Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

А.Софронов. Губная гармоника

газета «Известия», 17 апреля 1943 годаА.Софронов || «Известия» №90, 17 апреля 1943 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: От Советского Информбюро. Утреннее и вечернее сообщения от 16 апреля. (1 стр.). Предмайское социалистическое соревнование. (1 стр.). В Наркоминделе. (2 стр.). Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями работников Кузнецкого металлургического комбината имени Сталина и треста «Сталинскпромстрой». (2 стр.). ОПЫТ РАБОТЫ СОВЕТОВ: Н.Пичугин. — На приёме. М.Баскакова. — Актив одной улицы. (2 стр.). Воздушные бои в районе Краснодара. (3 стр.). М.Дунин. — Важный источник увеличения производства картофеля. (2 стр.). Л.Никулин. — Здравствуй, конница! (3 стр.). Л.Гельдерман. — Из каждой тонны металла — больше боевой продукции! (3 стр.). А.Софронов. — Губная гармоника. (4 стр.). Военные действия в Тунисе. (4 стр.). Потопление двух итальянских эсминцев. (4 стр.). Небывалый успех книги Уилки об СССР. (4 стр.). Выступление Батта. (4 стр.).



# Все статьи за 17 апреля 1943 года.



«Известия», 17 апреля 1943 года

Расстояние между немецкими и нашими блиндажами было не больше двухсот метров. Этот узкий кусок глинистой земли был покрыт порыжевшей прошлогодней травой и редкими кустами красноватой лозы. За две недели, которые прошли с того дня, когда наши части заняли эту первую, находившуюся в ложбине, линию немецких окопов, бойцы взвода украинца Мирошниченко постарались сделать всё возможное, чтобы легче было переносить невзгоды свежей весенней поры. По ходам сообщений они натаскали в окопы соломы, устроили специальные стоки для воды, притащили брёвна и доски, врыли в стенки окопа железные печки.

Но при всех стараниях бойцов создать необходимый «комхворт», как говорил старшина Потылица, в блиндажах было сыро, люди чихали и злобно смотрели на гребень, где находились немецкие дзоты и блиндажи. Оттуда, сверху, и стекала к бойцам Мирошниченко мутноватая, обжигающая холодом талая вода.

Приказ командования был прост — держать оборону в ложбинке до той поры, пока не будет иного приказа, который изменит обстановку и переведёт события в активную форму. Перестрелки на участке Мирошниченко были редкими. Немцы ночами развешивали осветительные ракеты, горевшие долго и ярко. Было странно видеть ночью прошлогоднюю траву, освещённую ложным солнечным светом.

Мирошниченко, черноглазый 30-летний спокойный человек из села Петровское Винницкой области, тщательно берёг своих людей от шальных пуль и минных осколков, не выпускал их из окопов. Он говорил:

— А ты чихай лучше, ведь в том удовольствие жизни — чихать. Чихнешь, тебе скажут: «Будь здоров, Вася». Ты живёшь… А голову высунешь — и чихать тебе нечем будет… Так что терпите, хлопцы.

И хлопцы терпели. Терпели молчаливо, без жалоб, как только могут терпеть люди, делящие поровну невзгоды солдатской жизни, видящие, что и ты, и твой сосед по окопу справа и слева, и лейтенант, командир взвода, стойко переносят лишения и неудобства.

И, может быть, ничего бы так скоро и не произошло из тех событий, которые будут описаны ниже, если бы из одного из двух главенствующих на гребне немецких дзотов вечерами, с 8 до 9 часов, не раздавались звуки губной гармоники. Видимо, играл один и тот же немец. Репертуар был мал: какой-то томительно однообразный немецкий вальс и штраусовские «Сказки венского леса».

Звуки губной гармоники лились в приазовской степи плавно и, казалось, докатывались в блиндаж взвода Мирошниченко с десятками весенних ручейков.

Всякий раз, когда высыпали крупные звезды на черно-синем небе и в степи снова раздавались мелодии вальсов, старшина Потылица восклицал:

— Ну, шо ты скажешь, опять на своей дудке играе!..

— Это, товарищ старшина, «Сказки венского леса», сочинение Штрауса, — сказал как-то Потылице двадцатилетний шахтер Иван Кузьмин.

— Ото ж, сказки… Чуялы мы ци сказки в Чернигови, — ответил Потылица раздумчиво.

— А играет хорошо, ничего не скажешь, — сказал все тот же Кузьмин.

— Дюже хорошо, хоть плачь… Ото ж и плакали в Чернигови… — опять сослался на родной свой город Потылица.

Сидевшие вокруг Потылицы и Кузьмина бойцы заинтересовались и попросили старшину рассказать, на что он намекает, говоря о Чернигове. Потылица рассказал короткую, но страшную историю.

В Чернигове, на окраине, в садах расположился на отдых немецкий пехотный полк. Многие солдаты имели губные гармоники. Гармоники были красивые: с перламутром, с цветной жестью, чёрные, светлые, лакированные. И вот однажды у ефрейтора Рихарда Гросса пропала губная гармоника. Подозрение пало на окраинных ребятишек. Все они были вызваны на допрос. Все отказались от пред’явленного им обвинения. Гармонику не нашли. Тогда немцы построили 30 ребят в одну шеренгу, заставили их рассчитаться и каждому второму приказали выйти из строя. Затем они расстреляли 15 ребят здесь же, на окраине Чернигова, в палисаднике.

Деятельное участие в расстреле принимал Рихард Гросс. В числе расстрелянных был десятилетний Жора Потылица — сын Лукьяна Потылицы.

— Вот тебе и «Сказка венского лесу», Кузьмин, — закончил рассказ Потылица и вздохнул. Бойцы молчали. Они с любопытством и участием смотрели в лицо старшине. Но лицо у него было строго и в глазах незаметно было ни влажности, ни тоски. В глазах была одна строгость.

— От с тих пор я цих дударей и переправляю к чёртовой матери на той свет и всё разыскую того Рихарда Гросса. Може, бог даст, встретимся здесь…

Минут через 15, когда уже совсем стемнело, над степью поплыла плавная мелодия вальса. Потылица в полутьме приблизил лицо к Кузьмину:

— Шо, шахтёр, мовчишь?

— Страшное вы рассказали, товарищ старшина.

— Бередит моё серце та дудка… Имею я про себя один план. Да всё ищу товарища какого смелого.

— А может, я и есть тот смелый товарищ? — спросил Кузьмин старшину.

Прошло ещё несколько дней. Всё так же по вечерам играла губная гармоника и над степью зажигались крупные южные звёзды. Однажды пошёл дождь. Это был первый весенний дождь. Не очень крупный, не очень частый, он заволок степь туманом и наполнил её запахом близкого моря. Дождь пошёл с полудня, шёл, не переставая, весь день, и темнота наступила в этот вечер раньше. В окопах стало мокро, солома набрякла, пропиталась водой.

А в 8 часов вечера степь снова наполнилась тягучей мелодией вальса. В это самое время от наших окопов отделились две фигуры. Это были Потылица и Кузьмин. Лёжа на жидкой, холодной грязи, они ползли по направлению к дзоту, откуда доносились звуки губной гармоники. Во тьме дзот был не виден, но мелодия вела их к себе, как огонёк. Им предстояло проползти 200 метров по грязи, миновать лежащее в окопчиках впереди дзота боевое охранение… Когда они подползли метров на 50 к окопу, звуки гармоники вдруг стали совсем отчётливо слышны.

— Открыли дзот, — шепнул Кузьмин Потылице.

Незамеченные, они проползли мимо немецких солдат, спрятавшихся от дождя на дно окопчика.

Теперь они уже отчётливо слышали не только губную гармонику, но и лёгкий свист, вторящий мелодии. Сомнений не было — дверь была действительно открыта. Немцы дышали запахом недалёкого моря. Около самого дзота Потылица и Кузьмин приподнялись на колени и одновременно метнули в дзот по связке гранат. Раздались взрывы, крики. Потылица и Кузьмин ворвались в дзот. Потылица остановился с автоматом на последней ступеньке, а Кузьмин захлопнул за собой дверь. В дзоте было восемь немцев. Трое из них лежали навзничь, убитые наповал; четверо, тяжело раненые, залитые кровью, пытались поднять руки, а восьмой стоял в углу возле перевернутого, но не погасшего фонаря и в одной из поднятых рук держал губную перламутровую гармонику. Он был невредим. Потылица закричал:

— Докумэнт!

Немец непонимающе покачал головой. Тогда Потылица шагнул к нему, расстегнул карман куртки, вытащил солдатское удостоверение и протянул его Кузьмину:

— Читай. Кто такой?

Кузьмин медленно прочитал:

— Фридрих Шмитгоф…

— Не тот… Той был Рихард Гросс.

Потылица взял из руки пленного перламутровую гармонику:

Музыкант, туды твою… — и переломил гармонику пополам.

В это время за дзотом усилилась ружейная стрельба, и скоро автоматные и пулемётные очереди были заглушены громким русским «ура»…

***

Нам пришлось побывать в этом дзоте дней через десять после его захвата Потылицей и Кузьминым. Весь гребень к тому времени был в руках наших войск.

Тёмной южной ночью пробрались мы в дзот. Следов пребывания немцев в дзоте уже не было заметно. Немецкий дух был выкурен крепким дымом русской махорки.

Только немецкий фонарик, горевший ярким пламенем в углублении, вырытом в стене, как бы напоминал о том, что здесь происходил короткий, но смелый бой.

Здесь же, в дзоте, нам рассказали всю историю с губной гармоникой и познакомили нас с Лукьяном Потылицей, широколицым сероглазым человеком.

Когда мы спросили его, почему он так уверен, что ефрейтор Рихард Гросс обязательно должен быть здесь, на том именно участке, где воюет Потылица, он ответил:

— А где ж ему сховаться от меня? Он, може, в другом дзоте, вон на той главной высоте и сидит сейчас…

В стереотрубу мы увидели темножёлтые склоны с чёрными пятнами. Это был каменистый кряж, целая цепь высот, которые занимали немцы.

— Вин, може, там существуе, — сказал убеждённо Потылица. — А не там, так в другом месте. И нам с ним не разминуться. Я его достану

Глаза Потылицы, серые, глубокие, были спокойны и была в них твёрдая уверенность, что он найдёт ефрейтора Гросса на главной высоте или на других, которые ещё предстоит взять ему, Лукьяну Потылице, со своими товарищами. // А.Софронов. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.


*******************************************************************************************************************
СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Лейтенант А.Абрамов (слева) ставит задачу разведчикам.


Фото В.Шаровского (ТАСС).
«Известия», 17 апреля 1943 года

________________________________________________________
А.Сурков: Окопная быль* || «Красная звезда» №137, 12 июня 1943 года
Л.Никулин: Учительница музыки** || «Известия» №121, 25 мая 1943 года
3.Хирен: У подножья горы* || «Красная звезда» №279, 27 ноября 1942 года
Е.Воробьев: Самый последний немец || «Красная звезда» №162, 11 июля 1943 года

Газета «Известия» №90 (8083), 17 апреля 1943 года
Tags: 1943, А.Софронов, апрель 1943, весна 1943, газета «Известия»
Subscribe

Posts from This Journal “апрель 1943” Tag

  • Все силы народа на разгром врага!

    Ем.Ярославский || « Красная звезда» №101, 30 апреля 1943 года Да здравствует наша славная Красная Армия, героически борющаяся за честь,…

  • Илья Сельвинский. Чувство неба

    И.Сельвинский || « Красная звезда» №101, 30 апреля 1943 года Да здравствует наша славная Красная Армия, героически борющаяся за честь, свободу…

  • Лев Славин. «Кригскорреспондент»

    Л.Славин || « Известия» №101, 30 апреля 1943 года Да здравствует свобода и независимость нашей славной Советской Родины! Да здравствует…

  • Николай Тихонов. Название дивизии

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №101, 30 апреля 1943 года Да здравствует наша славная Красная Армия, героически борющаяся за честь, свободу и…

  • Александр Довженко. Гитлеровские палачи и польское правительство

    А.Довженко || « Красная звезда» №100, 29 апреля 1943 года Воины Красной Армии! Вас ждут, как освободителей, миллионы советских людей,…

  • П.Павленко. Весна на Кавказе

    П.Павленко || « Красная звезда» №100, 29 апреля 1943 года Воины Красной Армии! Вас ждут, как освободителей, миллионы советских людей,…

  • Героическая деревня

    Я.Милецкий || « Красная звезда» №99, 28 апреля 1943 года Отомстим немецко-фашистским мерзавцам за разграбление и разрушение наших городов и…

  • Ответ СССР польским пособникам Гитлера

    « Красная звезда» №99, 28 апреля 1943 года Отомстим немецко-фашистским мерзавцам за разграбление и разрушение наших городов и сёл, за насилия над…

  • Солдатская дума

    Б.Галин || « Красная звезда» №99, 28 апреля 1943 года Отомстим немецко-фашистским мерзавцам за разграбление и разрушение наших городов и сёл,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment