Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Этого не забыть!

газета «Известия», 21 февраля 1942 годаЕ.Кригер || «Известия» №43, 21 февраля 1942 года

Дух великого Ленина и его победоносное знамя вдохновляют нас на Отечественную войну. Под знаменем Ленина—Сталина, вперед к победе! (ИЗ ЛОЗУНГОВ ЦК ВКП(б) К 24 ГОДОВЩИНЕ КРАСНОЙ АРМИИ).



# Все статьи за 21 февраля 1942 года.



«Известия», 21 февраля 1942 года

Мы долго ехали на санях в степном буране и, наконец, чтобы дать коням отдохнуть, а самим отогреться, завернули в село Мечебилово, близ Лозовой. В хате, которую мы облюбовали для ночлега, нас встретил старик Иван Бондаренко, такой дряхлый, что дрова он колол, сидя на полу, — вставать ему было трудно.

— Будьте ласковы, — сказал он, — дойдите до жинки в теплую горницу.

Старуха лежала на печи, такая же дряхлая, однако нрава более живого и, видно, правительница дома. Она посмотрела на нас внимательно и сошла с печи. Видно, мы ей понравились. Тут же стала она сетовать, что в хате ничего не осталось для добрых людей — ни лишней подушки, ни перины, а ладные были перины, и много их было, и все пошло прахом, все немцы забрали, чтоб им жарко стало на том свете, разбойникам. Старуха указала нам на широкую деревянную кровать, на которой мы могли уместиться вдвоем с моим спутником, и вышла из горницы. Прошло более часа, уже вечерело, пора было на покой, а старики все не возвращались. Удивленные, мы прошли в холодную половину хаты.

— Что же вы в горницу не идете? — спросили мы хозяев.

Старуха снова посмотрела на нас внимательно, а старик даже голову поднял.

Мы не знали, что и думать. Пусть ложатся на кровать, а нам неплохо будет и на полу в полушубках. Старик отложил топор в сторону и поднялся на ноги. Он стал как-то бодрее и приветливей.

— Я думаю, будет нам большая обида, если гости побрезгают спать на постели, — сказал он старухе. — А мы с вами на печи, как в добрые дни до войны было.

Хозяева провели нас в теплую горницу, но сами вошли туда с некоторым стеснением, как бы в чужой дом. Мы, наконец, стали расспрашивать, что за причина такой осторожности в собственной хате. Старик только головой покрутил:

— Нас с жинкой сюда не пускали.

— Кто ж не пускал?

— Немцы. Они и на печи, и на постели, и к потолку какие-то, бис их знает, люльки привесили, спали в них, как демоны летучие, а не люди. Мы с жинкой сюда и заглянуть боялись.

— Что ж так?

— А нас бы палкой, а то пистолетом. Спать меня выгнали в холодный куток, где кочерги лежат. Там собак офицерских держали, мне и лечь было негде, так сидя и спал. Две большие собаки, тяжелые, и все на меня норовят лечь, — им так теплее. Офицеры выйдут из горницы и смеются. Кричат самой большой собаке: «Брик, Брик, лягай на рюсс». Я схилюсь как-нибудь, спину ломит, обида душит, и ударил бы проклятую собаку, а знаю, не можно, не хозяин я больше своей обиды.

Старик помолчал. Ему плакать хотелось, но слез уже не было. Горечь и злость.

— Робил на них — рука опухла. Все им дрова, все им холодно, кальт, кальт! Где вин взялся, супостат, как земля его носит? Зажеркотит по-своему, а что ему надо, разве поймешь? Винтовками так и ширяют: где красные? Все красных искали. Душа у них не на месте была от красных. К старухе моей привязались.

— Я на коленки перед ними упала, за старика заступалась, а немец мне ружье прямо в рот. Говори, кричит, где красные. И железом своим во рту ворочает.

Укладывая спать дряхлого, немощного мужа, хозяйка, такая же старая и слабая, говорила ему:

— Ничего, старик. Все наживем. Абы жизнь була такая, як раньше була. Не мы, так дити наши счастье свое вернут. Спи. Спине-то не холодно, а то теплее накрою?

Утром мы отправились в путь. Буран в степи продолжался. Спасаясь от стужи, мы побывали во многих украинских селах и в разоренных домах нас встречали рассказами о крови, о смерти, — не было других слов для горестной повести о немцах на Украине.

Они говорят, что несут Украине свободу. Мы видели, как выглядит свобода в их понимании. Когда немцы вошли в Лозовую, жители города больше суток не выходили из подвалов. Тем временем немцы грабили их дома. Когда люди вернулись в дома, их стали убивать. Старых и молодых, без разбора, В один день, 25 января, замучены и расстреляны двадцатисемилетний инженер Е.С.Грабарь и шестидесятилетняя старуха Н.Р.Нелепа. Агентами гестапо убит на квартире рабочий Гонтарев. В подвале гестапо умерли от пыток Складенко, Круглик, Лейзерсон, Вакслер, Дейч — все это имена убитых. Пытки и смерть — вот обещанная немцами свобода.

Натешившись в городе, они вышли в степь. По линии железной дороги от Лозовой до станции Борова они расстреляли и повесили сто пятьдесят человек. Тела убитых больше недели висели на телеграфных столбах: пусть каждый видит, что такое обещанная немцами свобода. Немцам было некогда, они торопились убивать. Ходить за кровавой добычей пешком им надоело, они пустили по железной дороге свой бронепоезд расстреливать «партизан».

Нам рассказали об упрямом старике. Немцы пристали к нему как всегда, требуя чего-то, угрожая убить за отказ. Старик мотал головой: пусть идут к бисам! В него прицелились, пытаясь напугать. Тогда безоружный старик сделал то, что он мог сделать, — из трех пальцев он сложил такое, что должно было обидеть фрицев. Они обиделись и убили старика. Он лежал на снегу, и три пальца его правой руки были сложены так, как он хотел.

Немцы решили, что пора налаживать в Лозовой «нормальную жизнь». В Доме культуры они устроили бойню, в железнодорожном клубе — конюшню. В городском парке сожгли театр и кино. Каменные ограды разобрали для мощения военной дороги. Деревья срубили на дрова. Это были нововведения, так сказать, муниципального характера. Потом они взялись за вопросы просвещения. Учительница Лейбова, владеющая семью иностранными языками, работала при них дворничихой. Учителей они погнали на очистку дорог.

На этом их реформы закончились. Им стало совсем некогда. Стремительно приближались части Красной Армии. Командовавший фрицами генерал-майор Браун собрал остатки двух дивизий, поймал на бегу своих артиллеристов, бросивших огневые позиции вместе с орудиями, попытался спасти положение. Немцев вышибли из Лозовой.

Но память о них осталась кровавым следом в сердцах людей. // Евгений Кригер, спец. корреспондент «Известий». ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро


Утреннее сообщение 20 февраля

В течение ночи на 20 февраля наши войска продолжали вести активные боевые действия против немецко-фашистских войск.



Наша артиллерийская часть, где командиром тов. Ланский, за последние недели боевых действий разрушила и уничтожила 5 немецких ДЗОТ'ов, 4 блиндажа и 50 других укрепленных точек с пехотой противника, 2 минометные батареи, 3 орудия, 17 пулеметов и 3 наблюдательных пункта. Артиллеристы отбили три контратаки противника и уничтожили до 400 немецких солдат и офицеров.



Одна наша часть, действующая на Калининском фронте, после ожесточенного боя ворвалась в сильно укрепленный немцами пункт Л. и полностью уничтожила находившийся здесь немецкий гарнизон в количестве 400 человек. Среди захваченных нашими бойцами трофеев — 3 танка, 3 орудия и другое вооружение.



Артиллеристы части, действующей на Южном фронте, огнем своих орудий разбили немецкий железнодорожный эшелон, подожгли две цистерны с горючим и рассеяли две роты вражеских солдат, пытавшихся потушить пожар.



Бойцы части под командованием тов. Песочина, успешно отразив контратаки противника, подбили 4 немецких танка и уничтожили более 100 вражеских солдат.



В бою за село Ф. немцы бросили на пулеметный расчет тов. Шилова танк и большую группу автоматчиков. Укрывшись за домом, и пропустив танк, отважный пулеметчик открыл огонь по немецким автоматчикам. Метким огнем он истребил до 30 гитлеровцев. Получив ранение, тов. Шилов продолжал вести бой и уничтожил еще несколько солдат противника.



Партизанский отряд тов. Б., действующий в одном из районов Курской области, оккупированных немцами, устроил засаду возле пункта О. Совершив внезапное нападение на вражескую колонну, партизаны захватили 3 немецкие пушки и 27 повозок с воинскими грузами. Группа партизан этого отряда совершила налет на село, где расположились немцы. В результате боя уничтожено 15 гитлеровцев, остальные разбежались.



Добровольно сдавшийся в плен солдат 1 немецкой танковой дивизии Юзеф Лешинский, поляк по национальности, рассказал: «Все мои родные и друзья говорили мне, чтобы я не воевал против русских и при первой же возможности сдался им в плен. 16 января шестой и восьмой ротам было приказано итти в наступление. Незадолго перед этим мы понесли большие потери. В моем отделении из 14 человек в живых осталось только 4. Русские вели очень сильный огонь, и солдаты отказались наступать. Тогда офицеры начали расстреливать своих солдат. Много немецких солдат пало от руки своих командиров. Меня офицер выстрелом из револьвера ранил в ногу. Затем офицеры и часть солдат, всего около 40 человек, удрали на машинах. Я воспользовался случаем и сдался в плен Красной Армии. Я ненавижу гитлеровский режим. Я видел, как немецкие солдаты выгоняют русских женщин и детей на улицу, на мороз, и поджигают дома. В оккупированных районах гитлеровцы уничтожают польское и русское население».



Бригады станочниц Сталинградского тракторного завода тт. Числовой, Галышкиной и Антоновой ежедневно вырабатывают по три нормы. Бригада обрубщиков тов. Сергеева перевыполняет задания почти в четыре раза. Слесари Гамаюнов, Лобанов, Зубков, выполняя срочный заказ, ежедневно выполняли нормы на 350 процентов.


Вечернее сообщение 20 февраля

В течение 20 февраля наши войска вели упорные бои с противником, продвинулись вперед и заняли несколько населенных пунктов.

За 19 февраля сбито в воздушных боях 24 самолета и уничтожено на аэродромах 7 самолетов противника. Всего за этот день уничтожен 31 немецкий самолет. Наши потери — 12 самолетов.



За 19 февраля частями нашей авиации уничтожено и повреждено 10 немецких танков, 470 автомашин с войсками и грузами, 300 повозок с боеприпасами и войсками, 9 орудий, 5 зенитно-пулеметных точек, 34 пулемета, 68 минометов, подавлен огонь 33 орудий, подожжено 2 железнодорожных эшелона и один склад с горючим, взорвано 2 склада с боеприпасами, разбито 57 железнодорожных вагонов, 2 цистерны и один паровоз, рассеяно и частично уничтожено до 4 батальонов пехоты противника.



Бойцы части, где командиром тов. Лысенко, за 4 дня уничтожили более 800 немецких солдат и офицеров и захватили 17 пулеметов, 3 миномета, 52 винтовки, 69 лошадей, 37 повозок с военным грузом, 80 велосипедов, 2 кухни и много другого имущества.



Шесть автоматчиков под командованием сержанта тов. Полякова, перерезав дорогу, по которой отступал немецкий обоз, перебили 12 вражеских солдат и захватили 6 повозок, 11 пулеметов, 4 миномета и 6 ящиков мин.



На одном из участков Южного фронта, в районе пункта Р., была замечена офицерская разведывательная группа противника в количестве 20 человек. Старший лейтенант Зарудный и снайпер-красноармеец Маматов метким огнем уничтожили 16 вражеских офицеров.



В захваченном нашими войсками донесении старшего полкового врача 339 немецкого пехотного полка, адресованном командиру 167 немецкой пехотной дивизии, говорится:

«В результате врачебного обследования офицеров и солдат полка врачи подразделений пришли, совершенно независимо друг от друга, к общему выводу о физическом состоянии людей.

Физическое состояние: сильный упадок сил. Запас сил истрачен. Совершенно здоровыми можно признать не больше 15 процентов унтер-офицеров и солдат. У 40 процентов здоровье не в полном порядке, но и не сильно подорвано. Что же касается остальных 45 процентов, то, в надежде на быстрое окончание боевых действий, они просто тянутся за частью. Очень распространены заболевания пищеварительной системы, дыхательных путей, почек и мочевого пузыря, сопровождающиеся повышением температуры, долго не заживающие нарывы на ногах, обмораживание, общая вшивость (также и среди офицеров).

Психическое состояние (среди унтер-офицеров и солдат): общая подавленность, соединенная с крайней раздражительностью. Вшивость играет здесь огромную роль.

Состояние здоровья офицеров по существу не отличается от состояния солдат — поносы, гриппозные явления, вшивость... У значительной части офицеров, включая и командиров батальонов, наблюдается истощение нервной системы. Поэтому имеется опасность, и очень вероятная, что в решающие моменты боя офицеры не найдут в себе достаточной выдержки, нужной для командира»



В девяти ныне освобожденных от немецких захватчиков сельсоветах Дзержинского района, Смоленской области, по неполным данным, немецко-фашистские бандиты сожгли 2.495 жилых домов, 13 школ и 27 других культурно-просветительных учреждений, разрушили 1.013 хозяйственных помещений, перебили много рабочего и домашнего скота. Фашистские изверги за три с половиной месяца оккупации замучили и расстреляли 247 мужчин, 27 женщин и 14 детей. Отступая, немцы увели с собой 262 человека из числа мирных граждан.



Солдаты финского саперного батальона, сформированного из резервистов и находившегося в бараках близ гор. Симола, отказались выполнить приказ об отправке на фронт. Для расправы с финскими солдатами был вызван батальон немецкого полка, усиленный пулеметной ротой. Гитлеровцы окружили бараки и открыли по ним минометный и пулеметный огонь. Когда сопротивление финских солдат было сломлено, немцы учинили жестокую расправу с оставшимися в живых финнами.



450 матерей, жен и сестер рабочих и служащих треста «Азизбековнефть» (Баку), ушедших в Красную Армию, освоили сложные профессии и успешно работают на промыслах и предприятиях треста. // Совинформбюро.

______________________________________________
В.Антонов: "Крестоносцы" ("Известия", СССР)*
Бр. Тур: Колосья в крови* ("Красная звезда", СССР)
П.Трояновский: Родной дом ("Красная звезда", СССР)
Б.Ямпольский: Русский дом* ("Красная звезда", СССР)
В.Апресян: Байковое одеяло* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №43 (7729), 21 февраля 1942 года
Tags: 1942, Евгений Кригер, Совинформбюро, Украина в ВОВ, газета «Известия», зима 1942, немецкая оккупация, февраль 1942
Subscribe

Posts from This Journal “немецкая оккупация” Tag

  • Как немцы грабят белорусский народ

    М.Сиволобов || « Правда» №342, 8 декабря 1942 года Наши войска, преодолевая сопротивление противника, ведут наступательные операции на прежних…

  • Гитлеровские звери

    В.Тищенко || « Правда» №253, 10 сентября 1942 года В ожесточенных боях с гитлеровскими ордами Красная Армия нанесла огромный урон противнику.…

  • Истерзанный город

    В.Антонов || « Известия» №71, 26 марта 1943 года Вчера артиллерийский завод, где директором т. Елян, досрочно выполнил квартальную программу…

  • М.Исаковский. На Смоленщине

    М.Исаковский || « Известия» №224, 22 сентября 1945 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: Письмо товарищу Сталину от работников Волгостроя НКВД СССР и ответ…

  • Немецкий помещик на украинской земле

    Я.Макаренко || « Правда» №254, 11 сентября 1942 года Наши фабрики и заводы дают фронту все больше и больше самолетов, танков, артиллерии,…

  • Истерзанный город

    Б.Горин || « Известия» №206, 1 сентября 1943 года Красная Армия наносит мощные удары по гитлеровским оккупантам. Войска Западного фронта…

  • В древнем Путивле

    И.Уткин || « Правда» №234, 22 августа 1942 года Воины Красной Армии! Стойко и упорно сопротивляйтесь врагу, цепко держитесь за каждый клочок…

  • Здесь были немцы

    Вл.Лидин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • Зверства гитлеровских разбойников в Киеве

    Я.Макаренко || « Правда» №185, 4 июля 1942 года Фашистские разбойники оскверняют наши очаги, проливают кровь наших матерей, жен и детей,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments