?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Илья Эренбург. Великое наступление
0gnev
«Красная звезда», 26 января 1945 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || "Красная звезда" №21, 26 января 1945 года

Войска 1-го Украинского фронта, продолжая наступление, овладели в немецкой Силезии городами Глейвиц и Ельс и на территории Польши городами Хжанув и Острув.



# Все статьи за 26 января 1945 года.



«Красная звезда», 26 января 1945 года

Наше наступление подобно неотвратимым шагам Истории. Мы овладели одним из крупнейших промышленных центров Германии Оппельном. Мы подходим к Кенигсбергу и грозим Бреславлю. Мы быстро продвигаемся к Данцигу, и в наших сводках появились названия городков, которые находятся в Западной Пруссии. От наших передовых частей до Берлина ближе, чем от Варшавы до наших передовых частей.

Немцы не в силах скрыть своего смятения — я говорю о немецких главарях. Передо мной статьи министра Лея, начальника отдела печати Зюндермана, генерала Дитмара. Они изобилуют восклицательными знаками, передающими вой, и многоточиями, выдающими дрожь.

«Мы переживаем то, что переживают люди, когда разбушевавшаяся стихия разрушает построенные ими дамбы» (Лей).

«Нам остается сказать: на баррикады!..» (Зюндерман).

«Пространство уже не является нашим помощником. Теперь решается исход войны...» («Гамбургер фремденблатт»).

«Неимоверна серьезность положения... События на острие ножа... В потопе тонут отдельные островки... На нас двигаются апокалиптические полчища... То, что еще недавно было для жителей центральных областей, отдаленных от пограничных районов, далекой угрозой, стало теперь их непосредственной судьбой... Всё поставлено на карту... Нам остается победить или погибнуть...» (Дитмар).

Победить? Здесь даже немец, лишенный чувства юмора, рассмеется. Какое уж тут победить! «Или» поставлено для приличия: им остается одно — погибнуть.

Лей откровенно пишет, что «великие события не дают ему возможности размышлять». Он вряд ли размышлял и прежде, этот мародер, прославившийся крупными хищениями и мелкими скандалами. Но теперь он совсем потерял голову.

Нужно ли говорить о том, что происходит с обыкновенными немцами. Эти не пишут статей, не говорят о баррикадах и не цитируют апокалипсиса. Они заняты другим: куда бы убежать? Они снова занялись географией: три года тому назад их увлекали богатства Урала и Месопотамии, они разглядывали тогда карты Египта и Кавказа. Теперь они заняты скорее Баварией, они мечтают о деревушках на юге Германии, где можно спрятаться. Сверхчеловеки напоминают обыкновенных крыс.

Битые на востоке, немцы еще пытаются охорашиваться на западе. О, разумеется, и на западе они биты. Дело не в победах, а в разговорах — поворачиваясь лицом к западу, немцы еще прикидываются невозмутимыми. Они не рассчитывают больше завладеть бельгийскими городами, они стали скромнее: они хотят одурачить некоторых военных обозревателей Англии и Америки. И действительно, охотники быть одураченными нашлись: они пишут, будто немцы удирают «по заранее обдуманному плану».

Я вспоминаю всё, что писали о нас за годы войны, и спрашиваю себя: неужто так велика человеческая наивность? Как могут читатели читать обзоры обозревателей, которые лгут уже четвертый год cряду? Забыли ли американские и английские читатели, что в некоторых газетах Россию неизменно именовали «колоссом на глиняных ногах»? Если не забыли, пусть спросят обозревателей, как же на «глиняных ногах» Россия прошагала от Волги до Одера? Обозреватели в свое время писали о неизбежном падении Москвы. Они не запаслись новыми псевдонимами для того, чтобы теперь писать о неизбежном падении Берлина. Союзники в течение трех лет готовились к военным операциям во Франции. Обозреватели об’ясняли это исключительно стратегическими обстоятельствами. После трех лет ожесточеннейших битв Красная Армия в течение четырех месяцев готовилась к прорыву мощной германской обороны в Польше. Те же самые обозреватели об’ясняли это исключительно политическими обстоятельствами. Когда Красная Армия разгромила немцев в Белоруссии, некоторые союзные газеты говорили, что немецкая армия истощена и дело не в силе русских, а в слабости немцев. Когда немцы продвинулись на пятьдесят километров в бельгийских Арденнах, те же газеты стали говорить, что немецкая армия необычайно сильна. Теперь эти газеты смущены быстрым продвижением Красной Армии; они бормочут, что, может быть, немцы сами поднесли русским такие безделки, как Лодзь или Оппельн. Эти господа одинаково недовольны, когда мы идем вперед, когда мы останавливаемся на минуту и когда мы снова идем. Можно подумать, что Красная Армия занята не разгромом немцев, а полемикой с тем или иным зарубежным обозревателем.

Впрочем, эти охи и ахи не приблизят и не отдалят нас от Берлина. Мы заняты куда более существенным делом, чем опровержение военных обзоров «Дейли телеграфа» или «Нью-Йорк таймса»: мы наступаем. Военные корреспонденты, находящиеся на Западном фронте, передают, что английские, американские и французские солдаты с восторгом встречают известия о победах; каждый вечер они ждут новых салютов Москвы. Вполне возможно, что они захотят ответить на эти салюты боевыми залпами своих орудий и дополнить вторжение в Силезию вторжением в Рур. Немецкие газеты пытаются успокоить потрясенных читателей одним: «Мы сражаемся на востоке, зато на западе, благодаря умелой стратегии фюрера, царит спокойствие». Вполне возможно, что немцы и в этом прогадают. Корреспонденты Рейтера и Ассошиэйтед Пресс сообщают, что на Западном фронте немцев стало куда меньше: фрицы стремительно мчатся из Арденн — не в Антверпен, как они предполагали, а в Бреславль и в Данциг. Вполне возможно, что после такого передвижения немцев начнут передвигаться американцы и англичане: из Арденн в Рур, в Кельн или во Франкфурт. Есть, кстати, два Франкфурта — на Майне и на Одере. Если мы очень скоро займемся тем, что на Одере, наши союзники, вполне возможно, решат заняться тем, что на Майне. Я знаю, как английский народ, возмущенный продолжающимся обстрелом мирных городов, жаждет поскорее добить немцев. Я знаю хороший спортивный азарт Америки и гнев оскорбленной Франции. Через Берлин проходит железная дорога, пересекая весь город; вокзал на восточной окраине называется Силезским — «Шлезише бангоф», этот вокзал мы облюбовали; на западной окраине Берлина, в нарядном богатом квартале, находится вокзал «Шарлоттенбург»; он вполне подойдет нашим союзникам.

Одно в нашем наступлении должно заставить призадуматься и врагов и друзей. Военные специалисты различных стран не раз утверждали, что русская армия пригодна только для войны на собственной территории и что вне родных лесов она бессильна. Красная Армия сейчас сражается на чужой территории: на карпатских перевалах, на улицах силезских городов, средь озер Восточной Пруссии. И она неплохо сражается. Пора увидеть нас такими, какими мы есть, изучать нас не по старым былинам, не по легендам, даже не по Достоевскому, а по сегодняшним делам и по живым людям. Красная Армия не Алеша Попович и не Аника, это современная армия. Она умеет защищать Родину не только на родной земле, но и за тридевять земель. Для мира много было непонятного в нашей истории. Иностранцев в свое время изумил Петр, изумили декабристы, изумил Толстой, изумил Октябрь, изумил Магнитогорск; теперь их изумляют наши победы. Мир будто проспал: он не видел, как мы научились и писать, и строить, и воевать. Мы берем теперь не лихостью казаков, не «навалимся животами», не талантами отдельного полководца и беззаветным смирением старых солдат, нет, мы научились воевать, как того требует наше время. Мы не поражаем воображение домашних хозяек самолетами-снарядами; мы действуем превосходной артиллерией, новыми танками, перед которыми «тигры» превращаются в ягнят, штурмовиками. Во главе наших армий стоят опытные и культурные командиры. Немцы восприняли военное искусство как привилегию касты. Но по наследству таланты не передаются, передаются по наследству только титулы и подагра. Дети немецких генералов становятся генералами, но от того, что они — дети хороших генералов, они не становятся хорошими генералами. Наши командиры учились воевать и научились: их звезды на погонах не папашины. И мы побеждаем потому, что за нами — таланты, искусство.

Солдат царской армии был храбрым, он любил свою землю, но смутно он видел мир. Красноармеец знает, почему воюет и за что. Это гражданин в солдатской шинели. Это один из хозяев государства, который подчиняется приказу начальника не потому, что у начальника голубая кровь, а потому, что он понимает справедливость воинской дисциплины. Если некоторые зарубежные умники теперь говорят, что Красная Армия побеждает вследствие исконных качеств русского солдата, мы вправе им возразить: вы превозносите Платона Каратаева только потому, что не любите Октября. Красная Армия в Восточной Пруссии заняла Танненберг. С этим местом связана память о поражении царской армии. Там, где были бессильны заносчивые и тупые царские генералы, там, где отважно и безропотно гибли солдаты царской армии, там мы теперь одерживаем за победой победу. Мы не возражаем, если чужестранцы любовно говорят о старой России. Но пусть они если не с восторгом, то с уважением и почтением помнят о Советском Союзе.

Мы вышли в тот последний путь, о котором молча думали на грустных солдатских привалах три долгих-долгих года. Шведские газеты говорят, что Гитлер теперь напрягает все силы, чтобы нас остановить. Фюрер даже мобилизовал бывшего посла Германии в Будапеште фон Ягова и будто бы послал его как обыкновенного фрица на фронт. Что же, как-нибудь справимся и с этим послом. Конечно, еще будут страшные битвы, но из Оппельна, из Морунгена все как-то легче и проще. Великим наступлением руководит Сталин, а он в очень черные дни, говоря о празднике на нашей улице, видел при этом и стрелу, вонзающуюся в сердце Восточной Пруссии, и наш прорыв к Одеру, и много разных улиц — от улиц Оппельна до улиц Берлина. По Оппельну мы уже шагаем. Зашагаем и по Берлину. // Илья Эренбург.


*********************************************************************************************************************
ПЯТЬ УНИЧТОЖЕННЫХ ТАНКОВ ВРАГА


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 25 января. (По телеграфу от наш. корр.). При отражении немецкой контратаки расчет орудия старшего сержанта Шапошникова подбил и уничтожил пять немецких танков.

Более 20 вражеских танков двигались на наши позиции развернутым строем. Шапошников выбрал тяжелый танк, шедший прямо на его орудие. Когда до машины осталось не более 300 метров, он подал команду, и наводчик Кукунин первым же снарядом разорвал у танка гусеницу. Два следующих снаряда попали ему в боковую броню.

Бой разгорался. Новый снаряд попал во второй танк, и его об'яло пламенем. Из-за горящей машины показался третий танк. Выстрел — и из развороченной брони вырвалось пламя, а затем густой черный дым. Слева подходил еще один танк. С первого же выстрела он был подожжен.

В это время разведчики сообщили расчету, что из-за высоты на орудие идет «тигр». Меткими выстрелами и эта машина была подбита.

Так за полчаса боя расчет уничтожил 5 немецких танков.


*********************************************************************************************************************
От Советского Информбюро


Оперативная сводка за 25 января

В течение 25 января в ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ западнее и юго-западнее города ИНСТЕРБУРГ наши войска с боями заняли более 300 населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты ГРОСС ШАРЛАК, ГОЛЬДБАХ, ШТАРКЕНБЕРГ, ФРИДРИХСДОРФ, ГРОСС ПЛАУЕН, МАУЕНФЕЛЬДЕ, КЛАЙН-ГНИЕ, РОЙШЕНФЕЛЬД, ФЮРСТЕНАУ и железнодорожные станции АЙЗЕРВАГЕН, БОКЕЛЛЕН, ОЛЬШЕВЕН, ПРИНОВЕН.

Западнее и юго-западнее города ЛИКК наши войска, с боями продвигались вперед и овладели на территории ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ городами ДРИГАЛЛЕН, АРИС, ИОГАННИСБУРГ и заняли более 150 других населенных пунктов, среди которых крупные населенные пункты ГРОСС КОНОПКЕН, РОСТКЕН, ФРИДРИХСХОФ, ФАРИНЕН, ШВЕНТАЙНЕН.

Северо-западнее и западнее города АЛЛЕНШТАЙН наши войска, продолжая наступление, овладели в западной части ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ городами ЛИБШТАДТ, ПРОЙСИШЕС-ХОЛЛЯНД, ХРИСТБУРГ, а также с боями заняли более 250 других населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты РАЙХВАЛЬДЕ, ХЕРМСДОРФ, БРИНСДОРФ, БАУМГАРТ, НИКОЛАЙКЕН.

На ПОЗНАНЬСКОМ направлении наши войска с боем овладели городами ЭКСИН, ЭЛЬЗЕНАУ, МАРКШТЕДТ, МУРОВАНА-ГОСЬЛИНА, ПУДЕВИЦ, КОСЧИН, ШВЕРЗЕНЦ, МИЛОСЛАВ, ШРОДА, НОЙШТАДТ, ЖЕРКУВ, ЯРОЦИН, а также заняли более 650 других населенных пунктов.

Войска 1-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая успешное наступление, к исходу дня 24 января штурмом овладели крупным центром Силезского промышленного района Германии городом ГЛЕЙВИЦ, превращенным немцами в мощный узел обороны. Одновременно в ПОЛЬШЕ войска фронта с боями заняли город ХЖАНУВ — один из крупных районов Домбровского угольного бассейна. К исходу 25 января войска фронта овладели на территории ПОЛЬШИ городом ОСТРУВ и в немецкой Силезии городом ЕЛЬС — важными узлами железных дорог и опорными пунктами обороны немцев, а также с боем заняли город ЯВОЖНО и более 150 других населенных пунктов. Нашими войсками взят в плен командир 10-й моторизованной дивизии немцев полковник ВИАЛЬ.

Юго-западнее КРАКОВА наши войска с боями заняли населенные пункты РЫЧУВ, КЛЕЧА-ДОЛЬНА, ЯРОШОВИЦЕ, КШЕШУБ, ЛЯС, КУРУВ и железнодорожную станцию КЛЕЧА.

Северо-западнее и западнее города КОШИЦЕ наши войска, действуя в трудных условиях горно-лесистой местности в полосе Карпат, с боями заняли на территории: ЧЕХОСЛОВАКИИ населенные пункты ФОЛЬВАРК, ПОДОЛИНЭЦ, БРУТОВЦЕ, КРОМПАХИ, ПОРАЧ, ЗАВАДКА, СМОЛЬНИК.

В БУДАПЕШТЕ наши войска вели бои по уничтожению гарнизона противника, окруженного в западной части города (БУДА), и заняли 10 кварталов.

Юго-западнее БУДАПЕШТА наши войска успешно отбили атаки пехоты и танков противника.

За 24 января наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 68 немецких танков, из них 49 юго-западнее Будапешта. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбит 21 самолет противника.

* * *

В Восточной Пруссии западнее города Инстербург наши войска с боями продвигались вперед. Советская пехота и танки, при мощной поддержке артиллерии, сломили сопротивление немцев и заняли несколько сильно укрепленных узлов сопротивления противника. Гитлеровцы выбиты из населенного пункта Штаркенберг, расположенного в 27 километрах восточнее Кенигсберга. Юго-западнее города Инстербург противник предпринимал ожесточенные контратаки, но был отброшен с большими для него потерями. В течение дня советские войска заняли более трехсот населенных пунктов. В районе одного крупного населенного пункта бойцы Н-ской части окружили и уничтожили до батальона немецкой пехоты. Захвачено 12 немецких самолетов, 15 орудий и другие трофеи.

* * *

Западнее и юго-западнее города Ликк на территории Восточной Пруссии наши войска продолжали наступление. Части Н-ского соединения, действующие в трудных условиях озерно-болотистой местности, с боями продвинулись вперед до 20 километров. Стремительными ударами наши бойцы ликвидировали все попытки противника задержаться на промежуточных рубежах. Преодолевая упорное сопротивление немцев, наши войска овладели городами Дригаллен, Арис и Иоганнисбург. В боях за эти города уничтожено свыше 1.000 вражеских солдат и офицеров. Разгромлен 109-й немецкий пехотный полк. Командир полка с группой солдат и офицеров взят в плен.

Наши бойцы освободили 400 мирных советских граждан — жителей Ленинградской области, насильно угнанных немцами на каторгу в Германию.

* * *

На Познаньском направлении наши войска развивали наступление. Советские танки и мотопехота, с боями продвигаясь вперед, окружили группу противника в районе города Маркштедт. Гитлеровцы оказали сопротивление и были полностью ликвидированы. На месте боя осталось свыше 400 вражеских трупов. Наши войска выбили немцев из города Мурована-Госьлина, находящегося в 18 километрах севернее Познани. Занят также город Шверзенц, расположенный в 8 километрах восточнее Познани. За день боев уничтожено более 1.200 гитлеровцев. Захвачено у немцев 5 паровозов, свыше 100 вагонов с военными грузами, склады боеприпасов, 200 автомашин, 50 тягачей и много вооружения. В лесах недалеко от города Калиш советские части разгромили колонну немецких войск. На месте боя остались сотни вражеских трупов, 500 немцев прекратили сопротивление и взяты в плен.

* * *

Войска 1-го Украинского фронта продолжали успешное наступление. Особенно упорные бои произошли в немецкой Силезии, на подступах к городу Глейвиц. Противник сосредоточил в этом районе крупные силы. Только за последние дни сюда прибыли одна танковая и несколько пехотных дивизий немцев. Наши танкисты и пехотинцы сломили упорное сопротивление противника и заняли узел шоссейных дорог Пейскречам. Развивая успех в южном направлении, советские войска переправились через реку Клодница и обошли город Глейвиц с запада. Вчера к исходу дня войска фронта штурмом овладели городом Глейвиц, превращенным немцами в мощный узел обороны.

Глейвиц — большой город, в котором находится много крупных предприятий, в том числе металлургические заводы с доменными и мартеновскими печами и коксовыми батареями; трубопрокатный, машиностроительный, военные и химические заводы. Кроме того, Глейвиц является узлом железных и шоссейных дорог, связывающих Силезский промышленный район с центральными и южными районами Германии, а также с Чехословакией.

В ходе боев противник понес тяжелые потери в живой силе и технике. Нашими войсками захвачены большие трофеи и взято в плен свыше 1.000 немецких солдат и офицеров.

* * *

Юго-западнее Будапешта крупные силы танков и пехоты противника пытались прорвать советскую оборону и пробиться на помощь к своим войскам, окруженным в западной части города. Завязались ожесточенные бои. Наши части огнем из всех видов оружия и контрударами успешно отбили все атаки гитлеровцев и нанесли им большие потери. За два дня в этом районе подбито и уничтожено свыше 80 немецких танков и 13 бронетранспортеров.

Советские воины проявляют беззаветную храбрость в борьбе с врагом. Отражая атаку противника, артиллеристы батареи старшего лейтенанта Ивашина сожгли два тяжелых немецких танка. Артиллерийская батарея лейтенанта Романенко уничтожила три танка «Тигр» и один танк «Пантера». Гвардии старший лейтенант Коробейников огнем из пулемета истребил до 50 гитлеровцев. На минах, умело расставленных группой саперов старшего сержанта Танадбаева, подорвались 4 танка противника. // Совинформбюро.

________________________________________________
И.Эренбург: Горе им! ("Красная звезда", СССР)
Л.Леонов: Русские в Берлине* ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Настала расплата ("Красная звезда", СССР)

Газета "Красная Звезда" №21 (6009), 26 января 1945 года