Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Ведьма в рубашке

«Красная звезда», 26 декабря 1941 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №304, 26 декабря 1941 года

«Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии!» (И.Сталин).



# Все статьи за 26 декабря 1941 года.



«Красная звезда», 26 декабря 1941 года

Новый главнокомандующий германской армией тирольский шпик Гитлер издал приказ: «Сбор теплых вещей необходим для успешного ведения боевых действий, поэтому всякий, кто не участвует в этой кампании, подлежит смертной казни».

Бандиты начали раздевать своих. Прежде они снимали тулупы с наших колхозников. Они разували французов и норвежцев. Теперь им этого мало. Они принялись за земляков. Берлинцы, давайте теплые подштанники — не то к стенке! Немки, снимайте с себя вязанки — не то вам снимут головы!

Веселый новый год готовит Германии тирольский шпик — веселый, сытый и теплый. Дрожью задрожит раздетая разбойником разбойная страна. Придется снять с себя краденое добро — французские куцавейки и русские шубы. В летних костюмишках из деревянной трухи будут прогуливаться берлинцы.

Есть старая сказка о бедной девочке, которая продавала спички. Замерзая, она еще пыталась согреться крохотным огнем спичек. Ей снились чудесные сны. Утром ее нашли замерзшей.

Германию когда-то изображали дебелой, грудастой Валькирией. Миновали те времена. На гитлеровских харчах Валькирия сбавила в весе. Теперь это сухая, костлявая женщина с цепкими руками и мутным взглядом. Еще недавно она куталась в русские меха. Теперь Гитлер пристал к ней с ножом: снимай шубу! Теперь Германия осталась в одном исподнем — не девочка со спичками из сказки Андерсена, нет, старая ведьма.

Она еще пробует согреться. Она жжет не спички — она жжет наши города, согласно раз'яснению немецкой печати, «немцы тщательно уничтожают оставляемые ими города». Пожарищем Калинина, пепелищем Клина хочет отогреться закоченевшая Германия. Может быть, ей еще снятся чудесные сны? Может быть, она еще видит себя владычицей Европы? Может быть ей кажется, что она в Москве — лежит в натопленных хоромах и помыкает миром. Это — сны перед смертью.

Буянит, обезумев, тирольский шпик. В зимние ночи его молодчики рыщут по квартирам, взламывают сундуки, обшаривают каморки. «Фуфайку или голову!» — вопит Гитлер. Но ничто уже не согреет немецких солдат. Вокруг них снега смерти. В их сердце страшный холод поражения. Они бредут, замерзая, на Запад. Они видят перед собой замерзшую старуху в белом саване — Германию.

Вы хотели выморозить мир? Замерзайте! Германия, ты хотела убить Европу? Подыхай собачьей смертью — в рваной рубашке под своим немецким забором! // Илья Эренбург.
____________________________________________
Немецкие захватчики мерзнут… ("Правда", СССР)
У Геббельса насморк от... русской зимы ("Правда", СССР)
Д.Заславский: Осенние цветочки и зимние ягодки ("Правда", СССР)
Захватчиков ждет знаменитая русская зима ("The New York Times", США)


************************************************************************************************************
Храбрость и умение рождают победу. Боец, бей фашистов русской отвагой, сметкой, всей мощью своей техники!

☆ ☆ ☆

ДОКУМЕНТЫ О НАСТРОЕНИЯХ НЕМЕЦКИХ СОЛДАТ

1. Из письма стрелка Гюнтера Кроммгольда к Инге Нейхаус от 1 декабря 1941 года.

«Это просто чудо, что наш блиндаж еще уцелел. Вокруг нас все, все разрушено и уничтожено. Уже три часа длится ураганный артиллерийский огонь. Снаряды падают около нашего блиндажа, в котором находятся пять человек. Так вот приходится в течение этих трех часов сидеть в углу и ждать смерти. Уже от одного этого можно сойти с ума. Начинаешь уже желать, хотя бы скорее пришел конец. На холод, вшей и блох уже перестаешь обращать внимание. Ни от кого не услышишь ободряющего слова, все уставились куда-то пустым взором и ждут и на что-то надеются. Иногда орут друг на друга, потому что нервы напряжены до последней степени... Не сердись на меня, я кончаю письмо, я больше не в состоянии этого переносить. Я состарился, по крайней мере, на двадцать лет...»

2. Из письма Герарду Хейдт от санитара Бернгарда Эббен, убитого под Некрасово 5 декабря.

«Уже около десяти дней мы находимся в Вердене и переживаем Верден. Нападающие — русские, осажденные — это мы. Это ужасно. Каждый кусочек этого местечка изрыт снарядами. Осталось всего пять домов — разбитых, разрушенных, обвалившихся. Все остальные сгорели.

Вчера, после четырех, русские стреляли из противотанковой пушки прямой наводкой и попадали. Окопы не могут нас защитить. Мы сидели исключительно в блиндажах, в землянках, дырах. Песок осыпается с потолка и стен, бревна дрожат и стонут при каждом ударе снаряда. В наш блиндаж пока еще не было прямого попадания. Выдержит ли он? Русские хотят с треском выбросить нас отсюда. Ураганный огонь. Атака. Ураганный огонь. Атака. Со всех сторон, куда попадешь, снаряд.


«Красная звезда», 26 декабря 1941 года

Каждый шаг за пределами блиндажа опасен. Из какой-нибудь дыры обязательно стреляют русские...»

3. Из письма ефрейтора Мейнеке к матери от 5 декабря 1941 года.

«Здесь господствует лютый холод. Такую погоду, как здесь, я никогда не переживал на родине. Но все еще нет признаков того, чтобы нас собирались сменить, хотя мы были в России с самого начала и по количеству потерь стоим на четвертом месте.

Нам приходится иметь много дела с русскими летчиками: не спрашивайте, как это трудно. Каждый ищет себе хорошее укрытие, потому что с их пушками шутить нельзя…»

4. Из письма унтер-офицера Генриха Нибекера родителям от 5 декабря 1941 года.

«Я посылаю вам мое свидетельство о получении боевого пехотного знака. Железный крест второй степени я получил в воскресенье. Но пусть это будет между нами, никому об этом не нужно знать. У меня есть только одно желание: унести отсюда свои кости целыми.

Пусть Альберт не лезет в добровольцы, если он все-таки запишется, его следовало бы так поколотить, чтобы он после этого целый год пролежал в больнице, так как там, наверное, все же лучше, чем здесь...»

5. Из письма стрелка Лопиана к Христине Лопиан от 8 декабря 1941 года.

«За последние восемь дней мы пережили тяжелые бои. Русские нас почти окружили и ежедневно атакуют нас не меньше двух раз. У нас большие потери. Может быть на нашу долю еще выпадет такое счастье, что к Рождеству нас отправят на родину. Ведь мы так обессилели, потери так велики, что нас должны сменить и дать отпуск...

Если бы только выбраться из этого дьявольского кольца живым! Продукты подвозят нам через лес на вьючных лошадях. Русские нас окружили со всех сторон и сидят сейчас в 200 метрах от нас...»

6. Из письма санитара Бернгарда Эббен к Ангеле Хордт от 7 декабря 1941 года.

«Что бы я ни написал, это будет только половина правды. Действительность невозможно описать, ее надо пережить. А тебе не следует ее переживать. Война — не твое дело.

Я жду смены и более спокойных дней. Они ведь должны в конце концов наступить. Наша часть утратила боеспособность. Нервы больше не выдерживают. Мы можем только еще обороняться. Говорят, что должны притти подкрепления, смена. Вот, если бы это была правда. Некоторые еще надеются быть к празднику дома, но я в это не верю...»

7. Из письма ефрейтора Мейнеке семье Теодора Мель от 3 декабря 1941 года.

«Сейчас мы находимся в блиндаже. Это не особенно приятно, потому что здесь суровый мороз сменяется снежными бурями и ветром. Скоро Рождество, а мы вce еще сидим в проклятой России. Вы вовсе не представляете себе, как мы уже прокляли эту страну. Здесь ничего нельзя получить, кроме маленьких животных. У нас нет ни одного, кто бы не нашел и не изловил нескольких, мы называем их броневиками. Надеюсь, что война скоро закончится или нас сменят, потому что мы уже ни к чему не пригодны и ничего уже не можем делать. У нас слишком много потерь...»

8. Из письма солдата Герда Вертера солдату Фрицу Вертеру.

«Сегодня добровольцы в Африку были на комиссии у казарменного врача. Но я не идиот и не пойду добровольно на такое дело ни в Россию, ни в Африку. Нет, в этом я не сомневаюсь, самоубийства я не совершу. Если я получу какой-либо приказ, или меня переведут, или командируют, я пойду. Но сам я не пойду ни за что, здоровье себе дороже. Надеюсь, что мне повезет и я останусь здесь на месте или по крайней мере в Рурской области. Значит, мой милый брат, я никуда не пойду добровольно и надеюсь, что ты сделаешь то же самое. Не будь дураком...»
______________________________________
Нутро трусливых негодяев ("Правда", СССР)
Признания пленных немцев ("Правда", СССР)
Их ноябрьские письма ("Правда", СССР)


************************************************************************************************************
Панический приказ командира 23-й германской пехотной дивизии


ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 25 декабря (По телефону от наш. спец. корр.). Нашими войсками захвачен приказ командира 23-й германской пехотной дивизии генерал-полковника Гельмесгерберта от 19 декабря 1941 года.

В приказе говорится: «Общее состояние ведения войны повелительно диктует, чтобы происходящее сейчас отступление было остановлено.

Дивизия прочесывает в настоящее время все свои тылы и возвращает полки отставших солдат. В дальнейшем требуются энергичные действия всего личного состава, чтобы каждый берег свое и собирал брошенное оружие.

В каждом солдате должны вновь проснуться и укрепиться воля к обороне и вера в нашу собственную силу и превосходство. Дело идет о жизни и смерти.

Я ожидаю, что дивизия, несмотря на сильную усталость войск и командиров, перенесет нынешние критические дни.

После углубленной проработки, приказ подлежит уничтожению».

На захваченном приказе собственноручная подпись генерала Гельмесгерберта.

Плохи, видать, дела у немецких генералов, если им приходится «прочесывать» все свои тылы и «возвращать полки отставших», т.е. бегущих солдат!

☆ ☆ ☆

Фашистские звери растерзали 17 раненых красноармейцев

ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. 25 декабря. (По телеграфу от наш. спец. корр.). Отступая, немецко-фашистские войска зверски расправляются с мирным населением и пленными красноармейцами.

В деревне Нижняя Любоша 17 раненых красноармейцев, будучи не в состоянии обороняться, попали в плен. Немецкие изверги всячески издевались над ними, подвергали неслыханным пыткам, требуя сведений о расположении наших войск. Однако фашистам не удалось заставить говорить пленных. Преданные патриоты родины не выдали военных секретов.

Озлобленные стойкостью наших бойцов, фашистские людоеды закололи всех 17 раненых красноармейцев.

☆ ☆ ☆

Части тов. Федюнинского теснят врага

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ, 25 декабря. (По телеграфу от наш. спец. корр.). Части тов.Федюнинского продолжают продвигаться вперед, тесня врага. После ожесточенного боя подразделение Блиндикова при поддержке нескольких танков и артиллерии заняло важный населенный пункт, явившийся ключом к укрепленному району противника. Благодаря этому соседние части смогли освободить еще четыре населенных пункта.

Отважно действовали в этом бою танковые экипажи Симонова и Галушко. Гусеницами своих грозных машин они беспощадно давили блиндажи и огневые точки врага, расстреливали из пулеметов выбегающих из блиндажей фашистов. За танком тов.Симонова наступали бойцы сержанта Харина. Действуя гранатами, огнем и штыком, небольшая группа Харина уничтожила до ста немцев и не потеряла ни одного своего бойца.

Враг оставил на поле боя до 300 убитых солдат и офицеров, 3 танка, 1 бронемашину, 20 автомашин, велосипеды, мотоциклы. Нашими бойцами захвачено также 14 исправных орудий, 18 пулеметов, 12 минометов, 2 радиостанции, 35 автоматов и до 200 винтовок. Взяты в плен 22 солдата и 1 офицер. В землянках собрано много одеял, подушек и матрацев, награбленных фашистами у местного населения.

☆ ☆ ☆

ПУТЬ ОТСТУПЛЕНИЯ ВРАГА УСЕЯН ТРУПАМИ И РАЗБИТЫМИ МАШИНАМИ

КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ, 25 декабря.(По телеграфу от наш. спец. корр.). Части Калининского фронта продолжают успешно преследовать потрепанные в городе Калинине дивизии неприятеля. Путь вражеского отступления усеян трупами, разбитыми машинами, орудиями. Ежедневно наши войска берут богатые трофеи. Вчера на одном только участке захвачено 2 танка, 26 автомашин, 8 пулеметов, 4 миномета, 2 пушки, 60 повозок с боеприпасами.


*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Часть тов. Хасина, действующая на одном из участков Юго-Западного фронта, за один день боев с противником уничтожила минометную батарею, 10 противотанковых орудий, сбила 2 самолета и истребила 500 солдат и офицеров противника.

* * *

Взятые за последнее время в плен немецкие солдаты сообщают о больших потерях германских войск и о дальнейшем падении боевого духа немецких солдат. Военнопленный ефрейтор 5-й роты 2 батальона 44 полка 11 пехотной дивизии Пауль Христианзен заявил: «Второй батальон за полтора месяца потерял до 300 человек. В 5 роте с каждым днем увеличивается число солдат, выбывающих из строя в связи с простудными заболеваниями и обмораживанием конечностей». Ефрейтор 3 кавалерийского взвода 2 эскадрона разведотряда 21 пехотной дивизии Ничманн Гейнц сообщил: «2-й эскадрон потерял за последнее время 110 человек убитыми и ранеными. Кроме того, имеется 25 человек простуженных и обмороженных. Мы не дождемся конца войны. Многие из нас уже давно перестали верить в победу над Россией». Военнопленный ефрейтор 7 роты 110 полка 112 пехотной дивизии Курт Манцман сказал: «Солдаты плохо переносят холода. В нашей роте зарегистрировано 12 случаев обмораживания». Солдат 11 роты 463 полка 263 пехотной дивизии Освальд Биннар заявил: «В 11 роте осталось всего 20 солдат, а в 10 роте — 40. Все солдаты одеты очень легко и жалуются на холод. Много простуженных и больных».

* * *

Часть тов. Короткова, действующая на одном из участков Западного фронта, разгромила штаб 206 немецкого пехотного полка и захватила большие склады боеприпасов, 270 автомашин, 15 орудий, 22 мотоцикла, 50 велосипедов. На другом участке фронта наши бойцы в результате ожесточенного боя с противником захватили 12 вражеских автомашин, 2 орудия, 8 минометов и 2 знамени 487 немецкого пехотного полка.

* * *

Вражеские автоматчики и пулеметчики, засевшие в помещении церкви в селении Ю., ураганным огнем мешали нашему подразделению продвигаться вперед. Политрук тов. Рагулин с группой бойцов подобрался к церкви, гранатами и пулеметным огнем уничтожил всех 52 находившихся в ней немцев.

* * *

Чувство тревоги и уныния все чаще и чаще сквозит в письмах, которые получают из тыла немецкие солдаты. Мать солдата Георга Ансельда пишет: «Здесь все говорят, что дела наши на Востоке неладные. Такая война — это нечто ужасное. Ты спрашиваешь, что здесь говорят о войне. Могу тебе сказать, что это самая несчастная война...» Иоганнес Шнейдер спрашивает своего приятеля ефрейтора Гюнтера: «Правда ли то, что говорят здесь и что подтверждают раненые солдаты, якобы у нас катастрофические потери, что целые полки и дивизии полностью истреблены и уничтожены?». Жена солдата Ганса Книпера пишет мужу: «Я часто слушаю фронтовые сообщения рот пропаганды. Так получается все гладко и прилизано — слушать тошно...»

* * *

В ряде областей колхозники решили откармливать в своих личных хозяйствах скот и птицу для сдачи мяса сверх плана на нужды Красной Армии. Колхозник А. Костин из сельхозартели имени Кирова Красночикойского района, Читинской области, поставил на откорм бычка. Примеру Костина последовали колхозники С. Болдырев, И. Михайлов, Б. Лоскутников и другие. В колхозе «Красный пахарь» поставлено на откорм 3 быка и 10 баранов, в артели имени Молотова — 3 быка, в артели «Герой труда» Хабаровского края колхозники откормили и сдали Красной Армии 10 телят и 150 кур. В селе Паруновка откормлено и сдано для советских бойцов 16 баранов, 2 теленка и сотни кур. 50-летняя колхозница артели имени Ленина Закаменского аймака Бурят-Монгольской АССР Гарма Цинсеева сдала для Красной Армии одну свинью и одну корову. Члены одной из сельскохозяйственных артелей Баргузинского аймака поставили в своих личных хозяйствах на откорм для сдачи в фонд обороны около 300 овец. Кроме того, из общественного стада поставлено на откорм 50 голов крупного рогатого скота, 120 овец и 20 свиней. Колхозники 17 артелей этого аймака в своих хозяйствах поставили на откорм 172 свиньи, 740 овец, 35 голов крупного рогатого скота. // Совинформбюро.

________________________________________________
Трусливая болтовня банкрота Гитлера ("Правда", СССР)
Человек года-1938: Адольф Гитлер ("Time", США)
Б.Лавренев: Человек-зверь ("Правда", СССР)
Изверг Гитлер — лютый враг русского народа ("Правда", СССР)
А.Толстой: Кто такой Гитлер и чего он добивается ("Известия", СССР)
Гитлер не мог не объявить войну главному врагу ("The New York Times", США)
Гитлер: У нас не будет места для инородцев, нам не нужны паразиты ("The Guardian", Великобритания)

Газета «Красная Звезда» №304 (5059), 26 декабря 1941 года
Tags: 1941, Вторая мировая война, Илья Эренбург, газета «Красная звезда», декабрь 1941, зима 1941, письма немецких солдат, русская зима, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “советские военнопленные” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment