Не бывать этому! Курсант Шатырко, его друг Тимошенко, тысячи других, одетых в серые шинели, москвичей, горьковчан, ленинградцев, орловцев стали стеной вот здесь, в лесах древнего Малоярославца, и поклялись умереть, но не пропустить врата. Ни шагу назад.

За рекой усилился рев орудий. Фашистская пехота высыпала на берег. Выдвинулись вражеские понтоны. В соседнем ДОТ’е заработал пулемет. Это боевые товарищи курсанта вступили в схватку с врагом. Пора! Шатырко прижал к плечу винтовку и стал посылать пулю за пулей в фашистов.

…Бой длился уже несколько часов. Шатырко потерял счет времени. Только что он простился со своим другом. Тяжело раненый Тимошенко не хотел покидать окопа. Шатырко долго его уговаривал, потом рассердился и сам оттащил курсанта в лес. Он видел, что Тимошенко истекает кровью.

Фашисты форсировали реку. Они накрыли ДОТ и окопы артиллерийским огнем. Снаряды рвали землю вокруг Шатырко. Осколком его ранило в грудь. Курсант продолжал стрелять, внимательно выбирая цели. Он видел, как валятся на берег скошенные пулями враги. В самый разгар боя в ДОТ’е замолк пулемет.

Стиснув зубы от боли в груди, Шатырко с трудом вылез из окопа и пополз к ДОТ’у. Когда он вошел, боец молча показал ему на распростертое тело убитого пулеметчика. Рядом лежали еще двое бойцов. Фашисты нащупали амбразуры.

Шатырко встал за пулемет. Невидящими глазами смотрел он на двигавшуюся вперед цепь фашистов. Одно чувство руководило им — ненависть. В руках его было грозное оружие, и он без размышлений пустил его в ход.

Цепь откатилась. Потом покатилась снова. И снова, поредевшая, отхлынула назад. Берег густо покрылся фашистскими трупами.

Прошел еще час. К месту боя незаметно подкралась ночная темень. Под ее покровом немцы несколько раз атаковали ДОТ, но навстречу им неизменно несся ливень свинца. Пулемет Шатырко работал безотказно.

Это была тяжелая ночь. Шатырко остался один. Посланный им к командиру боец не вернулся. Погиб. Вражеские снаряды и мины месили землю вокруг. Десятки их рвались над головой Шатырко. ДОТ еще держался. Надолго ли?

Командир роты дважды посылал бойцов на смену раненому курсанту. Однако пробраться к ДОТ’у было невозможно. В 6 часов утра порвалась последняя связь. Но ДОТ продолжал жить. Пулеметные очереди Шатырко попрежнему неслись навстречу фашистской пехоте.

Утром налетела вражеская авиация. Казалось, что бомбы разнесут ДОТ в щепы. А он все стоял, слегка покачнувшись набок. И голос грозного оружия курсанта нагонял ужас на обезумевших немцев.

В 10 часов утра этот голос прервался…

Прошло несколько минут. И вдруг пулемет опять заговорил. Сержант Никонов, пробравшийся в ДОТ, принял его из рук сраженного фашистской пулей Шатырко. Оборвалась молодая жизнь героя-комсомольца. Склонившись на пулемет, он и мертвый защищал его своей грудью.

Фашисты не прошли. Свыше двухсот пятидесяти трупов оставили они на берегу реки. Это была посмертная жатва Шатырко. // Старший политрук К.Буковский. МАЛОЯРОСЛАВЕЦКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ.

________________________________________________
Защитник Москвы Сергей Белоус* ("Красная звезда", СССР)
П.Трояновский: Беспримерный подвиг танкиста Григорьева ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №256 (5011), 30 октября 1941 года
Tags: 1941, газета «Красная звезда», октябрь 1941, осень 1941
Subscribe

Posts from This Journal “осень 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment