Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Закрыть лазейки для вредительства

газета «Правда», 22 июля 1938 годаА.Акопов || "Правда" №200, 22 июля 1938 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: На сессиях Верховных Советов Азербайджанской ССР и Узбекской ССР (1 стр.). Необоснованные представления и требования японского правительства (1 стр.). Заем Третьей Пятилетки (4 стр.). ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ: И.Хромов — О росте колхозных парторганизаций. Г.Карчемский — Партийный актив одного завода (2 стр.). СТАТЬЯ: А.Акопов — Закрыть лазейки для вредительства (2 и 3 стр.). Е.Варга — Перспективы урожая в капиталистическом мире (4 стр.). ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ: Г.Кедров — Советскому мотоциклу — хорошие цепи Галля. К.Скрябин, Н.Сошественский и др. — Когда же Наркомзем СССР закончит строительство института? И.Мотин, М.Калинина и др. — Бездушное отношение к пассажирам (3 стр.). А.Шаров, В.Яковлев — Штурмовщина губит завод (4 стр.). Б.Писаревский — В Богодухове все заседают... (3 стр.). Л.Соловьев — Олимпиада полустанков (4 стр.). СТИХИ: Иоганнес Р. Бехер — Деревянный домик (3 стр.). МАЛЕНЬКИЙ ФЕЛЬЕТОН: М.Горинский — Злой ХОК (6 стр.). НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТЕМЫ: Е.Александров — Провокационная работа фашистской разведки (5 стр.). Англо-французские переговори в Париже (1 стр.). На фронтах в Испании (5 стр.). Военные действия в Китае (5 стр.). Наемные рабы капитала — обзор иностранной печати (5 стр.).



# Все статьи за 22 июля 1938 года.



ГПУ, НКВД, враги народа

Уральский завод тяжелого машиностроения имени Серго Орджоникидзе справедливо называют заводом заводов. Этот машиностроительный гигант страны производит доменные печи, блюминги, прокатные станы, мощные прессы, транспортно-под’емные сооружения, газогенераторы, шахтные под’емники, экскаваторы и другое оборудование для тяжелой промышленности. Детище сталинских пятилеток — Уралмаш сыграл немалую роль в реконструкции и создании новых отраслей промышленности СССР. И не случайно троцкистско-бухаринские шпионы и диверсанты прилагали все усилия, чтобы подорвать мощь этого ценнейшего предприятия социалистической родины.

С большой помощью НКВД партийным и непартийным большевикам завода удалось вскрыть и разгромить агентуру фашистских разведок на Уралмаше. К руководству заводом пришли новые люди снизу — энергичные, способные и преданные делу коммунизма товарищи. Более 250 стахановцев из рабочих и инженерно-технических работников было выдвинуто на руководящую работу. Результаты не замедлили сказаться. План IV квартала 1937 года и полугодовая программа текущего года выполнены досрочно. В первом полугодии 1938 года завод выпустил товарной продукции почти вдвое больше, чем в первом полугодии 1937 года. Значительно возросли производительность труда и заработная плата рабочих. Себестоимость продукции снижена на 6 процентов.

Было бы, однако, рано думать, что уже все сделано для ликвидации последствий вредительства на заводе. В цехах еще много брака, потерь, некультурности. Работая над устранением этих крупнейших недостатков, заводской коллектив стремится уничтожить всякие каналы и лазейки для вредительства в будущем, ибо нельзя забывать предупреждений товарища Сталина о капиталистическом окружении, о том, что это окружение будет постоянно засылать к нам шпионов и диверсантов. Следовательно, наша обязанность — создать на советском предприятии такие условия, при которых нельзя будет вредить, при которых вредителям не будет житья.

Какими способами, приемами действовал враг на заводе? Изучение тактики врага, раскрытие механики всей его коварной деятельности — важное условие для предупреждения вредительства.

* * *

Иностранный «специалист» шпион 3., работавший в качестве старшего механика в конструкторском отделе, тонко проводил директивы фашистской разведки. Этот враг навязывал нашему заводу вчерашний день заграничной техники. Ориентируя завод на устаревшие немецкие конструкции, инженер 3. не брезговал и актами прямой диверсии. Так, например, при конструировании под’емного стола для прокатного стана Кузнецкому заводу он взял такую кинематику, чтобы стол не работал. И стан не могли пустить в эксплоатацию, пока не переделали столы. Этот же диверсант составил чертежи редуктора для Нытвенского завода с таким расчетом главного вала, что вскоре после пуска редуктора вал сломался. Это надолго вывело из строя прокатный стан.

Вредительство в конструкторском деле принимало разные формы. Когда нельзя было выводить машину из строя, тогда шли на снижение ее производительности или на всяческую затяжку выполнения срочного задания.

Уралмаш работал над изготовлением стана «800» для Чусовского завода. Проектировали его советские специалисты под руководством пресловутого инженера 3. И этот диверсант разработал такую конструкцию ножниц, которая лимитировала производительность стана.

Вредитель X. пользовался другим методом. Он старался при конструировании машин не уточнять, а запутывать технические задания. Когда заказчик пред’являл претензии, что машина сделана не так, как того требует технологический процесс, переделки и исправления намеренно затягивались на долгое время.

Диверсант проявлял в работе «исключительную осторожность». Проект под’емного стола для стана Запорожстали он разрабатывал в течение 6 месяцев, об’ясняя подобную затяжку «тщательностью» конструирования. И после того стан работает очень плохо, так как стол к нему построен неправильно…

Все это вредительство оставалось незамеченным лишь потому, что многие наши инженеры и конструкторы слепо преклоняются перед заграничной техникой и ее представителями.

В конструкторском отделе Уралмаша имеется свыше четырехсот инженеров и техников. Среди них лишь трое окончили учебные заведения до 1917 года. Остальные — советский молодняк. Он вырос и окреп в условиях, наиболее благоприятствующих развитию передовой мысли. Он мог бы проявлять инициативу и критически усваивать капиталистическую технику, создавать новую, советскую. Тем не менее мы плетемся еще в хвосте, плохо боремся за новые конструкции, за новые идеи и пути в технике. Здесь еще сказывается консерватизм отдельных работников промышленности — наших заказчиков, их стремление обойтись уже проверенными старыми машинами, их боязнь новизны. Но наши конструкторы не имеют права мириться с этим.

Мы должны воспитать в коллективе политическое отношение к вопросам техники. При выборе конструкции машины мы должны подходить не только как знающие техники, но и как грамотные большевики, политики. Мы должны следить за тем, насколько та или иная конструкция машины и ее детали соответствуют задачам социалистического строительства, под’ему стахановского движения и тем самым развитию действительно передовой, самой передовой техники в мире.

Вредители отрывали конструктора от производства, от монтажа машин. Чтобы предотвратить вредительство по этой линии, мы сейчас тесно сблизили конструктора с изготовлением машины. Конструктор обязан давать не только конструкцию машины, но быть прямым участником ее изготовления, монтажа и пуска. Он обязан изучить свою конструкцию в работе, в процессе ее эксплоатации.

Многие конструкторы уже принимают активное участие в сборке и монтаже машин в нашем сборочном цехе. Помимо того, что это повышает ответственность конструктора за его работу, оно дает еще новый толчок конструкторской мысли.

Пуск, изучение и эксплоатации таких крупнейших об’ектов, как станы Запорожстали, уже натолкнули лучших конструкторов на создание нового типа блюминга, резко отличающегося от лучших заграничных блюмингов.

Изучая приемы вражеской работы в конструкторском деле, наша молодежь значительно подняла свою бдительность. Перерабатывая конструкцию механизмов стана «800» Чусовского завода, среднелистового стана Запорожстали и других вредительски сделанных об’ектов, наши конструкторы увидели щели, через которые пролезал враг.

* * *

Чрезвычайно важно установить на заводе жесткую технологическую дисциплину.

Враги очень часто меняли технологические процессы, внося путаницу и дилетантство в это дело. Они прививали такую «систему» работы, при которой можно было когда угодно изменять соответствующие технологические карты, инструкции. Этим и создавалось широкое поле деятельности для вредителей. Особо частые нарушения технологической дисциплины проводились при выполнении важнейших государственных заданий.

Завод получил ответственнейший правительственный заказ. Зашевелились вредители. Бывший главный металлург диверсант Р. вкупе с заведующим центральной лабораторией шпионом Д. принимают все меры, чтобы запутать технологический процесс. 7 раз менялась марка стали для деталей роторов низкого давления. Сперва установили никелевую сталь, затем — хромо-никелевую, через 3 месяца — молибденовую, потом вернулись к хромо-никелевой, а через 2 месяца предложили и молибденовую и хромо-никелевую… Делалось это под видом «особой заботы о качестве закала», под видом изыскания «наилучшей марки стали». Непрерывная замена марок нарушала технологический процесс, правительственное задание было сорвано.

Одним из самых излюбленных методов вредителей было внедрение явно неправильных режимов термической обработки. Центральной лабораторией издавались неправильные инструкции, применение которых вызывало преждевременный износ изделий. Для испытания металла вредители применяли неверный исследовательский метод. Они подвергали испытаниям не основную часть металла, а только некоторую его часть. Такой технологический контроль не вскрывал действительных причин брака. Наоборот, вредители ориентировали технический персонал на неправильные выводы, направляли его на ложный путь.

Враги непрочь были использовать в своих преступных целях и лозунги стахановского движения. В порядке «ударности» бывший начальник кузнечно-прессового цеха 3. сократил технологический цикл как раз в той части, которая определяла качество продукции. По договоренности с вредителями-металлургами негодные слитки из сталелитейного цеха направлялись в кузнечно-прессовый цех как готовая продукция.

Чтобы не оказаться пойманными с поличным, вредители не сразу пускали эти слитки в работу, в цехе создавалось искусственное затоваривание металлом, а позднее, когда он шел в работу, уже не удавалось найти виновников брака. Потери от брака в 1937 году превысили на заводе 10 миллионов рублей. Уже первые шаги новых руководителей завода в борьбе с браком дали результаты. Брак в чугунолитейном цехе снизился с 9,6 проц. до 2,7 проц. в первом полугодии 1938 года. Среднемесячный убыток от брака со 158 тыс. рублей снизился до 47 тысяч.

Конечно, хвалиться достижениями еще не приходится. Сейчас, важно другое: методы вредительства по этому каналу вскрыты, механика вредительства осознана коллективом (не сразу!). Борьба за техническую чистоплотность, за большевистскую дисциплину и порядок в технологическом процессе развернута. И мы уверены, что скоро не только полностью ликвидируем брак, но и создадим непреодолимый барьер к его появлению.

Мы вводим как в горячих, так и в холодных цехах такую технологическую дисциплину, которая запрещает произвольно отступать от запроектированной технологии. Созданный на заводе крепкий технический отдел призван обеспечить составление комплексных технологических карт на все основные изделия. Отдел технического контроля обязан вскрывать малейшие отступления от запроектированных технологических процессов и привлекать к ответственности их нарушителей.

Чтобы закрыть лазейку для вредительства по линии металлургии, мы сосредоточили внимание технической мысли на всесторонней проверке и уточнении инструкций плавки и разливки сталей, отливки и ковки деталей. Приводится в порядок заводской марочник сталей.

Коренным образом улучшается работа центральной лаборатории. Ликвидируется обособленность разных заводских лабораторий, которая только мешала проведению полноценных аналитических и исследовательских работ.

* * *

Одним из основных каналов вредительства на заводе являлась область планирования. Здесь орудовал главный инженер — вредитель Л. Враги, пролезшие и на завод, и в Наркоммаш, сознательно запутывали все дело планирования. Они проповедывали «тоннажную теорию» — ориентировали коллектив на выпуск полуфабрикатов в тоннах вместо комплектного изготовления машин. При колоссальном браке и неимоверной затяжке выпуска продукции создавались горы полуфабрикатов.

Цикл производства наших машин довольно большой. Отдельные машины изготовляются в течение года и больше. Нужна точная увязка между квартальными и месячными планами завода и отдельных цехов. Это требование сознательно не выполнялось.

Под видом хозрасчета вредители стремились разрушить слаженность цехов. Механическим цехам задавалась программа вдвое большая, чем позволяла их мощность. Искусственно создавая затор в механических цехах, враги срывали выпуск товарной продукции. Только за 7 месяцев прошлого года это «планирование» вызвало увеличение количества незавершенной продукции на 30 с лишним миллионов рублей.

И здесь враги маскировались «ударностью». Они принимали заказы без всякого учета реальных возможностей. За один лишь 1936 год было принято 1.765 заказов, а в прошлом году — 1.040, при чем для их изготовления установили заведомо нереальные сроки. Так, например, бывший заведующий бюро заказов шпион К. принял заказ на изготовление крупного стана в течение 6 месяцев, тогда как для конструирования и изготовления этого стана требуется более года. На изготовление крупного блюминга был взят срок также в 6 месяцев.

Выступая перед общественностью в качестве ретивых «ударников», враги добивались дезорганизации не только нашего завода. Их коварный замысел был шире. Явно нереальными, авантюристскими сроками они срывали работу и других заводов и новостроек. Заказчик, ничего не подозревая, принимал вредительские сроки за чистую монету и приспосабливал свои расчеты к этим срокам. Заказы, конечно, не выполнялись в срок. Заказчики получали их гораздо позже, на новостройках получались диспропорции между готовностью строительства и получением оборудования. Отсюда — задержка пуска многих важнейших строек и замораживание сотен миллионов рублей.

С вражеским «планированием» внутри завода мы покончили, хотя нам еще далеко не удалось ликвидировать все последствия вредительства в этом деле. Мы еще до сих пор не добились резкого повышения плановой дисциплины и не воспитали весь комсостав в духе воинственной непримиримости ко всяким проявлениям безответственности, расхлябанности и легкомыслия.

Надо отметить, что Наркомат машиностроения весьма часто меняет планы, отдает нередко крайне странные распоряжения.

Возьмем, например, изготовление блюминга для Магнитогорского завода. В январе Уралмаш имел задание изготовить этот блюминг. Коллектив завода, засучив рукава, взялся за выполнение важнейшего заказа. Но в апреле получаем письмо из Главного управления тяжелого машиностроения (Главтяжмаш): заказ снимается с производства. В июне же предлагается снова форсировать изготовление блюминга.

Блюминг — машина, на изготовление которой уходит полтора года. Вес его более 3.000 тонн. Непредвиденная отмена заказа на такую машину парализует работу ряда цехов и вносит серьезные затруднения в организацию планирования всего завода. Создается полнейшая неразбериха и ломка порядка на предприятии, которая лишь на-руку вредителям.

Такая же история была у нас с производством второго прокатного стана «720». Эта машина (в готовом виде весит 5.670 тонн) в течение нынешнего года несколько раз снималась с производства, затем снова предлагали браться за ее изготовление.

Технически нелепые и путанные распоряжения — таков стиль работы Главтяжмаша и Наркоммаша. Руководители этих органов дают, например, указание в течение 20 дней изготовить несколько валков холодной прокатки. Между тем даже не специалист легко может понять, что для изготовления таких валков, начиная со слитков, требуется не менее 3—4 месяцев.

Подобные планы вносят лишь анархию в производство, помогают вредительским элементам использовать эту путаницу в своих гнусных целях, нарушают плановую дисциплину, создают неизбежность штурмовщины — спутника непорядков на заводе.

Чтобы закрыть лазейки для вредительства по этому каналу, необходимо навсегда покончить с плановой вакханалией, с частой сменой заданий, с непродуманными распоряжениями Главтяжмаша и Наркомата машиностроения. Со своей стороны мы принимаем решительные меры к установлению твердой, незыблемой плановой дисциплины внутри завода.

Мы прежде всего реорганизовали аппарат заводоуправления и цехов. Чрезмерно громоздкие цехи разукрупнены. Вместо одного механического цеха создано четыре. Кузнечно-прессовый цех разделен на кузнечно-молотовый и прессовый. Создан единый плановый отдел на заводе. При планировании мы стремимся создать полную увязку и слаженность в работе всех звеньев. Единые планы своевременно даются цехам и доводятся до рабочего места. Выработан жесткий график изготовления и пуска машин. Все это укрепляет дисциплину и дает возможность предупредить вредительское планирование.

* * *

Успех всякого дела решают кадры. Мало выдвинуть новых людей, мы обязаны предупредить малейшие возможности опутывания и обволакивания новых кадров врагами народа. Здесь решающее значение имеет улучшение идейно-политической работы среди хозяйственных и технических кадров. Между тем у отдельных работников, недавно выдвинутых товарищей, наблюдается тенденция отрыва от партийной жизни. Тенденции эти опасны, и им надо дать решительный отпор.

Совместно с партийной организацией мы работаем над большевизацией наших кадров. Систематический созыв хозяйственного актива, увязывание хозяйственных задач с задачами общеполитическими, развитие критики и самокритики будут способствовать систематическому повышению политического уровня нашего командного состава. Мы обязаны так политически вооружить наши кадры, чтобы они были способны раскусить любые махинации врага и пресекать их в зародыше. // Директор Уральского завода тяжелого машиностроения им. С.Орджоникидзе А.Акопов. г. Свердловск.


**************************************************************************************************************
СУД
Прокурор-самодур


О прокуроре В.Н.Беспаментове шла молва как о самодуре, эти разговоры не были лишены основания. История прокурорской деятельности Беспаментова в Шацком районе, Рязанской области, богата такими фактами.

В ноябре прошлого года Беспаментов санкционировал арест колхозников из села Кулики — М.А.Ермошкина и И.И.Трушакова. Оба колхозника обвинялись в поджоге избы своего односельчанина Н.С.Кудасова. Обвинение при следствии не подтвердилось. Однако прокурор продержал ни в чем не повинных колхозников под арестом 50 суток.

Шофер Шацкого мясомолочного совхоза В.А.Телков, об'езжая зимой на грузовике встретившиеся сани, застрял в снегу. Телкова и ехавшего вместе с ним местного жителя И.С.Ускова прокурор арестовал и продержал 25 дней, пока народный суд не прекратил дела.

Показалось Беспаментову, что сторож районной прокуратуры В.А.Коновалов «немного выпил», и «преступник» немедленно сажается под арест.

Нарушая советские законы, прокурор Беспаментов отдавал под суд председателей сельсоветов и колхозов, бригадиров и рядовых колхозников с такой же легкостью, с какой по всякому поводу сажал людей арест.

В прошлом году Беспаментов направил в Шацкий народный суд 750 дел. Из них треть судом была прекращена.

Отдавая под суд неповинных людей, шацкий прокурор в то же время покрывал настоящих преступников. Некоторые ответственные работники района, в том числе и сам Беспаментов, бесплатно снабжались разными товарами со складов Райпотребсоюза. Когда у кладовщика Райпотребсоюза П.Ф.Романова оказалась крупная растрата, прокуратура дело о растрате прекратила.

24 июля бывшего прокурора Беспаментова будет судить в Шацке выездная комиссия Верховного Суда РСФСР. // И.Ярцев.


**************************************************************************************************************
Деревянный домик


Я в даче деревянной под Москвою
Живу, где снова родину сыскала
Поэзия. О, как просторен мир,
Где человек завладевает счастьем.
Где он судьбе не брошен на добычу!..
Что ж, выйди на опушку да взгляни:
Там поезда бегут по гулким рельсам
Из Самарканда или на Ташкент,
С аэродрома самолеты в небо
Срываются. Сумей и ты мечтой
Подняться в небо и чертить крылом
По неизвестному. Тебе везде просторы
Открыты. Дело только за тобой:
Измерить неизмеренные выси.

II.

Я в даче деревянной улетаю
В Германию, спускаюсь там, где Урах1),
Где сузилась долина — словно мир
Замкнулся здесь пологими холмами...
Там, у крыльца, сижу я против Эрмса2)
На шаткой той скамье я размышляю:
Как горек путь! Как необычно все,
Что с нами сталось! Мыслью не обнимешь!
Вот год, второй и третий — я считаю,
Считаю все часы — лета изгнанья
Я день за днем еще раз прохожу.
Словам смотрины делаю, и много
В них нахожу случайного, и много
Упущенного мною — не поправить.

III.

Сижу я перед дачей. Много старых
Знакомых вижу проходящих мимо,
И многие, меня узнав, спешат
По мостику ко мне, дивятся встрече:
Откуда ты? Ну, как? О, что за ласка
К рукопожатьях, как нежны об'ятья
Улыбок, взоров, речи, как близки
Мы снова — ни крупинки неприязни,
Беспечный смех! Но вдруг встает молчанье
Вкруг нас. «Евгений Шёнгар3) тоже, тот
Из Эслингена4). Помнишь?» По долине
Вдруг тишина проходит, словно в ней
Дыханье ветра затерялось; трáвы
Сгибаются, как под незримым шагом.

IV.

Обману не поддайся в час, когда
Долиной бродишь, и ручей, как прежде,
В ней ропщет. Не подсчитан сонм убитых,
Но ты, как будто мертвые в гробах
Стоят вдоль лога, их забыть не можешь.
В ветвях дерев висит их крик предсмертный.
Зеленый скат — души не утешает,
И взор уходит вдаль, пока его
Колючки не удержат, ближний лагерь
Обвившие. От них весь край в крови,
Любой цветок шипами порастает
И ранит сердце мне. Пускай и там
Цветы цветут, но запах их до нас
Не долетает сквозь зловонье рабства.

V.

Ни звука вам не уступлю! Ни краски,
Хотя б одной, не дав по доброй воле,
Ни звона кос востримых, ни бренчанья
Коровьих колокольцев — ничего здесь
Нет вашего. И луч зари не ваш!
Не ваши звезды, грозы, долы! Стрекот
Цикад не ваш! И бабочка не ваша,
К цветку прильнувшая! Тропу лесную,
И ту мы оттягаем, каждый куст,
Травинку и букашку, даже вкус
Всей пищи! Наши вина пьете вы
И нашим хлебом кормитесь! Так было.
Все это вы возьмем у вас и — больше
Того: наш воздух, вас ласкавший прежде.

VI.

Как мне собрать и высказать все мысли,
Что мучат сердце, — так, чтоб речь была
Ясна еще? — Дорога, вся в извивах.
На Тюбинген5), вниз к Неккару6), кружит...
Отвесный бег, когда мотор, ворча,
Летит аллеей к мосту, под которым,
Вобравши весла, лодки быстрой стайкой
Скользят неслышно... Вы, долины, в мягкой
Зеленой замше, с вашей вечной грустью!..
Я плохо вас благодарил за ласку.
Всех лучше тем воздам вам, что приму
Вас в песнь мою! Взрастет, воспоминаньем
О вас томим, мой ненасытный гнев.
О, ярость гнева! Плодотворный дар!

VII.

И будет всё, как в сказке: серый сумрак,
Лежавший на земле, и если сыну
Начнет о прежнем мать: «Давным-давно...»,
Ей чуждым будет собственный рассказ
О том, что в прошлом было: броненосцы
И бой на небесах — стада чудовищ
С придатком человека, жечь народы
Поплывшие... И тут с улыбкой мать
Посмотрит в глубь столетий, ибо ей
Лик мужа здесь привидится, кто их
Сумел смирить, орду кровавых чудищ.
Она поет. Про Ленина. В дитя
Его впевает имя, учит сына
Кивать ему ручонкой в глубь столетий.

Иоганнес Р. БЕХЕР. Перевод с немецкого.


_______
1Урах — маленький городок в Вюртемберге, в Южной Германии.
2Эрмс — река, протекающая у города Урах.
3Евгений Шёнгар — немецкий коммунист, соратник Эрнста Тельмана. В начале 1934 года, вместе с Джоном Шеер и Штейнфуртом, был убит в лесу фашистами.
4Эслинген — промышленный город в Вюртемберге, известный как один из центров рабочего революционного движения.
5Тюбинген — южногерманский университетский город, в котором умер немецкий поэт-классик Гельдерлин.
6Неккар — живописная река в Южной Германии, воспетая в немецкой поэзии.

______________________________________________
А.Фадеев: Отщепенцы ("Правда", СССР)
Подлейшие из подлых*("Правда", СССР)***
М.Кольцов. Свора кровавых собак || «Правда» №61, 3 марта 1938 года
Чудовищные злодеяния право-троцкистской банды || «Правда» №61, 3 марта 1938 года
«Советский Союз — самая интересная страна на земном шаре» || «Правда» №192, 14 июля 1938 года

Газета "Правда" №200 (7525), 22 июля 1938 года
Tags: 1938, газета «Правда»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments