Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Карл Радек. "Ио-ио"

газета Известия, мировая война, отечественная войнаК.Радек || "Известия" №326, 26 ноября 1932 года



# Все статьи за 26 ноября 1932 года.



Карл РадекНесмотря на то, что советский пролетариат усердно и успешно борется за проведение в жизнь лозунга "догнать и перегнать" капиталистический мир в технико-экономической области, мы с каждым днем больше "отдаляемся от европейской культуры". Никогда это не было более ясно, чем теперь, когда, вероятно, ни один из советских пролетариев, спрошенный на уроке политграмоты, что такое "ио-ио", не мог бы дать на этот вопрос ответа, хотя вся европейская печать полна "ио-ио". Уже даже появились истории "ио-ио".

Что же такое "ио-ио"? Это игра, которая буквально штурмом завоевывает весь капиталистический мир. Игра, кажется, несложна, а уже выкристаллизовались целые школы "ио-ио". "Ио-ио" состоит из кружка из дерева или легкого металла, через который продета веревка. Надо, держа двумя пальцами конец веревки, бросать кружок. Веревка развертывается, и тогда в соответствующий момент надо ее так дернуть, чтобы кружок полетел обратно вверх.

В "ио-ио" играют дети, в "ио-ио" играют взрослые, в "ио-ио" играют на улицах, в "ио-ио" играют в салонах, "ио-ио" не выпускают из рук в театре. Газеты полны снимков выдающихся политиков, играющих в "ио-ио". В кулуарах Лиги наций все упражняются в "ио-ио".

Наш читатель, который, по утверждению Ильфа и Петрова, требует от собаки, выступающей в цирке, чтобы она идеологически лаяла, скажет наверно, что "ио-ио" — бессмыслица. Но "ио-ио" — глубоко идеологическая бессмыслица. "Ио-ио" — символ послевоенного капитализма. Он катится вниз и его пытаются потянуть обратно вверх, но только затем, чтобы он покатился снова вниз. И как в первые годы после войны господствовал джаз-банд с его дикой какофонией тонов, об'единяющий мяуканье кошек, вой шакалов с всхлипываниями ребенка и возгласами удальцов, бьющих стекла, так "ио-ио" является теперь глубоким символом, символом бессмысленного свертывания и развертывания нити на кружке... пока она не порвется.

Только несколько месяцев отделяют нас от лозаннской конференции, на которой бывшие державы-победительницы решили освободить Германию от значительной доли репараций, если Соединенные Штаты Америки освободят их от уплаты военных долгов. Веревка, снятая с шеи Германии, была намотана на кружок лозаннских решений. Капиталистическая печать всего мира торжествовала по поводу того, что наконец-то решен после 14 лет хоть один из вопросов, являющихся причиной послевоенной разрухи. Лозанна создает основы для доверия, без которого невозможно преодоление кризиса, — писали борзописцы капитализма. Одновременно в Соединенных Штатах на небесах появились признаки ослабления темпа кризиса. Были ли они искусственно созданы или нет, капиталистическая печать подняла крик: "да здравствует конец кризиса!" Понятно, — заявляла она, — до президентских выборов в САСШ нельзя думать о формальном отказе Америки от долгов. Но после выборов это неминуемо. Авгуры или те, кто хотел бы слыть авгуром, подмигивали, что Эррио и Макдональд — не маленькие дети. Если они условно согласились на ликвидацию значительной доли репараций, то они, наверное, имели закулисные заверения Соединенных Штагов насчет их отказа от долгов. Недаром республиканский президент Гувер послал в качестве главных политических представителей на конференцию по разоружению демократов Свансона и Нормана Дэвиса и поручил им ведение всех интимных дипломатических переговоров. Это должно было дать гарантию европейским правительствам, что обещания Гувера будут исполнены даже в том случае, если избран будет демократический президент.

Президентские выборы в Америке позади. Гувер провалился, президентом будет демократ Рузвельт. Но до марта по американской конституции у власти остается старый президент. Англия и Франция, которые 15 декабря должны уплатить первый взнос после окончания гуверовского моратория, обратились к Америке с просьбой об отсрочке платежей и о новых переговорах насчет военных долгов. Гувер пригласил Рузвельта на переговоры по этому поводу, чтобы со своей стороны не связывать будущего американского правительства. Но Рузвельт не торопится принимать какую бы то ни было ответственность. Зима будет очень тяжела. Знаки небесные, указывавшие по мановению жезла руководящих банков — это чудо стоило немалых денег — на признаки приближения конца кризиса, исчезли. Йены продолжают падать. Доходы государства уменьшаются. Придется сжимать расходы, увеличивать налоги. В этом положении Рузвельт предпочитает не делать никаких уступок европейским должникам. Демократическая партия вышла из войны в качестве партии "сотрудничества" с капиталистической Европой. Республиканская партия прокламировала политику обособления и хотя на деле она вмешивалась во все европейские дела — и не только при помощи доллара — она менее склонна к последовательной политике сделок с европейским капитализмом, чем демократы, на которых решающее влияние имеют так называемые интернациональные банкиры, т.е. группа банков, занимающихся экспортом капитала в Европу, финансированием торговли с ней и т.д. Но демократы стали на этих выборах резервуаром, в который влилось все разочарование мелкобуржуазных масс, вызванное кризисом. И хотя после выборов буржуазные партии менее считаются с своими избирателями, чем перед выборами, Рузвельт не может сразу решиться на действия, которые означают предоставление облегчений европейскому капиталу за счет американских плательщиков налогов. Он "подбрасывает" ответственность Гуверу. Но республиканская партия уже думает о будущих выборах и не намерена снять ответственность с плеч своего победоносного конкурента.

Что же будет? 15 декабря Англия и Франция должны платить сотни миллионов долларов или односторонне заявлять о своей неплатежеспособности. Первое очень трудно, ибо положение обеих стран очень напряженное. Эррио боится, что палата депутатов его свалит, если, не получая ничего с Германии, он уплатит Америке. Об'являть односторонне свою неплатежеспособность тоже нельзя, ибо и Франция и Англия страны-кредиторы не могут потрясать основы международного кредита. Положение очень сложно, но американские капиталисты — не звери. Гувер указывает два выхода. Он готов начать новые переговоры, если европейские державы, которые, следуя примеру Америки, бешено взвинтили таможенные тарифы, сделают уступки для американского вывоза. Кроме того, ведь существует уже забытый проект Гувера уменьшения вооружений на одну треть. Если его принять, то это даст громадную экономию, освободив значительные средства для уплаты долгов, а с другой стороны, Америка, освободившись от необходимости соревнования в вооружениях — она ведь ангел мира и сама по собственному почину никогда не вооружалась! – сможет пойти на уступки. (В гуверовской ноте находятся еще разные темные намеки, которые судя по телеграфной передаче, можно толковать как приглашение к переговорам о передаче Америке кое-каких островов в Караибском море, находящихся в руках Англии, но вблизи Панамского канала). Французские и английские газеты шумят, воют, и благочестивый американский дядюшка снова начинает гулять по страницам европейской империалистской печати в качестве жадного Шейлока. Французская националистическая печать угрожает, что веревка, снятая с шеи Германии, может быть снова затянута на ней. Ведь есть уже такие мастера "ио-ио", что играют, держа игрушку за спиной. Почему бы им не попробовать снова захлестнуть веревку на шее Германии? Это последнее трудновато, ибо, по немецкой пословице, где ничего нет — там и кайзер теряет свое право. Германия не в состоянии не только платить репарации, но даже частные долги. Нельзя сегодня признать, что Германия не в состоянии платить, а назавтра занять Рурский бассейн или прибегнуть к другим санкциям против Германии. Решения придется искать именно на пути, указанном Америкой. Америка начинает контратаку против оттавских решений, которые уменьшают американский вывоз в Канаду приблизительно на столько, сколько Англии приходится платить 15 декабря. Угрозы английских капиталистов, что они сократят на уплаченную сумму свои закупки в Америке, — пустые угрозы. Англия покупает в Америке не потому, что хочет покупать, а потому, что американские товары дешевле, или потому, что американские капиталисты предоставляют лучшие кредитные условия. Обе стороны будут грозить друг другу торговыми репрессиями, увеличением пошлин, экономической войной. Но это только увеличит разруху. Развитие капитализма — это не развертывание веревочки на игрушке, которую можно в любой момент дернуть обратно.

В феврале начала "работать" конференция по разоружению. В продолжение недели лились потоки слов. После того как буржуазные политики наболтали томы речей, вопрос о разоружении был передан самым признанным специалистам, господам представителям военных ведомств. Они неделями искали определения понятия "дредноут", "крейсер", определяли, когда танки являются наступательным оружием, а когда оборонительным, хотя один остроумный английский военный указал самый правильный метод решения этого вопроса: если корабль плывет под английским флагом, то он есть защитительное оружие, а если под другим, то наступательное. Но в виду того, что это же самое качество присваивали другие военные своим флагам, то все исследования не привели ни к чему. Резолюция, принятая конференцией, постановила сократить многие роды оружия до размеров, которые... должны быть установлены в будущем!

Кружок полетел вниз. Надо было его потянуть назад, но Германия заявила, что она играть не будет, пока не признают за нею равноправия (не то в разоружении, не то в вооружении). Англия и Франция ответили на германское заявление твердым обвинением ее в стремлении к нарушению мира, сохранение которого является исключительной заботой их правительств. Но когда германские делегаты, несмотря на это, на конференцию не возвращались, английское правительство пошло им далеко навстречу. Оно заявило о своей готовности признать германское равноправие, если... Германия откажется его использовать. Английское правительство решило дать всем другим пример готовности разоружиться. Оно согласилось на уменьшение воздушного флота до размеров английского, оно согласилось на стройку линкоров с таким радиусом действия, которого всегда добивалось и который недостаточен для Соединенных Штатов. Мы не будем говорить о всех других благочестивых жестах других "миролюбивых" наций. Кружок висел, никто не сумел его дернуть вверх.

Теперь его дергает снова рука Соединенных Штатов. Г.Гувер заявляет в своем ответе на ноту Англии и Франции по вопросу о долгах: "Господа, возьмемся снова за серьезное сокращение вооружений". Перед нами орган американских военных кругов "Арми энд неви джорналь" от 290 октября. В передовице этой газеты мы читаем:

"Перед лицом гуверовского предложения сокращения вооружений на одну треть всякая из великих держав развернула свой собственный план, имеющий единственную цель увеличить свою собственную национальную безопасность, увеличить сравнительную силу своей страны. Великобритания выступила против подводных лодок и крейсеров с большим радиусом действия. Франция и Япония борются за подводные лодки и за наиболее отвечающие их запросам типы кораблей. Япония требует уничтожения авиоматок и линкоров, которые могут действовать в Тихом океане. Германия добивается равноправия в области вооружений с Францией, на которое Франция никогда не согласится. Одним словом, соревнование национальных политик, конфликт жизненных интересов создали условия, которые делают невозможной реализацию идеала разоружения, порожденного мировой войной. Поэтому нетрудно предсказать, что теперешние переговоры не приведут ни к каким серьезным результатам. Если президент Гувер будет избран, мы можем ожидать, что в первом же своем послании он потребует морской программы, которая обеспечит выполнение лондонского договора".

В другом месте той же самой газеты мы читаем, что во всех этих переговорах о разоружении "искренность является плащом, прикрывающим лицемерие". Это наверно не менее относится к американскому миролюбию, чем к миролюбию всех других империалистских держав. Но лицемерие лицемерием, искренность искренностью. Не в том дело. А дело в том, что, играя в "ио-ио", разматывая ниточку на кружке и дергая кружок назад, империалистические державы катятся к войне.

Таможенная война, бешеная борьба за мировой рынок, в которой все капиталистические группы действуют разрушительным демпингом, углубляет кризис. Он приближается к размерам, когда дело будет итти уже не об уменьшении прибылей и о банкротствах, а когда впереди вырастет опасность политических последствий этой разрухи. Те державы, которым вода дойдет до горла, неминуемо пойдут на авантюры. В области вооружений они не могут достигнуть никакой сделки по той причине, что они не могут найти политический компромисс. Мир не может вынести бремени вооружений, уже существующих, а что и говорить о тех новых вооружениях, о соревновании в вооружениях, которое ускорится, когда женевская конференция окончательно обанкротится? Державы, которые будут ожидать ухудшения своего положения от нового соревнования, пойдут на авантюры.

В кулуарах дворца Лиги наций играют в "ио-ио". Но на улицах тихой Женевы история сигнализировала пулеметным огнем господам, занятым интересной игрою в сматывание и разматывание кружка, свое предостережение. Кто из нас, посещавших Женеву весною этого года, мог допустить, что осенью в той же самой Женеве рабочие будут вырывать ружья из рук солдат и что кровь обагрит великолепные мощеные улицы спокойного провинциального города, в котором ангел мира присел под кустом, ожидая лучших времен. Оказалось, что отрезанные там от рабочих масс, мы не почувствовали, что даже в этой стране, внешне такой спокойной, слышны подземные толчки.

А если дело так обстоит в Швейцарии, то как оно обстоит в других странах? Игра в "ио-ио" может кончиться плачевно, ибо если можно бессмысленно играть с кружочком на веревке, полагаясь только на ловкость рук, то нельзя играть сотнями миллионов, без конца ухудшая их положение и подготовляя на их глазах, под заслоном пацифистских речей в Женеве, новую мировую бойню.


_________________________________________
К.Радек: Письмо сэру Генри Детердингу ("Известия", СССР)
И.Эренбург: Мысль в отставке («Известия», СССР)
А.Толстой: Костры («Правда», СССР)
Революция во Франции ("The Times", Великобритания)
М.Горький: Если враг не сдается, — его уничтожают ("Правда", СССР)

Газета "Известия" №326 (4896), 26 ноября 1932 года
Tags: 1932, Карл Радек, газета «Известия», ноябрь 1932
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments