Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

На аэродроме || «Известия» 15.04.1943

газета «Известия», 15 апреля 1943 годаА.Булгаков || «Известия» №88, 15 апреля 1943 года

Совнарком СССР рассмотрел итоги социалистического соревнования в сельском хозяйстве за 1942 год. Московской, Калининской областям и Казахской ССР присуждены переходящие Красные Знамёна Государственного Комитета Обороны и первые премии. Привет победителям соревнования! Высокая награда, которой удостоены передовые области и республики, зовёт все колхозы и МТС к новым успехам.



# Все статьи за 15 апреля 1943 года.



«Известия», 15 апреля 1943 года

Ранним утром самолёт поднимается с городского аэродрома в воздух и берёт курс в сторону фронта. Летим низко над землей. Под крыльями машины, точно в огромной галлерее, наполненной прозрачным весенним воздухом, открываются картины родного края.

Старинный русский город с высокими зданиями, с белокаменными остроконечными соборами и парками раскинулся на крутом берегу. По реке медленно проходят первые пароходы и тяжело нагруженные баржи. Слева, распуская клубы дыма, мчится поезд. Деревни связаны узкими просёлочными дорогами. Кое-где на полях виднеются прошлогодние копны соломы. В деревнях просыпаются люди, — дымят трубы, женщины столпились у колодца. Ночевавшие в деревне бойцы с обозом запрягают лошадей. Вот красноармейцы рассыпались на поляне. Видно, идёт учёба…

Недавно мы остановились в одной деревне, обедали. Было тихо. Лишь изредка вели огонь зенитки. Все здесь уже привыкли к жужжанию авиамоторов высоко в небе. Но вдруг рёв боевых машин с характерным говорком мелкокалиберных пушек раздался прямо над нами. Самолёты били короткими очередями, разрывая тишину над лесом.

Все высыпали на крыльцо. Первое, что я увидел, был завывающий, пикирующий на лес «Хейнкель». За ним на цель устремился второй немецкий самолёт. Пока он выходил из пике, на ту же цель, строча из всех пушек, пошла третья вражеская машина. Четвертая парила выше, прикрывая остальные с воздуха.

Скоро стал виден и виновник этой воздушной баталии. Прижимаясь к лесу, лавировал хорошо знакомый людям фронта и тыла, ставший поистине народным самолёт «У-2». Он делал резкие повороты и нырял, как бы стараясь укрыться за верхушками деревьев.

Пилот с большим искусством бросал свою утлую воздушную ладью из стороны в сторону, ускользая от бронированных, вооруженных пушками и пулемётами самолётов врага. Потом «У-2» нето упал, нето сел в лес.

Все мы, наблюдавшие за этим воздушным боем, с тревогой в сердце подумали: «Неужели сбит?»

Немцы покружились над лесом, дали ещё несколько очередей и ушли.

Вскоре пилот и офицер связи с «У-2» были за нашим столом. Пилот оказался молодым армянином с горящими черными глазами. Губы его пассажира были перехвачены бинтом; сквозь белую марлю просачивалась кровь.

— Понимаешь, — горячо говорил лётчик офицеру связи, — метался я, как абрек без сабли и кинжала. Зло брало. Так и хотелось всадить очередь в эту немецкую сволочь. А чем?

Благодаря высокому лётному мастерству пилот Абрамян в бою против четырех немецких истребителей фактически оказался победителем. Целыми остались и самолёт, и пассажир, и пилот. А главное — в штаб был доставлен важный боевой приказ.

Много таких мужественных лётчиков-связистов на разных участках фронта скромно, с замечательным хладнокровием выполняет свой долг…

Лётчик самолёта, на котором мы летим, искусно направляет связную машину над проселками, над долинами рек. Изредка он осматривает небо. Небольшой разворот, и мы садимся на поляне у самых изб. Прилетели!

В рощице, куда подрулил наш самолёт, техники и мастера-оружейники готовили машины, заправляли их бензином, проверяли моторы, подвешивали бомбы. Вслед за нами на площадку сел истребитель. Летчик лейтенант Михайлов выпрыгнул из кабины и, придерживая полевую сумку, подбежал к командиру части. Он доложил, что задание выполнено. Командир выслушал рапорт и предложил лётчику отдохнуть. Но вскоре пилота подняли с постели.

— Как же так «задание выполнено»? — сказал ему командир. — Сейчас звонили из штаба. Оказывается, «колбаса» попрежнему висит. Летите снова и расстреляйте «колбасу» обязательно.

Лётчик Михайлов поднялся в воздух, набрал большую высоту и скрылся. Вскоре он возвратился на аэродром. При посадке все заметили, что вместо хвостового оперения ветер развевал на самолёте какие-то лоскутки. Все подбежали к машине. Лицо Михайлова было в копоти. Приблизившись к командиру, он сообщил:

— Лётчик лейтенант Михайлов прибыл с боевого задания. Зенитным огнём противника частично повредило хвост самолета.

— А цель? — нетерпеливо спросил командир.

— Цель сбита. Надеюсь, товарищ командир, пехотинцы сами позвонят.

Через несколько минут из штаба пехотной части действительно позвонили и просили передать благодарность лётчику за исключительно смелое выполнение задания.

— Он чуть носом не проткнул «колбасу». Когда аэростат загорелся, мы боялись, что он сгорит вместе с самолётом, — говорили из штаба.

— Ну, значит, всё в порядке, — ответил командир пехотинцам. — Лётчик здоровёхонек и спрашивает, нет ли там ещё «колбасы». Он до неё охотник!

Командир части прекрасно знает качества своих лётчиков. Все они работают успешно, но у каждого есть склонность или пристрастие к какому-нибудь одному делу. Михайлов искусно истребляет немецкие аэростаты воздушного наблюдения, называемые здесь попросту «колбасой». За короткое время он сбил пять аэростатов…

С аэродрома в воздух поднялись истребители — охранять передний край, уничтожать или отгонять немецкие самолёты в случае их нападения на наши войска. После этого на аэродроме наступило затишье. В лесу тлел костёр, и лётчики сидели вокруг него. Кто прилёг на ковёр из ещё не обсохших прошлогодних листьев, кто присел на пенёк.

У столика, сколоченного из свеже-выстроганных досок, сидел командир части с несколькими лётчиками. Вдруг он насторожился. Издали донёсся еле уловимый гул самолёта. Скоро этот звук услышали все. Прыгая через канавы и пни, люди бросились на опушку леса.

В ясном небе хорошо были видны боевые порядки вражеских бомбардировщиков. Самолёты шли, образуя общим строем букву «Г». Всего их было одиннадцать. Они прикрывались семью истребителями.

— По машинам! — раздалась команда.

Вихрем один за другим из леса стали вырываться наши истребители. Строясь в воздухе в боевой порядок, они мчались навстречу врагу.

С аэродрома хорошо было видно, как немцы сбросили первые бомбы. Над передним краем шёл воздушный бой. Семь наших истребителей смело бросились в атаку против одиннадцати вражеских бомбардировщиков и семи истребителей. Скоро строй немецких самолётов был нарушен. Беспорядочно сбрасывая бомбы, они заторопились во-свояси.

— Падает! Падает!..

Об’ятый пламенем, рассыпаясь на части, несся к земле немецкий бомбардировщик. Одно за другим вспыхнули облачка парашютов немецких лётчиков.

— Ещё один сбили. Молодцы!

Гул бомбардировщиков затих. В небе мелькали только истребители. Вскоре одна наша машина подошла к аэродрому. Лётчик, даже не развернувшись, повёл её на посадку. Он, казалось, не видел, что за ним увязались два «Мессершмитта». Ещё секунда, другая, и могла разыграться трагедия.

Кто-то не выдержал, выскочил из леса и стал махать нашему лётчику белым платком, пытаясь помешать посадке. Но было поздно, машина уже спустилась. Тотчас же на неё с воем обрушился один «Мессершмитт», а вслед за ним и другой.

В лесу заговорили наши зенитки, но скоро замолкли, потому что выше немецких истребителей показался ещё один наш самолёт. Пилот, торопясь выручить товарища, бросился в пике на пикирующие самолёты противника. Один из вражеских истребителей задымил и неуклюже наклонился к земле. Второй выпрямился и потянул к линии фронта.

— Горит!.. Падает!..

Лётчики с земли следили за агонией немецкого истребителя. Второй истребитель быстро удалялся. Все побежали к одиноко стоявшему нашему самолёту, обстрелянному «Мессершмиттами». Впереди всех мчался полковой врач. На ходу он кричал:

— Карету или носилки!

Врач забрался на крыло самолёта. Сидевший в кабине пилот повернул к нему голову. Лицо, руки и весь комбинезон лётчика были забрызганы маслом из пробоин.

— Жив, Краснощёков?

— Не только жив, но даже не ранен, — ответил Краснощёков.

— Молодец, во-время выключил мотор, а то бы сгорел.

— Как же это вы у себя на хвосте привели двух «Мессершмиттов»? — строго спросил командир части.

Краснощёков указал на бензобак. Его самолёт был одной из тех двух машин, которые до воздушного нападения врага отправились патрулировать в воздухе. Когда появились вражеские бомбардировщики, у Краснощёкова бензин был на исходе. Но он не хотел уйти и оставить немецких бомбардировщиков безнаказанными. Он вышел из боя, когда в баке почти уже не было бензина, и с трудом дотянул до посадочной площадки. Краснощёков видел, что немецкие самолёты увязались за ним, но ничего не мог поделать.

Вскоре к группе лётчиков подошёл пилот Дедков. Его встретили одобрительным гулом. Это он направил свою машину на пикирующий немецкий истребитель и поджёг его.

— Повезло тебе, браток, — говорил Дедков Краснощёкову. — У меня осталось совсем мало патронов, но я удачно всадил их… Пойдём обедать!

Один за другим приземлялись и остальные самолёты.

Через несколько минут лётное поле опустело. Небо заволокло тучами. Пошёл снег с дождём, перешедший в туман.

Командир части несколько раз выходил из избы и смотрел на небо. Смотрели и техники, лётчики, командиры эскадрилий. Все ждали погоды, ждали, что к вечеру прояснится и можно будет продолжать боевую работу.

В просторной избе на нарах лежали лётчики. В полумраке раздавалась негромкая песня.

Когда уже стемнело, дверь широко раскрылась, и вбежал лётчик Воробьёв.

— Разрешено лететь, товарищи! Небо ясное, даже звёзды высыпали.

Все вскочили. Быстро натягивались комбинезоны, шлемы. Кто-то искал свои перчатки.

Мы вышли из избы. Высоко в небе мерно гудели моторы. Это шли в далёкие немецкие тылы на бомбёжку самолёты нашей авиации дальнего действия. Скоро с нашего аэродрома стали подниматься лёгкие ночные бомбардировщики. На горизонте от земли к небу потянулись огненные нити трассирующих пуль. Немцы открыли огонь…

Когда первая машина вернулась с бомбёжки, оружейник Смирнов подвесил новый груз бомб.

— Можно лететь? — спросил лётчик Богачев и, получив утвердительный ответ, снова поднялся в воздух…

Всю ночь наши самолёты атаковали передний край врага, его ближние тылы, железнодорожные станции и дороги. // А.Булгаков, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.

________________________________________________________
Н.Денисов: Блокировка немецкого аэродрома* ("Красная звезда", СССР)
Уничтожать фашистскую авиацию на ее аэродромах* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №88 (8081), 15 апреля 1943 года
Tags: 1943, апрель 1943, весна 1943, газета «Известия», советская авиация
Subscribe

Posts from This Journal “апрель 1943” Tag

  • В Брянских лесах. Имение немецкого барона

    А.Кривицкий, П.Крайнов || « Красная звезда» №89, 16 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Гнусные измышления немецко-фашистских палачей (1…

  • Рисунки художника Д.Шмаринова

    А.Федоров-Давыдов || « Правда» №99, 16 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР о введении военного положения…

  • Е.Кононенко. Гитлеровец

    Е.Кононенко || « Правда» №99, 16 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР о введении военного положения на…

  • Авангард истребителей

    И.Сербин || « Красная звезда» №88, 15 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В Совете Народных Комиссаров СССР (1 стр.). Указ Президиума Верховного…

  • Танкист Николай Белогуб

    Л.Ганичев || « Правда» №98, 15 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В Совете Народных Комиссаров СССР: Итоги Всесоюзного социалистического…

  • Зверства немцев в Новороссийске

    И.Ерохин || « Правда» №98, 15 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В Совете Народных Комиссаров СССР: Итоги Всесоюзного социалистического…

  • Николай Тихонов. Могилы в городе Чудово

    Н.Тихонов || « Правда» №98, 15 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В Совете Народных Комиссаров СССР: Итоги Всесоюзного социалистического…

  • Советские самолеты над Кенигсбергом

    И.Агальцов || « Красная звезда» №87, 14 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: В Совнаркоме СССР и ЦК ВКП(б). — О мерах увеличения поголовья скота…

  • Николай Тихонов. Мы — русские!

    Н.Тихонов || « Известия» №87, 14 апреля 1943 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) утвердили государственный план развития животноводства на 1943…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment