Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Врачи наступающей армии

газета «Известия», 3 марта 1942 годаЕ.Кригер || «Известия» №51, 3 марта 1942 года

Мы ведем справедливую, освободительную войну. Мы сражаемся за правое дело, цели нашей борьбы благородны и возвышенны. Вперед и вперед, на подлого врага, товарищи бойцы и командиры. Разите его пулей, уничтожайте снарядами и минами, рубите его саблей, колите штыком! До конца разгромим немецко-фашистских захватчиков!



# Все статьи за 3 марта 1942 года.



Изба, в которой работали врачи, мало чем отличалась от войскового штаба. Поминутно звонил телефон. С далеких участков фронта сообщали о передвижении госпиталей первой линии. На столе военврача I ранга Маркова лежала карта. На ней красным карандашом были отмечены маршруты медико-санитарных батальонов. Стрелы указывали на запад: наши части вели наступление. На участке прорыва в расположение немцев врезывался клин. Туда, к острию клина, перебазировались полевые госпитали, — вплотную к линии фронта, как можно ближе к тем, кому нужна помощь хирурга. Два-три часа, выигранные у времени, часто решают вопрос о спасении человеческой жизни. Порядок движения санитарных частей рассчитан в часах и минутах, и Марков с помощью телеграфа, радио и самолетов следил за тем, чтобы заданный темп продвижения не нарушался. Он не был только врачом. Он стал человеком войны, командиром.

Осуществлению детально разработанного плана в те дни мешала погода. В степи разыгрался буран. Дороги замело снегом. Превосходно оборудованные санитарные автомобили не могли продвигаться вперед. Мы знали, как это выглядит там, в степи, — поездка на лошадях на расстояние в семьдесят километров отняла у нас двое суток. Ночью мы сбивались с дороги, всюду сугробы по пояс, измученные кони останавливались, но ездовой не брался за кнут, жалея коней, он выходил вместе с нами на снег, и мы находили дорогу почти-что наощупь.

Теперь тем же путем пробирались в буране врачи. Многих из них мы знаем по мирному времени. Они принимали пациентов в комфортабельных кабинетах. Тут они шли пешком по зимним степным дорогам, в колонне, на марше, по пятам за наступающими полками.

Один из них, начальник госпиталя, проходил с колонной через село и явился с рапортом к Маркову. Очки в золотой оправе, старомодные усы, подчеркнутая вежливость в обращении с каждым, особая мягкость интонаций. Армейского образца одежда, туго затянутый пояс, старательно прилаженная портупея не могли скрыть того, что этот добродушный человек привык носить просторный пиджак. Война заставила его забыть о старых привычках, и видно было, что ему это нравилось. Он во всем хотел быть похожим на новых своих товарищей, военных людей. В коротком докладе он ни словом не упомянул о бессонной ночи, об утомительном для городского человека хождении по сугробам в степи. Ему предложили остаться обедать, он ответил:

— Не могу. Мой госпиталь ждут.

— Имейте в виду, направляетесь в жаркое место. Участок серьезный, вводим ваш госпиталь вслед за войсками в прорыв. Смотрите на карту. Сделайте так, чтобы вам не слышать близкой артиллерийской стрельбы.

— Ничего, я выдержу.

— Вы-то выдержите, а вот раненым это совсем ни к чему.

— Резонно, — ответил начальник госпиталя, поправил запотевшие очки, отдал честь по-уставному и вышел из комнаты, где попрежнему неумолчно трещал телефон и отовсюду слетались донесения об идущих в буране санитарных частях. Госпиталь военврача II ранга Михаила Мелицева пробился в заносах на семьдесят километров вперед, врачи, санитары и сестры расчищали дорогу в снегу, и хирурги работали рядом с саперами, и женщины шли с лопатами в руках, и госпиталь прибыл на место в назначенный срок.

Врачи этой армии привыкали к войне в ее самые трудные дни, когда наши части отступали с боями, и однажды один из госпиталей первой линии оказался в селе, на которое немцы направили удар своих танков, и хирурги работали в избе на восточной окраине в тот час, когда бой развернулся на западной стороне села. Начальник госпиталя военврач II ранга Кумаритов, его хирурги и санитары продолжали перевязывать раненых до последней минуты. Марков держал связь со штабом дивизии, малейшие изменения в обстановке мгновенно становились ему известными. Приказ об эвакуации госпиталя он дал после того, как помощь была оказана каждому из раненых бойцов. В решающую минуту он подбросил в село двадцать автомобилей, госпиталь с двумястами ранеными был вывезен буквально из боя.

Теперь положение изменилось. Мы ведем наступление. Медики которых возглавляют Ставицкий и Марков, сумели перестроить работу санитарных частей в соответствии с новыми требованиями. Госпитали приближены к фронту. Высвобождая силы медико-санитарных батальонов для оказания помощи раненым на линии боя, врачи передвигают госпитали на место медсанбатов — на 10–12 километров от фронта. Мы видели хирургов в тот момент, когда они отправлялись в очень опасное место — в сделанный нашими войсками прорыв, к острию клина, обращенного на запад. Хирурги были спокойны.

— Мы делаем это в уверенности, что наши войска продолжат победу. Мы — хирурги наступающей армии и обязаны действовать смело. // Евгений Кригер, спец. корреспондент «Известий». ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.

________________________________________________
И.Эренбург: Душа народа* ("Красная звезда", СССР)
Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
Боевой дух Красной Армии ("The New York Times", США)
Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)
Роль морального духа на войне ("The New York Times", США)
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)

Газета «Известия» №51 (7737), 3 марта 1942 года
Tags: 1942, весна 1942, газета «Известия», март 1942
Subscribe

Posts from This Journal “газета «Известия»” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments