Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Кинофальшивки Геббельса

А.Левитан || «Литература и искусство» №5, 3 февраля 1942 года

НЕНАВИСТЬ ОРГАНИЗУЕТ МАССЫ НА НЕОСПОРИМО СПРАВЕДЛИВУЮ МЕСТЬ ВРАГУ. ВРАГ ОСУЖДЕН И ПОГИБНЕТ, ТЕМ СКОРЕЙ, ЧЕМ БОЛЕЕ БЕЗУМНА И ПОДЛА БУДЕТ ЕГО НЕИСТОВАЯ ЖАЖДА. М.Горький.



# Все статьи за 3 февраля 1942 года.



Немецкий кинооператор снимает советских военнопленных

Гитлеровская военная кинохроника по заданиям пресловутого министерства пропаганды Геббельса пытается убедить немецкий народ в том, что война с Советским Союзом протекает успешно и что в лице немцев «культура сражается с «русским варварством». С этой целью немецкие кинооператоры и фотографы прибегают к самым бессовестным методам фальсификации и подделки, занимаясь изготовлением фальшивок в широких масштабах и выдавая собственные зверства за «террор Красной Армии».

Если у немцев нет побед на фронте, то немецкие кинооператоры фабрикуют их у себя в тылу. Советские бойцы, вырвавшиеся из фашистского плена, видели, как это делается: группу немецких солдат переодевают в советское обмундирование, и затем перед киноаппаратом разыгрывается «бой».

«Немцы, вперед, в атаку! — кричит кинооператор. — Теперь, русские, сдавайтесь, бросайте оружие, поднимайте руки! Еще раз крупным планом группу русских, сдавшихся в плен»...

Так изготовляется фронтовая хроника.

Население временно оккупированных советских районов гитлеровцы силой оружия заставляют участвовать в самых нелепых инсценировках.

Жители колхоза «Скеля» Ворошиловградской области рассказали нам следующее: «Собрали нас человек пятьдесят женщин, стариков, подростков и приказали всем итти к саду. Там на нас направили пулемет, и немец сказал, что сейчас будет с’емка и что мы должны делать все, что нам прикажут, иначе всех нас расстреляют. Потом немцы с аппаратами расставили нас, как им надо было, и началась с’емка. Подошли немецкие офицеры. Нас заставили пожимать им руки и улыбаться. А потом самого старого нашего колхозника заставили подойти к немецкому офицеру и обнять его».

Мы видели такие фото в немецких иллюстрированных журналах. Это наглые и грубые фальшивки. Дети, низко опустив головы, держат в одеревяневших от долгого позирования ручонках букетики цветов. А мимо с тупой и самодовольной улыбкой маршируют немецкие офицеры.

О возмутительных инсценировках немецких кинооператоров нам рассказали жители освобожденного Ростова.

В одном из магазинов немцы обнаружили муку. Они вытащили мешки на улицу и организовали «даровую раздачу продуктов населению». Вокруг сновали кинооператоры и усердно снимали. Когда с’емка была окончена, муку под угрозой оружия приказали сдать обратно.

Недавно мы узнали факт, который по своему беспримерному цинизму и бесчеловечности превосходит все, что можно себе представить. Вот, что видел собственными глазами и рассказал политрук Н-ского подразделения т. Анашкин.

«Мост, находящийся в расположении противника, был взорван. Вместе с командой подрывников мы направились в сторону своей части. Неожиданно нам преградили дорогу вражеские танки. Двигаться дальше было бессмысленно. Мы решили надежно замаскироваться и переночевать в балке. Утром нашему взору представилось странное зрелище: дорога на юг от села Александровки была густо заполнена пешеходами. За отдельными группами двигались подводы, нагруженные доверху домашним скарбом. Вначале мы подумали, что фашисты выгнали население на работы по строительству укреплений, но присутствие большого количества детей заставило нас отказаться от этого предположения. Шествие продолжалось около часа. Затем раздались орудийные залпы. Это стреляла фашистская батарея. Снаряды рвались по обочинам дороги, люди в панике разбегались в разные стороны, пытаясь укрыться от осколков. Сквозь оглушительные взрывы и вой снарядов доносились вопли женщин, крики мужчин, плач детей и стоны раненых. Минут десять длился этот кошмар. Батареи смолкли, и через некоторое время на поле, густо усеянном трупами, появилось около двух десятков автомобилей. Среди них были санитарные машины и машины с киноаппаратурой. Немецкие кинооператоры забегали по полю, выбирая наиболее удобные точки для с’емки. К тяжело раненному под'ехала санитарная машина и кинооператоры. Две санитарки быстро забинтовали ему голову и наложили жгут на руку. Но вот об’ектив киноаппарата отвернулся от раненого, и медицинская сестра толчком столкнула его голову с колен».



Такова мерзкая кухня изготовления немцами «документов», предназначенных убедить человечество в том, что «германская армия несет прогресс и культуру». Но тщетны их попытки. Вместе с победоносной Красной Армией идут советские кинооператоры. Они фиксируют следы невиданных зверств и издевательств гитлеровских варваров над советскими людьми, следы надругательства над памятниками мировой культуры. // Кинооператор А.Левитан. Южный фронт.


******************************************************************************************************************
Правдивое свидетельство


Снег блестит. Тихо, не колеблясь, стоят в чудном зимнем уборе леса. Мы едем на фронт.

Проезжаем рубеж мирного нашего Подмосковья. Начинается фронт. По сторонам дороги — мрачные, черные скелеты печных труб, обгорелые деревья, развороченные снарядами остатки домов.

В сугробах — пушки, мотоциклеты, танки… Их тысячи, этих черных, мрачных, грязных машин врага. Можно не спрашивать дорогу к линии фронта. Смертельно раненное чудовище оставило следы на всем пути своего бегства. Эти вехи отступления — танки, пушки, радиостанции, зенитки.

На фронт идут наши подкрепления. Движутся лязгающие гусеницами тягачи с прицепленными к ним могучими, тяжелыми орудиями, за ними шагают артиллеристы в плащ-палатках, накинутых от лютого мороза поверх теплых ватников и шинелей, все в инее — от бровей до валенок.

Об’езжаем по вновь проложенной дороге искалеченный фашистами мост. Он уже почти восстановлен. Укладывают последние бревна. Мороз крепкими сосульками повис на бороде, усах и бровях работающих колхозников, на мохнатых, заиндевевших лошадях, везущих бревна, на откинутых воротниках полушубков. Горячее дыхание клубами вьется над людьми. Они торопятся… Они строят мост — дорогу к фронту.

И снова чарующие пейзажи зимы, покрытые белым инеем деревья, тонким кружевом зимы опутанные кусты. Но вот холмы, грядой лежащие на сверкающей целине снега, далеко уходят в стороны, и на них открывается бесчисленное количество черных, закопченных труб и печей.

— Это Истра, — говорит командир.

Сразу трудно поверить в это — так мрачна и неожиданна картина мертвого города. Там, где когда-то был центр города, — сейчас остатки обрушившихся, взорванных стен. Снег покрыл толстым слоем подоконники, шапкой лежит он на грудах обломков внизу. Цепочкой тянутся кудреватые от белого инея деревья: здесь была улица. Домов нет. Одиноко стоят чудом уцелевшие ворота, на них флаги из фанеры. Как кровь, блестит на фоне снега киноварь флагов, единственный свидетель кипучей жизни, которой жил город до нашествия фашистских полчищ.

Мы спешим к знаменитому собору монастыря, к новому Иерусалиму, творению Растрелли, прекрасному памятнику русского зодчества. На месте собора — остатки стен, и только груды камней остаются свидетелями тягчайшего преступления фашистов.

Мы едем дальше. К вечеру мороз крепчает. Огромная, полная луна ярко освещает невысокие холмы и бесконечное снежное поле с редкими рощицами заиндевевших деревьев. Слева от дороги, как огромный крест, врезавшись в снежную целину, торчит самолет. За несколько дней до нашего приезда здесь был бой. За холмами, на горизонте, гудит беспрерывная канонада.

…В уцелевшей избе встречаем члена Реввоенсовета армии. Комиссар говорит о больших задачах, стоящих перед художниками, о необходимости шаг за шагом правдиво отображать боевые дни армии, об ответственности художников перед родиной, перед историей, перед будущими поколениями наших людей. Он намечает ряд тем, которые необходимо сейчас же осуществить. Нужно писать портреты героев — лучших сынов нашей родины. Нужно сейчас, пока не поздно, писать поля сражений. Они меняются очень быстро. Восстанавливается разрушенное, увозятся в тыл трофеи. Потерять время — значит потерять навсегда вид сегодняшнего фронтового Подмосковья. И еще одно задание дает нам комиссар иллюстрировать дневники армейских частей — книги героизма и отваги. Это — священная обязанность художников. // П.Мальков.


******************************************************************************************************************
Письмо красноармейцу


Наши мечты и думы вечно, боец, с тобой!
Бьются сердца надеждой, если уходишь в бой.
Мы за тебя спокойны, ты положись на нас!
Знаем, своей рукою бьешь ты врагов сейчас.
Азербайджан не может сына забыть, поверь!
Первые наши фрукты шлет он тебе теперь.
Девушка — слава наша, ею горда страна,
Шлет свой платок узорный тонкого полотна.
Этот платок, любовью сотканный, мил стократ,
Сотканный уваженьем сестриным, милый брат!

«Я обошла весною Кубинские сады,
Ветви рукой сгибала и выбирала плоды.
Белой рукой прилежно их для тебя рвала.
Сверху прикрыла мятой, розой, что так бела!»

Наши подруги рады все для бойцов отдать:
Кольца снимает дочка, серьги снимает мать!
Бомбою обернется золото и алмаз,
Если врагов ударит, — сотню убьет зараз!
Фронту дарим подарки, память нам дорога,
Меткие ваши пули изрешетили врага!
Знаем, что наше счастье в верных руках, боец!
Рядом с тобою бьются тысячи наших сердец —
Солнце встает, садовник входит в цветущий сад,
С солнцем и огородник грядок обходит ряд.
Сад отягчен плодами, дынями светит баштан.
Двух молодых баранов выделил в стаде чабан.

«Я посылаю, братец, лишь одного из них.
Вырой врагам могилу, не оставляй в живых!
Я заколю другого в день победы твоей,
В день, как пред Сталиным станут трое богатырей.
Маршалы наши скажут: — Кончен кровавый бой,
Больше враги не будут мир омрачать собой.
Имя твое к победе знаменем нас вело.
Ты — наши песни, слава, мужество и тепло!

Мамед РАГИМ. Перевод С.Мар.

______________________________________________
Вл.Лидин: Листовка* ("Известия", СССР)*
И.Эренбург: Василиск ("Красная звезда", СССР)
А.Сурков: Волк прикидывается овечкой* ("Известия", СССР)**
Д.Лестев: Печатная пропаганда на фронте* ("Красная звезда", СССР)

«Литература и искусство» №5, 3 февраля 1942 года
Tags: 1942, «Литература и искусство», зима 1942, февраль 1942
Subscribe

Posts from This Journal “зима 1942” Tag

  • А.Новиков-Прибой. Моряки в боях

    А.Новиков-Прибой || «Вечерняя Москва» №25, 31 января 1942 года Великая идея защиты отечества спаяла весь советский народ в единый лагерь,…

  • 29 декабря 1942 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 192-196. # Все статьи за 29…

  • Илья Эренбург. Фронтовой дневник

    И.Эренбург || « Литература и искусство» №52, 26 декабря 1942 года Верные сыны и дочери украинского народа доблестно сражаются в рядах Красной…

  • Константин Симонов. Жди меня

    К.Симонов || « Правда» №14, 14 января 1942 года Наши войска продолжают теснить немецких оккупантов. Красная Армия освободила ряд новых…

  • К.Симонов. Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины

    К.Симонов || « Красная звезда» №27, 3 февраля 1942 года В каждом бою нащупывать слабые места противника и во всю силу бить по этим местам.…

  • Символ мужества

    В.Саянов || « Известия» №45, 23 февраля 1942 года Да здравствует 24 годовщина Красной Армии, героически защищающей честь, свободу и…

  • Воля к победе

    Н.Антонов || « Известия» №48, 27 февраля 1942 года Великая освободительная миссия выпала на долю наших бойцов и командиров. Воины Красной…

  • Путь на запад

    « Литература и искусство» №8, 21 февраля 1942 года Все наши силы на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота! Все…

  • О чем они пишут

    А.Лобачев || « Известия» №49, 28 февраля 1942 года Самоотверженным трудом будем ковать победу над немецко-фашистскими захватчиками. Рабочие и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments