?

Log in

No account? Create an account

0gnev


Ярослав Огнев

«Красная звезда», «Известия», «Правда», «Комсомольская правда» 1941-1945


Previous Entry Share Next Entry
Военнопленные Второй мировой войны
0gnev
Красная звезда, смерть немецким оккупантам

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



Досье-шпаргалка: Образ пленных немцев по материалам советской и иностранной печати периода Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.).

АПРЕЛЬ 1945:

потери немцев на Восточном фронте, фашисты о русских солдатах, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат в ВОВ10.04.45: В городах и индустриальных зонах разрушения еще больше бросаются в глаза. Самый короткий срок для восстановления основных мощностей промышленности, который мне называли - десять лет, даже если на это будут брошены все силы. Многие, наверно, скажут, что понадобится еще больше времени, но как бы то ни было, именно восстановление станет первостепенной задачей СССР после окончания войны; ресурсы и рабочая сила для этого есть.

При ее выполнении правительство сможет опереться на гигантские промышленные центры, - Москву, Урал, Сибирь - где ковалось оружие победы. Кроме того, в его распоряжении большое количество немецких военнопленных. Пока им поручают в основном разборку развалин, и эту работу, судя по всему, они делают без особой спешки. Но после окончательного разгрома германских армий и присоединения к ним еще многих десятков тысяч товарищей по несчастью, они, надо думать, захотят поскорее вернуться на родину, и система вознаграждения за усердный труд и наказаний за нерадивость, которая для них разрабатывается, станет эффективным инструментом. ("The Times" Великобритания)

ИЮЛЬ 1943:

30.07.43: Вот немолодой, унылый немец. Военная форма не придает ему военного облика. До марта месяца Генрих Штюрман жил в Эмдене и считался «незаменимым». Но немцы мастера на заменители: французский военнопленный заменил Генриха Штюрмана. Последнего направили в маршевый батальон. Учение длилось два месяца. Генрих Штюрман научился стрелять из винтовки. Он не подходил близко ни к пулемету, ни к миномету. 14 июля он прибыл на передний край. День был достаточно шумным, и музыка неприятно удивила тотального фрица. Правда, и в Эмдене он отвык от тишины. Он рассказывает, что его город на три четверти разрушен английскими бомбами, но он добавляет: «Там все-таки были убежища...» А здесь Генрих Штюрман оказался в поле. Он забрался в маленькую ямку. От избытка впечатлений он заболел дизентерией. Он сидел в ямке, не двигаясь, два дня. Наши бойцы давно прошли вперед, а тотальный фриц всё еще сидел на корточках. Его обнаружили наши связисты.

Я видел немало таких вояк. Урожай тотальной мобилизации дал Гитлеру весьма посредственных солдат. Здесь и плюгавые, и подслеповатые, и беспалые. Сорокалетние фрицы мало пригодны для «восточного похода». Это по большей части астматические, геморроидальные, подагрические горожане. Они боялись в немецком парке сесть на траву, чтобы не простудиться. Легко себе представить, что они переживают в Брянских лесах. ("Красная звезда", СССР)

25.07.43: Толпа пленных немцев разношерстна. В ней представлены все рода войск. Здесь верзилы и пигмеи, молодые и старые, с крестами и без крестов. Есть солдаты, прошедшие Польшу, Францию, Грецию. Есть и новички, воевавшие всего один час.

У фельдфебеля Вальтера Тешке на мундире висят два железных креста. Он считает себя единственным уцелевшим из 12-й пулеметной роты 439-го немецкого пехотного полка. Есть и другие пленные, заявляющие: «Я один остался в живых». ("Красная звезда", СССР)

15.07.43: Что мне оставалось делать? Погибнуть в ближайшие дни или месяцы, не улучшив ничем судьбу немецкого народа, сознавая, что дальнейшая борьба только увеличит озлобление и ненависть обоих народов и приведет к бессмысленному применению газов и таким образом к еще более ужасным жертвам. Будущее немецкого народа полностью в руках победителей.

Был еще один выход: самому способствовать скорейшей катастрофе, прекращению сопротивления и тем самым помочь избежать дальнейших бессмысленных жертв. По этому пути я и хотел бы пойти. Меня беспокоит при этом судьба моей жены и родных в Германии, однако то, что я сделал, я ведь делал и для них. Франкенфельд, обер-лейтенант. ("Красная звезда", СССР)

24.04.43: Нет, мы не преуменьшали и не преуменьшаем силы врага. Нас не успокаивают различные ефрейторы или фельдфебели, которые в плену, начиная с 23 июня 1941 года и по сей день, неизменно бьют себя в грудь, вопя о гибели Гитлере. Мы знаем, что эти меланхолики не пойдут снова в атаку только потому, что они сидят под надежной охраной. Из немцев мы доверяем только мертвым. ("Красная звезда", СССР)

02.02.43: Уже не десятками, а сотнями и тысячами, батальонами и полками сдаются немцы в плен. Вместе с солдатами в колоннах пленных идут сотни офицеров. Подняв воротники шинелей и пряча в них обмороженные носы и уши, грязные, небритые, изголодавшиеся они в последний раз бредут по улицам Сталинграда... Сталинградцы видят обмороженных, исхудавших фашистов, пожравших в окружении всех лошадей, кошек и собак, и нет у людей ни капли человеческой жалости к ним... А пленных с каждым часом всё больше и больше. Только одна часть захватила вчера в плен 2.100 немцев. Среди них особенно много офицеров, в том числе штаб 14-го танкового корпуса во главе с командиром корпуса генерал-лейтенантом Шлеммером.

Пленные немецкие генералы признают, что под Сталинградом Гитлер потерял лучшие свои дивизии, полностью насыщенные офицерским составом. Характерно, что в этих дивизиях очень много уроженцев центральных областей Германии и членов фашистской партии. Наши части захватили в плен офицера, оказавшегося бывшим руководителем берлинской организации гитлеровской молодежи. Он рассказал, что их дивизия наполовину состоит из берлинцев, и в последние дни из ее офицерского состава было сформировано специальное подразделение. Оно разделило плачевную судьбу остальных. ("Красная звезда", СССР)

ЯНВАРЬ 1943:

30.01.43: Один из окруженных фрицев по имени Вебер 22 декабря писал своей жене: «Вчера издан новый приказ — ни одного русского не брать в плен». Другой фриц, ефрейтор Хаман, 14 ноября доносил своей самке: «Пленных мы теперь не берем. Это звучит жестоко, но поверь мне — здесь приходится быть твердым». Вот разгадка немецкого «героизма»: они не верят, что могут быть на свете солдаты, которые не бьют лежачего. Но голод не тетка, и голод не Гитлер. Доев последних собак и кошек, фрицы все же подымают руки. Заикаясь, они лопочут: «Гитлер капут». Вот подарок фюреру к его десятилетию: стада немецких пленных с геррами-генералами за козлов и с фрицами за баранов. ("Красная звезда", СССР)

22.01.43: Я не верю в легенду, будто они до того дисциплинированы, что смерть предпочитают плену. Врут, врут, собаки, жить они хотят ужасно. Русские генералы посылают парламентеров с великодушными предложениями капитуляции... Один пленный унтер откровенно рассказал на допросе, почему немцы неохотно сдаются в плен. «Нам не разрешено даже слишком часто вертеть головой, когда сидишь в окопе. Если я слишком пристально гляжу вперед, ко мне подходит эсэсовец: — «В чем дело? Почему я так внимательно гляжу в сторону русских? Не желаю ли я к ним перебежать?» И он непременно, не в этот, так в другой раз меня застрелит; если я слишком часто оглядываюсь назад, значит, хочу удрать с позиций в тыл, и эсэсовец опять придерется и меня застрелит. Единственный способ сохранить шкуру в бою — это, если повезет, — рядом с тобой ранят или убьют солдата, тогда со всем усердием тащишь его из траншеи в тыл и радуешься: «слава богу, сегодня остался жив». ("Красная звезда", СССР)

17.01.43: Немцы отощали. Недавно из окруженной территории выбралась колхозница Евдокия Сучкова. Она рассказывает: «Немец мою кошку с'ел». Это не образ, это сухая действительность. Фрицы больше не прислушиваются к гудению самолетов. Их интересует мяукание. Сверхчеловеки, мечтавшие о завоевании Европы, перешли на кошатину. Пленный Бернгард Шульце говорит: «Ефрейтор Альбрехт был силачом, а теперь он не может поднять винтовку»...

«Мы бы капитулировали, но нам не позволяют», — говорят солдаты. Окруженная под Сталинградом немецкая группировка это как бы макет гитлеровской Германии. Германия тоже не сдастся: она отвыкла от мыслей и привыкла к тупому повиновению. Ее нужно окружить, а окружив, взять. Ее можно взять не посулами, но оружием и только оружием.

Немцы в окружении остаются немцами. Они заставляют умирающих военнопленных подносить на передний край боеприпасы. Они выгнали из хат русских женщин и детей. «Нас ненавидят за то, что мы родились немцами», — пишет лейтенант Курт Гофман. Нет, мы их ненавидим за то, что они сделали. Есть русская поговорка: не за то волка бьют, что он сер, а за то, что он овцу с'ел. ("Красная звезда", СССР)

ИЮЛЬ 1942:

27.07.42: Разведчик Тихонов должен был приводить пленных живыми, чтобы их можно было допросить. Но при захвате «языков» он наносил им такие сильные удары, что убивал насмерть. Тихонов плакал, обещал исправиться, но раз за разом происходило то же самое. По его словам, он просто не может сдержаться: разведчик видел, как в его родной деревне немцы изнасиловали и убили девушку. ("Time", США)

24.07.42: Перед открытием лагеря комендант открыто об'явил охранникам, что лагерь предназначен для того, чтобы в нем постепенно истреблять русских пленных. Далеко не все доставленные в лагерь были бойцами Красной Армии. Среди них в немалом количестве попадались старики и подростки. В первый же день, у пленных отобрали обувь. Пленные жестоко голодали. Иногда в лагерь привозили дохлую лошадь. Причем варить конское мясо не разрешалось — пленные должны были есть его в сыром виде.

Каждый день комендант придумывал новые мучения для пленных. Истощенных людей заставляли бежать в другой конец лагеря, где были брошены несколько ломтей хлеба и об'едков. Пленных избивали при этом палками и резиновыми дубинками. Пленные массами погибали от голода и желудочных болезней. Вместе с умершими в яму закапывали и тех, кто потерял сознание. ("Красная звезда", СССР)

12.07.42: Пленного немца спросили: «Как вы могли изнасиловать тринадцатилетнюю девочку?» Немец равнодушно поморгал и ответил: «Для меня женщина это уборная». У него были светлые курчавые волосы и голубые глаза. Поглядев на него, каждый отворачивался и в тоске думал: забыть бы, что на свете существует такая погань!...

Английский журналист, который находится теперь в России, недавно спросил немецкого военнопленного: «Как вам не стыдно так зверски обращаться с пленными красноармейцами?» Немец преспокойно ответил: «На то они русские...» Немец пишет своему брату: «Неправда, что мы убиваем детей. Ты знаешь, как в Германии любят ребят, в моей роте каждый поделится последним с ребенком. А если мы в России убиваем маленьких представителей страшного племени, это диктуется государственной необходимостью». Он чист перед собой: он ведь убивает русских детей, то есть не детей, а маленьких «представителей страшного племени». Что может перевоспитать такого злостного идиота кроме снаряда? Что может поколебать его кроме гранаты? ("Красная звезда", СССР)

ИЮНЬ 1942:

10.06.42: В одном бою группа красноармейцев взяла в плен девять немцев. Как далеки по своим настроениям эти солдаты от тех, что попадали к нам в плен в первые месяцы войны! Теперь уже они не говорят, что «за них думает фюрер». Напротив, они все больше проклинают Гитлера. Даже в войсках «СС», среди этих отборных грабителей, и то заметен какой-то перелом. Бесперспективность войны, постоянные обманы со стороны немецкого командования и фашистской пропаганды мало-помалу подтачивают их веру в победу, заставляют всерьез задуматься о своем положении... Несмотря на запрещение, многие немецкие солдаты читают и хранят советские листовки. ("Красная звезда", СССР)

06.06.42: Привезли недавно пленного ефрейтора. Попав в плен к партизанам, немец изумился. Ему говорили, что партизаны — это бородатые бандиты, которые закусывают водку котлетами из немцев. А ефрейтор увидел бритых людей, хорошо вооруженных, и они не только не с'ели ефрейтора, но даже дали ему творога со сметаной, и ефрейтор сказал: «Майн готт, за четыре месяца впервые я хорошо покушал!» Этот ефрейтор ручной, он даже пас в партизанском районе колхозное стадо. Он рассказывает, как немцы боятся партизан: «У нас полковник заболел животом. Вызвали врача. А врач говорит: «Не поеду! Меня по дороге партизаны застрелят». Его повезли силой. Он приехал и говорит полковнику: «Я теперь сам болен. Вы меня и лечите»...

Пленные немцы угрюмо лопочут: «Гитлер капут». Что им еще оказать — ведь они в плену. Вот ефрейтор Иоганн Гальтман. Он крестьянин. Боец его спрашивает через переводчика: «Хозяйство у вас большое?» Немец отвечает: «Куда там — всего-навсего один француз». Пленный француз для него лошадь. И, услышав ответ ефрейтора, наши бойцы сердито отплевываются: «Разве, это люди?» ("Красная звезда", СССР)

МАЙ 1942:

27.05.42: Гитлеровец — простейшее одноклеточное существо. Сила гитлеровской армии в значительной степени основана на примитивности немецкого солдата: он не задумывается, не пробует своим умом проверить данные, преподнесенные ему «ротой пропаганды».

Немец воспитан Гитлером на ощущении своего «расового превосходства». Зимой я разговаривал с пленным лейтенантом. Был это офицер разгромленного батальона, плюгавый, грязный и достаточно глупый. Вначале, как и другие пленные, он глухо твердил об «ошибке Гитлера», и наш переводчик отзывался о нем благодушно: «убежденный антифашист». Когда же удалось вызвать лейтенанта на откровенный разговор, он сказал: «Бывает, что и великан попадает в лапы муравьев...» «Великаном», по его мнению, был он, плюгавый, невежественный и битый лейтенант, а муравьями — русские!. ("Красная звезда", СССР)

26.05.42: В начале войны я показал пленному немцу листовку. Это была одна из наших первых листовок, в ней чувствовалась наивность человека, разбуженного среди ночи бомбами. В листовке было сказано, что немцы напали на нас и ведут несправедливую войну. Немец прочитал и пожал плечами: «Меня это не интересует». Его не интересовал вопрос о справедливости: он шел за украинским салом. Ему внушили, что разбойные войны — эта заработок. Он шел добывать «жизненное пространство» для Германии и «трофейные» чулки для своей супруги. ("Правда", СССР)

10.05.42: Немецкие захватчики не такие враги, которым после сражения или в перерыве между боями можно протянуть руку. В одной из частей был такой случай. Из немецких окопов, находившихся неподалеку от наших позиций, пытались затеять разговор с нашими бойцами. Речь шла не о том, что эта группа немцев хотела сдаваться в плен; сидевшие здесь гитлеровские мерзавцы просто вздумали почесать языки. Понятно, что наши бойцы ответили им презрением и ружейным огнем. Какие у нас могут быть разговоры с негодяями, руки которых по локоть в крови наших стариков, женщин и детей! Понятно также поэтому, что наши бойцы справедливо считают позором читать листовки с грязной стряпней гитлеровских брехунов. ("Красная звезда", СССР)

01.05.42: Не помогут гансу фашистские молитвы, а тем солдатам гитлеровской армии, кто выходил когда-то в день Первого мая с сынишкой на плече, держа за руку жену свою в дешевеньком платьишке, и пел о справедливости, тем посоветуем не молиться Гитлеру, не поможет тухлый дьявол. Лучше потихоньку развернуть советскую листовочку-пропуск на ту сторону фронта, в царство справедливости, и, набравшись храбрости, кольнуть штыком эсэсовца, доносчика, террориста, сукиного сына, который настаивает, чтобы гитлеровский солдат ходил пружинящим шагом и в глазах его была видна бездна и смерть — да, кольнув, ползком через линию фронта: «Рус, капут, сдаюсь». ("Красная звезда", СССР)

МАРТ 1942:

31.03.42: Нас все время пугали, что советские войска не берут в плен, а расстреливают на месте. Каждый из нас должен констатировать, что все, что нам говорила наша пропаганда о том, как относятся к нашим солдатам в советском плену, есть дикая ложь. Нас очень хорошо приняли, посадили в теплое помещение, накормили, а раненых наших перевязали. Теперь нас ожидает отправка в глубокий тыл, где мы будем находиться до конца войны, когда мы сумеем вернуться к своим семьям на родину. Мы в это теперь твердо верим, так как воочию убедились, что советские войска точно выполняют приказ Сталина, где говорится: «Красная Армия берет в плен немецких солдат и офицеров, если они сдаются в плен, и сохраняет им жизнь». ("Красная звезда", СССР)

11.03.42: Февраль раз'ел немецкую армию. Дело не только в потерях, дело в духе солдата. Казалось, что в блиндажах немцы отогреются и приведут себя в порядок. Но отдышавшись, они задумались, и тогда ими овладело еще большее унынье. Я не сошлюсь на бормотанье пленных. Немец в плену часто — подхалим и врун. Я не сошлюсь и на письма или дневники истерических фрицев. Были среди них такие, которые уже в июле вопили караул. Но вот письмо образцового немецкого солдата. Оно написано 28 февраля. Автора звали Франц Эккер и был он обер-ефрейтором. ("Красная звезда", СССР)

10.03.42: После боя привели пленного немца. Когда красноармейцы взглянули на него, в землянке раздался хохот.

— Ну, и чучело же!

И действительно, было над чем смеяться. Перед красноармейцами стояло настоящее огородное чучело: на голове поверх пилотки — грязная портянка, вместо шинели — старушечья накидка.

— Низкопробный пошел немец,— сказал пулеметчик Вася Гайкин — Раньше не таким был.

Пленный стрелок Гельмут Штейман из Вюртемберга на допросе показал: «Кажется, весь свет перевернулся вверх дном. Ничего разобрать не могу. Откуда у России столько сил? Русские гонят нас. Если бы я в июле 1941 года сказал своему унтер-офицеру, что мы будем отступать под напором русских, он бы свернул мне скулы. А сейчас унтер-офицер, услышав, что казаки атакуют нас, первым показал пятки. Наша рота потеряла 50 процентов состава. Сомнения раз'едают душу солдат. И зачем фюрер сунулся сюда? Что касается меня и моих ближайших товарищей, то мы уже давно поняли, что тактика русских выроет германской армии могилу. Мы втянулись в глубь страны, и здесь мы мрем, как мухи. Не знаю, что будет дальше. Мне кажется, что я схожу с ума. По временам мне хочется выть». ("Известия", СССР)

ЯНВАРЬ 1942:

15.01.42: До последнего времени в ряде случаев немецкие солдаты, несмотря на предложения советского командования, отказывались сдаваться в плен. Как рассказывают сами пленные немцы, отказ пойти в плен об'ясняется исключительно тем, что немецкие офицеры расстреливают в спину солдат, сдающихся в плен советским войскам. Однако особенно за последнее время, несмотря на угрозу быть расстрелянными своими же офицерами, участились случаи сдачи в плен немецких солдат. Обеспокоенные этим гитлеровцы поспешили прибегнуть к очередной провокационной выходке. Германское информационное бюро 12 января передало сообщение о том, что якобы «большевики не берут немцев в плен, а беспощадно уничтожают их». Цель этой наглой клеветы очевидна. Гитлеровские обманщики подобными баснями пытаются запугать немецких солдат, которые видят единственный выход из бессмысленной войны в сдаче в плен советским войскам. (Советское Информбюро)

14.01.42: Ведут пленных. Лейтенант, ефрейтор, солдаты. Дрожат, хнычут. У одного обувь замечательная: левая нога в кожаном башмаке, правая в эрзац-валенке. Оказывается, правую ногу он отморозил. Ефрейтор мне поясняет: «Легко отмороженные в госпитали не отсылаются». Да и не отошлешь — у половины немецких солдат ноги отморожены. На головах пилотки. Летом они их носили лихарски. Теперь стараются засунуть под пилотку уши. Из носу течет, он не вытирает лицо — рука замерзла. А когда привели в избу, все стали чесаться. ("Красная звезда", СССР)

08.01.42: У германских офицеров и солдат, попавших в плен, убитых, бежавших находят в изобилии омерзительную порнографическую «литературу», похабные фотографии. Это непременная принадлежность каждого офицерского блиндажа, каждого дома, где побывали эти мерзавцы. Среди немецких военнопленных множество зараженных венерическими болезнями. Немецкая молодежь не стыдится их. Это — признак молодечества... ("Красная звезда", СССР)

01.01.42: Помню первые дни войны и первых немецких пленных. Папиросы, которыми их угощали наши красноармейцы; сало и хлеб, которые им охотно давали. Для наших бойцов противник, не имевший в руках оружия, переставал быть врагом.

Под Тарнополем молодой советский летчик с чувством большого удивления рассказал нам непонятную для нас историю. Был сбит немецкий самолет. Летчик приземлился недалеко от нашего аэродрома, в расположении наших частей. Наш летчик подошел к нему спокойно, с добродушной улыбкой. Побежденный противник уже не был для него врагом. А немец выждал пока летчик подошел к нему на расстояние двух шагов, и тогда торопливо выхватил револьвер и выстрелил. Беспомощно поникла рука советского летчика...

По улицам одного из городов прифронтовой полосы вели группу немецких пленников. Они шли угрюмо, с опущенными головами. В летних мундирах — обтрепанные, завшивевшие, со страшными обмороженными лицами. К ним присматривались толпы людей. Какая-то старушка с жалостью покивала головой. - "Вот какие они... Чем они виноваты? Дать бы нам сюда Гитлера, ему бы мы отплатили..."

И люди сразу же запротестовали: «Нет, они тоже виноваты». Каждый из них виновен. Сегодня они идут с опущенной головой, ободранные, покрытые нарывами, похожие больше на бездомных бродяг, нежели на солдат. А ведь недавно они ступали по нашей земле, зазнавшиеся, уверенные в силе, с глазами, полными высокомерия. И если бы им сегодня снова вдруг повезло, — они опять начали бы топтать солдатским шагом беспомощных детей и стариков. ("Красная звезда", СССР)

ДЕКАБРЬ 1941:

30.12.41: Немецкое командование приказало поместить нас в совершенно холодное здание. Несколько дней нас морили голодом, не давали даже воды. Все страшно мучились, некоторые были на грани сумасшествия. Наконец... немцы бросили нам дохлую лошадь. Изголодавшиеся люди стали рвать куски падали. Это было ужасное зрелище. Некоторые товарищи, возмущенные таким издевательством, подняли крик. Тогда один офицер распорядился выставить у дверей пулемет и приказал стрелять по нас. Немецкий пулеметчик в упор открыл огонь. Мы стали прятаться за выступы стен, но это не все могли сделать. 25 человек было убито и ранено. Трупы убитых оставались лежать, вынести их не разрешали. ("Красная звезда", СССР)

27.12.41: Мне, по роду моей службы, приходится иметь дело с военнопленными. И чем ближе я узнаю солдат и офицеров Гитлера, тем больше поражаюсь их умственному и моральному ничтожеству. Фашизм растлил их. Это не воины, в обычном смысле этого слова, это бандиты и грабители, потерявшие человеческий облик, прогнившие морально и физически. Среди немецких солдат и офицеров очень много венериков. Венерические заболевания носят массовый характер в немецко-фашистской армии. Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев!...

Медицинский осмотр военнопленных подтвердил то, что рассказал Глюк. За несколько месяцев работы в лагере я осмотрел 328 солдат и офицеров. 52 из них оказались больны гонорреей и 14 — сифилисом. Большинство больных — молодые солдаты и офицеры, развращенные домами терпимости, порнографическими книжками и карточками, имеющими большое хождение в немецкой армии. ("Красная звезда", СССР)

21.12.41: Эта группа немцев взята в плен в подмосковных селах и городах, отбитых у противника. Они почувствовали всю силу удара наших войск, и им посчастливилось: из многих тысяч немецких солдат и офицеров они уцелели. Вид их ужасен. Грязные, оборванные и неимоверно худые, они производят впечатление людей, измотанных до последней степени, изголодавшихся, отчаявшихся. Они трясутся от холода, хотя мороз не достигает и десяти градусов, ежеминутно почесываются и переминаются с ноги на ногу... Пленные немецкие солдаты, захваченные под Москвой, мало напоминают тех, которые попадали в наши руки несколько месяцев назад. Апатия и уныние пришли на смену былой наглости. Они очень часто вспоминают Наполеона и судьбу его армии, будто только сейчас прозрели. ("Красная звезда", СССР)

НОЯБРЬ 1941:

07.11.41: Немецкие солдаты так же обезличены, потрепаны и грязны, как бумажные деньги в руках аферистов и прочей международной сволочи. Эти пленные, — предполагаемые украинские землевладельцы, новоявленные орловские помещики, гордые арийцы, хозяева мира, международные жандармы, владыки всех океанских путей, — трясутся от холода и гриппа, в рваных без исподнего белья гимнастерках, скребут вшей и грязь и хотят только одного, — конца войны, — это им Гитлер обещал при взятии Москвы. Фашистское командование валит и валит, как из мешка, эту отупевшую человеческую массу на красноармейские пушки и штыки. Они идут, ни во что уже больше не веря: ни в то, что жили когда-то у себя на родине, ни в то, что когда-нибудь туда вернутся. Германия — это только фабрика военных машин и место формирования пушечного мяса. Впереди — смерть, позади — террор и чудовищный обман. За пятый месяц восточной войны каждый немец, если он не слабоумный, понял, что завоевать весь мир будет еще труднее, чем продвинуться на десяток километров под Можайском. Их гонят, кривых, хромых, больных — лишь бы они стреляли из автоматов, лишь бы они могли бежать за своими танками. ("Правда", СССР)

ОКТЯБРЬ 1941:

29.10.41: Даже внешний вид этих пленных неопровержимо свидетельствует о резком ухудшении физического и морального состояния солдат гитлеровской армии. Один из них — Карл Бюльман совсем слепой, носит очки. Выцветшие рваные, легкие куртки, напоминающие больше спортивный костюм, чем военную форму, дырявые сапоги и ботинки из заменителей кожи. На голове — затасканные летние пилотки. Вместо нательного белья грязные телогрейки в виде жилета из «эрзаца» шерсти. Такие же и носки. Ни у одного солдата, в том числе и у сапера, нет ни перчаток, ни варежек. Пленные ежатся от холода...

Солдат Теодор Нилен рассказывает, что до последней недели рядовые 34 дивизии получали в день по 200 граммов хлеба и изредка жидкую гороховую похлебку. Последнее время не было выдано ни одной крошки хлеба. ("Красная звезда", СССР)

18.10.41: Они зверствуют в захваченных селах и деревнях. Разбойники со свастикой, они упиваются кровью советских людей. Их пьянят кровь и «шнапс». Они пьют водку и творят свои кровавые дела. Потом пьют снова и зверствуют с удвоенной силой… Немцы стали бить пленных, плевать им в лицо. Несколько человек, которые сопротивлялись, были тут же расстреляны. Затем разбойники со свастикой устроили катание на пленных красноармейцах. Они разыскали где-то свинью. Один из солдат садился на плечи пленному красноармейцу, другой — на свинью, обоих подгоняли, чтобы это было похоже на гонки. Пьяные немцы хихикали, злорадствовали, издевались. ("Красная звезда", СССР)

12.10.41: Они говорят, что они исповедуют религию. Но они поклоняются языческому богу Вотану. Они вешают священников. У них написано на бляхах «С нами бог». Но этими бляхами они бьют по лицу агонизирующих пленных. ("Красная звезда", СССР)

СЕНТЯБРЬ 1941:

что творили гитлеровцы с русскими, прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, издевательства фашистов, фашистские палачи, фашистские изверги, немецкий солдат, потери немцев на Восточном фронте20.09.41: Немцы убивают пленных... Немцы пытают пленных... Немцы вешают русских... Мы видим, что один немецкий солдат не мог застрелить раненого красноармейца. В немецком солдате, боявшемся выполнить приказ командира-зверя и в то же время боявшемся его не выполнить, еще барахтались остатки совести. Но нет ничего человеческого в сердцах гитлеровских офицеров: это — звери. ("Известия", СССР)

14.09.41: Вера гитлеровских вояк в непобедимость своего оружия основательно поколеблена. У сдающихся теперь в плен немцев уже почти нет той развязности и наглости, с какой отвечали на наши вопросы пленные, взятые в боях в июне и начале июля...

У большинства немецких солдат и офицеров, взятых в плен и убитых в августе и сентябре 1941 года, хранились в карманах предсмертные завещания и письма, которые следует «отослать в случае смерти». В июне и начале июля таких писем не было... Пленные солдаты в один голос заявляют, что начиная с середины августа продовольственный паек в немецкой армии резко сократился. Раньше хлебец выдавался на двоих, теперь делится на трех, четырех и даже пять человек. По два и больше дня солдаты не получают горячей пищи. Вместо трех папирос на день, выдаваемых раньше, некоторые солдаты получают теперь одну. ("Правда", СССР)

АВГУСТ 1941:

19.08.41: Любопытны рассказы солдат и офицеров о том, как они попали в советский плен. Несколько человек признались, что они успели повоевать всего лишь один час. Другие, воевавшие подольше, заявляют, что их пленение явилось естественным результатом успешных боевых действий Красной Армии. Могло быть хуже, им повезло...

Что касается фашистских головорезов гитлеровской Германии — офицеров, фельдфебелей, штурмовиков, нацистов, гитлеровцев и прочей мрази, — то эти изуверы, конечно, воевали до тех пор, пока не оказались в плену. Они и здесь держатся вызывающе, нагло. У них нет морали, совести, стыда. Лишь некоторые из них, немногие, начинают задумываться, покорно склонив голову, потупив взоры...

Честный германский солдат войны не хочет, он жаждет мира, возвращения домой, к семье. Судетский немец Эрнст Грон говорит, что солдаты воевать не хотят. Сам он лично рад, что сдался в плен. Многие воюют лишь под угрозой расстрела. Грон выражает уверенность, что Гитлер в конце концов потерпит поражение. ("Правда", СССР)

08.08.41: Сначала ефрейтор молчал. Он только произнес: «Я дал присягу молчать»... Несколькими часами позже, придя в себя, пленный стал рассказывать о потерях, которые ежедневно терпит немецкая армия, об автомашинах, сожженных нашей авиацией, об ужасе, охватывающем фашистов, когда стреляет советская артиллерия...

Нам часто приходится встречаться с немецкими солдатами и офицерами, попавшими в плен. Они ведут себя по-разному: кое-кто петушится, кое-кто пытается изобразить из себя невинного ягненка. Но едва речь заходит о сопротивлении и упорстве Красной армии, здесь врать уже трудно. Приходится говорить правду... Немецкий солдат начинает думать. Думать его заставили мощные контрудары Красной армии. ("Красная звезда", СССР)

ИЮЛЬ 1941:

30.07.41: Удар наносится в разрез между танками и пехотой. Пропущенные вперед, их танки попадают под комбинированные удары наших самолетов, танков и артиллерии. Отрезанная фашистская пехота, в недоумении, что весь план грубым образом нарушен, теряется, окапывается, и здесь мы чаще всего ищем непосредственного сближения с врагом штыковыми ударами, помня добрый завет старика Суворова: "Пуля дура, штык молодец". Действительно, странно, что при современной технической оснащенности немецкие нервы не выносят бегущих на них красноармейцев с тонкими лезвиями штыков.

Вот тысячи немецких трупов лежат между наспех вырытыми окопами, во ржи и на пригорках. Повели пленных, во-время бросивших оружие. Наступает тишина, разве скажет кто-нибудь из бойцов товарищу хрипло и коротко: "Вытри штык, чистить придется". ("Правда", СССР)

21.07.41: Я спрашиваю пленного немецкого летчика: Зачем вы бомбили в целом ряде пунктов поезда с женщинами и детьми? Вы летели на высоте 400-500 метров и не могли не видеть, что, кроме женщин и детей, в этих пунктах никого не было. Немецкий летчик — оголтелый фашист, нагло выкатив бесцветные, оловянные глаза, сказал: Те женщины и дети имели неосторожность быть как раз в тех местах, куда мы бросали бомбы. ("Правда", СССР)



См. также:
* * * Немецкий солдат
* * * Русский солдат
* * * Потери немцев на Восточном фронте
* * * Зверства немецко-фашистских оккупантов

_________________________________________________
"Правда", СССР (Спецархив)
"Известия", СССР (Спецархив)
"Красная звезда", СССР (Спецархив)
"The New York Times", США (Спецархив)
"The Times", Великобритания (Спецархив)
"The Guardian", Великобритания (Спецархив)
"Gazette de Lausanne", Швейцария (Спецархив)
Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)
Хромой урод Геббельс своим блудливым языком... ("Правда", СССР)
Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)
Как бешеный щенок Гитлер грязным носом ищет ("Красная звезда", СССР)
Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)
Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)

Posts from This Journal by “пленные немцы” Tag

  • Они шли на Курск...

    Л.Огнев || « Правда» №198, 9 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 8 августа (1 стр.). Указы…

  • Андрей Платонов. Падение немца

    А.Платонов || « Красная звезда» №157, 4 июля 1944 года Войска 3-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Белорусского фронта овладели…

  • Константин Федин. Вершина

    К.Федин || « Известия» №109, 11 мая 1945 года Товарищи! Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе…

  • Н.Вирта. Люди двух миров

    Н.Вирта || « Литература и искусство» №12, 21 марта 1942 года Героический труд рабочих, колхозников, интеллигенции в тылу, обеспечивающий победы…

  • Они сдаются в плен

    К.Тараданкин || « Известия» №62, 15 марта 1942 года В упорных боях Красная Армия наносит врагу тяжелые потери и захватывает богатые трофеи —…

  • Волки в овечьей шкуре

    Л.Митницкий || « Правда» №8, 8 января 1942 года Озверелые банды немецких захватчиков грабят мирное население захваченных ими советских сел и…

  • Руки Ганса Шуммера

    Н.Богданов || «Вечерняя Москва» №306, 27 декабря 1941 года Войска Западного фронта освободили от немецких захватчиков города Наро-Фоминск и…

  • Почему они добровольно сдались в плен

    « Известия» №302, 23 декабря 1941 года В непрерывных упорных боях части Красной Армии наносят немецким войскам тяжелые удары, ломают…

  • П.Шухмин. Враги

    П.Шухмин || « Литература и искусство» №5, 3 февраля 1942 года НЕНАВИСТЬ ОРГАНИЗУЕТ МАССЫ НА НЕОСПОРИМО СПРАВЕДЛИВУЮ МЕСТЬ ВРАГУ. ВРАГ ОСУЖДЕН И…



Немецкие солдаты, взятые в плен под Малоярославцем.
Фото М.Савина, 1941
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат
Передо мной встают первые месяцы войны. Потом люди привыкли ко всему, сложился военный быт, а летом, осенью 1941 года города метались, скрипели, рушились, как деревья. Все было внове и непонятно — призывные пункты, расставания, задорные песни, слезы, дежурства на крышах, зловещие слухи, слово «окружение», страшное, как чума или мор, длинные эшелоны, дороги, забитые беженцами, нарастающая тревога. В моей записной книжке — даты и города: 27 июня — Минск, 1 июля — Рига, 10 июля — Остров, 14 июля — Псков, 17 июля — Витебск, 20 июля — Смоленск, 14 августа — Кривой Рог, 20 августа — Новгород, Гомель, Херсон, 26 августа — Днепропетровск, 1 сентября — Гатчина, Каховка, 13 сентября — Чернигов, Ромны, 20 сентября — Киев... (Я записывал то, что узнавал в «Красной звезде»; сводки по большей части говорили о «направлении».)

За три месяца мы потеряли территорию много большую, чем вся Франция. Теперь это страницы истории, а тогда это было смертельным томлением. Затаив дыхание, мы ждали очередную сводку. Радиоприемники вскоре отобрали, остались «тарелки», и дважды в день «тарелка» с хрипом сообщала, что отделение сержанта Васильева уничтожило три вражеских танка, что пленные говорят о моральном разложении немецкой армии, что греческие или голландские патриоты приветствуют Красную Армию и что мы отходим, все отходим и отходим.


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 232-397


Edited at 2015-03-23 01:32 pm (UTC)

Я не верил в громкоговорители и листовки

Советский лейтенант угощает пленных немцев сигаретами. Курская дуга
Фото М.Савина, 1943 год
пленные немцы, военнопленные
Люди, защищавшие Смоленск или Брянск, повторяли то, что слышали сначала в школе, потом на собраниях, что читали в газетах: рабочий класс Германии силен, это передовая индустриальная страна, правда, фашисты, поддерживаемые магнатами Рура и социал-предателями, захватили власть, но немецкий народ против них, он продолжает бороться. «Конечно,— говорили красноармейцы, — офицеры — фашисты, наверное, и среди солдат попадаются люди, сбитые с толку, но миллионы солдат идут в наступление только потому, что им грозит расстрел». Наша армия в первые месяцы не знала подлинной ненависти к немецкой армии.

На второй день войны меня вызвали в ПУР и попросили написать листовку для немецких солдат, говорили, что фашистская армия держится на обмане и на железной дисциплине. Тогда и многие командиры еще возлагали надежды на листовки и громкоговорители.

Листовок было много, казалось бы убедительных, а немцы продолжали продвигаться вперед.

Может быть, и я разделял бы иллюзии многих, если бы в предвоенные годы жил в Москве и слушал доклады о международном положении. Но я помнил Берлин 1932 года, рабочих на фашистских собраниях, в Испании я разговаривал с немецкими летчиками, пробыл полтора месяца в оккупированном Париже. Я не верил в громкоговорители и листовки.


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 232-397


Edited at 2014-10-22 03:20 am (UTC)

Сдаться на милость Гитлера...

Действующая армия
Допрос немецкого пленного.
Фото Л.Великжанина и кинооператоров Союзкинохроники.

"Красная звезда", 16 июля 1941 года.
пленные немцы, военноепленные

пленные немцы, немецкие военнопленные, немцы в плену, немцы в советском плену, немецкий солдат

Редкие пленные (главным образом танкисты), которых я видел в первые месяцы войны, держались самоуверенно, считали, что с ними приключилась неприятность, но что не сегодня завтра их освободят наступающие части. Один даже предложил командиру полка сдаться на милость Гитлера: «Я гарантирую всем нашим солдатам жизнь и хорошее содержание в лагере для военнопленных. А к рождеству война кончится, и вы вернетесь домой». Среди этих военнопленных были рабочие. Правда, после неудачи под Москвой я впервые услышал от перепуганных пленных «Гитлер капут», но летом 1942 года, когда немцы двинулись на Кавказ, они снова уверовали в свою непобедимость.

На допросах пленные держались осторожно — боялись и русских и своих товарищей. А если и попадались солдаты, искренне ругавшие Гитлера, то это были главным образом крестьяне из глухих деревень Баварии, католики, отцы семейств. Настоящий перелом начался только после Сталинграда, да и то до лета 1944 года сотни миллионов листовок приносили мизерное количество перебежчиков.


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 232-397

Edited at 2016-12-14 08:29 am (UTC)

Культура!...

Руки вверх!.
Снимок Н.Боде, 1941 год
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат
В начале войны у наших бойцов не только не было ненависти к врагу, в них жило некоторое уважение к немцам, связанное с преклонением перед внешней культурой. Это тоже было результатом воспитания. В двадцатые и тридцатые годы любой советский школьник знал, каковы показатели культуры того или иного народа — густота железнодорожных сетей, количество автомашин, наличность передовой индустрии, распространенность образования, социальная гигиена. Во всем этом Германия занимала одно из первых мест.

В вещевых мешках пленных красноармейцы находили книги и тетради для дневников, усовершенствованные бритвы, а в карманах фотографии, замысловатые зажигалки, самопишущие ручки. «Культура!» — восхищенно и в то же время печально говорили мне красноармейцы, пензенские колхозники, показывая немецкую зажигалку, похожую на крохотный револьвер.


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 232-397


Edited at 2015-03-23 01:31 pm (UTC)

Я писал: Убей немца!

Помню тяжелый разговор на переднем крае с артиллеристами. Командир батареи получил приказ открыть огонь по шоссе. Бойцы не двинулись с места. Я вышел из себя, назвал их трусами. Один мне ответил: «Нельзя только и делать, что палить по дороге, а потом отходить, нужно подпустить немцев поближе, попытаться объяснить им, что пора образумиться, восстать против Гитлера, и мы им в этом поможем». Другие сочувственно поддакивали. Молодой и на вид смышленый паренек говорил: «А в кого мы стреляем? В рабочих и крестьян. Они считают, что мы против них, мы им не даем выхода...»

Конечно, самым страшным было в те месяцы превосходство немецкой военной техники: красноармейцы с «бутылками» шли на танки. Но меня не менее страшили благодушие, наивность, растерянность.

Я помнил «странную войну» — торжественные похороны немецкого летчика, рев громкоговорителей... Война — страшное, ненавистное дело, но не мы ее начали, а враг был силен и жесток. Я знал, что мой долг показать подлинное лицо фашистского солдата, который отменной ручкой записывает в красивую тетрадку кровожадный, суеверный вздор о своем расовом превосходстве, вещи бесстыдные, грязные и свирепые, способные смутить любого дикаря. Я должен был предупредить наших бойцов, что тщетно рассчитывать на классовую солидарность немецких рабочих, на то, что у солдат Гитлера заговорит совесть, не время искать в наступающей вражеской армии «добрых немцев», отдавая на смерть наши города и села. Я писал: «Убей немца


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 232-397

Edited at 2014-09-02 08:57 am (UTC)

Жри, сволочь!

Партизаны ведут пленных немцев
Плакат. Худ. А.Шибнев, 1947 год
пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат
Русский человек добродушен, его нужно очень обидеть, чтобы он рассвирепел; в гневе он страшен, но быстро отходит. Однажды я ехал на «виллисе» к переднему краю — меня попросили среди пленных отыскать эльзасцев. Шофер был белорусом; незадолго до этого он узнал, что его семью убили немцы. Навстречу вели партию пленных. Шофер схватил автомат, я едва успел его удержать. Я долго разговаривал с пленными. Когда мы ехали назад на КП, шофер попросил у меня табаку. С табаком тогда было плохо, накануне раздобыв в штабе дивизии две пачки, я одну отдал водителю. «Где же твой табак?..» Он молчал. Наконец ему пришлось признаться: «Пока вы разговаривали с вашими французами, фрицы меня обступили. Я спросил, есть ли среди них шоферы. Двое шоферов было, я им дал закурить. Здесь все начали клянчить... Одно из двух — или пускай их всех убивают, а если нельзя, так курить-то человеку нужно...»

Это было в 1943 году, а год спустя возле Минска в Тростянце, где гитлеровцы убивали женщин, детей, я снова убедился в отзывчивости наших людей. Наши солдаты злобно ругались, говорили, что не нужно никого брать в плен. Рядом в лесочке держалась группа немцев. Привели одного пленного пехотинца. Майор попросил меня быть переводчиком. Когда пленного спросили, много ли солдат в лесу, он ответил, что ему трудно говорить — его мучает жажда. Ему принесли в кружке воды. Он поморщился, сказал, что кружка грязная, и вытер носовым платком края. Меня это разозлило: когда человека мучает жажда, он не привередничает. А солдаты, вначале кричавшие, что нечего с ним разговаривать, пристрелить зверя, успели отойти, и полчаса спустя один принес пленному миску супа: «Жри, сволочь!»

(Да и я так вел себя: много раз, видя пленных, боявшихся, что их убьют, писал на клочках бумаги, что они эльзасцы или что они «хорошие немцы», и подписывался — словом, ненавидя фашизм, спасал разоруженных фашистов. Думаю, что любой человек при подобных обстоятельствах поступил бы так же.)


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 232-397

Edited at 2014-09-02 08:50 am (UTC)

Зима 41-го. Первый фрукт
Худ. Н.Жуков, 1941 год
как немцы мерзли от морозов, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, немецкие солдаты о русской зиме, как немцы пережили русские морозы, русская зима, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену
28.10.41: За последние 20 дней произошло дальнейшее серьезное ухудшение морального состояния солдат немецко-фашистской армии. Многие пленные немецкие солдаты проявляют явное неверие в победу фашистских войск. Пленные немецкие солдаты заявляют, что моральные и физические силы солдат гитлеровской армии на грани истощения. Внешний вид захваченных немецких солдат резко отличается от внешнего вида солдат, захваченных в плен в первые недели войны. Все пленные до крайности завшивлены, непрерывно чешутся и обирают с себя паразитов. Большинство пленных немецких солдат имеет оборванный и изможденный вид. Многие немцы одеты в дырявое, поношенное летнее обмундирование и совершенно не имеют нижнего белья. Стало обычным явлением, что немецкое командование водит своих солдат в бой пьяными.

Среди захваченных за последнее время в плен фашистских солдат встречается много людей с серьезными физическими недостатками, как-то — отсутствие с раннего детства одного глаза, сильная близорукость, при которой человек без очков совершенно не видит, хромота в результате неоднократных операций по случаю гниения ноги и другие подобные физические недостатки. Пленные заявляют, что сейчас в германскую армию взяты поголовно лица от 17 до 50 лет, не исключая людей с такими физическими недостатками, по которым раньше в армию никогда не брали. (Совинформбюро)

Edited at 2015-10-12 11:39 am (UTC)

В районе Воронежа
Пленные немецкие солдаты.
Снимок нашего спец. фотокорр. С.Лоскутова.
"Красная звезда", 18 июля 1942 года.
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат
26.08.42: Когда немцы идут в психическую атаку, это не от храбрости — это от повиновения. Выстроят немцев в ряд и гонят: «эйн-цвай». Идут, выпрямившись, чтобы нас запугать, а им самим страшно.

Один пленный мне заявил: «Мы, немцы, никого не боимся, кроме бога». Потом он завял и совсем другим голосом начал лопотать: «В бога я не верю, а русских очень боюсь». Другой фриц мне сказал: «Я боюсь только красной артиллерии». Третий: «Я боюсь темноты». Четвертый: «Мне страшно в лесу». Пятый: «У нас солдаты боялись ваших бомбардировщиков. Только услышим гудение, кричим — «Иван прилетел...» ("Красная звезда", СССР)

12.07.42: Солдат Ганс Плавник, взятый в плен возле Воронежа, говорит: «Нас несколько миллионов. Победить нас нельзя. Мы всех победим».

Этот кретин забыл, что несколько миллионов немцев уже гниют в русской земле. Фельдфебель крикнул ему: «Живо! Эйн-цвай»! и Ганс попер. Такова его сущность. Их нельзя переубедить, их можно только перебить.

Когда пленный начинает отпевать Гитлера, он подлизывается. Путаясь, он излагает содержание наших листовок. Поговорите с ним по душам, и он начнет восхвалять Гитлера и ругать все народы, кроме немецкого. Я часто беседовал с пленными итальянцами. Такой с начала кричит: «Дуче! Муссолини! Фашизм»!» Его хватает на три минуты, офицера на четверть часа. А после сидит человек, как человек, и разговаривает о житейских вещах. Немец в плену сначала бубнит: «Гитлер просчитался... Все немцы против войны... я не согласен с Герингом...». Но стоит ему успокоиться, отдышаться, как он начинает ворчать: «Что это за русские порядки?.. Пфуй, у нас в Германии все лучше... Гитлер обязательно победит...». У него фашизм не на рукаве, как у итальянца, а в кишках...

Меланхоличный немец Адольф Тотенберг недавно мне сказал: «В итоге Гитлер победит, но я боюсь, что, когда мы возьмем последний русский город, у нас будет из всей армии один полк. А ведь нам придется еще итти на Индию...» Сказав это, он всплакнул и высморкался, а потом спросил меня: «Я буду, по вашему, жить?» Я удивленно ему ответил: «Конечно. Впрочем, вы можете умереть естественной смертью». Немец был видимо суеверным и, заикаясь, возмущенно крикнул: «Я не могу умереть естественной смертью — я абсолютно здоров». — «Тем лучше». Я ушел из избы. Адольф Тотенберг бросился мне в догонку: «Я здоров, но я очень слаб, так что меня нельзя посылать на трудную работу!»... Этот был один из самых сообразительных... ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-03-23 01:33 pm (UTC)

Зима, крестьянин торжествуя, Карлушку пленного ведет
Худ. Л.Самойлов, текст Б.Тимофеев, 1943
пленные немцы, русская зима, как немцы мерзли на морозе
Зима, крестьянин торжествуя,
Карлушку пленного ведет.
Фашист, винтовку сзади чуя,
Походкой быстрою идет
.

* * *

21.11.41: У немецких солдат, захваченных в плен на Можайском направлении фронта, найдены письма, которые они не успели отправить. Солдат Симон Баумер пишет домой: «Мы находимся в 100 километрах от Москвы, но это нам стоило огромных жертв... Будут еще жестокие бои, и многие еще погибнут. Русские оказывают очень сильное сопротивление. Если война продлится еще полгода — мы пропали». Солдат Рудольф Рупп сообщает матери: «Бои идут жестокие и кровопролитные, так как русские яростно защищаются. Многие из нас никогда не увидят больше родины». Ефрейтор Отто Cалфингер в своем письме к родителям жалуется на неимоверные лишения и страдания, которые он переносит, и заключает: «...До Москвы осталось очень немного. И все-таки мне кажется, что мы бесконечно далеки от нее... Мы уже свыше месяца топчемся на одном месте. Сколько за это время легло наших солдат! А если собрать трупы всех убитых немцев в этой войне и положить их плечом к плечу, то эта бесконечная лента протянется, может быть, до самого Берлина. Мы шагаем по немецким трупам и оставляем в снежных сугробах своих раненых. О них никто не думает. Раненый — это балласт. Сегодня мы шагаем по трупам тех, кто пал впереди; завтра мы станем трупами, и нас также раздавят орудия и гусеницы». (Совинформбюро)

31.07.41: Германское Информационное Бюро распространяет дикое измышление о том, что будто советские войска без «видимой причины» расстреливают немецких солдат и офицеров, сдающихся в плен.

Советское Информбюро опровергает это сообщение, как вымышленное от начала до конца. (Совинформбюро)*

Edited at 2015-04-23 05:07 pm (UTC)

Пленные немцы

В РАЙОНЕ ТАГАНРОГА.
Немецкие солдаты и офицеры, захваченные в плен нашими войсками.
Снимки нашего спец.фотокорр. Ф.Левшина.
"Красная звезда", 2 сентября 1943 года.
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат
30.07.43: Сорокалетние фрицы это государство в государстве: они говорят о своих командирах, о своих молодых сородичах, об эсэсовцах, как о чужеземцах. Они помнят 1918 год. Они вообще что-то помнят. В их глазах порой замечаешь нечто человеческое. Однако и в них фриц перевешивает человека: сорокалетний фриц поворчит, покряхтит, а потом полезет в атаку. Сердца немцев уже раз'едены ржавчиной. Но ноги фрицев еще исправно шагают. И руки не выпускают автоматов.

Наиболее рьяными приверженцами бесноватого являются юнцы, впервые прибывшие на фронт. Я видал этих сопляков. Их вытаскивали из леса. Они хныкали и визжали. Для фрицят война еще интересная авантюра. Многие из них, направляясь в Россию, думали, что попадут в Москву или в Ленинград. Они прытки, но недостаточно обучены. Недавно на аэродром французской эскадрильи «Нормандия» спустился такой фриценок. Он летел на «Фокке-Вульфе» и заблудился, об’яснил: «Это мой четвертый вылет, я еще не умею ориентироваться».

А ветераны? Немало их зарыто здесь, в орловской земле. Но, конечно, еще имеются у Гитлера ветераны. Они не поумнели, они не стали ни совестливей, ни человечней. Но они полиняли. Как два года тому назад, они убеждены, что немцы — «народ господ», но теперь они начали сомневаться: удастся ли господам погосподствовать?

Предо мной фельдфебель Гарри Петак. Ему двадцать пять лет, и воюет он с 1939 года. Это классический фриц первого периода. Он пришел в Орел, потому что ему в Котбусе «тесно». Он считает Гитлера «знаменосцем культуры», потому что он, Гарри Петак, слушал в Берлине оперу «Паяцы». Скучно его слушать: я знаю заранее всё, что он окажет, ведь он добросовестно пересказывает статейки Геббельса. Я говорю фельдфебелю: «Пошевелили бы вы мозгами, а то вам и голова ни к чему...» Фельдфебель бледнеет: этот кретин решил, что я ему отрежу голову. Однако даже такой девственный фриц теперь не вполне убежден, что фюрер выиграет войну. Вдруг он признается: «Мы одни...». Еще год тому назад такие молодчики уверяли мир и себя, что с ними «вся Европа». Теперь они предвидят пируэт лакеев и бунт рабов. Притом кругом зеленый лес, капли ливня пронизаны солнцем, и фриц чувствует, что все его подводят — и дуче, и календарь.

Ветераны меланхолично вспоминают о тех легендарных временах, когда фрица под каждым кустом ждали курятина, мед и «фареник мит шметана». Иногда они меланхолично добавляют: «Через три месяца зима...» Я спрашиваю пленных, что больше всего пугает их сотоварищей. Они в один голос отвечают: «Третья зима». ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-03-23 01:34 pm (UTC)

Пленные немцы

СЕВЕРО­-ВОСТОЧНЕЕ КОТЕЛЬНИКОВО
Группа немецких солдат и офицеров, взятых в плен бойцами Н-­ской части в последнем бою.
Снимок нашего спец. фотокорр. А.Капустянского.
"Красная звезда", 19 августа 1942 года
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат
27.05.42: Солдат Горн Постлеб 176 пп 61 пд: «К немецкой расе принадлежат не только немцы, а норвежцы, шведы, голландцы. Как чистокровная лошадь должна иметь хороший приплод, так и немцы не должны смешиваться с другими, низшими расами... С Англией мы рассчитаемся, когда покончим с Россией».

Фельдфебель Карл Лемский 489 пп 269 пд: «Гитлеру я доверяю... Цель войны с Россией добиться для Германии жизненного пространства и расширить территорию Германии. Я сдался добровольно в плен, потому что сразу попал в бой. Когда я сдавался в плен, мне было очень трудно, и я тогда не думал о Гитлере...»

Обер-лейтенант Густав Ферман 426 пп 129 пд: «Прежде чем уничтожить Англию, мы должны были разбить Россию. Поэтому Германия начала войну против СССР».

Я привел несколько показаний пленных от солдата до обер-лейтенанта. Все они относятся к весне. У гитлеровцев медный лоб, и учить гитлеровца не так-то просто. Однако зимние уроки не прошли даром. Даже один из тех олухов, мнения которых я привел, признался, что, когда на его роту пошли русские, он «забыл о Гитлере». Все чаще и чаще слышишь от пленных такие признания: «По-моему, немецкое наступление может быть удачным, но я лично предпочитаю не принимать в нем участия». Для гитлеровского дурака такие слова — высшая мудрость. Однако до этого дошли солдаты только тех полков, которые подверглись сильной обработке нашими частями. Приходится вспомнить старую пословицу: «Учить дураков — не жалеть кулаков»...

Прошлым летом немецких солдат вела вперед мечта о «трофеях»: о сытной еде, о складах и магазинах. Теперь у них руки опускаются: нечего грабить. ефрейтор Вальтер Корт 154 пп 58 пд, недавно взятый в плен, откровенно заявил: «Война меня лично совсем не интересует. Теперь нам здесь больше нечего делать». В июле этот ефрейтор был куда жизнерадостней... «Интерес» к разбойной войне он потерял, когда немцев погнали на Запад. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-03-23 01:34 pm (UTC)

Пленные немцы
German prisoners of war

Журнал "LIFE". 1942 год
пленные немцы, немецкие военнопленные, немцы в плену, немцы в советском плену
16.08.42: Немцам нужна и женская рабочая сила. Захватывая город, село, станицу, они захватывают новых рабынь. Женщин раздают по рукам. В каждом немецком городке «биржа труда» раздает немцам и немкам русских рабынь. Здесь тоже имеются свои тарифы. Гедвига Земке пишет мужу из Гильдесхейма: «У нас не хотят русских девушек, потому что они очень дерзкие, и фрау Шиллер променяла двух русских на одну литовку. Я заказала украинку. Я сразу по глазам вижу, какие они — послушные или дерзкие».

Немецким солдатам Гитлер обещал не только кубанскую пшеницу, цымлянское вино и русских рабов, он обещал им землю. Жадно глядят фрицы, привыкшие к плохой земле и к водянистой картошке, на жирный русский чернозем. Вот пленный унтер-офицер, летчик-истребитель Фридрих Шмальфусс. Этот фриц парил в облаках, но думал он о земле. Я его спрашиваю: «Зачем воюете?» — «Нам нужна земля, а в России много хорошей земли». Я говорю: «Но ведь на этой земле живут люди». Он пожимает плечами: «Часть можно будет куда-нибудь переселить, часть будет работать у нас». Помолчав, он добавляет: «Да и вообще после этой войны народу у вас будет меньше». Так они все думают: «Народ перебьем, а землю себе возьмем».

Вот другой пленный, солдат Вернер Шлихтинг из 511-го полка. Он — крестьянин из Мекленбурга. Жалуется, что в Мекленбурге земля плохая: «Приходится над ней много работать». Оживляясь, говорит: «А здесь в России много хорошей земли. Офицеры нам говорили, что каждому дадут по сорок га русской земли. Так что я лично рассчитывал остаться в России, хотел, как кончится война, выписать сюда мою невесту». Я спрашиваю: «А кто работал бы на вашей земле?» Вернер Шлихтинг самодовольно отвечает: «Русские под моим руководством. Я их живо научил бы...». Пленный Иоганн Китцлер из 10-го мотополка хотел быть управляющим крупного имения. Пo его словам, лучшие колхозы станут собственностью германского рейха, управлять ими будут немцы, а работать — русские и украинцы. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-11-11 01:01 pm (UTC)

Немецкие солдаты, взятые в плен под Москвой
Снимок 1942 года.
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, немцы в советском плену, немецкий солдат
25.08.42: Наши бойцы захватили в плен ефрейтора 2 роты 520 полка 296 немецкой пехотной дивизии Георга Стефана. Фашистский ублюдок заявил: «Нам офицеры каждый день твердят: Россия очень богатая страна. Германия хочет завоевать Россию и завладеть ее богатствами. Русских слишком много. Часть жителей мы оставим в живых, пусть они работают для Германии. Всех остальных немецкая армия истребит, как лишних и ненужных».

Переходя к вопросу о потерях немецкой армии, гитлеровский бандит выдает свой животный страх перед предстоящей расплатой за все преступления. «Многие, — говорит он, — называют войну с Россией походом. Это неправильно. В Польшу и Францию, в Бельгию и Голландию мы совершали походы, а здесь идет ужасная кровопролитная война. За два месяца во второй роте, включая пополнение, которое эта рота получила, выбыло из строя 160 солдат и офицеров. Только в последнем бою убито 32 человека, в том числе лейтенант Курт Дитц, унтер-офицеры Эрих Вольф, Карл Хейстель и Фриц Юрмшер. Русские сражаются очень зло и упорно. Если они и дальше будут с таким ожесточением сражаться, то все огромные потери Германии окажутся напрасными». (Совинформбюро)

25.12.41: Немецкие солдаты, взятые в плен на Западном фронте, рассказывают об огромных потерях, которые несут отступающие немецкие войска. Военнопленный ефрейтор 87 мотополка 36 мотодивизии Лоренс Лезун показал: «Наша дивизия только в двух последних боях потеряла свыше 3.000 человек убитыми и ранеными. Несмотря на двукратное пополнение, в ротах насчитывается не больше 50 процентов состава. Начавшееся отступление немецких войск вызвано огромными потерями в материальной части и живой силе, сокрушительными ударами, нанесенными советской армией по нашим войскам. Настроение солдат с каждым днем падает. Они устали от войны. Становятся все меньше и меньше немцев, которые верят в победу Германии». Военнопленный солдат 1 дивизиона 23 артполка 23 пехотной дивизии Оскар Ромоль заявил: «Отступление нашей дивизии началось 5 декабря. Это было не отступление, а бегство. Нападение русских было так внезапно, что нами были брошены орудия, снаряды и другое вооружение. Солдаты не хотят больше воевать. Многие из них думают о сдаче в плен, но боятся шпионов гестапо и офицеров». (Совинформбюро)

Edited at 2015-03-23 01:38 pm (UTC)

Западный фронт.
Так выглядят немцы, взятые в плен. Фото А.Гаранина.

"Правда", 1 декабря 1941 года
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену

пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, битва за Москву

14.09.41: У немецких солдат, захваченных в плен на Северо-Западном направлении фронта, найдены отдельные номера газеты «Сообщения верховного командования», издающейся гитлеровцами для рядовых германской армии. Несмотря на свирепую цензуру, в газету попадают материалы, свидетельствующие о росте упадочных настроений среди германских солдат, удрученных упорным сопротивлением советских войск. Редакторы листка вынуждены, например, признать рост числа самоубийств в немецкой армии. В связи с этим читателям раз’ясняется, что солдаты, покончившие жизнь самоубийством, причиняют материальный ущерб своей семье, ибо «лишают ее права получать пенсию». (Совинформбюро)

10.09.41: Фашистский летчик с садизмом профессионального убийцы пулеметными очередями косит советских детей; но вот он сбит, попадает в руки колхозников—отцов этих детей, и кровожадный волк мгновенно превращается в трусливого зайца, он ползает на коленях, умоляя о пощаде. Сплошь и рядом фашистские насильники и убийцы, оказавшись в руках красноармейцев, становятся жалкими, отвратительными существами, заливаются слезами, бьются в истерических припадках. ("Правда", СССР)

Edited at 2016-12-14 08:32 am (UTC)

Drang nach Osten
Лесли Гилбер Иллингворт / Leslie Gilbert Illingworth, 2 февраля 1943 года
Сталинградская битва, военнопленные, пленные немцы
20.10.42: Северо-западнее Сталинграда взят в плен солдат 261 полка 113 немецкой пехотной дивизии Рудольф Хоппе. Пленному всего лишь 17 лет. Этот выродок является типичным представителем фашистской молодежи, растленной гитлеровским режимом. Рудольф Хоппе рассказал: «В течение трех лет я состоял членом организации гитлеровской молодежи. Нас усиленно обучали военному делу, каждый день муштровали. Часто к нам приезжали эсэсовцы, побывавшие на фронтах и в оккупированных странах. Они говорили, что Гитлер поставил перед германской армией задачу истребить все славянские народы и подчинить Германии весь мир. Эсэсовцы рассказывали о своих похождениях на войне, о массовых расстрелах в Польше, Норвегии, Югославии и в оккупированных районах России. Нам внушали, что жестокость является высшим качеством солдата. Эсэсовцы поучали нас, как надо усмирять и подавлять непокорных жителей захваченных стран. Все они твердили одно: надо научиться убивать безжалостно, спокойно и хладнокровно. Некоторые хвастались, что они убили по 2—3 тысячи человек. По их словам, вначале было немного страшно убивать людей, особенно безоружных женщин и детей, но человек с характером скоро привыкает и потом делает это уже не только по обязанности, а с истинным наслаждением».

Далее пленный сообщил: «На-днях русские открыли артиллерийский огонь по нашим позициям. Унтер-офицер Шмидт кричал солдатам: «Не бойтесь, прячьтесь в окопы, а когда русские перейдут в атаку, стреляйте в них до последнего патрона». Как только русские перешли в атаку, Шмидт улизнул, а нас бросил. Многие солдаты были убиты, некоторые убежали, а я растерялся и попал в плен». (Совинформбюро)


Edited at 2014-11-10 08:32 pm (UTC)