Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Вторая встреча

газета «Известия», 13 сентября 1944 годаП.Белявский || «Известия» №218, 13 сентября 1944 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Соглашение о перемирии с Румынией. (1 стр.). Итоги Ясско-Кишиневской операции Красной Армии по окружению немецких войск. (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета СССР. (1 стр.). Письмо товарищу Сталину от трудящихся города Сумы и Сумской области. (2 стр.). П.Никитин. В Трансильванских Альпах. (2 стр.). П.Белявский. Вторая встреча. (2 стр.). Н.Загородный. Письма с Колымы. (3 стр.). А.Славутский. Человек у мартена. (3 стр.). Военные действия в Западной Европе: Союзные войска пересекли границу Германии; Сообщение штаба вооруженных сил союзников на средиземноморском театре операций; Включение французских внутренних вооруженных сил в состав регулярной армии. (4 стр.). Парижская печать об изменениях в составе кабинета де Голля. (4 стр.). Положение в Болгарии? (4 стр.). Бои в Югославии. (4 стр.). Установление дипломатических отношений между Советским Союзом и Ираком. (4 стр.).



# Все статьи за 13 сентября 1944 года.



(От военного корреспондента «Известий»)
Материал опубликован в рамках акции «Наше дело правое. Коммунист А.Лапко будет разбит. Победа будет за нами

«Известия», 13 сентября 1944 года

На-днях я побывал на одном из опытных аэродромов и встретил старого своего знакомого, лётчика Василия Борисовича Емельяненко, который был знаменит в своем полку и как штурмовик, и как пианист, и как поэт. Впрочем, поэтом он был в каждом деле, за которое брался. А так как в авиацию он пошел по призванию ещё задолго до войны из консерватории, в которой учился на композиторском отделении, то, естественно, больше всего на свете полюбил он искусство воздушного боя и раннее свое музыкальное призвание подчинил этому искусству: он писал песни о боевых делах своих друзей, сам перелагал их на музыку, и эти песни распевал весь полк.

...Было это летом 1943 года на одном из степных аэродромов на юге России, который тогда располагался в непосредственной близости к фронту, а сейчас затерялся где-то в глубоком нашем тылу, и, быть может, по нему вместо воздушных кораблей уже ходят комбайны, собирая урожай.

Авиационный полк, базировавшийся на том аэродроме в степи, был заслуженным полком. Он первым в начале войны получил «Ильюшиных» — штурмовые самолёты, наводящие и поныне ужас на немцев. Под Бобруйском летом 1941 года он три дня сдерживал вражеские танковые колонны. Несколько позже он громил немецкие переправы на Днепре. Он преследовал, жег, разил немецкую технику и живую силу на всех её путях, во всех стадиях её движения — в наступлении, в обороне и в отступлении. Уже в ноябре 1941 года полк был награжден орденом Ленина, а в марте 1942 года ему было вручено гвардейское знамя.

Емельяненко содействовал дальнейшему прославлению полка не одними песнями. Командиры и товарищи давали его штурмовке исключительно высокую оценку. К моменту нашей первой встречи он не работал ещё и года на «Ильюшиных», но на боевом его счету было уже 80 штурмовых вылетов, 70 сожженных немецких танков и 20 самолётов и свыше 200 автомашин с войсками и боеприпасами противника. За тот год он из ведомого новичка-штурмовика стал ведущим, а затем и командиром эскадрильи, и среди других наград на левой стороне его гимнастерки сверкал золотом и рубиновой эмалью орден Красного Знамени.

Штурмовой год в условиях современной войны — целая вечность, — это признают даже летчики, работающие в других видах авиации, потому что «Ил» мчится на бреющем полете в самое пекло. Он пробивается сквозь сплошную завесу заградительного огня и как бы участвует в наземном бою: на низких высотах с воздуха он проделывает над головами вражеских солдат все то, что на земле выполняет пехота, — атакует боевые порядки, расстреливая их огнем своих пулемётов, действует пушками против пушек противника и в довершение всего бомбит свои цели бомбами столь солидного веса, что после штурмовой обработки этих целей становится порой излишним вмешательство бомбардировщиков. Штурмовик-летчик совмещает в себе все летные специальности: он одновременно и штурман, и радист, и бомбардир, и стрелок.

Эта штурмовая «вечность» даже не посеребрила непокорный русый чуб Емельяненко, хотя бывали моменты, когда он подвергался смертельной опасности, из которой, казалось, невозможно было выбраться целым и невредимым. Он не раз сбивал немцев в воздушном бою. Но сбивали и его самого. Однажды в мотор его самолета попал осколок зенитного снаряда. Его залило в кабине водой и маслом. И он все-таки атаковал цель, зайдя, как это он делал всегда, с тыла. До линии фронта ему оставалось лететь минут семь. По дороге он поджег железнодорожный эшелон, проревев над самыми крышами вагонов. Дальше ему попался отряд спешенной кавалерии. Он расстрелял в нее остатки снарядов. Самолет несся с катастрофической быстротой, теряя высоту и управление. Емельяненко посадил его в нейтральной, обстреливаемой с обеих сторон зоне, выбрался из кабины и пополз к своим. Кругом свистели пули. Емельяненко говорил потом, что в тот момент он хотел бы собою вспахать землю, как плугом, ища в ней спасения от роившихся над ним свинцовых шмелей. Он полтора часа пробирался к своим окопам, от которых его отделяли какие-нибудь 40—50 метров. И на следующий день снова летел на штурмовку.

В другой раз ему не удалось дотянуть до нашего расположения. Он бомбил колонну немецких танков, и с одного из них пушечным выстрелом был подбит его самолет. Он успел только сбросить на этого «тигра» все, что у него было такого, что могло взрываться, и, по инерции пролетев над колонной несколько десятков метров, сел на дороге впереди нее. Ему грозила гибель. Уже отделившись от колонны танков, пылил к месту вынужденной посадки немецкий броневичок. Но в него вонзились, нивесть откуда взявшись, наши истребители, а на выручку Емельяненко спешил летчик из его эскадрильи Михаил Талыков. Дальнейшее было делом нескольких секунд: Талыков сел рядом с подбитым «Илом», Емельяненко забрался в задний люк его машины, Талыков взлетел и... сделал еще три захода на немецкие танки, из люков которых повысовывали было головы не в меру любопытные и преждевременно возликовавшие фрицы...

И вот прошел еще год, и я увидел Василия Борисовича шагающим в группе летчиков — Героев Советского Союза по полю опытного аэродрома. Да, он все тот же — чубатый, русый, широко улыбающийся, шумный и просторный, как родная его Волга, хотя прошла над ним еще одна «штурмовая вечность». Он рассказал мне с прежней влюбленностью в «Ильюшина», в свою профессию летчика-штурмовика о том, как он рвал и «рубил» всевозможные оборонительные линии, которым немцы любят давать напыщенные имена, как будто это может сделать их менее уязвимыми от ударов наших взаимодействующих наземных и воздушных сил. Он был все тот же — жизнерадостный, общительный, сердечный, располагающий к себе с первых же слов и первого взгляда, поэт штурмового дела Василий Емельяненко, и Золотая Звезда, утвердившая за ним звание Героя, не изменила ничего в нем из этих его притягательных свойств. Однако мне в эту новую встречу с ним раскрылись и какие-то новые качества, которых я не видел в нем раньше.

Все время беседы с ним у меня было такое чувство, что между прошлогодней и этой встречами с Емельяненко прошел не год, а гораздо больше. И это чувство не питалось какими-либо внешними переменами в нем, 32-летнем мужчине, полном здоровья и самого жгучего интереса ко всем явлениям жизни. Но в его речи, в жесте, точно соответствующем и как бы подчеркивающем и дополняющем его слова, во взгляде, то обращенном внутрь себя, словно взвешивающем высказываемую этими словами мысль, то пытливо устремленном на собеседника, сквозило это новое — то, что принято называть внутренним ростом, возмужалостью и что характеризует человека собранного, целеустремленного, волевого, мыслящего. Ему пришлось много поработать в этот год, и работа эта была очень сложной. Он был ведущим штурманом полка и в операции водил за собой уже не звено и не эскадрилью, а по нескольку десятков «Ильюшиных» за раз.

В соединении генерала Гетмана лётчик Василий Емельяненко, два года назад сам бывший учеником штурмового искусства, пользовался славой опытного педагога. Он стал военным публицистом. Емельяненко выступил в армейской печати со статьей «Незаконная гордость», в которой давал резкую отповедь «удальцам», не умеющим сберегать свои машины, во-время искусным маневром уйти от зенитного огня.

— Ну, а музыку вы так и оставили вовсе? — спросил я.

— А вы знаете, как музыкален мотор самолета? — ответил он мне вопросом на вопрос. — Какая в нем мощь звука! В органе только можно найти подобное звучание. Когда я в полете, я слышу в пении своего мотора все мелодии, которые может родить фантазия композитора и которые отвечают его настроению. Над вражеским об’ектом лейтмотив этой музыки — ненависть к врагу, нарушившему гармонию нашей жизни, а когда цель поражена, в тебе поет торжественный гимн победы... //П.Белявский. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


************************************************************************************************************
Орловцы — фронту


ОРЕЛ, 12 сентября. (По телеф. от соб. корр.). Трудящиеся Орла на свои собственные средства построили эскадрилью истребителей. На-днях орловцы вручали самолёты лётчикам Н-ской авиачасти. На аэродроме состоялся многолюдный митинг. С приветственной речью выступил секретарь обкома ВКП(б) т. Марков.

— Сегодня, — сказал т. Марков, — в знак благодарности родной Красной Армии за освобождение от ненавистного фашистского ига трудящиеся Орла передают славным сталинским соколам эскадрилью самолётов-истребителей.

Командир эскадрильи старший лейтенант Бредихин сердечно благодарит орловцев за боевой подарок.

— Клянусь, — говорит он, — что мы будем беспощадно мстить гитлеровским палачам за все чудовищные злодеяния, совершенные ими на орловской земле.

Митинг окончен. Раздается команда: «По самолётам!» Лётчики быстро занимают места в машинах. Взвилась белая ракета. Воздух оглашается рокотом моторов. Еще 12 самолётов с надписью на фюзеляжах «Трудящиеся Орла — фронту» вступили в грозный строй боевых машин.

☆ ☆ ☆

13.09.44: И.Эренбург: «Путь к Германии» ("Красная звезда", СССР)

12.09.44: А.Покрышкин: Крылья истребителя* ("Красная звезда", СССР)

10.09.44: А.Покрышкин: Крылья истребителя ("Красная звезда", СССР)

09.09.44: Ю.Яновский: Мы слышим вас! ("Известия", СССР)

08.09.44: А.Булгаков, B.Полторацкий: За колючей проволокой ("Известия", СССР)

06.09.44: И.Эренбург: Сестра Словакия ("Красная звезда", СССР)

05.09.44: И.Эренбург: Бельгия ("Красная звезда", СССР)

04.09.44: Новые блестящие победы советского оружия ("Правда", СССР)
04.09.44: Л.Огнев, В.Вавилов: Бухарестские встречи || «Правда» №213, 4 сентября 1944 года

02.09.44: Л.Славин: Из самого ада ("Известия", СССР)
02.09.44: Е.Кригер: В Бухаресте || «Известия» №209, 2 сентября 1944 года

01.09.44: К.Тараданкин: Утро 31 августа в Бухаресте ("Известия", СССР)


Август 1944 года:

31.08.44: В.Земляной: На пикировщике ("Красная звезда", СССР)

29.08.44: И.Эренбург: Париж ("Красная звезда", СССР)

27.08.44: Победа на Дунае ("Красная звезда", СССР)
27.08.44: Г.Миленин: Воздушное оружие ("Красная звезда", СССР)

25.08.44: В.Кожевников: Возмездие || «Правда» №204, 25 августа 1944 года

24.08.44: В.Полторацкий: В Карпатах ("Известия", СССР)
24.08.44: Слава передового артиллерийского завода ("Известия", СССР)

23.08.44: А.Софронов: Из фашистской неволи ("Известия", СССР)

21.08.44: Мужество и героизм советских воинов || «Правда» №201, 21 августа 1944 года
21.08.44: Г.Рыклин: Зеленый фрак || «Правда» №201, 21 августа 1944 года

20.08.44: К новым победам Сталинской авиации! ("Красная звезда", СССР)

19.08.44: И.Эренбург: Горе им! ("Красная звезда", СССР)

18.08.44: К ответу финских извергов! || «Правда» №198, 18 августа 1944 года
18.08.44: О злодеяниях финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР ("Правда", СССР)*

17.08.44: Старейший авиационный полк Красной Армии ("Красная звезда", СССР)

15.08.44: И.Эренбург: Судьба фирмы Пальм || «Красная звезда» №193, 15 августа 1944 года*
15.08.44: Обращение генерал-фельдмаршала Паулюса к немецкому народу ("Красная звезда", СССР)

14.08.44: Б.Полевой: Святая ненависть ("Правда", СССР)
14.08.44: Моральная сила советских людей || «Правда» №195, 14 августа 1944 года

12.08.44: О чем говорит Люблинский лагерь уничтожения ("Красная звезда", СССР)
12.08.44: К.Симонов: Лагерь уничтожения-3 || «Красная звезда» №191, 12 августа 1944 года
12.08.44: Б.Горбатов: Лагерь на Майданеке* || «Правда» №193, 12 августа 1944 года

11.08.44: К.Симонов: Лагерь уничтожения-2 ("Красная звезда", СССР)
11.08.44: Б.Горбатов: Лагерь на Майданеке || «Правда» №192, 11 августа 1944 года

10.08.44: К.Симонов: Лагерь уничтожения ("Красная звезда", СССР)

09.08.44: Доблестные партизаны Советской Украины ("Известия", СССР)

07.08.44: И.Эренбург: Накануне || «Правда» №189, 7 августа 1944 года

06.08.44: Т.Тэсс: После битвы ("Известия", СССР)

04.08.44: О.Берггольц: Душа дома ("Известия", СССР)

03.08.44: Истребление советских военнопленных в «Гросс-лазарете» Славута Каменец-Подольской области** ("Красная звезда", СССР)

02.08.44: Л.Кудреватых, 3.Островский: Каунас освобожден ("Известия", СССР)

01.08.44: И.Эренбург: Туда! ("Красная звезда", СССР)
01.08.44: Е.Кригер: Свет Победы ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №218 (8520), 13 сентября 1944 года
Tags: 1944, газета «Известия», осень 1944, сентябрь 1944, советская авиация
Subscribe

Posts from This Journal “советская авиация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments