Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

А.Макаренко. Детство и литература

газета «Правда», 4 июля 1937 годаА.Макаренко || «Правда» №182, 4 июля 1937 года

Успешным размещением займа укрепления обороны Союза ССР еще более укрепим курс советского рубля, обеспечим дальнейшее снижение цен на предметы потребления, дальнейший рост материального благосостояния граждан СССР!



# Все статьи за 4 июля 1937 года.



«Правда», 4 июля 1937 года

Воспитание нового гражданина происходит у нас везде. Трудно назвать такое место, такой общественный процесс, такое общественное явление, где не происходило бы становление нового человека. Коллективизация нашего села есть, может быть, самый яркий в истории случай активного и целеустремленного перевоспитания масс, одно из самых глубоких и смелых по замыслу педагогических явлений человечества.

Перед нами раскрываются широкие политические перспективы, далеко, впрочем, не мирные и далеко не безоблачные. Впереди у нас не только победы, но и борьба. Для этих побед и для этой борьбы воспитываются люди, они сейчас растут в нашей семье и в нашей школе.

Как же отражает советская литература важнейшие явления в области воспитания будущего гражданина?

В этой статье мы не будем касаться литературы, предназначенной для детского возраста. У нее свои способы освещения жизни. Точно так же мы оставляем в стороне работы советских писателей, касающиеся дореволюционного времени. Нас здесь интересует художественная литература, изображающая советские дни.

Можно назвать очень немного произведений художественной литературы, посвященных вопросам воспитания советских детей, но все эти книги говорят о детях-«правонарушителях». Правда, и в этой узкой теме можно всколыхнуть вопросы общего воспитания. Но этого не случилось. В нашей литературе о правонарушителях больше романтики беспризорности, чем педагогики.

Отношение нашего общества к преступнику и беспризорнику ярко отличается от отношения буржуазного общества. Уже одно это — большая и особая тема. Между тем у некоторых авторов описание жизни беспризорников принимает форму любования ими. Здесь — большой простор для дурного вкуса, для дешевого и бездеятельного романтизма, для дешевой сентиментальности. Некоторые наши авторы интересуются не вопросом о формировании характера человека, а только тем, насколько необычайна, остроумна и привлекательна анархическая поза беспризорного.

Разумеется, преступник — явление отрицательное. Никакого удовольствия фигура беспризорника живому и культурному человеку доставить не может. Она может представлять интерес только с точки зрения педагогической.

Но как раз педагогический момент в нашей литературе отражен очень неудачно. Первой ласточкой этой литературы были «Правонарушители» Сейфуллиной. Педагогическое действие представлено здесь педагогом-чудаком Мартыновым, о котором даже беспризорник Гришка отзывается с осуждением: «— Обезьяну эдакую беспокойную в зверинце видал»… Этот Мартынов, на каждом шагу дергающийся и кривляющийся, проповедующий своеобразный пантеизм и отрицание семьи, мог, конечно, поразить на некоторое время десяток — другой ошеломленных жизнью беспризорных, но серьезного воспитательного дела поручить ему нельзя, а тем более нельзя видеть в нем какой-либо «прообраз» социалистической педагогики.

В таком же жалком состоянии представлена воспитательная работа и в «Республике Шкид» Белых и Пантелеева. Собственно говоря, эта книга есть добросовестно нарисованная картина педагогической неудачи. Книга наполнена от начала до конца описаниями весьма несимпатичных приключений «шкиды». От мелкого воровства до избиения педагогов, которые в книге иначе и не называются, как «халдеи». Воспитательный метод руководителя «шкиды» Викниксора и его помощников совершенно ясен. Это — карцер, запертые двери, подозрительные дневники, очень похожие на кондуит. Здесь сказывается полное бессилие педагогического «мастерства» перед небольшой группой сравнительно «легких» и способных ребят. До самой последней страницы проходят перед читателем якобы занятные трюки одичавших воспитанников.

В «Утре» Микитенко есть попытки остановиться на некоторых воспитательных принципах, но слишком много внимания автор уделяет блатному великолепию беспризорного мира. Герои Микитенко доходят до такого парада, что отказываются даже спать на чистых постелях и есть хорошо приготовленный обед. Здесь любование беспризорной «красотой» доходит у автора до степени восторга. Педагогические деятели «Утра» не имеют лица. Главный из них, Грипич, с некоторой гордостью утверждает, что даже «ужасный» педологический кабинет (ужасный — значит очень бедный) в его руках — важное оружие. Это вовсе не значит, что Микитенко выступает, как сторонник педологии. Сия знаменитая наука интересует его так же мало, как и Грипича, но, поскольку роман был задуман на тему педагогическую, вполне прилично было упомянуть и о педологии.

Из указанных «правонарушительских» книг невозможно ни представить себе картину советского воспитания, ни тем более прикоснуться к спорным вопросам нашей педагогики. Педагогически эти книги так же нейтральны, как и бесполезны.

Что же имеется в нашей литературе о школе и семье, как факторах воспитания?

Почти ничего.

Особняком стоит «Дневник Кости Рябцева» Н.Огнева. Можно спорить о верности нарисованной здесь картины нашей школы в первые годы нэпа, но нельзя отказать этой книге в живом и здоровом остроумии, в удачно схваченном колорите юношеского общества. В книге педагогика еще беспомощна, школа еще слабо организована и часто вызывает ироническую улыбку.

Дети в произведениях наших писателей, как правило, отсутствуют. Герои наших романов и повестей принципиально бездетны, наше советское общество имеет чрезвычайно взрослый вид.

Между тем дети составляет самую красивую, самую звучную и радостную часть этого общества. Изображая советскую жизнь в искусственно созданной тишине бездетности, не рискуем ли мы получить сильно искаженную картину? Взрослые без детского окружения не будут ли просто «ненастоящими» взрослыми?

Детские фигуры только изредка мелькают на страницах наших книг, но роль этим фигуркам назначена часто служебная. В самом лучшем случае ребенок выступает, как украшающая подробность, его значение не превышает значения других предметов авторского натюр-морта: платья, мебели.

В книге Юрия Германа «Наши знакомые» есть такой симпатичный мальчик Федя, сынок главной героини Антонины. Он необходим, как усложнение и без того сложной жизни героини, он придает некоторым страницам характер непритязательной и милой лирики, но присутствие его не несет с собой никаких проблем, ни воспитательных, ни человеческих. Федя — это эстетический орнамент. Недаром автор заставляет его выражаться интересным и симпатичным слогом. В самые трудные минуты жизни матери Федя больше всего интересуется игрушкой-зайцем, и этот заяц играет в романе роль, пожалуй, не менее значительную, чем сам Федя. Круг приключений Антонины кончен, кончен и роман, — ни автор, ни читатель не интересуются, что будет дальше с Федей.

Такую же служебную роль играет и Зямка в «Дороге на океан» Леонова. Как и Федя, Зямка просто «хороший» ребенок, специально приготовленный автором для духовного отдыха умирающего Курилова. И этот ребенок, как и все прочие литературные ребенки, говорит специальным украшающим языком: «Она бюлье вешает на чурдаке»; но Леонов не довольствуется такой сравнительно пассивной формой детского действия. В предсмертной тревоге Курилова такие разговоры были бы слишком пресны. Поэтому Зямке поручается гораздо более ответственный диалог. Зямка прямо спрашивает Курилова:

— Ты шмерть боишься?

И в конце романа Зямка утешает Курилова:

— Может, еще выждоровеешь…

На этом роль Зямки кончена.

Некоторые авторы пользуются детскими фигурками для своих эгоистических целей, пожалуй, даже чересчур безжалостно. В рассказе Василия Гроссмана «В городе Бердичеве» изображается только-что родившая мать, комиссар батальона Вавилова. Красные оставляют город, в него с минуты на минуту должны вступить поляки. Мать примиряется с тем, что ей придется остаться, пока красные снова возьмут город. Но вступают не поляки, а красные курсанты. Их боевая песня на улицах города решает судьбу новорожденного.

«…видели, как по улице вслед курсантам бежала женщина в папахе и шинели, на ходу закладывая обойму в большой тусклый маузер».

А «проснувшийся Алеша плакал и бил ножками, стараясь развернуть пеленки».

Мать оставила только-что рожденного ребенка в случайной еврейской семье. В рассказе не изображается никаких переживаний матери по такому случаю, может быть, потому, что ребенка этого родил не комиссар батальона Вавилова, а сам автор Василий Гроссман.

Гораздо лучше поступил тот же автор в рассказе «Муж и жена». Рассказ изображает семейную драму, измены и прочее. Автор вполне правильно решил, что раз есть семья, должны быть и дети. Но чтобы не возиться с ними на страницах книги, он остроумно вписал в первые же абзацы рассказа:

«Верочку Ариша увезла с утра к дедушке».

В дальнейшем о Верочке не вспоминают ни автор, ни ее родители.

Эта Верочка Гроссмана может служить моделью бедных советских детей. Авторы отправляют их к дедушке, чтобы они не мешали взрослым жить, совершать подвиги, иногда совершать и гадости.

Можно еще вспомнить несколько детских фигурок в нашей литературе, но искать в ней воспитательных проблем или хотя бы детских характеров было бы совершенно бесполезно. Даже в вещах, специально посвященных детской личности, дети выступают обязательно в искусственной роли. Такова «Таня» Сейфуллиной, двенадцатилетняя девочка, существо ходульное, резонерствующее, воспринимающее мир «по- взрослому».

Нет, дети, роль которых не идет дальше сюжетного орнамента, это не наши дети. И детские «словечки», книжное детское остроумие, сделанное специально для того, чтобы щекотать чей-нибудь испорченный вкус, нам не нужны. А любовь к таким словечкам у авторов всегда доходит до размеров, абсолютно неприличных. В рассказе Сейфуллиной «Молодость» умирает девушка.

«…мать спросила:

— Что дать тебе, доченька, что?

Нина взглянула на мать совершенно сознательно и ответила строго:

— Откуда я знаю? Я умираю в первый раз».

Ведь правда же, трудно не улыбнуться этому остроумию не то умирающей девушки, не то здравствующего автора.

Все эти дети — случайные фигуры в нашей литературе. Мы не верим в этих однообразно хороших детей потому, что не видим их жизни и их индивидуальности. И совершенно уже мы не видим в наших книгах советской школы, советских воспитательных проблем и тех трудных педагогических положений, которые на деле так часто занимают и нашу семью и наше общество. Еще меньше мы видим, как в детстве воспитывались действующие в романах герои.

Ни в какой мере мы пока еще не можем выдержать сравнение с нашими классиками, которые так много уделяли внимания детству своих героев. Вспомним картины детства Обломова, Евгения Онегина, Наташи Ростовой, детей из «Пошехонской старины», из романов Тургенева, «Детство» и «Отрочество» Л.Толстого, «Детство» М.Горького и др.

Это печально в особенности потому, что детская жизнь — органическая часть всей нашей жизни. Мы не имеем право забывать о детстве, ибо это значит игнорировать требование художественной правды.

Наша художественная литература должна уделить детям большее творческое внимание. В ее изображении советские люди не должны выступать как бы обреченно бездетными. Дети — это живая сила общества. Без них оно представляется бескровным и холодным. Изображая наше общество без детей, советская литература обедняет его, дает картину, лишенную богатства красок и подлинной жизненности. // А.Макаренко.


***************************************************************************************************************
Почему нарушаются законы о труде подростков?


Советская власть с первых же дней своего существования разрешила все коренные вопросы труда и образования молодежи и подростков. Она освободила юношей и девушек от тяжелого бремени нищеты и голода, дала им прочную материальную обеспеченность. У нас в стране нет безработицы. Вне зависимости от возраста и пола молодежь имеет за равный труд равную зарплату со взрослыми рабочими. Молодому поколению предоставлены все возможности работать и учиться.

Советские законы четко и ясно определяют условия труда подростков и молодежи. Если в капиталистических странах молодежь и подростки — наиболее эксплоатируемая и бесправная часть рабочего класса, то в нашей стране труд подростков есть прежде всего учеба, период овладения известной квалификацией и получения необходимых техническо-производственных знаний.

В СССР строго запрещается допускать подростков к ночным и сверхурочным работам. Согласно существующим законам, подростки принимаются на работу с 16 лет, и только с разрешения инспекции, как исключение, допускается прием на работу подростков с 14 лет, для которых установлен четырехчасовой рабочий день.

Все законы о труде и образовании молодежи должны строго соблюдаться, и никому не позволено нарушать их. Однако директора некоторых предприятий, руководствуясь узко хозяйственными задачами, нарушают законы о труде подростков. Так, директор Березичевского стекольного завода, Западной области, без разрешения инспекции принимал на работу подростков моложе 16 лет. При поступлении на завод от подростков не требовали представления документов о возрасте. Таким образом, в нарушение действующих законов было принято 30 человек. Подобные факты имели место и на фабрике им. Щербакова в Москве и на некоторых других предприятиях.

Согласно советским законам, рабочий день для подростков от 14 до 16 лет (принятых с особого разрешения инспекции по охране труда) установлен 4-часовой, а для подростков от 16 до 18 лет — 6-часовой. Вопреки этому совершенно ясному закону, действующему уже несколько лет, на ленинградском заводе «Красная заря», на Мурманской мебельной фабрике и в 46-м московском почтовом отделении подростки работают 7 часов.

Некоторые руководители предприятий, не умея правильно организовать процесс производства, допускают рабочих-подростков, особенно в последний период выполнения плана, к сверхурочным работам. Если это мероприятие вообще допускается в нашей стране как исключение, то оно совершенно нетерпимо по отношению к подросткам. Между тем директора заводов «Динамо» им. Кирова и Электрокомбината им. Куйбышева санкционируют сверхурочную работу подростков, грубо нарушают советские законы.

Происходит все это потому, что некоторые руководители предприятий теряют черты, присущие советским хозяйственникам, руководителям социалистических предприятий, не считаются с советскими законами, стремятся ущемить завоеванные права молодежи. Такое антипартийное отношение к делу обучения и подготовки кадров приводит к тому, что некоторые мастера и начальники цехов возрождают дореволюционные приемы использования учеников. Так, мастер механической мастерской фабрики им. Кутузова (Ростов-Ярославский) тов. Голенкова посылает учеников за покупками для собственных нужд, грубо обращается с учениками.

О том, что много еще есть фактов безответственного отношения к труду и образованию молодежи, показывает и набор в школы фабрично-заводского ученичества. На Кировском заводе, в Ленинграде, в 1936 году окончили школу ФЗУ 720 подростков, оставлены же на производстве только 150 человек. На Оренбургской дороге в 1936 году окончили школы ФЗУ 335 человек, а были использованы на производстве только 39 человек. Куда годится такое возмутительное отношение к подросткам и к советским деньгам, которые затрачиваются на их обучение!

Почему все это проходит безнаказанно для тех, кто не хочет считаться с советскими законами, кто бюрократически попирает права молодежи?

Ответ на эти вопросы может быть только один: безответственно и халатно относятся к своим прямым обязанностям профсоюзные и комсомольские организации. Многие из них совершенно забыли свой долг защищать интересы молодых рабочих, бороться за соблюдение советских законов о труде.

Получив функции государственного контроля по охране труда, многие профсоюзные органы, осуществляя их вообще крайне посредственно, в отношении подростков просто бездействуют. Имеется немало примеров, когда инспектора по охране труда не только не борются с нарушителями законов о труде подростков, а даже покровительствуют этому. Так, например, старший инспектор по охране труда ЦК союза хлопчатобумажной промышленности Московской и Ленинградской областей тов. Крохина совершенно незаконно разрешала допуск подростков к ночным работам.

Особенно отличился председатель центрального комитета союза табачников тов. Жуков, который на заявлении одного директора предприятия написал следующую крючкотворную резолюцию: «Разрешается работа подростков в ночной смене до получения решения президиума ЦК нашего союза по этому вопросу». Неужели сам тов. Жуков не читал отроду Кодекс законов о труде?!

По меньшей мере странную позицию занимает во всех этих вопросах наша печать, и в особенности газета «Труд», которая прежде всего обязана следить за соблюдением законов о труде. Получая заявления и сигналы по поводу нарушений законов о труде подростков, редакция «Труда» вместо того, чтобы остро поставить эти вопросы на своих страницах, в лучшем случае пересылает заявления рабочих в ЦК союзов «для принятия мер», а там эти заявления подшиваются к делу.

Большую долю ответственности за нарушение законов о труде подростков несут комсомольские организации. Многие обкомы и крайкомы ВЛКСМ совсем забыли о своих обязанностях, которые четко сформулированы в программе ВЛКСМ. Борьба против нарушений законов о труде подростков зачастую носит в комсомольских организациях декларативный характер.

Многие руководители комсомольских организаций, болтая о связи с массами, совсем не интересуются положением рабочей молодежи, характером ее труда. Иные беззаботные работники проходят мимо вопиющих нарушений советских законов о труде подростков и молодежи.

Советское законодательство целиком и полностью обеспечило все необходимые условия для труда и учебы подростков, дело только за тем, чтобы эти законы неуклонно выполнять, чтобы профсоюзные и комсомольские организации внимательно следили за жизнью и трудом молодежи и давали решительный отпор всяким попыткам нарушить ее права. Пора призвать к порядку нарушителей советских законов и обеспечить, как нас учит этому товарищ Сталин, чуткий и внимательный подход к подросткам, работающим на наших социалистических предприятиях. // П.Вершков. Секретарь ЦК ВЛКСМ.


***************************************************************************************************************
РЕКОРДНАЯ СКОРОСТЬ АНГЛИЙСКОГО ПАРОВОЗА


Новый английский рекорд на скорость установлен первым из серии новых обтекаемых паровозов, построенных компанией «Лэнден Мидлэнд энд Скотиш Рейлуэй». Этот паровоз с 8 вагонами покрыл расстояние из Лондона в Круи — 158 миль в 119 минут. Средняя скорость — 80 миль в час. Наивысшая достигнутая паровозом скорость равнялась 114 милям в час (1 миля — 1,6 километра). (ТАСС).

☆ ☆ ☆

ПРОИСШЕСТВИЯ

*Взяточники. Московская милиция раскрыла антигосударственную деятельность руководящих работников межрайонной конторы «Мосминвод» — Октябрьского, Ленинградского и Советского районов. Наиболее доходные места на улицах получали продавцы вод и мороженого, дававшие взятки руководители конторы. Так же обстояло с отпуском газа. Руководители «Мосминвода» умышленно не контролировали работу этих продавцов, создавая для них обстановку безнаказанного обмана покупателей (недолив сиропа, слабое газирование, отпуск уменьшенных порций мороженого и т.д.).

Милицией арестованы: заместитель директора межрайонной конторы «Мосминвод» А.П.Куликов, директора баз вод и мороженого Н.П.Поздняков и Г.А.Мохов, их заместитель А.А.Якубович, главный бухгалтер Ф.И.Чупринов, старший инспектор — контролер торговой сети В.Б.Бакалинский и другие. Ведется срочное расследование.

_________________________________________
Л.Фейхтвангер: Эстет о Советском Союзе || «Правда» №359, 30 декабря 1936 года
К.Чуковский: Воспитание совести || «Литература и искусство» №19, 8 мая 1943 года
Б.Смелов: Расовые бредни германских фашистов || «Правда» №360, 31 декабря 1936 года
«Советский Союз — самая интересная страна на земном шаре» || «Правда» №192, 14 июля 1938 года

Газета «Правда» №182 (7148), 4 июля 1937 года
Tags: 1937, Василий Гроссман, газета «Правда»
Subscribe

Posts from This Journal “газета «Правда»” Tag

  • И.Уткин. Клятва

    И.Уткин || « Правда» №215, 3 августа 1942 года Остервенелый враг продолжает лезть в глубь нашей страны, сжигает наши города и села, убивает,…

  • Перед судом народа

    Е.Кононенко || « Правда» №177, 16 июля 1943 года Севернее и восточнее Орла наши доблестные войска начали наступление против немецко-фашистских…

  • Мщение и смерть гитлеровским палачам!

    « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.). Л.Огнев. —…

  • Клеймо гитлеровской Германии

    К.Федин || « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.). Л.Огнев.…

  • Алексей Толстой. Подлость палачей

    А.Толстой || « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.).…

  • Зондер-банда

    Е.Кононенко || « Правда» №178, 17 июля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 16 июля (1 стр.).…

  • С.Маршак. Мать

    С.Маршак || « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден…

  • Огонь по детоубийцам!

    « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден Кутузова,…

  • Мужественный образ наших великих предков

    « Правда» №212, 31 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР учреждены военные ордена — Орден Суворова, Орден Кутузова,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments