?

Log in

No account? Create an account

0gnev


Ярослав Огнев

«Красная звезда», «Известия», «Правда», «Комсомольская правда» 1941-1945


Previous Entry Share Next Entry
Фашизм и ненависть: священная ненависть к немецко-фашистским оккупантам
0gnev
Красная звезда, смерть немецким оккупантам

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



Советская и мировая печать о ненависти советских людей к немецко-фашистским оккупантам в период Второй мировой войны (1941-1945 гг.).

04.02.45: Побывав и на фронте, и в Москве, и в других советских городах, я был свидетелем тому, что в рядах Красной Армии мужчины сражаются бок о бок с женщинами. Отцы и дети зачастую воюют в составе одного подразделения. Это армия, которая любит свою страну и ненавидит своих врагов... Будучи свидетелями того, как немцы обошлись с жителями и городами Украины и Белоруссии, а также соседней Польши, советские солдаты одержимы жаждой мести. ("The New York Times", США)

ОКТЯБРЬ 1943:

17.10.43: Немцев здесь ненавидят, но довольно своеобразно. Голод и гибель людей воспринимаются философски, они являются лишь элементами титанической борьбы, в которую вовлечен Ленинград. Но стоит вам упомянуть Петергоф, и в глазах ленинградца вы увидите ярость. «Сволочи!» — наверняка скажет он. Немцев ненавидят за то, что они разрушили этот русский Версаль; за то, что эти «сволочи», практически полностью уничтожили великолепные дворцы, расположенные вокруг города, в частности, Пушкин; за то, что прекрасные парки Павловска лежат в руинах; за то, что более не существует дворца в Гатчине. И если бы не сверхчеловеческие усилия жителей города, позволившие остановить фрицев у Пулковских высот, в шести милях отсюда, и на юго-западных подступах, в районе Урицка, то сам город тоже был бы уничтожен. ("The New York Times", США)

24.04.43: Мы ненавидим в немцах алчных врагов, решивших уничтожить наш народ и завладеть нашей землей. Но наше презрение к немцам происходит не оттого, что они наши враги, а оттого, что мы увидели их низкую сущность. Назвать немца зверем, это значит украсить немца. Нет зверей, способных совершить то, что совершили гитлеровцы в Вязьме или в Гжатске. Только машины, автоматы, роботы способны на столь бесчеловечные действия. Мы воюем не против людей с более или менее развитым интеллектом, но против своеобразных «машин», восставших на человека. ("Красная звезда", СССР)

06.04.43: Когда-нибудь историки, изучая германское нашествие на Европу, будут задавать вопрос, как немцы могли дойти до пределов морального опустошения и низости, свершая столь чудовищные злодейства... Охваченные ненавистью к подлому врагу, к этой трижды проклятой германской орде убийц и насильников, к этим гнусным палачам наших отцов, матерей, жен и детей, мы произносим только одно слово: Месть!

Жажда мести клокочет в наших сердцах, не давая нам покоя ни днем, ни ночью. Руки сами тянутся к оружию и ненавидящие глаза наши ищут немца с единственной целью — покарать его, убить, уничтожить. Мы доберемся до каждого из этих злодеев! Всей своей черной кровью им не смыть своих преступлений. ("Красная звезда", СССР)

ЯНВАРЬ 1943:

27.01.43: Немецко-фашистский солдат нагл, но он трусливее самого жалкого труса, когда он видит перед собой сильного противника. Он — полное ничтожество, всеми презираемое и ненавидимое, требует так же, как и его плюгавый «фюрер», преклонения перед собой. Но когда ему дают крепкий пинок, когда его самого опрокидывают на спину, он дуреет, становясь полным идиотом. Он начинает плакать, думая, что он может кого-нибудь тронуть своими слезами и вызвать к себе сожаление. Если это не берет, он угодливо улыбается, точно он всю жизнь был вашим доброжелателем, и всё, что он натворил на вашей земле, в вашем доме, сделано кем-то другим, а не им. Его подлая трусость, его животный эгоизм, его шкурное себялюбие — это основа его империалистической алчности. ("Красная звезда", СССР)

20.01.43: За эти долгие месяцы испытаний мы сильно возмужали, я бы повторил — на десятилетия. Суровые годы войны дают не старость, а именно возмужалость. И вообще, ненависть не старит душу, а немножко морщинит лицо, глаза делает более зоркими. Этими зоркими и возмужалыми глазами мы теперь видим многое... Ибо залог победы — наши сердца, сердца русских, те сердца, которые пылают ярче зари, пылают неистребимым, неугасимым огнём ненависти к врагу. ("Известия", СССР)

10.01.43: Уцелевших женщин, детей видели красноармейцы. Что могло после этого их удержать? Есть гнев, который пробивает любую броню, прогрызает любую оборону. И вот немцы бегут перед воинами-судьями... Теперь мы чуем расплату. Теперь мы подходим к вратам судилища. Впереди еще много испытаний. Но то, что происходит на Кавказе, на Дону, под Сталинградом, под Великими Луками, это не «местные успехи русских», не частные операции, это начало возмездия. ("Красная звезда", СССР)

01.01.43: Из солдатской фляжки мы хлебнули студеной воды ненависти. Она обжигает рот крепче спирта. Проклятая Германия вмешалась в наши дни... По воле бесноватого и ему присных настало затемнение века. Мы ненавидим немцев не только за то, что они низко и подло убивают наших детей. Мы их ненавидим и за то, что мы должны их убивать, что из всех слов, которыми богат человек, нам сейчас осталось одно: «убей». Мы ненавидим немцев не только за то, что они низко и подло убивают наших детей. Мы их ненавидим и за то, что мы должны их убивать, что из всех слов, которыми богат человек, нам сейчас осталось одно: убей. Мы ненавидим немцев за то, что они обворовали жизнь. Они оставили из ее ароматов только запахи войны — пожарища, перегоревшего бензина и крови. Они оставили из всех цветов пестрой жизни один защитный. ("Красная звезда", СССР)

НОЯБРЬ 1942:

20.11.42: Ненависть к врагу точит сердце. Есть одно лекарство: убить немца. Башкиры мирный и добрый народ, но башкиры любят свободу. Не для того они сражались, работали, строили города и села, чтобы немецкие фон-колбасники ими помыкали, как «низшей расой». Ненависть жгла сердце молодого башкира Ахметтали Уразаева. Он недавно пришел на передовые. Он знал, что немец рядом — живой немец на нашей земле. Башкир Уразаев тихо сказал туркмену Курбанову: «Помоги убить немца» — так просит человек в пустыне глоток воды. Курбанов показал Уразаеву просеку: «Здесь они ходят. Жди». Терпеливо ждал Уразаев. Наконец показались немцы, они несли бревна. Уразаев застрелил двух фрицев и сразу ожил. ("Красная звезда", СССР)

10.11.42: Ненависть может слепить. Наша ненависть — это прозрение, она помогла народу созреть, вырасти. Мы были гуманистами, ими мы остались. Мы не потеряли нашей веры в человека. Мы только узнали, что есть подделка под людей, что гитлеровец — это эрзац человека. Было время, когда мы жалели немцев, даже посылали хлеб голодным обитателям Рура — в трудные для нас годы. Многие не нас не учитывали ни исторических традиций Германии, ни психологии немцев. Мы создали образ немца по своему подобию, и когда немцы напали на нас, наш добрый народ все еще верил, что фашисты гонят немцев, что обманутый немец скоро крикнет: «Гитлер капут». Мы действительно слышим эти слова — их говорят пленные, когда они превращаются в жалких подхалимов. Но мы знаем, что это не обманутые, а обманщики. ("Красная звезда", СССР)*

ОКТЯБРЬ 1942:

09.10.42: Узбеки и татары говорили на своих языках, русские на русском, но был у них один общий язык: ненависть. Она кинула вперед бойцов лейтенанта Рашевского до срока. Она заставила пехотинцев обгонять танки. Она помогла минометчикам тащить по болоту минометы. Она была очистительной грозой, и это она сбросила немцев в Волгу...

В госпитале лежал немолодой боец с тяжелой рваной раной. «40.2» значилось над его койкой. «Прогнали за Волгу», — сказал ему комиссар, и к ночи температура спала. Мы дошли в нашей ненависти до предела. Мы не можем жить, пока живы немцы. «От них трава вянет, а сердце сохнет», — сказал мне боец Илья Горев. Да, сердце у нас теперь сухое, как земля в засуху. Мы не можем ждать. Убить немца для нас стало необходимостью, как воздух. Мы будем жить, мы их убьем. ("Красная звезда", СССР)

08.10.42: Прытков ненавидит немцев, и он их презирает, у него к ним гадливость. Он контужен, плохо слышит, чересчур тихо он говорит подполковнику Самосенко: «Товарищ начальник, дайте мне отечественный автомат. У меня немецких шестнадцать штук было — роздал. Противно мне из них стрелять». Он не хочет пить воду из немецкой фляги: «Потерплю. Противно...» Он говорит: «Вижу тринадцать фрицев звездочки считают. Сидят в яме и курят. Я их из отечественного автомата... Один здоровый на меня прыгнул, я его отечественным прикладом...». Слово «отечественный» для него имеет особый смысл, он говорит не по словарю, по сердцу, и в его словах слышится большая отечественная ненависть... Ненависть не падает с неба, ненависть нужно выстрадать. ("Красная звезда", СССР)

14.08.42: У немецкого солдата Иозефа найдено неотправленное письмо к сестре Сабине. В письме говорится: «Сегодня мы организовали себе 20 кур и 10 коров. Мы уводим из деревень все население — взрослых и детей. Не помогают никакие мольбы. Мы умеем быть безжалостными. Если кто-нибудь не хочет идти, его приканчивают. Недавно в одной деревне группа жителей заупрямилась и ни за что не хотела уходить. Мы пришли в бешенство и тут же перестреляли их. А дальше произошло что-то страшное. Несколько русских женщин закололи вилами двух немецких солдат... Нас здесь ненавидят. Никто на родине не может себе представить, какая ярость у русских против нас». (Совинформбюро)

ИЮЛЬ 1942:

28.07.42: Я получил письмо от командира Казанцева. Он пишет: «Нужно поднять в русском народе такую ненависть к немцам, чтобы наш русский человек бил немцев всем, чем может, чтобы женщины, старики, дети вооружились топорами, косами, камнями и при встрече с немцами убивали их. Все наши столетние завоевания, все созданное нашими предками и современниками может оказаться в руках врага. Мы, наше поколение, несем ответственность за судьбу России. Ведь — представьте себе на минуту — если бы врагу удалось осуществить свое подлое дело покорения нашего народа, тогда следующее поколение, то, которым теперь пять или десять лет, плевали бы нам в глаза за то, что мы оказались не на высоте и не сумели отстоять величайшую державу мира...» ("Красная звезда", СССР)

27.07.42: Именно к крестьянской душе Тимошенко и всей России обратился в последнем Первомайском приказе Сталин – человек, чье лицо символизирует всю страну: «Они [бойцы Красной Армии] научились по-настоящему ненавидеть немецко-фашистских захватчиков. Они поняли, что нельзя победить врага, не научившись ненавидеть его всеми силами души».

Именно эти силы души – души солдата и рабочего – имела в виду секретарь московской профсоюзной организации Николаева, выступая перед ткачихами: «Вся работа в тылу проходит под знаменем ненависти».

Это – ненависть обороняющихся, и Красная Армия по-прежнему обороняется: ей пока не удалось добиться больших успехов в наступательных операциях, и сейчас она на собственном опыте ищет ответ на вопрос, сможет ли одна оборона дать нужный результат. Именно к этой ненависти апеллируют коммюнике Москвы, подчеркивающие необходимость истреблять немецких солдат, уничтожать немецкие танки, пушки, самолеты». ("Time", США)

ИЮНЬ 1942:

23.06.42: Ты любишь свою жену и ребенка, — выверни наизнанку свою любовь, чтобы она болела и сочилась кровью: твоя задача убить врага с каиновым клеймом свастики, он враг всех любящих, он бездушно приколет штыком твоего ребенка, повалит и изнасилует твою жену и в лучшем случае пошлет ее под плети таскать щебень для дороги. Так, наученный Гитлером, он поступит со всякой не немецкой женщиной, как бы ни была она нежна, мила, прекрасна. Убей зверя, это — твоя священная заповедь...

Сосредоточь свой ум и твердость ударов сердца на мушке автомата, сейчас ты должен убивать со всем пылом ненависти. Ведь ты для фашиста только вьючный ишак, которого колют в тощую шею палочкой с гвоздем, чтобы он шел и шел под тяжестью, покуда не упадет, высунув почерневший язык. Выстрел в фашиста — это повелительный стук в дверь твоей свободы, убийство фашиста — твой святой долг перед культурой. ("Красная звезда", СССР)

21.06.42: Год тому назад в коротенькую ночь серо-зеленые солдаты, как гады, ползли среди некошенной травы. Наши молодые бойцы сначала верили, что перед ними обманутые люди, которых можно образумить словом. А гады ползли, вырывали у девушек груди, вешали. И теперь ненависть к врагу, как уголь, жжет сердце России. Недавно в трамвае ехал боец-снайпер. Товарищ сказал про него: «Он застрелил семьдесят немцев». И тогда старая женщина, вся седенькая, морщинистая, подошла к снайперу и с необычайной лаской сказала: «Спасибо!..». ("Красная звезда", СССР)

МАЙ 1942:

26.05.42: Ненависть не далась нам легко. Мы ее оплатили — городами и областями, сотнями тысяч человеческих жизней. Но теперь наша ненависть созрела, она уже не мутит голову, как молодое вино, она перешла в спокойную решимость. Мы поняли, что нам на земле с фашистами не жить. Мы поняли, что здесь нет места ни для уступок, ни для разговоров, что дело идет о самом простом: о право дышать...

Наша ненависть к гитлеровцам продиктована любовью, любовью к родине, к человеку и к человечеству. В этом — сила нашей ненависти. В этом — ее оправдание. Сталкиваясь с гитлеровцами, мы видим, как слепая злоба опустошила душу Германии… Мы далеки от подобной злобы. Мы ненавидим каждого гитлеровца за то, что он — представитель человеконенавистнического начала, за то, что он — убежденный палач и принципиальный грабитель, за слезы вдов, за омраченное детство сирот, за тоскливые караваны беженцев за вытоптанные поля, за уничтожение миллионов жизней.

Мы сражаемся не против людей, но против автоматов, которые выглядят, как люди, но в которых не осталось ничего человеческого. Наша ненависть еще сильней оттого, что они с виду похожи на человека, что они могут смеяться, что они могут гладить коня или собаку, что они в дневниках занимаются самоанализом, что они замаскированы под людей и под культурных европейцев. ("Правда", СССР)

14.05.42: Подлинный воин Красной Армия полон безграничной веры в неизбежность победы нашего правого и благородного дела... Эта вера зиждется на ненависти к врагу и беззаветной любви к родине, на готовности перенести все невзгоды, преодолеть все трудности во имя освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев. Эта вера зиждется на трезвой оценке сил врага, который сейчас слабее, чем в прошлом году, и с каждым днем будет все больше ослабевать. ("Красная звезда", СССР)

10.05.42: Кровь замученных советских людей взывает к беспощадной мести. Нет места беспечности и благодушию в наших сердцах. Пусть в них, когда речь идет о враге, не будет ничего, кроме одной испепеляющей ненависти. Тот, кто ненавидит немецко-фашистских захватчиков, будет биться с ними беспощадно, не зная страха, презирая смерть. Тот, кто ненавидит гитлеровцев, никогда, ни при каких обстоятельствах не отдастся им в руки живым. Он возненавидит и того прохвоста, в чьей черной душе может появиться желание уклониться от боя или сдаться в плен. Тот, кто ненавидит немецко-фашистских захватчиков, никогда не отступит без приказа, а будет биться до последнего, хотя бы один против десяти, против двадцати; тот будет рваться вперед и вперед, чтобы навсегда очистить нашу землю от гитлеровской нечисти.

Ненавидеть немецко-фашистских захватчиков — значит уничтожать их без числа и без пощады, не ждать появления врага, а искать его... «Труп врага хорошо пахнет» — говорили в старину. Бить немецких оккупантов до полного их истребления — вот теперь единственный справедливый закон Красной Армии. Ненавидеть — значит победить! ("Красная звезда", СССР)

05.05.42: Мы говорим не о злобе — о ненависти, не о мести — о справедливости. Это не оттенки слов, это — другие чувства. Ненависть, как и любовь, присуща, только чистым и горячим сердцам. Мы ненавидим фашизм, потому что любим людей, детей, землю, деревья, лошадей, смех, книги, тепло дружеской руки, потому что любим жизнь. Чем сильней в нас любовь к жизни, тем крепче наша ненависть...

Немецкий солдат с винтовкой в руке для нас не человек, но фашист. Мы его ненавидим. Мы ненавидим каждого из них за все, что сделали они вкупе. Мы ненавидим белокурого или чернявого фрица, потому что он для нас — мелкий гитлеряга, виновник горя детей, осквернитель земли, потому что он для нас — фашист. Если немецкий солдат опустит оружие и сдастся в плен, мы его не тронем пальцем — он будет жить. Может быть грядущая Германия его перевоспитает: сделает из тупого убийцы труженика и человека. Пускай об этом думают немецкие педагоги. Мы думаем о другом: о нашей земле, о нашем труде, о наших семьях. Мы научились ненавидеть, потому что мы умеем любить. ("Красная звезда", СССР)

01.05.42: Сегодняшний день Первого мая единственный в истории человечества, другого такого не будет: через год мы украсим милые волосы наших подруг цветами победы. Сегодня праздник вооруженной ненависти, которая стала творящей силой. Мы воюем за справедливость. Мы отвоевываем жизнь наших детей, чтобы они не валялись с разможженными головами в обочинах дорог, жизнь наших матерей, чтобы, умирающие от голода и холода, они не глядели в отчаянии на горящие родные хаты, жизнь наших подруг и жен, чтобы гитлеровские солдаты не отрезали им груди, не раздирали их, привязав к деревьям, чтобы оскверненные немцами тела их не валялись грудами в противотанковых рвах. Мы двигаемся по пути солнца на запад, срывая немецкие надписи с перекрестков дорог и с улиц наших несчастных городов и селений, которые Гитлер приказал превращать в зону пустыни; мы очищаем родную землю, предназначенную Гитлером для двадцати пяти миллионов немецких колонистов, мы избавляем жизнь и мир от бездонно павшей гитлеровской сволочи...

Страшен гнев разоренного улья. И в день Первого мая, в день труда еще сильнее наша ненависть к гитлеровцам. Что им русская земля? Что им наш труд? Они пришли грабить, пьянствовать, убивать. И наш ответ это — снаряды, танки, самолеты, винтовки. И наш ответ — это кровь оккупантов. Зимой она растопила непробудные снега. Летом она напоит сухую землю... Нет места виселицам среди русских деревьев. Не ходить по русским лугам поганым ефрейторам. Вперед, друзья! ("Красная звезда", СССР)

АПРЕЛЬ 1942:

22.04.42: В германской армии много танков и много минометов, но нет в ней сердца, это армия-автомат. Рабы наняли других рабов, и рабы говорят рабам: «Умирайте за Гитлера. Мы дадим вам краденый хлеб. Мы дадим вам чужие города. Мы дадим вам сто марок, тысячу франков, десять тысяч лей». И в ответ подымается в нашем сердце лютая ненависть: как они смели привести к нам этих золоторотцев Европы, этих вшивых сутенеров, этих международных шулеров? На нашей земле пасутся презренные наемники, едят наш хлеб, оскверняют наших девушек. Этого не наш стерпит советский народ. ("Красная звезда", СССР)

15.04.42: Законное чувство негодования, презрения и омерзения вызывают обработанные фашистским ядом немецкие холуи и хамы, восторгающиеся своим рабством, своими цепями, своей палаческой функцией, своими подлыми кровавыми деяниями насильников, мародеров. Эти змееныши, вскормленные на фашистской лжи и мерзости, вызывают ненависть всего советского народа и его Красной Армии. Оболваненная немецко-фашистская армия обречена на гибель. ("Красная звезда", СССР)

МАРТ 1942:

29.03.42: Когда речь идет о русских, нужно помнить одно — и немцы ощутили это на собственной шкуре — силы воли им не занимать. Один из них сказал мне на фронте вскоре после того, как Соединенные Штаты вступили в войну: «Ваша проблема, товарищ, в том, что вы недостаточно ненавидите немцев». ("The New York Times", США)

03.03.42: Двадцать восемь гвардейцев не жаловались и не плакали. Нашу духовную силу мы показали в трудные месяцы отступления. Теперь мы идем вперед. Наши бойцы не вешали и не будут вешать: это воины, а не палачи. Наши бойцы не пытают женщин: это люди, а не фашисты. Гейнц Клин? Немецкая армия? Жестокие и шкодливые душонки! Они нас научили великой ненависти. Они нас научили и великому презрению. ("Красная звезда", СССР)

10.02.42: Самонадеянные гитлеровские дурачки не знают подлинной природы советского человека, не знают, из какого материала скроены наши люди. Садистские зверства немцев не сломили нашу волю к борьбе. Наоборот, ненависть родила ярость. А ненависть и ярость удвоили наше мужество. Вот почему, когда наша дивизия дерется с двумя дивизиями немцев, мы не позволяем себе говорить, что у противника численное превосходство. Ведь наш боец, охваченный святым гневом, защищающий свое отечество и свою семью, сильнее двух немцев. ("Красная звезда", СССР)

ЯНВАРЬ 1942:

14.01.42: Добрым был русский народ. Это всякий знает. Умел он жалеть, умел снисходить. Немцы совершили чудо: выжгли они из русского сердца жалость, родили смертную ненависть. Старики и те хотят одного: «Всех их перебить». ("Красная звезда", СССР)

13.01.42: Издевательствами над драгоценными памятниками нашей культуры немцы хотели бы сломить русскую душу, отнять у советских людей их нравственные опоры, погрузить их в тайную ночь морального рабства. Этот дьявольский расчет бит. Не смирение, а ненависть поселили фашисты в наших сердцах, не покорность, а жажду мщения вызвали они своими преступлениями. ("Красная звезда", СССР)

03.01.42: Мы не хотели чужого добра. Мы не зарились на чужое счастье. Мы строили новый мир. Мы привили пшеницу на Крайнем Севере. Мы любили книги и теплоту братских рук. Вы приняли наше миролюбие за слабость. Вы напали на нас исподтишка. Вы жгли наши города. Вы пытали наших жен. Вы разбудили нашу ненависть. Вы выкормили наш гнев. Теперь для нас вы не люди. Для вас у нас нет ни жалости, ни снисхождения. Для вас у нас свинец и елки, — под нашими елками вы уснете непробудным сном. ("Известия", СССР)

01.01.42: Нет! Нельзя питать к ним никаких других чувств, кроме ненависти. Те, кто возвращается в освобожденные Красной Армией города и села, понимают это. Красноармейцы, увидевшие разрушенные улицы, голые скелеты зданий, тела советских граждан, качающиеся на виселицах, уйму замученных пленных, искромсанных раненых, с налитыми кровью глазами бросаются в бой. Пламя ненависти окрыляет их, ведет вперед.

Это пламя ненависти должно охватить все сердца. Свята ненависть, рождающаяся из любви. Наша ненависть рождается из глубочайшей любви к земле, затоптанной сапогами оккупантов, из любви к человеку, обездоленному, истерзанному руками разбойников, из любви ко всему, что в течение ряда лет создавалось, строилось, возносилось ввысь...

Ненавидеть каждой мыслью, каждым чувством, каждым ударом сердца. В огне ненависти да сгорит, да превратится в пепел вражья сила! Выжечь след немецкой стопы с наших полей, с наших улиц и дорог, выжечь дотла! Мера нашей любви к родине — сила ненависти к врагу. ("Красная звезда", СССР)

ДЕКАБРЬ 1941:

27.12.41: Пятьдесят дней в центре города на устрашение жителям висело 8 повешенных юношей и девушек. Немцы хотели запугать советских людей. Не страх поселили немцы в нашей душе своими зверствами, а лютую ненависть... Вперед, бойцы! Пусть содрогнется гитлеровская Германия. Пускай она узнает, что ее коричневым выродкам не вернуться назад. Мы не выпустим их отсюда, где каждый камень вопиет о мщении, мы истребим их поголовно, мы отомстим за все. ("Красная звезда", СССР)

05.12.41: Альфред Розенберг забыл русскую историю, хотя когда-то он ее учил. Розенберг думает, что мы способны только на «бескровную любовь». Он узнает скоро, что такое кровная русская ненависть. ("Красная звезда", СССР)

03.12.41: Уже свыше пяти месяцев гитлеровские орды терзают нашу землю. Подобно чуме, прошли они по Белоруссии и Украине, по Прибалтике и Смоленщине, всюду пытая, вешая, расстреливая. Но ничто еще не обнажало так до конца звериного облика немецких захватчиков, как их беспримерные расправы над советскими людьми в Киеве и Ростове.

Пытками и массовыми расстрелами Гитлер хочет запугать советских людей, сломить нашу волю к борьбе. Но чем больше звереет враг, тем больше наша ненависть к нему, тем сильнее наше стремление во что бы то ни стало разгромить банды немецких захватчиков, рассчитаться с ними за все, истребить их всех до единого. ("Красная звезда", СССР)

30.10.41: Вся эта дикая орда убийц и насильников охвачена животной ненавистью к народам, населяющим советскую страну. «Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девушка или мальчик», — поучает «Памятка германского солдата». А в блокноте солдата Генриха Тивеля из Кельна было записано: «Я, Генрих Тивель поставил себе цель истребить за эту войну 250 русских, евреев, украинцев, всех без разбора. Если каждый солдат убьет столько же, мы истребим Россию в один месяц, все достанется нам, немцам. Я, следуя призыву фюрера, призываю к этой цели всех немцев»...

Ненависть, священная ненависть к гитлеровским изуверам жжет наши сердца, и нет у нас теперь иной жизни, как жизнь для борьбы, для защиты отчизны, для разгрома и уничтожения подлого врага. ("Красная звезда", СССР)

СЕНТЯБРЬ 1941:

23.09.41: Куда ни придешь — на завод ли, в школу ли, в университет, в любой поселок, в любой дом, в любую семью, — всюду горят глаза ненавистью к фашистско-немецким негодяям. Гнев опалил сердце советского человека. Проклятая коричневая чума! Подлые фашистские выродки!.. Пусть они знают, что священный гнев сблизил, как никогда, всех советских людей... Народный гнев — это сила, равной которой нет. Народный гнев сильнее и смертоноснее самого искусного смертоносного оружия. Гнев ведет вперед советского человека. Гнев помогает нам с высоко поднятой головой переживать трудности войны. Священный гнев вливает в нас огромные внутренние силы жизни...

Мы ненавидим тебя, проклятая фашистская гадина! Мы ненавидим тебя и поэтому мы победим. Гнев советского человека спалит смрадную фашистскую нечисть, опоганившую земной шар. ("Правда", СССР)

13.09.41: Злодеяния, которыми фашисты рассчитывают сломить волю к борьбе, сломить решимость советского народа, лишь удесятеряют нашу священную ненависть к подлому и коварному врагу. Этой ненавистью горят сердца советских патриотов там, в фашистском тылу, где огромный урон гитлеровским псам наносят славные партизаны — народные мстители. Этой ненавистью пылают сердца воинов Красной Армии, проявляющей героизм и презрение к смерти в боях с фашистами. Этой ненавистью полны сердца всех граждан Советского Союза, кующих победу над врагом самоотверженным трудом у станков и на полях, готовых в любую минуту с оружием в руках выступить на защиту родной земли. ("Правда", СССР)

11.09.41: Священный огонь гнева, испепеляющая врага ненависть горят в сердце каждого патриота нашей великой страны, каждого гражданина Советского Союза, каждого бойца и командира Красной Армии. Фашистские гады ответят сторицей за все: за кровь женщин и детей, за зверские истязания мирного населения, за расстрелы пленных, за бомбежку госпиталей и мирных городов. Фашистская армия должна быть уничтожена.

Солдату фашистской армии противостоит чистый и светлый моральный облик воина Красной Армии, подлинного носителя культуры и гуманизма, умеющего во имя прогресса презирать смерть и опасность. Уверенный в правоте своего дела, беззаветно защищающий свою родину, он смело идет на «таран», он не щадит крови и жизни своей, чтобы уничтожить злейших врагов человечества — немецко-фашистских мерзавцев. ("Известия", СССР)

04.09.41: Для фашистских мерзавцев не существует никаких правил ведения войны, никаких человеческих законов. Все это попирается зверьем в обличьи фашистских офицеров и солдат. Пусть же это зверье не посетует, если советские люди будут платить им кровью за кровь... Кровавые преступления гитлеровских человеконенавистников порождают в сердцах советских людей неугасимую ненависть к врагу, зовут к расплате, закаляют нашу волю бороться до тех пор, пока не будут истреблены гитлеровцы — эти чудовища в образе людей. ("Правда", СССР)

20.08.41: Мы верим, что в Германии есть люди, которые в отчаянии от позора и стыда закрывают руками лицо, слушая о деяниях своих соотечественников. Деяния офицеров и охранников Гитлера, немецких солдат превосходят все нам известное из истории ужасов, зверств и кровавых массовых дел. Это не какие-нибудь единичные случаи садизма представителей германской расы, это поведение гитлеровской армии, воспитанной для завоевания мира и установления иерархии класса господ. Чем мы ответим на фашистские зверства? Ненавистью, удесятеряющей наши силы и наше мужество в бою, грядущей победой над гитлеровскими армиями, разгромом их и уничтожением всей системы озверения человека, всей системы вместе с выродками рода человеческого, начиная с потрясучего и припадочного Гитлера. ("Красная звезда", СССР)

ИЮЛЬ 1941:

28.07.41: Враг коварен и силы у него еще много. Мы должны об'единиться в одной воле, в одном чувстве, в одной мысли - победить и уничтожить Гитлера и его армии, которые несут смерть и рабство, рабство и смерть и больше ничего.

Для этой великой цели нужна ненависть. В ответ на вторжение Гитлера в нашу страну - ненависть, в ответ на бомбардировки Москвы - ненависть. Сильная, прочная, смелая ненависть... Не черная, которая разрушает душу, но светлая, священная ненависть, которая об'единяет и возвышает, которая родит героев нашего фронта и утраивает силы у работников тыла. ("Правда", СССР)

17.07.41: Почувствовав величайшую силу и беспредельную ненависть украинского народа к фашистским захватчикам гитлеровская клика подобрала к себе в обоз петлюровскую и националистскую нечисть и решила: а ведь найдутся в украинском селе хаты, которые откроют двери петлюровцам-диверсантам... Кровавые фашистские псы найдут могилу на Украине. Украинский народ знает, что ему угрожает смертельная опасность. Нас ни на секунду не поколебали первые воровские успехи гитлеровских полчищ. Мы трезво оцениваем обстановку. Наглый, самонадеянный враг нашел на украинской земле великую ненависть народа и вместо хлеба – уничтоженные посевы, вместо сала — свиной навоз, вместо сладкого чая — уничтоженные колодцы. ("Правда", СССР)



См. также:
* * * Немецкий солдат
* * * Русский солдат
* * * Потери немцев на Восточном фронте
* * * Зверства немецко-фашистских оккупантов

_________________________________________________
"Правда", СССР (Спецархив)
"Известия", СССР (Спецархив)
"Красная звезда", СССР (Спецархив)
"The New York Times", США (Спецархив)
"The Times", Великобритания (Спецархив)
"The Guardian", Великобритания (Спецархив)
"Gazette de Lausanne", Швейцария (Спецархив)
Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)
Хромой урод Геббельс своим блудливым языком ("Правда", СССР)
Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)
Как бешеный щенок Гитлер грязным носом ищет ("Красная звезда", СССР)
Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)
Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)

Posts from This Journal by “1942” Tag

  • Мсти немцу, товарищ!

    В.Кукушкин || «Ленинградская правда» №240, 9 октября 1942 года Не покладая рук работать во имя победы над ненавистным врагом. Используем каждый…

  • Сводка Совинформбюро за 23 сентября 1942 года

    Совинформбюро || « Красная звезда» №225, 24 сентября 1942 года Наступление немцев в районе Сталинграда и на Северном Кавказе составляет…

  • В городе зодчего Казакова

    В.Подключников || « Литература и искусство» №19, 9 мая 1942 года «...добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома…

  • Бежин луг

    Ал.Мельман || « Литература и искусство» №18, 1 мая 1942 года Советская интеллигенция! Работники советских учреждений, инженеры, учителя,…

  • Вано Мурадели. Служить Советскому Союзу

    В.Мурадели || « Литература и искусство» №18, 1 мая 1942 года Советская интеллигенция! Работники советских учреждений, инженеры, учителя,…

  • Илья Эренбург. Третья годовщина

    И.Эренбург || « Правда» №239, 27 августа 1942 года На Западном и Калининском фронтах наступающие войска Красной Армии прорвали немецкую…

  • Пядь родной земли

    Б.Горбатов || « Правда» №213, 1 августа 1942 года Колхозники колхозницы, работники совхозов и МТС! Для вас нет сейчас более важной и почетной…

  • Великий город

    С.Радлов || « Литература и искусство» №18, 1 мая 1942 года Советская интеллигенция! Работники советских учреждений, инженеры, учителя, агрономы,…

  • Н.Тихонов. Навстречу весне

    Н.Тихонов || « Литература и искусство» №18, 1 мая 1942 года Советская интеллигенция! Работники советских учреждений, инженеры, учителя,…



  • 1
Пленный немецкий солдат в районе Сталинграда.
Снимок С.Фридлянда, 1942 год
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену
08.10.42: Связист Кузнецов, рабочий из Уфы, устанавливал связь через Волгу: «Течение быстрое, я камень взял, чтобы не отнесло, а на воде пузыри — фрицы строчат... Вышел, — холодно, а во мне все горит. Вдруг фриц «хальт» — с автоматом. Я его стукнул...» У колхозника Петра Колесникова в Горьковском крае жена, две дочки; он коротко говорят: «Провод клал. Фриц, другой. К чорту, кувырнулись». Башкир Галиахпатов учился на агронома. Он только что прикончил четырех немцев. Он говорит об этом — вот-вот... Он хотел возделывать родимую землю, он научился ее защищать. Когда на узбека Казбекова бросились немцы, он одного задушил. Боец Ештанов убил четырех фрицев, трех оружием, четвертого ударом головы. Минометчик, парень из Новосибирска, говорит: «Мы его так тряхнем, что он свою фрау забудет». А другие молчат. Чем сильнее ненависть, тем меньше у нее слов. Любовь тоже может дойти до немоты. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-05-04 09:52 pm (UTC)

Убей врага!
Убей врага во имя права
Всей жизни милой и простой,
Убей врага во имя славы
Тысячелетней и святой!


Окно ТАСС, Ленинград, 1942 год
Худ. В.Селиванов, текст А.Прокофьев
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, убей немца, смерть немецким оккупантам
14.01.42: Русский народ никогда не простит немцам их злодеяний. Самое слово «немец» стало теперь ругательством на всех языках мира. Стоит произнести это ненавистное слово — и в рев русских метелей вплетаются стоны замученных стариков, детский плач, слезы матерей, рыдания поруганных женщин. Стоит произнести это ненавистное слово — и миллионоголосое эхо на бескрайних просторах грозно отзывается: месть! Стоит произнести это ненавистное слово — и каждый видит хищный оскал окровавленного рта, чует смрадное дыхание взбесившегося зверя.

Руки немцев обагрены кровью мирных жителей, никогда не бравших в руки оружия. Немцы убивают для того, чтобы убивать, просто потому, что зверью, обожравшемуся человечиной, уже нужно ежедневно чувствовать запах свежей человеческой крови.

Когда была очищена от немцев деревня Падрила Мгинского района Ленинградской области, во дворе колхозника Владимирова в погребе были обнаружены обгоревшие трупы. Актом от 27 декабря 1941 года отмечено, что их было четыре. Обгоревший труп старухи с отрезанными грудями опознан. Это была колхозница М.П. Малышева, 63 лет.

Родная русская женщина, честно прожившая свою жизнь! Смерть твоя будет отомщена! Черной кровью своей заплатят немцы за твои предсмертные муки!

Ноги и руки одного мужского трупа были связаны веревками. Человек этот был сожжен заживо. Это был колхозник A.С. Флегонтов, 50 лет. ("Известия", СССР)*


Edited at 2015-09-15 07:30 am (UTC)

18.03.42: Всеобщей ненавистью к немецким оккупантам пылают все — от мала до велика. Советские дети, подобно своим отцам и братьям, не упускают случая нанести урон немцам, прибегая иногда к самым неожиданным уловкам.

В одном из сел Сталинской области пионеры Володя Ковалев, Андрюша Писанка, Володя Омельчук вооружились гранатами и подошли к группе итальянцев, стоявших на улице. Чтобы собрать побольше солдат, пионеры стали петь и танцовать, хотя внутри у них бушевала жестокая злоба к поработителям. Вокруг выросла большая толпа фашистов. Тогда юные патриоты быстро отбежали в сторону, выхватили гранаты и бросили их в итальянцев. Раздались взрывы. Девять солдат и один офицер свалились на землю, сраженные насмерть. Действия ребят настолько были неожиданны, что итальянцы не могли даже организовать погоню за юными патриотами. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-06-25 09:57 am (UTC)

Вперед, - на разгром врага!
Смерть фашистским оккупантам, стремящимся поработить и ограбить народы Советского Союза!

Плакат. Худ. Д.Шмаринов, 1942 год
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, убей немца, смерть немецким оккупантам
Встань, ненависть, тебя поем!

— Убей врага, испепели! —
Горит на знамени твоем.
Встань, ненависть моей земли,
Встань, ненависть, тебя поем!

Ты все собою заслони,
Живи в груди, как свет в дому,
Ты милосердие гони,
Оно сейчас нам ни к чему!

Тебя поем, тебя поем,
Ты настигай врага, как лава,
На грозном имени твоем
Скрестились мужество и слава!

Веди отряды и полки,
Будь славой нам, врагам — бесчестьем,
Все озарив народной местью,
Войди в снаряды и клинки!

Сейчас у нас глаза сухие,
Войди и в них, гори, лети,
За Минск и Львов, Орел и Киев,
За скорбь и муки отплати!

Пусть пьют коричневые черти
Весь гнев народа моего,
Встань, ненависть, сильнее смерти,
Сильней любви, сильней всего!

Веди нас в путь святой и правый,
Зажги сердца, довлей одна,
Воздай за все врагам кровавым,
Сполна, до гибели, до дна!

На грозном имени твоем
Скрестились мужество и слава,
Веди нас в путь святой и правый,
Встань, ненависть, тебя поем!

Мы лавы огненные льем,
Вселенной свет оберегаем.
Встань, ненависть, тебя поем,
Тебе любовью присягаем!

А.ПРОКОФЬЕВ.
21 июня 1942 года, "Известия", СССР*.

Edited at 2015-09-15 11:32 am (UTC)

Наша ненависть

1. КОНВОИРЫ

Грузовики, рыча, неслись куда-то,
Валялись трупы беженцев в пыли.
Два пехотинца пленного солдата
С передовой в армейский штаб вели.

У самого шоссе, воронки вырыв,
Убила бомба четверых ребят.
И, побледнев, один из конвоиров
Занес над немцем кованый приклад.

Другой взглянул в глаза и понял сразу.
И на плечо легла его рука.
— Уйми себя... не надо... по приказу
Мы в штаб живым доставим «языка».

Был день. Был зной. Горела ярко хата.
Вой «Месcершмитта» замирал вдали.
Два пехотинца пленного солдата,
Скрипя зубами, по шоссе вели.

2. СТАРУХА

Декабрь по дорогам гонит пургу.
Немецкий мертвец лежит на снегу.
Русская мать с потемневшим лицом
Склонилась над мертвецом.
Глухо сказала, платок теребя:
— Нечем мне, парень, оплакать тебя.
Высохла слез моих горьких река.
Ты заколол моего старика,
Сын у меня единственный был —
Ты его, волчье отродье, убил.

3. МСТИТЕЛЬ

Человек склонился над водой
И увидел вдруг, что он седой.
Человеку было двадцать лет.
Над лесным ручьем он дал обет —
Беспощадно, яростно казнить
Тех людей, что рвутся на восток.
Кто его посмеет обвинить,
Если будет он в бою жесток.

Алексей СУРКОВ.
30 декабря 1941 года, "Красная звезда", СССР.

Edited at 2015-06-08 11:11 pm (UTC)

25.07.42: Письма немецких солдат на родину проникнуты страхом перед советскими партизанами. Солдаты пишут, что неуловимые партизанские отряды наносят немцам серьезные потери. Ефрейтор Шидер жалуется Францу Геблеру: «...Мы уже несколько недель действуем в тылу против партизан. Проклятая война. Со всех сторон враги». Ефрейтор Гесльбауэр пишет фрау К.Гесльбауэр: «...Почти ежедневно взлетают в воздух повозки, машины. Кругом нас ненавидят. Трудно рассказать, какой опасности подвергаешься здесь». (Совинформбюро)*

Edited at 2015-06-25 09:57 am (UTC)

Разве сердце не скажет тебе «отомсти»,
Разве совесть не скажет тебе «не прости»?
Слышишь,матери просят: «Она не одна»!
Отомсти за таких же других, как она!


Плакат. Худ. С.Хинский, текст С.Михалков, 1943 год
убей немца, смерть немецким оккупантам

Edited at 2018-04-30 09:21 am (UTC)

Смерть за смерть!

Боец исполнил приговор
Святой народной мести:
Палач, душитель, мародер
Расстрелян был на месте.

Худ. Кукрыниксы, текст С.Маршак
Окно ТАСС №428, 24 февраля 1942 года
убей немца, смерть немецким оккупантам

Edited at 2018-05-02 07:24 am (UTC)

И.Эренбург. Оправдание ненависти || «Правда», 26 мая 1942 года

«Правда», 26 мая 1942 года

Источник: «Правда», 26 мая 1942 года

Edited at 2019-06-15 12:44 am (UTC)

  • 1