Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Кистжинь взят!

газета «Известия», 13 марта 1945 годаЛ.Кудреватых || «Известия» №60, 13 марта 1945 года

Взят Кистжинь — важный узел путей сообщения и мощный опорный пункт, прикрывающий подступы к Берлину. Советские воины вышли к Данцигской бухте.

Да здравствует героическая Красная Армия!



# Все статьи за 13 марта 1945 года.



(От специального военного корреспондента «Известий»)

Л.Кудреватых. Кистжинь взят!

Кистжинь (Кюстрин) лежит на центральной магистрали, ведущей от восточных границ Германии на Берлин. Этот старинный город-крепость прижался к берегам Варты и Одера, прикрылся с юга широкой болотистой поймой реки, густой сетью озер. «Кюстрин — передовой бастион перед Берлином», — провозгласили немецкие газеты и радио. Действительно, немцы построили здесь чрезвычайно прочную оборону. Нашим войскам пришлось применить всё свое искусство и упорство, чтобы сломить здесь врага. Хваленая немецкая крепость пала. Гарнизон ее или перебит, или пленен. Очень немногим эсэсовцам удалось удрать на западный берег Одера.

Борьба за Кюстрин была исключительно тяжелой. Наши войска могли наступать с севера, в узеньком треугольнике между берегами Одера и Варты. Гарнизон Кюстрина, разбитый на боевые участки, получил строгий приказ — любой ценой удержать город. Бой шел за каждый дом и квартал. Не умолкала артиллерийская канонада. Пушки пробивали толстые каменные стены домов. Автоматчики врывались в образовавшиеся бреши и очищали комнату за комнатой, этаж за этажом.

Целые сутки шла борьба за пригород Нойштадт и прилегающее к нему лесничество. Здесь, точно ураганом, сметено все лежавшее на пути штурмовавших город частей. Но немцы попрежнему сопротивлялись отчаянно. Боевая группа из девяти немецких батальонов, располагавшая почти сотней орудий, укрепилась в домах, прикрывая огнем подступы к центральной части города. Тогда одна наша гвардейская часть, прославленная в немеркнущих боях под Сталинградом, неожиданно обрушила удар с фланга: на сожженное предместье Кюстрина — Китц. Чтобы спасти положение, командующий обороной крепости вынужден был выбросить в Китц боевую группу «Вегнер» и батальон майора Хатой — всего около двух тысяч солдат. В городской обороне образовались бреши. В них и рванулись наши штурмующие подразделения. Кюстринский гарнизон был расщеплен на части. После упорной схватки было сломлено сопротивление немцев в районе вокзала. Блокировав немецкие очаги сопротивления, наши бойцы выжигали их огнем автоматов и пулеметов. Через сутки почти весь город был очищен от противника. Но в районе стрельбища и водокачки немцы продолжали сопротивляться. Ярость наших воинов не знала предела. Они штурмом овладели и этими последними очагами немецкого сопротивления.

Кюстрин теперь — город дымящихся развалин. Разгромом его гарнизона ликвидирован один из последних плацдармов противника на восточном берегу Одера, пробита новая брешь в немецкой обороне на подступах к Берлину.

Под могучими ударами наших войск рушатся одна за другой созданные на путях к немецкой столице оборонительные системы. Мы помним, как превозносили немцы неприступность Познани. Наши войска обошли этот мощный узел сопротивления врага с севера и юга, окружили гарнизон и Познань пала, не задержав стремительного продвижения Красной Армии к Одеру. Немцы надеялись на Мезеритцский рубеж обороны. Советские артиллеристы, сапёры, танкисты, пехотинцы сокрушили и этот рубеж. Сейчас здесь подразделения майора Овчинникова взрывают огромные шестиамбразурные доты, убирают бесконечно тянущиеся линии противотанковых ежей и надолб, очищают минные поля. Сегодня пал город-крепость Кюстрин — мощный опорный пункт обороны немцев, прикрывавший подступы к Берлину. // Майор Л.Кудреватых. 1-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ, 12 марта.


****************************************************************************************************************
Москва салютует доблестным войскам Первого Белорусского фронта, овладевшим городом и крепостью Кистжинь (Кюстрин).


Фото С.Гурарий.
«Известия», 13 марта 1945 года


****************************************************************************************************************
Над Данцигской бухтой
(От специального военного корреспондента «Известий»)


Мягко гудит трансформатор радиопередатчика. Радист Матвеев нагнулся над микрофоном и окликает в эфире невидимого собеседника:

— «Охотник», давай координаты.

Матвеев — на земле, в кузове походной радиостанции. Стрелок-радист морского самолета-разведчика «Охотник» — в воздухе. Над Данцигской бухтой — полный штиль. Раннее утро. Тишина. Старые сосны роняют снег, расправляя в лучах солнца отяжелевшие мохнатые лапы. Ничто в живописном местечке не обнаруживает скрытого механизма разведки и нападения, мощных боевых средств, ожидающих сигнала к действию. Над кузовом радиостанции нависла хвоя. Тихо и будто спокойно, но Матвеев заволновался. Все чаще и чаще выкрикивая свои позывные, насторожился дежурный телефонист. Вбежавший рассыльный, раскрыв дверцу, виновато остановился.

— Повтори, повтори координаты! — крикнул Матвеев, схватив карандаш.

Две цифры, принятые радистом, преобразили покой местечка. То были широта и долгота обнаруженного немецкого конвоя. Уже вырвалось синеватое пламя из выхлопных патрубков моторов. Ведущий группы гвардии капитан Благодаров, застегивая лямки парашюта, бегло осматривал надувную спасательную лодку. Она помещалась рядом с парашютом. В напряженной работе экипажей чувствовалось, что дорога каждая минута. Выпускал самолеты замечательный штурмовик Балтики Герой Советского Союза гвардии майор Тургенев. Он взмахивал белым флажком и, следя за отрывающейся машиной, одобрительно приговаривал:

— Так, так, молодец, теперь убирай шасси.

Вскоре сквозь снежное облако, взвихренное над аэродромом, ушел в воздух последний из истребителей прикрытия, и вся группа легла на курс.

Гвардии подполковник Кузьмин по радио следил за полетом штурмовиков. Оставив позади землю, занятую нашими войсками, они давно уже шли над открытым морем. Была понятной озабоченность подполковника, пунктуальность его наставлений перед вылетом экипажей на операцию. Подполковник сам изведал сложность штурмовки конвоев. Он лично потопил восемь немецких транспортов, много раз приводил самолет в пробоинах, а однажды едва «дотянул» до своего берега. Тот день был последним для сотен немцев на борту большегрузного транспорта. Балтийцы его потопили.

* * *

Группа штурмовиков приближалась к цели. Слева по курсу открылся Кенигсберг, изломанные линии каналов и разбитые причалы. Дым пожарищ, сносимый ветром, стлался от города к морю. Благодаров уклонился вправо, и его маневр повторили ведомые. Цель была дальше. По голубоватому фону карты, лежавшей перед глазами ведущего, прочерчен курс. Он обрывался близ Данцигской бухты, где немецкий конвой был обнаружен самолетом-разведчиком. С тех пор прошло полчаса. Конвой заметил разведчика и уклонился в сторону.

Благодаров решает искать конвой, пока хватит горючего. Он оповещает об этом своих товарищей. Истребители сопровождения плавают над штурмовиками. Они просматривают воздух и воду, изредка передавая по радио свои наблюдения.

— Внимание! Слева десять градусов вижу немецкий конвой, — передает Благодаров.

Противника обнаруживают почти одновременно со всех самолётов. Строй становится более собранным. Теперь истребители уже неотлучны от охраняемых штурмовиков и висят у них «на хвосте». Вся группа идет прямо, как по натянутой струне. Пятно на море начинает расти и расчленяется. Отчетливо видны силуэты сторожевых кораблей-конвоиров и тяжелый, дымящий транспорт.

Коротка для немцев балтийская ночь! Они не успевают в темноте перебрасывать подкрепления в блокированные порты и часть пути вынуждены проходить засветло. А на рассвете появляются наши самолёты. Позавчера утром балтийский торпедоносец лейтенанта Богачева перехватил транспорт противника водоизмещением в 3.000 тонн. Ожесточенный огонь конвоя не спас охраняемый корабль. Богачев всадил в него торпеду и потопил на подходе к Данцигской бухте. Вновь обнаруженный транспорт с конвоем направлялся туда же.

Благодаров отдал последние приказания:

— В паре с летчиком Худяковым я атакую транспорт. Завьялову и Водяному подавлять зенитный огонь и фотографировать результаты атаки.

На кораблях охранения блеснули первые залпы. Пушки хлестали с упреждением. Шапки разрывов вспыхивали ниже и впереди самолетов. Внезапно беспорядочная лавина огня сомкнулась стеной на пути к атакуемому кораблю. Но Благодаров уже вошел в пике. Он видел лишь транспорт в рамке прицела и шел на него, как снаряд. Корпус транспорта заполнил видоискатель прицела. Бомбы легли в цель. Задрав нос, об’ятый пламенем транспорт садится на корму.

Благодаров вывел машину в горизонтальный полет и окликнул в микрофон товарищей. Прикрывая атаку ведущего, летчик Завьялов штурмовал немцев пулемётно-пушечным огнём. Флагманский корабль конвоя с особым ожесточением мешал атаке. Завьялов спикировал на него и свалил весь бомбовый груз. Больше немецкий флагман уже не стрелял.

Так был потоплен немецкий транспорт в 8.000 тонн водоизмещением. // Мих. Никитин. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 12 марта.


*****************************************************************************************************************
Действующая Армия. Артиллерия занимает новый огневой рубеж за Одером.


Фото специального военного корреспондента «Известий» Г.Самсонова.
«Известия», 13 марта 1945 года

________________________________________
И.Эренбург: Дальше! ("Красная звезда", СССР)
В.Величко: Кенигсберг во мгле ("Правда", СССР)
Великий путь побед Красной Армии ("Правда", СССР)
Мщение и смерть гитлеровским мерзавцам! ("Красная звезда", СССР)
Блестящие победы сталинской тактики маневрирования* ("Известия", СССР)

Газета «Известия» №60 (8670), 13 марта 1945 года
Tags: 1945, весна 1945, газета «Известия», март 1945
Subscribe

Posts from This Journal “газета «Известия»” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments