Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Лион Фейхтвангер. Эстет о Советском Союзе

газета «Правда», 30 декабря 1936 годаЛ.Фейхтвангер || «Правда» №359, 30 декабря 1936 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Постановление Центрального Комитета ВКП(б) о партийных билетах образца 1926 года (1 стр.). IV сессия Академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина — товарищу Сталину (1 стр.). Постановления ЦИК Союза ССР о награждении работников авиационного завода №22 и моторного завода №26 им. В.Н.Павлова и работников »того завода (1 стр.). Закрылась декабрьская сессия Академии наук СССР (2 стр.). СТАТЬЯ: Н.Авдонин, Н.Ицков — Опыт стахановцев и агротехника (2 стр.). О партийных собраниях (3 стр.). Боевой орган индустриализации — К 15-летию газеты «За индустриализацию» (3 стр.). Лион Фейхтвангер — Эстет о Советском Союзе (3 стр.). РАССКАЗ: А.Фадеев — О бедности и богатстве (4 стр.). А.Шаров — Ювелиры (4 стр.). Второе всесоюзное совещание по детской книге (в стр.). Трест «Спецсталь» выполнил план второй пятилетки (3 стр.). Тайный Совет Японии одобрил протокол о рыболовной конвенции (1 стр.). Соболезнование испанского правительства по поводу гибели теплохода «Комсомол» (1 стр.). На фронтах в Испании (6 стр.). США разрешили вывоз самолетов для испанского правительства (5 стр.). Отставка Чан Кай-ши отклонена (5 стр.).



# Все статьи за 30 декабря 1936 года.



«Правда», 30 декабря 1936 года

Когда Андрэ Жид в свое время, после путешествия в глубь Африки, об’явил себя коммунистом, то это обращение прежде всего было делом эстетики, припадком сентиментальности чувствительного писателя, нервы которого потрясли страдания эксплоатируемых негров Конго, В Советском же Союзе приняли то, что он говорил о коммунизме, то, что он выразил в своей красивой книге о путешествии в Африку, как нечто реально-политическое. В действительности этого никогда не было. «Коммунизм» Жида не является результатом логических рассуждений. Его приход к коммунизму был делом настроения; было случайностью, что он тогда не высказался за католицизм. Он с тем же успехом мог притти к Иисусу и Марии, как к Марксу и Ленину.

Вдобавок Жид, без сомнения, отправился в Советский Союз с неправильными предпосылками. Он неправильно понял проект советской Конституции и спутал подлинную демократию, к которой пришел СССР, с формальной демократией западноевропейских стран. И он был глубоко разочарован, когда не нашел в Советском Союзе свободы мнений и печати в западноевропейском смысле. Он был, несомненно, серьезно расстроен, когда увидел, что советские люди не намерены сменить свой социализм на парламентаризм западноевропейской чеканки».

Андрэ Жид поехал в СССР как парижанин с утонченным вкусом, насмешливый, крайне эгоцентричный, рассматривая Париж как само собой разумеющийся центр мира. Он взирал без всякого участия на то великое, что можно видеть в Советском Союзе; зато его внимание и интерес привлекли некоторые мелкие неоспоримые безвкусицы, которые здесь можно найти. Подобно тому, как французы в течение долгого времени лишь против своей воли признавали величие Шекспира, постоянно обвиняя его в безвкусице и варварстве и в лучшем случае считая его гениальным дикарем, — Жид придирчивым глазом увидел в Советском Союзе некоторые мелкие неполадки, безвкусицу, недостаток комфорта. Но он не увидел великую, возвышенную планомерность целого.

Советский Союз так окреп, его оформившаяся разумная сущность является настолько очевидным фактом, что сегодня суждение, высказываемое о Советском Союзе, свидетельствует больше о личности наблюдателя, чем об об’екте наблюдения. В Советском Союзе можно видеть огромные достижения социализма, можно наблюдать, насколько богаче, мощнее, образованнее и счастливее стала страна. В то же время, однако, можно усмотреть, что в этой стране еще не живется комфортабельно в западноевропейском смысле. Можно, например, наблюдать, что в большинстве уборных висит газетная, а не клозетная бумага, какую можно обычно найти в западноевропейской уборной; Жид предпочел во всем устремить свое внимание на недостаток клозетной бумаги.

Что касается более серьезных упреков Жида, то он прежде всего в ожесточенной форме критикует «обоготворение» Сталина. Верно, что в Советском Союзе столь исключительно чествуют Сталина, что это кажется необычным западноевропейскому человеку. Но если присмотреться глубже, то становится ясным, что это исключительное почитание относится не к Сталину, как к отдельному человеку, а как к представителю социализма. Это почитание Сталина не является чем-то искусственным, оно выросло вместе с результатами строительства социализма. Народ благодарен Сталину за хлеб и мясо, за порядок и образование и за оборону всего этого путем создания новой армии. Народ говорит: «Сталин» — и подразумевает под этим увеличивающееся благосостояние, растущее просвещение. Народ говорит: «Мы любим Сталина», — это является естественным, человеческим выражением его единомыслия с социализмом и с режимом.

Жид делает далее издевательские замечания по поводу стахановских методов. Он полагает, что только «леность» русских сделала необходимыми эти методы. Разве не свидетельствует простой взгляд на результаты, достигнутые в Советском Союзе, что работа выполняется здесь с гораздо большей любовью, чем где бы то ни было? Разве могут быть достигнуты такие результаты путем принуждения? Разве не доказывает ознакомление с любой фабрикой или любым домом в Москве, что народ одобряет интенсивность труда, которую от него требуют? Разве удивительно, что страна, живущая по принципу: каждый по способности, каждому по труду, — что эта страна старается поднять свое производство при помощи сдельной оплаты труда и рационализации? Не свидетельствуют ли утверждения Жида о мнимой «лености» русского человека яснее всего о его самомнении, о его капризах, об отсутствии у него чувства реальности и о его злой воле?

Жид весьма усердствует по поводу «унификации душ» в Советском Союзе, по поводу усиливающегося «нивелирования». Он забывает, что здесь создается совершенно новая культура, которая находится еще в начальной стадии, что значительная часть народа, большая его часть, в известном смысле учится читать. Но буквы алфавита, элементарные основы отдельных дисциплин являются одинаковыми, они не индивидуализированы. Нельзя ожидать и было бы нежелательно, чтобы кто-либо, начинающий в этой области читать «а» или «о», произносил эти «а» и «о» индивидуально, — как «э» или «у». Когда здесь научатся лучше читать, — а это вопрос очень короткого времени, — тогда будет допущено более сильное подчеркивание индивидуального.

В остальном нельзя отрицать, что и отдельных областях желательна бо́льшая терпимость. Но разве Жиду не известно, что Советский Союз находится под серьезной угрозой, что он чувствует себя в состоянии войны? Разве Андрэ Жиду не известно, что люди здесь должны работать, подобно тем библейским евреям, которые строили свой новый храм, держа в одной руке инструмент каменщика, а в другой — меч? В этих условиях не так просто, да и нецелесообразно ослаблять дисциплину. Вожди Советского Союза поступают мудро, продолжая крепко держать в руках кормило правления. Ведь пока-что не устранены опасности, которыми угрожает фашизм.

Жид приехал в Советский Союз не как человек, который желает наблюдать без предвзятости, а как пресыщенный эстет, жаждущий новых ощущений. Ему здесь пришлось не по вкусу. Это его частное дело. Но он заявил об этом в момент, когда нападение на Испанию угрожает делу борьбы за социализм во Франции и во всем мире; это было, — и это должен был понимать даже эстет Жид, — помощью противнику, ударом по социализму, ударом по прогрессу всего мира.

Жид мог бы все же опубликовать книгу, исходя из своих установок, если бы его к этому толкала внутренняя потребность, если бы эта книга была мастерским художественным произведением. Но книга даже по своей внешней форме не удалась и не могла быть удачной, так как она по своему содержанию внутренне противоречива и неправдива. Получился слабый, скомканный памфлет, недостойный великого стилиста Жида.

Опубликовав именно сейчас свою слабую книжонку. Жид тем самым лишил себя права именоваться социалистическим писателем.

Андрэ Жид долгое время жил затворником в «башне из слоновой кости» чистого эстетизма. Это его удовлетворяло. Произведения, которые он там создал, останутся. Затем он покинул эту башню, потому что ему стало скучно, и он хотел немного размять ноги. Теперь он вернулся в свою башню. Ну, и пусть он там блаженствует! // Л.Фейхтвангер. (Перевод с немецкого).


******************************************************************************************************************
Новогодний базар


На площади Пушкина (Москва), за баллюстрадой, разместился зеленый базар: продают елки. Ребята пяти—шести лет ходят здесь в полной праздничной амуниции: с деревянными саблями на боку, с трещотками и с куклами в ручонках. Они выбирают елку. Трудный и тщательный выбор. Сколько елок! Которую же из них увезти домой, украсить шарами, цветами и звездами, полюбить, запомнить надолго?..

Елка! Она прочно вошла в обиход в эти дни.

Она красуется в квартирах. Зеленеет в школах и в клубах. Сверкает на витринах.

Магазины всех специальностей украсили елкой свои витрины. Сколько хлопот у дед-морозов! Эти бородатые деды увешаны колбасами и окороками — в магазинах «Гастронома», конфетами и пирожными — в магазинах Главкондитера, шелками и бархатом — в магазинах Шелкосбыта.

На Манежной площади — новогодний детский базар. Он открылся вчера, в 8 час. вечера. Огромная искусственная ель возвышается здесь над ларьками и будками. Заяц скачет верхом на коне, под самой зеленой ее вершиной. Шары и куклы. Сотни кукол. Синие, желтые, зеленые, черные, розовые слоны. Полотняные лисы. Плюшевые леопарды.

Но жирафы, желтые жирафы с курьезной шеей, с черными глазами, пользуются особым успехом среди юных покупателей. Вскоре же после открытия ярмарки жирафы распроданы. Это обстоятельство вызывает
немало огорчений.

— Ну, купим тигра тебе, — говорят в утешение родители шестилетнему карапузу,— купим льва.

— Хочу жирафа!

— Ну, хочешь слона? Мартышку? Собачку?

— Хочу жирафа!

В конце концов карапуз покидает базар веселый и радостный, прижимая к груди тигра, слона, лису и жестяной паровоз с белым дымом из ваты.

Завтра встреча нового года. Сегодня — последние приготовления. В упаковочных отделениях продуктовых магазинов завязывают корзины, набитые солениями, печениями, копчениями.

Нарасхват раскупают подарки. Разбирают цветы.

И глава семьи, влезши на табурет, водружает картонный корабль на огромную зеленую ветвь. Последний штрих! Елка готова!

Вечером вспыхивают разноцветные фонари на Манежной площади. В лучах прожекторов сверкает и искрится двадцатичетырехметровая елка. Сияют праздничные ее одеяния: куклы, зверки, птицы, цветы, парашюты.

Толпы людей на площади. Они стоят возле театра «Петрушки», возле окошка, где «секретарь деда-мороза выдает всякого рода справки», возле новогодних ларьков. Двадцать шесть пестрых ларьков!

Чем только ни торгуют эти ларьки? Медведями — шоколадными, карамельными, мучными; зайчатами, сделанными из пряников, из марципана, из пастилы.

Конфетами, бутербродами, блинами.

Базар в самом разгаре. // Е.Габрилович.

☆ ☆ ☆

СОВЕТСКОЕ ШАМПАНСКОЕ

РОСТОВ-на-ДОНУ, 29 декабря. (Корр. «Правды»). 5 декабря, по окончании оборудования Ростовского завода шампанских вин, был заполнен первый резервуар в 10.000 декалитров рислинга, прибывшего из совхозов Джемета и Абрау-Дюрсо. Сегодня шампанское полилось по трубам в наливное отделение. Защелкали пробочные станки, и на массивных бутылках появились этикетки «Советское шампанское».

Ростовский завод оборудован прекрасными машинами, привезенными из Англии, Франции, Бельгии и других стран. Годовая производительность первой очереди Ростовского завода рассчитана на 1 миллион бутылок.

Вслед за первым резервуаром загружены второй и третий, один из них вином пино, считающимся лучшим для производства шампанского.

С введением в эксплоатацию Ростовского завода положено начало осуществлению решения Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) о доведении выпуска шампанского в 1942 году до 12 миллионов бутылок.


******************************************************************************************************************
ПЛАСТИНКИ-ПИСЬМА


Обыкновенные граммофонные пластинки могут быть использованы для самого различного назначения.

Издательское товарищество иностранных рабочих в СССР выпустило, например, недавно граммофонные пластинки с записанными на них уроками английского языка.

Теперь появился новый вид граммофонной записи — «пластинки-письма».

Инженеры фабрики звукозаписи Граммофонно-пластиночного треста товарищи М.Е.Шор и Н.П.Гаврилов сконструировали особую звукозаписывающую установку, которая позволяет тут же на месте записать и выпустить готовую пластинку-документ. Каждый может «наговорить» такую пластинку в 10—15 минут и послать ее в качестве письма по почте.

Таким образом семьи полярников могут послать пластинку-письмо своим родным на зимовку, молодые певцы — слушать себя и исправлять по пластинке ошибки своего пения, родители — сохранять на память голоса своих детей и т.д.

Пластинки-письма изготовляются любого размера из небьющегося гибкого материала — отходов так называемой рентгеновской пленки. Эту пленку можно купить в любом магазине фотографических принадлежностей.

Изобретенные товарищами Шор и Гавриловым пластинки допускают до 100 проигрываний. Продажная стоимость пластинки, зависящая от размеров записанного диска, не будет превышать 5—6 рублей. Аппаратура для такой записи крайне несложна.

Необходимо, чтобы Граммофонно-пластиночный трест в самое ближайшее время установил опытный звукозаписывающий аппарат в одном из своих магазинов. Соответствующим организациям следует также заинтересоваться массовым производство этой звукозаписывающей аппаратуры. // Я.Волков.


******************************************************************************************************************
ПРОИСШЕСТВИЯ


# Присвоение находки. 26 декабря в сберегательную кассу при Тимирязевской академии (Москва) явилась неизвестная женщина и, пред'явив сберкнижку, на которой имелся вклад в 3.865 рублей, пыталась получить по ней 800 рублей.

При оформлении выдачи пред'явительница была заподозрена в мошенничестве. На ряд вопросов она не могла ответить или давала сбивчивые, неправильные ответы. В результате продолжительного разговора с работниками сберкассы женщина назвалась М.В.Силкиной. Она созналась, что сберкнижку нашла на углу Малой Дмитровки и Садово-Каретной улицы. Вызванная в сберкассу ее сестра А.В.Силкина заявила, что сберкнижку нашла она, а не М.В.Силкина. Сестры решили получить по сберкнижке 800 рублей, а затем отослать ее по почте владелице.

С Силкиных взята подписка о невыезде. Ведется расследование.

_________________________________________
Торговцы родиной || «Правда» №24, 25 января 1937 года
Подлейшие из подлых || «Правда» №23, 24 января 1937 года
А.Фадеев: Отщепенцы || «Правда» №24, 25 января 1937 года
П.Павленко: Торговцы смертью || «Правда» №23, 24 января 1937 года
Б.Смелов: Расовые бредни германских фашистов || «Правда» №360, 31 декабря 1936 года

Газета «Правда» №359 (6965), 30 декабря 1936 года
Tags: 1936, Е.Габрилович, газета «Правда»
Subscribe

Posts from This Journal “газета «Правда»” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments