Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

За колючей проволокой

газета «Известия», 8 сентября 1944 годаА.Булгаков, B.Полторацкий || «Известия» №214, 8 сентября 1944 года

Сегодня — годовщина освобождения Донбасса от немецко-фашистского ига. Слава героической Красной Армии, вернувшей нашей Родине важнейший угольный и промышленный район страны!

Слава советским патриотам, отдающим все свои силы делу быстрейшего восстановления Донбасса!




# Все статьи за 8 сентября 1944 года.



(От специальных военных корреспондентов «Известий»)



Колючая проволока. Она тянется на десятки километров. Коричневой от ржавчины, цепкой железной паутиной опутаны рогатки, разбросанные по песчаным полям. Проволокой охвачены огромные лесные массивы. Площади в сотни квадратных километров огорожены чёрными столбами с надписью: «Хальт!» Внутри эти площади проволокой же разделены на загоны с узкими проходами, с рогатками вместо ворот и сторожевыми вышками, подымающимися над крышами низких тёмных однообразных построек.

Мы едем в Дембицу, а сбоку от дороги всё тянется железная паутина. Она вползает и в самый город.

Местные жители рассказывают, как здесь люди жили при немцах.

Старик Францишек Рахвал сообщает:

— Налоги приходилось платить за всё: за то, что ты поляк, и за то, что ты жить хочешь, и за то, что у тебя есть свой угол. Немцы брали деньгами, мясом, хлебом, имуществом. Если человек не мог уплатить налог, его немедленно бросали в тюрьму или в концентрационный лагерь, оттуда никто не возвращался. Я сам знаю многих людей, схваченных немцами и отправленных в концентрационный лагерь.

— Где же они?

— Там. — Старик многозначительно указывает на небо. — Наверное, там.

Материальные условия жизни польского населения были ужасны. Крестьянину, который вздумал бы зарезать выкормленного в собственном хозяйстве поросенка, грозил немедленный расстрел. Крестьянин должен был откармливать этого поросенка для немцев.

О жизни рабочих и условиях труда в промышленности, собственно, и говорить не приходится. Наемных рабочих здесь почти не было. Здесь были рабы, которые, отработав на немцев 14—16 часов в сутки, шли затем под конвоем в лагерь, за ограду. Те же, кто работал на секретных военных заводах, вообще не имели права никуда выходить, ни с кем не виделись. Когда эти люди обессиливали от изнурительного труда, немцы их убивали, «чтобы сохранить тайну».



Вот уже полчаса наша машина мчится по узкой дороге. Справа — высокий забор из колючей проволоки. Здесь жили в неволе поляки, русские, украинцы. И слева забор, но пониже и с проволокой пореже. За этой оградой тянутся, как по линейке, трехэтажные дома, темные, мрачные. Кажется странным, что вдоль стен растет и вьется дикий зеленый виноград.

Это дома немцев.

Неподалеку отсюда, в дембицких лесах, разбросаны промышленные предприятия. Это был один из центров германской авиационной промышленности.

Тысячи военнопленных — русских, украинцев, французов, поляков — возводили эти сооружения под дулами пистолетов гестаповцев. Когда строительство заканчивалось, всех, кто в нем участвовал, немцы расстреливали. Заводы Дембицкого района стоят буквально на крови и костях.

Мы сворачиваем с Краковского шоссе и лесными дорогами выезжаем на территорию одного из заводов. Он расположен в сосняке. Тянутся дорожки, местами асфальтированные. Под соснами — замаскированный ангар. Часть его уходит под землю. Немного в стороне какие-то сооружения, напоминающие доты или пороховые погреба.

На дорожках, на площадках, на зданиях белеют надписи: «Ферботен» — «Запрещено». Территория этой части завода совершенно пуста. Ни одного человека. Все словно вымерло.

Входим в помещение для администрации. Комнаты обставлены самой разнообразной мебелью. Тут и стандартные конторские столы, и кровати из полированного ореха. Видимо, эти вещи награблены в разных местах.

На полу валяются винные бутылки, коробки из-под сигарет, баночки с кремом «для смягчения кожи». Выйдя из помещения, мы встретились с поляком, Андреем Женицким. Он сказал:

— Я вырос в этих местах, но за последние пять лет пришел сюда сегодня впервые. Приближаться к этому месту нам было запрещено. Расстреливали на месте…



В селе Пусткув мы остановились напиться воды. К нам подошел крестьянин средних лет, в штанах, как бы сшитых из разноцветных заплаток, босой и с непокрытой головою.

— Все забрал герман, — сказал он, — сапоги, рубашку, домашние вещи, продукты, скот.

Крестьянина звали Михаилом Тихшинским. Видя, что мы собираемся уезжать, он спросил:

— Туда не поедете?

И указал в сторону лесного массива.

Там, под горою, стояли обнесенные колючей проволокой бараки, а на самой горе подымалась вышка.

— На горе, — заявил Тихшинский, — немцы сжигали на кострах людей. По ночам мы видели это из своего села.

Через несколько минут мы уже были в концентрационном лагере — фашистском застенке, где заключенные делали гробы. И гробы здесь повсюду, целые штабеля гробов — в кладовых, в пролетах между бараками.

— Теперь я покажу вам место, где сжигали людей, — сказал крестьянин.

Машина поднялась по песчаному косогору. К нам подошел еще один местный житель, Антон Марчек. Он просидел здесь, в лагере, пятнадцать месяцев.

— Когда истощенные голодом люди падали или начинали работать недостаточно производительно, — рассказал Марчек, — немцы загоняли их в камеру и убивали.

Камера эта перед нами. Продолговатый цементированный погреб с двумя выходящими наружу трубами. В камере пленных расстреливали и закрывали наглухо дверь. После этого сверху через трубы сыпали известь, чтобы предохранить трупы от разложения. Когда набиралось тридцать—сорок трупов, еще живые пленники под конвоем на ручной тачке перевозили трупы на вершину горы, на площадку, выложенную огнеупорным кирпичом.

На площадке всегда имелись в запасе сухие дрова и целые высохшие деревья. Это топливо в большом количестве заготовлялось на склонах горы. Трупы укладывались поверх древесины, и чудовищные костры поджигались. Они горели всю ночь, а иногда и по нескольку суток под ряд.

Мы осматривали и камеру, где хранились трупы убитых, и площадку, где они сжигались. Мы видели обрывки одежды жертв и «орудия производства» палачей — длинную кочергу, тачку, рукавицы. На площадке среди пепла лежат обугленные, но не сгоревшие до конца человеческие кости.

Немцы построили этот концентрационный лагерь в 1940 году и уже в 1941 году сожгли на костре несколько тысяч мирных граждан.

— И все это «СС», все «СС»! — твердил крестьянин.

Вся территория вокруг была занята лагерями специальных школ «СС». Здесь эсэсовцы проходили, так сказать, практическую стажировку.



Дембица останется навсегда в памяти человечества как свидетельство страшного изуверства и холодной, расчетливой жестокости немцев. Они совершали свои преступления тайно, надеясь на безнаказанность. Но и эта кровавая «тайна» врага теперь разоблачена. //А.Булгаков, B.Полторацкий. ДЕМБИЦА. Сентябрь.

☆ ☆ ☆

08.09.44: Возрождение Донбасса ("Известия", СССР)

06.09.44: И.Эренбург: Сестра Словакия ("Красная звезда", СССР)

05.09.44: И.Эренбург: Бельгия ("Красная звезда", СССР)

04.09.44: Новые блестящие победы советского оружия ("Правда", СССР)
04.09.44: Л.Огнев, В.Вавилов: Бухарестские встречи || «Правда» №213, 4 сентября 1944 года

02.09.44: Л.Славин: Из самого ада ("Известия", СССР)
02.09.44: Е.Кригер: В Бухаресте || «Известия» №209, 2 сентября 1944 года

01.09.44: К.Тараданкин: Утро 31 августа в Бухаресте ("Известия", СССР)


Август 1944 года:

31.08.44: В.Земляной: На пикировщике ("Красная звезда", СССР)

29.08.44: И.Эренбург: Париж ("Красная звезда", СССР)

27.08.44: Победа на Дунае ("Красная звезда", СССР)
27.08.44: Г.Миленин: Воздушное оружие ("Красная звезда", СССР)

25.08.44: В.Кожевников: Возмездие || «Правда» №204, 25 августа 1944 года

24.08.44: В.Полторацкий: В Карпатах ("Известия", СССР)
24.08.44: Слава передового артиллерийского завода ("Известия", СССР)

23.08.44: А.Софронов: Из фашистской неволи ("Известия", СССР)

21.08.44: Мужество и героизм советских воинов || «Правда» №201, 21 августа 1944 года
21.08.44: Г.Рыклин: Зеленый фрак || «Правда» №201, 21 августа 1944 года

20.08.44: К новым победам Сталинской авиации! ("Красная звезда", СССР)

19.08.44: И.Эренбург: Горе им! ("Красная звезда", СССР)

18.08.44: К ответу финских извергов! || «Правда» №198, 18 августа 1944 года
18.08.44: О злодеяниях финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР ("Правда", СССР)*

17.08.44: Старейший авиационный полк Красной Армии ("Красная звезда", СССР)

15.08.44: И.Эренбург: Судьба фирмы Пальм || «Красная звезда» №193, 15 августа 1944 года*
15.08.44: Обращение генерал-фельдмаршала Паулюса к немецкому народу ("Красная звезда", СССР)

14.08.44: Б.Полевой: Святая ненависть ("Правда", СССР)
14.08.44: Моральная сила советских людей || «Правда» №195, 14 августа 1944 года

12.08.44: О чем говорит Люблинский лагерь уничтожения ("Красная звезда", СССР)
12.08.44: К.Симонов: Лагерь уничтожения-3 || «Красная звезда» №191, 12 августа 1944 года
12.08.44: Б.Горбатов: Лагерь на Майданеке* || «Правда» №193, 12 августа 1944 года

11.08.44: К.Симонов: Лагерь уничтожения-2 ("Красная звезда", СССР)
11.08.44: Б.Горбатов: Лагерь на Майданеке || «Правда» №192, 11 августа 1944 года
11.08.44: Труд, овеянный славой || «Известия» №190, 11 августа 1944 года

10.08.44: К.Симонов: Лагерь уничтожения ("Красная звезда", СССР)

09.08.44: Доблестные партизаны Советской Украины ("Известия", СССР)

07.08.44: И.Эренбург: Накануне || «Правда» №189, 7 августа 1944 года

06.08.44: Т.Тэсс: После битвы ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №214 (8516), 8 сентября 1944 года
Tags: 1944, газета «Известия», зверства фашистов, осень 1944, сентябрь 1944
Subscribe

Posts from This Journal “осень 1944” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments