?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Фашизм и русская зима: 1941-45
0gnev
Красная звезда, смерть немецким оккупантам

"Красная звезда", СССР.
"Правда", СССР.
"Time", США.
"The New York Times", США.



Досье-шпаргалка: Роль русской зимы и морозов в победах советских войск над немецко-фашистскими оккупантами по материалам советской и иностранной печати периода Второй мировой войны (1941-1945 г.г.).

русская зима, генерал Мороз в ВОВ, немцы под Москвой, битва за Москву05.06.43: Немцы изо всех сил стараются внушить миру, что переход к обороне на Восточном фронте автоматически означает поражение вермахта в России. Однако маршал Василевский и его коллеги понимают: до сих пор все свои победы Красная Армия одерживала в оборонительных боях. Они знают, что даже сталинградский триумф и весеннее наступление к Днепру по характеру и результатам были оборонительными операциями. Кроме того, они не забывают, что за спиной - на сибирском фронте, где русским приходится держать много войск - постоянно маячит Япония.

Они помнят, что лето для русских становилось временем неудач и потерь, а победы им приносила зима - но при этом за две военные зимы они не смогли сломать хребет вермахту. В интересах скорейшего открытия второго фронта они напрямую заявляют всему миру, что в одиночку им с этой задачей не справиться. Но главное они знают: в конечном итоге Красная Армия сильна лишь настолько, насколько сильна страна, создавшая эту армию и снабжающая ее всем необходимым. ("Time", США)

17.01.43: Как известно, зимой многие фрицы замерзают по вине природы. Под Сталинградом фрицы стали замерзать сознательно — по своей вине. Из осажденного лагеря вывозили раненых, и фрицы, замерзая, надеялись на спасение. 4 января генерал Енеке, командующий 371-й пехотной дивизией, подписал следующий приказ: «Обмораживания второй и третьей степени увеличиваются с угрожающей быстротой. Во многих случаях установлено, что они связаны с умышленным самоувечением. В нашем положении долгом каждого солдата является защита себя не только от русских, но и от холода, поскольку это хотя бы в малейшей степени зависит от него...

Мне доподлинно известно, что из боевого состава выбывают от 20 до 30 процентов солдат в результате обморожения. Мы находимся в окружении, и естественно, что командование не может нас снабдить теплым обмундированием и строительным материалом. Настоящий приказ довести до сведения, а потом уничтожить».

Приказ генерала Енеке был обнаружен на замерзшем немце. Мы предоставляем генералу судить, случайно ли замерз этот фриц или предумышленно… ("Красная звезда", СССР)*

04.12.42: В районе Сталинграда взята в плен большая группа солдат 305 немецкой пехотной дивизии. Пленный солдат 305 артиллерийского полка Гюнтер Вальц рассказал: «Уже в октябре многие солдаты сильно страдали от холода. Офицеры нас утешали, заявляя, что командование учло уроки прошлогодней зимы, и в этом году солдаты будут снабжены всем необходимым. Мы терпеливо ждали. В начале ноября начали выдавать долгожданное зимнее обмундирование. Солдаты были разочарованы. Нам выдали старые перчатки, поношенные подшлемники и набрюшники. На каждый взвод выдали по 5 пар эрзац-валенок — соломенные боты на деревянной подошве или соломенные лапти с подошвами, залитыми гудроном. Эти так называемые валенки совершенно не греют и передвигаться в них неудобно. Уходя на пост, солдат закутывается в одеяло и стоит, как чучело. Солдаты теперь говорят: «Нас еще раз надули. Все заверения о том, что немецкая армия хорошо подготовлена к зиме, есть не что иное, как грубый обман. Мы обмануты и обречены на гибель. Кто избежит смерти в бою, тот неминуемо погибнет от холода, замерзнет в русских сугробах». (Совинформбюро)

НОЯБРЬ 1942:

17.11.42: Немцы, захваченные на-днях в плен нашими разведчиками, имеют жалкий вид. Например, на голове у одного немецкого ефрейтора вместо каски фетровая шляпа с застегнутыми на уши полями, на шее у него кусок женской шали, на ногах дырявые опорки, а вместо портянок куски одеял. Все это вытащено из комодов и сундуков ограбленного русского населения...

Из одежды, награбленной у населения оккупированных районов, немецкие интенданты наскоро мастерят зимнюю одежду — свитеры, шарфы, перчатки, наушники, одеяла и снабжают ими некоторые части. Но большинство солдат так и не получило обмундирования полностью. На головах у пленных легкие бумажные пилотки, на ногах «валенки» — знаменитые соломенные боты. «Прогнозы» фашистского командования насчет предстоящей теплой и мягкой зимы мало успокаивают солдат. ("Красная звезда", СССР)

15.11.42: Военный корреспондент «Франкфуртер цейтунг» пишет: «Наши стрелки из дивизии «Эдельвейс» принуждены сражаться в исключительно трудных условиях. «Эдельвейс» не новички, они воевали во Франции и на Балканах, но нигде им не пришлось столкнуться с такими нечеловеческими трудностями, как на Кавказе. К дьявольской хитрости большевиков теперь присоединились муки русской зимы. А зима в горах еще страшнее зимы среди русских равнин». ("Красная звезда", СССР)*

ОКТЯБРЬ 1942:

10.10.42: За осенью следует зима. Фрицы это понимают. Я спрашиваю Германа Крамера: «Боитесь морозов?». Фриц качает головой: «Нет. Русских». Лейтенант Краусгрелль уточняет: «Зимой выходят из строя авиация и танки, значит зимой русские будут сильнее нас». Вот почему осенние фрицы выглядят такими скучными. В январе Гитлер их утешал: «Скоро весна». Прошла весна, прошло лето. Холодный ветер воет: «Скоро зима». ("Красная звезда", СССР)

09.10.42: Один пленный ефрейтор сказал мне: «Это бои не за развалины Ржева, а за зиму». Фриц кое-что понял. Слово «зима» он произносит с суеверным страхом. Конечно, немцы боятся и зимних холодов, но еще сильнее они боятся зимних операций. Тот же фриц мне пояснил: «Всем известно, что зимой русские наступают». Ему кажется, что война длится по меньшей мере десять лет и каждый год с немцами в декабре приключается неприятность. А ночи уже холодные, под утро седина покрывает траву, как напоминание о близком снеге. Фрицы ежатся и не только от холода. ("Красная звезда", СССР)

15.09.42: Зарядили дожди, леса Смоленщины уже редеют, пахнет осенью. На Юге еще стоит жара. О чем думает фриц в эти недели тяжелых боев? О зиме.

«Наше наступление успешно развивается, но я все же считаю, что придется провести еще зиму в России», — пишет отцу ефрейтор Фюрстенгельдер. «За последнее время настроение солдат ухудшилось. Солдаты считают, что придется зимой воевать в России, а это — конец: второй военной зимы наша армия не выдержит», — рассказывает пленный солдат Нигюзер. С ним согласен ефрейтор Радтке: «Над всеми нами довлеет зимняя кампания — второй зимы в России мы не переживем». А Бруно Мош добавляет: «У нас говорят, что лучше сразу застрелиться, чем пережить еще одну ужасную зиму». Солдат Пикс сообщает своей супруге: «Когда я думаю о будущей зиме, которую мы здесь, бесспорно, проведем, меня охватывает ужас». Лейтенант Флях из'ясняется в письме к брату еще определенней: «Первую зиму Германия зашаталась. Если мы не победим русских до ноября, Германия рухнет». ("Красная звезда", СССР)

27.07.42: По отрывочным, явно неполным данным, имеющимся у внешнего мира, в ходе войны с Гитлером Тимошенко не всегда действовал удачно. К его несомненным успехам можно отнести лишь героическую оборону Смоленска, давшую время, чтобы подготовиться к обороне Москвы, и освобождение Ростова-на-Дону в ноябре прошлого года. Но, независимо от результата, Тимошенко, закаленный крестьянской жизнью, никогда не пытался переложить вину на чужие плечи или полагаться на что-то, кроме себя и своих солдат. В прошлом году, обращаясь к войскам, наступавшим на Ростов, - это было в то время, когда весь мир, в унисон с Гитлером, считал, что немцев останавливает лишь русская зима - он подчеркнул: «Битву за Ростов не выиграет ни дождь, ни снег. Ее исход зависит только от наших усилий». ("Time", США)

ИЮНЬ 1942:

23.06.42: Мне рассказывал один командир: «...Наше отделение шло в такой мороз, что грудь ломило, ствол винтовки жег через варежку. Мои ребята приустали в глубоком снегу, приуныли. Беда, думаю, — как выполним задание? Какими словами их взбодришь? А главное — впереди, — выбить фрицев и занять хуторок. Губы на морозе не шевелятся, и слов таких я не знаю. Тут стало светать, вышли на дорогу и видим — лежит совсем голенький грудной ребеночек. Немного прошли — еще дитя валяется сбоку дороги, а там их уж несколько — кто в одеяльце положен на снег, кто кое-как брошен. Тут мы поняли, что было: немцы гнали наших женщин к себе в тыл, дети постарше еще брели кое-как, а грудные младенцы застывали на руках у матерей. А которая присела бы, чтобы переукутать младенца да покормить его тощей грудью, хоть этим согреть, — конвоир рвет у нее от груди ребенка, кидает прочь, а ее — прикладом в спину, — «иди, не отставай, русская свинья»...

Мои ребята увидели детские трупики, и губы разжали, и с глаз сошел иней, и понурости как не было... «Веди, так иху так, веди нас скорей...» Да так дружно ударили на хуторок, что фрицы, конечно, и штаны не успели надеть, да и надевать больше им никогда не придется... И мое отделение, заметьте, Алексей Николаевич, стало с тех пор заметным по злости...» ("Красная звезда", СССР)

06.06.42: Генерал-лейтенант Рокоссовский, командир большого спокойствия и большой страсти, говорит: немцы напрасно обижаются на зиму. Конечно, зима по ним ударила, но зима их спасла. Не немецкие солдаты, а русские снега остановили преследование отступавшей германской армии. Эти слова — точный и справедливый ответ на всю ложь, распространяемую германским командованием. Немцы говорят: «Мы удержались, несмотря на зиму». На самом деле они удержались благодаря зиме. ("Красная звезда", СССР)

АПРЕЛЬ 1942:

русская зима, генерал Мороз в ВОВ, немцы под Москвой, битва за Москву19.04.42: Известно, например, что германское информационное бюро не раз сообщало о том, что Красная Армия не имеет обмундирования, что красноармейцы одеты в гражданское платье, ходят в лохмотьях и т.д. Вся эта ложь об'яснялась довольно просто. Обовшивевшие и окоченевшие от холода гитлеровские вояки воровски снимали одежду и обувь с убитых красноармейцев, фоторепортеры щёлкали аппаратом, и снимок готов. Редактору оставалось только выпустить очередную брехню. ("Красная звезда", СССР)

07.04.42: Зимой наступали мы, а не немцы. По грудь в снегу, через глубокие снега, в стужу, сквозь пургу шли вперед красноармейские полки и выбивали фашистов с насиженных мест. Отдает ли себе отчет слепая, безумная гитлеровская Германия, где были бы сейчас ее разбойничьи войска, если бы эти бои Красной Армии протекали в другое время года, более удобное для наступления, чем для обороны? Если зима не смогла помешать нам громить немцев, то весна, лето и осень помогут нам довести этот разгром до конца. 1942 год может и должен стать годом полного поражения ненавистного врага. ("Красная звезда", СССР)

05.04.42: Немецкий унтер-офицер Р.Зейлер писал недавно своей знакомой в Германию: «Наша рота очень сократилась: много убитых и еще больше раненых. Уже свыше трех недель мы ведем днем и ночью ожесточенные бои. Сегодня судьба настигает одного, завтра другого. Мы попали в настоящий котел. Кто отсюда выберется, тот поистине родился в сорочке. Мы дни и ночи в снегу. Русские налетают на нас внезапно с флангов или с тыла. Они оказываются всюду... Надеюсь, что ты сможешь прочесть мои каракули, — лучше не могу, так как я отморозил себе пальцы». (Совинформбюро)

22.03.42: Помимо горечи отступления им пришлось столкнуться с суровостью русской зимы. Американцы, жившие в России, говорят, что самый ужасный аспект русской зимы — это морозы. Наступает время, говорят они, когда люди начинают бороться с холодом, когда, после нескольких недель страданий, он начинает вызывать у них одну только ярость. ("The New York Times", США)

16.02.42: Маршал Шапошников изучал приемы ведения войны в условиях зимы. Он знает, что может, а чего не может сделать армия, когда колеса вязнут в снегу. Он знает, что вести военные действия зимой, значит воевать по старинке, когда человек становится важнее машин. Он понимает, зачем нужен зимний камуфляж. Он осознает, что зимой кавалерия и пехота могут добиться большего, чем самолеты и танки. Но в нужный момент он использует самолеты, поставленные на лыжи, и выкрашенные в белый цвет танки. Он знает, насколько важны тепло и гигиена для его людей, в то время года, когда спутниками солдат становятся морозы и тиф. Он знает, что зимой на войне выживает сильнейший. ("Time", США)

ЯНВАРЬ 1942:

русская зима, генерал Мороз в ВОВ, немцы под Москвой, битва за Москву14.01.42: Этих не похоронили. Они валяются возле дороги. Из-под снега торчит то рука, то голова. Замерзший немец стоит у березы, рука поднята — кажется, что мертвый, он еще хочет кого-то убить. А рядом лежит другой, заслонил рукой лицо. Не сосчитать...

Ведут пленных. Лейтенант, ефрейтор, солдаты. Дрожат, хнычут. У одного обувь замечательная: левая нога в кожаном башмаке, правая в эрзац-валенке. Оказывается, правую ногу он отморозил. Ефрейтор мне поясняет: «Легко отмороженные в госпитали не отсылаются». Да и не отошлешь — у половины немецких солдат ноги отморожены. На головах пилотки. Летом они их носили лихарски. Теперь стараются засунуть под пилотку уши. Из носу течет, он не вытирает лицо — рука замерзла...

Женщины, когда видят наших, плачут. Это — слезы радости, оттепель после страшной зимы. Два или три месяца они молчали. Сухими жесткими глазами глядели на немецких палачей. Боялись перекинуться коротким словом, жалобой, вздохом. И вот отошло, прорвалось. И кажется, в этот студеный день, что и впрямь на дворе весна, весна русского народа посередине русской зимы. ("Красная звезда", СССР)

09.01.42: С каждым днем удары Красной Армии становятся все более сокрушительными. Фашистские генералы пытаются утешить своих солдат, преподают им поучительные советы. Перед нами приказ командующего немецким армейским корпусом: «Солдаты моего корпуса! Если теперь по приказу высшего командования вы уходите на новые позиции, вам надо итти с гордо поднятой головой, с полным доверием к фюреру».

Мы видели эти «гордо поднятые головы», закутанные в тряпье, полотенца, женские шали. Немцы шли, едва переступая распухшими от холода ногами. У многих даже не было сапог. Ноги у пленных обернуты в портянки, рогожи, перевязанные веревками. Только у одного оказались немецкие «валенки» — деревянная подошва толщиной в 6—7 сантиметров, к которой прикреплен войлочный верх. Такие «валенки» получают офицеры и особо отличившиеся унтер-офицеры. Солдатам приходится утешаться «Инструкцией немецкой высокогорной школы». Эта инструкция сейчас широко распространяется среди солдат. Она рекомендует: «Закаляйся от холода, спи в холодных помещениях, мой ноги холодной водой ежедневно, ходи босиком по снегу». ("Известия", СССР)

08.01.42: Берлинский корреспондент газеты «Свенска дагбладет» описывает, как немцы в январе месяце начали готовиться к русской зиме — лучше поздно, чем никогда. Особые «бригады» гитлеровских самок, освобожденных на страдное время от обслуживания эсэсовцев, латают рубашки и подштанники. Из домов выволакивают трухлявое белье — догитлеровского периода. До Гитлера в Германии имелись шерстяные рубашки, вязанки, рукавицы. Лучше эта рвань, чем новенькая одежда из опилок или из стекла. Корреспондент рассказывает, что из рваных мужских штанов искусные немки выкраивают «колпаки на голову». А не выйдет колпак, немка выкроит хотя бы наушники. ("Красная звезда", СССР)

01.01.42: Декабрь увидел новых немецких солдат. Их не узнать. Они поседели от инея. Они забыли о «крестовом походе», о расовых признаках. Они забыли даже о трофейных подстаканниках. Железным крестам они предпочитают куцавейки, и даже генералы думают не столько о «великой Германии», сколько о теплых набрюшниках...

Дрожит от холода завшивевший и покрытый нарывами немец, поднимающий руки, чтобы сдаться в плен. У него стучат зубы от холода и страха. Заикаясь, он молит о пощаде.

Но спроси, сколько наших пленных замучил покорный сегодня варвар? Спроси, сколько наших раненых добил он, заливаясь диким смехом? Спроси, сколько женщин изнасиловал он, сколько детей заколол своим штыком? Сколько домов поджег? Сколько петель затянул на шеях крестьян и рабочих в занятых немецкой армией районах? Посмотри ему в трусливые глаза — что сделал бы он с тобой, если бы он оказался победителем! ("Красная звезда", СССР)

ДЕКАБРЬ 1941:

русская зима, генерал Мороз в ВОВ, Битва за Москву29.12.41: Еще месяц тому назад те же немцы клялись, что им не страшны никакие холода, они трунили над генералом Зимой, они чванливо говорили: «Мы живем не во времена Наполеона». Они даже поясняли, что зимой танкам куда привольней, чем осенью. Геббельс сказал: «Меня смешат разговоры о русской зиме, ничего не может остановить победоносного шествия германской армии». Вряд ли Геббельс смеется теперь. Колченогому выродку не до смеха. Он вместе с другими повторяет: «Увы, русский климат оказался неподходящим для намеченных операций».

Слов нет, русская зима — серьезное дело. Немало немецких разбойников валяется теперь в больницах с отмороженными лапами. Как всегда, немцы зря задавались, — «генерал Зима» отомстил им за неуместную издевку. Но нечего прятаться за метеорологию, побили немцев не морозы, а красноармейцы. Не «генерал Зима» гонит гитлеровских вояк, а другие генералы — Рокоссовский, Говоров, Белов, Болдин, Мерецков, Федюнинский. Зима — зимой, а война — войной. ("Красная звезда", СССР)

27.12.41: Гитлер не может прислать немецким солдатам теплое обмундирование. Он предлагает им греться фашистским словом, напечатанным в немецких газетах. Так и сказано в рассылаемых по немецким войскам «12 заповедях зимней кампании»: «Газетная бумага является самым лучшим заменителем при отсутствии зимней одежды и универсальным средством для сохранения тепла и противостояния ветру. Чтобы защитить грудь, живот и спину, необходимо иметь некоторое пространство между зимней рубахой и френчем, кальсонами и брюками. Газетная бумага является зимним снаряжением человека... Рукавицы лучше перчаток, они могут быть изготовлены из лоскутов».

Это — весьма практические советы немецкого пана-фашиста, который обещал кожух, а дает только слово. У немецкого солдата, возникнут, однако, некоторые сомнения. Если есть «пространство» между рубашкой и френчем, между кальсонами и брюками, то туда можно запихать речь Гитлера или статью Геббельса. Но у большинства немецких солдат уже давно нет ни рубах, ни кальсон, френчи и брюки надеты на немытое, грязное тело, и по всему «пространству» пасется мелкий фашистский скот. А о носках давно забыл немецкий солдат. Будет ли греть Гитлер, если его просто натянуть на ноги вместо подштанников? Сойдет ли Геббельс за портянки? ("Красная звезда", СССР)

26.12.41: Теперь Германия осталась в одном исподнем — не девочка со спичками из сказки Андерсена, нет, старая ведьма. Она еще пробует согреться. Она жжет не спички — она жжет наши города, согласно раз'яснению немецкой печати, «немцы тщательно уничтожают оставляемые ими города». Пожарищем Калинина, пепелищем Клина хочет отогреться закоченевшая Германия...

«Фуфайку или голову!» — вопит Гитлер. Но ничто уже не согреет немецких солдат. Вокруг них снега смерти. В их сердце страшный холод поражения. Они бредут, замерзая, на Запад. Они видят перед собой замерзшую старуху в белом саване — Германию. Вы хотели выморозить мир? Замерзайте! Германия, ты хотела убить Европу? Подыхай собачьей смертью — в рваной рубашке под своим немецким забором! ("Красная звезда", СССР)

25.12.41: С ужасом и тревогой встречают немецкие солдаты русскую зиму. Раздетые и разутые, они даже при небольших морозах трясутся на холоде, замерзают. Уже сейчас нет ни одной роты, где бы не было замерзших и десятков обмороженных солдат. Солдат Эрнст в письме к жене пишет: «Но предстоит еще худшее — 40-градусные морозы. Неужели еще придется здесь провести рождество? Каждый из нас предпочел бы 10 лет совсем не праздновать рождества, но выйти из этого бедствия»... Увеличилось число случаев, когда солдаты с обмороженными руками и ногами удирают с передовых позиций в тыл. Их вылавливают и снова гонят на позиции. ("Красная звезда", СССР)

24.12.41: В военном отношении неспособность немцев занять Москву или нефтяные месторождения Кавказа до наступления зимы, вероятно, объясняется в первую очередь двумя факторами: на юге — ослаблением немецких войск в районе Ростова, а на московском фронте — усилением Красной Армии не менее чем пятнадцатью отборными сибирскими дивизиями, переброшенными с Дальнего Востока, и вмешательством жуткой русской зимы... Они уже расплачиваются за это, но худшее впереди, ведь настоящая зима начинается только в январе, а самые страшные холода, от которых стынет кровь в человеческих жилах и масло в двигателях машин, приходятся на первые три месяца года. ("The New York Times", США)

23.12.41: Наше сопротивление раз'ело немецкую душу. Где их былая спесь? Они не поют, они дрожат от холода. Они мечтают не о московских ресторанах, но о хате, о крыше, о хлеве. Они суеверно говорят друг другу: «Зима только начинается...» Они замерзали в декабре. Что с ними станет к февралю? В ночь солнцеворота мы с усмешкой им напомним: солнце — на лето, зима — на мороз. ("Красная звезда", СССР)

21.12.41: Неудачные попытки Гитлера и его генералов свалить провал своих военных планов на Восточном фронте на климатические условия разоблачаются признаниями самой же германской печати.

Так, нацистский официоз «Фелькишер беобахтер» поместил на-днях статью, озаглавленную «Советский боец». Автор статьи, между прочим, пишет, что, хотя Германия и привыкла в войне на западе и юго-востоке к быстрым победам, однако «поход на Восток продолжается уже больше 5 месяцев, причем теперь уже никто больше не ожидает через каждые три дня специальных коммюнике о победах». Автор не пытается об'яснить это наступлением зимы. Он откровенно заявляет, что «сильное вооружение советской армии, экономическая и географическая структура гигантской страны и ее военные возможности» послужили причиной «затяжки» войны.

В заключение автор делает следующее признание: «Неоспорим тот факт, что из всех противников, которых встречал немецкий солдат, советский боец является самым упрямым и упорным». ("Правда", СССР)

Газета «Франкфуртер цейтунг» пишет: «Хлопчатобумажная фирма «Бремер» об’явила об увеличении оперативного капитала до пяти миллионов марок, предназначенных на посевы и закупку хлопка в рамках экономического развития Востока, в том числе на посевы хлопка в Туркестане».

Слов нет, у немецких богачей длинные руки. О чем они мечтают во Франкфурте между двумя английскими бомбежками? О хлопке Туркестана. А тем временем акционер фирмы «Бремер», он же обер-лейтенант немецкой армии, поспешно удирает из Калинина. «Почему вы дрожите, герр обер-лейтенант?» — спрашивает его неделикатный коллега. Обер-лейтенант отвечает: «Холодно... Пфуй, какой ужасный климат». Врет немец — не только от холода его трясет — от страха. ("Красная звезда", СССР)

12.12.41: Дело, следовательно, не в морозах, не в «наступлении зимней погоды», а в том, что зарвавшиеся гитлеровские картежники просчитались в своих кровавых планах. А людоед Гитлер решил для «своих прогулок избрать подальше закоулок»: с Восточного фронта он уехал в Берлин, чтобы снять с себя ответственность за возможное поражение своей армии зимой этого года. Бьет сейчас немецко-фашистских захватчиков не «ужасный мороз», но наша доблестная Красная Армия. Морозы же, настоящие русские морозы, еще впереди. ("Правда", СССР)

07.12.41: Что же нужно немецким солдатам? Может быть, замерзая, они мечтают о валенках, о фуфайках, о теплых рукавицах? Может быть, голодные, они просят банку консервов? Нет, немцам под Москвой нехватает одного: музыки. Шут Геббельс пишет в своем воззвании: «Наши солдаты изнывают вдали от Германии среди безотрадных просторов. Жертвуйте патефоны и побольше граммофонных пластинок»... Окрестности нашей столицы превратились в огромное немецкое кладбище. Здесь будет погребена слава Германии. Впрочем, немецким солдатам не до славы. Они тоскливо чешутся задеревеневшими от холода пальцами. Они плачут от ледяного ветра. ("Красная звезда", СССР)

05.12.41: Шведская печать уделяет много внимания трудностям немецких войск на Восточном фронте в связи со стойкой обороной, решительными контратаками частей Красной Армии и наступлением зимы. Корреспондент газеты «Дагенс нюхетер» пишет, что зима значительно увеличила и без того огромные трудности германской армии. «Немцам приходилось, — пишет корреспондент, — вырубать топорами замерзшие в грязи танки и автомашины». На Московском и Ленинградском секторах фронта наступили морозы, а немецкая армия плохо снаряжена для войны в зимних условиях.

По мнению корреспондента, «едва ли 25 проц. личного состава германской армии имеют теплую одежду». На Ленинградском участке фронта немцы в поисках жилья все глубже зарываются в землю. Корреспондент следующим образом описывает жизнь немецких солдат под Ленинградом: «Солдаты лежат в промерзшей земле. Охапка соломы, несколько досок и печка из зарядного ящика, — вот все, что имеет немецкий солдат на фронте». ("Известия", СССР)

НОЯБРЬ 1941:

30.11.41: Русская зима оказалась для прусских туристов сюрпризом... Они рвутся к Москве: так, замерзая, человек рвется к костру. Они хотят согреться... Они сидят на воистину трагической диэте: им не согреться борщом или свининой. Они готовы пойти под огонь, чтобы раздобыть валенки или женскую кофту. Они теперь вдвойне опасны... Их не пустят в Москву. Не для них русские печи. Не для них валенки. Не для них горячие щи. Их нужно подержать два-три месяца на холоде...

Они у нас станут морожеными. Пускай англичане бьют вяленых. Мы будем бить мороженых. Мы им не дадим отогреться. Друзья — бойцы, разведчики, партизаны, если есть дом, в котором немец может отогреться, выкуривайте их из дому. Немцам очень хочется в гостиницу «Москва». Они об этом пишут в письмах. Мы их не пустим ни в гостиницу «Москва», ни в город Москву. Мы приготовим этим туристам знатную гостиницу: поле. Утром ветер, вечером метель. А ночью сугробы. Вместо перины и пуховика — снег. Вместо тулупа и фуфайки — ледяной ветер. Вместо отбивных котлет — ледяные сосульки. ("Красная звезда", СССР)

24.11.41: Восемь дней длится «последнее» наступление озверелых и обовшивевших немецких банд на Москву. С каждым часом все очевиднее, что это новое наступление — одна из последних потуг фюрера и фюренят... Зима на фронте только началась. Холода еще совсем небольшие, но они уже заставляют немцев кутаться и загоняют их в теплые хаты. Все чаще попадаются в плен «ряженые» немцы, как зовут их красноармейцы. Солдаты одеваются в награбленные женские шубы, кацавейки, напяливают на ноги дамские боты, укутывают лица шалями, украденными у колхозников, треухами и даже дамскими трико. На ночь немцы забираются в хаты колхозников, выгоняя хозяев на мороз. Наши части проявляют много инициативы, чтобы изматывать противника, не давать немцам согреваться в хатах, вымораживать их из сел, как клопов. ("Правда", СССР)

21.11.41: Гитлер безрассудно бросал немцев в огонь. Теперь так же безрассудно бросает их в холод. Немцы плохо одеты. Они не подготовлены для встречи с русскими морозами. Они еще хуже подготовлены для длительной, затяжной войны на широких пространствах советской страны. На душе их появляется холод неверия и отчаяния, — более опасный, чем самый сильный мороз. Равнодушие и апатия — это первый шаг к смерти. А эти настроения равнодушия и апатии уже распространяются и все больше будут распространяться в армии Гитлера…

Не удалось немцам отвертеться от зимы. Как ни ловчились, как ни рвались, а загнала их мудрая советская стратегия в снега и в стужу. Пусть попляшут фашистские мерзавцы на звонком морозце под меткими пулями наших снайперов, под ударами нашей артиллерии и танковых частей, под убийственными бомбами нашей авиации. Счет мерзлым немецким солдатам открыт и запрятать его от германского народа не удастся. Окоченевшие мертвецы окружают Гитлера. Проклятие ему в их открытых, застывших глазах. ("Правда", СССР)

11.11.41: Москва для Гитлера — это политический триумф. Москва для немецкого рядового — это теплая нора. Не быть им в Москве! Не отогреется зверье в наших домах. Пускай зимуют среди сугробов. Одна квартира для них: промерзшая земля. Им холодно? Мы их согреем шрапнелью. Не для того мы строили новые квартиры, огромные корпуса, больницы, школы, метро, чтобы загадила нашу Москву мерзкая немчура...

В январе они узнают, что такое крещенские морозы. Посмотрим, что скажут дюссельдорфские коммивояжеры и гейдельбергские студентики, когда настанет настоящая русская зима... Их поход за квартирами мы превратим в поход за могилами. Не дадим им дров — русские сосны пойдут на немецкие кресты. ("Красная звезда", СССР)

10.11.41: Во всем виновата осенняя грязь, вся причина в снеге, — бормочет Гитлер в явной растерянности. Оказывается, не нужна Красная Армия, чтобы остановить на месяцы наступление профессиональных захватчиков-грабителей. Оказывается, это делает сама грязь, сам снег, без красноармейцев. Вот как просто делаются дела на этом свете!... Жалкий трус, прячущийся в страхе перед неизбежной расплатой, сваливает на природу, на грязь, дожди и снег вину за свои собственные преступления, ошибки и просчеты. ("Красная звезда", СССР)

09.11.41: Несомненно, однако, что продолжение боев в условиях русской зимы, мягко говоря, не улучшит моральный дух агрессоров. Во время военной интервенции союзников в России после Первой мировой генерал Соколовский рассказывал автору этих строк: японцы не могут переносить сибирский климат, хотя их солдатам раздали электрогрелки...

И Красная Армия, и вермахт готовятся к ближайшим месяцам, когда столбик термометра опустится гораздо ниже нуля. Даже в сентябре, когда автор этих строк ездил на фронт, он видел в захваченных русскими вражеских траншеях обрывки подбитых шерстью немецких мундиров. А по всей России новые контингенты, проходящие обучение перед отправкой на фронт, экипируются ватниками, длинными шинелями и шапками-ушанками. Налаживается массовое производство лыж и саней; текстильные фабрики ускоренным темпом выпускают шерстяные ткани. Советы уверены, что зима в очередной раз станет их мощным союзником в борьбе с агрессорами. ("The New York Times", США)

04.11.41: Голодная, жадная немчура рвется дальше. Их соблазняют магазины и квартиры Москвы. Они хотят зимовать в домах с центральным отоплением. Они хотят есть котлеты. Их нужно остановить. Их нужно хорошенько проморозить. Их нужно продержать в русских лесах на немецкой колбасе из гороха. Этот режим для них полезен — к весне они поумнеют. ("Красная звезда", СССР)

ОКТЯБРЬ 1941:

12.10.41: В Орле выпал снег, наступили холода, которые особенно чувствительны для немцев, одетых в легкую одежду. В связи с этим немецкое командование издало приказ о том, что все жители города должны сдать всю имеющуюся у них верхнюю теплую одежду, теплое белье, одеяла, валенки, сапоги.

Для отбирания теплых вещей у населения созданы особые отряды из немецких штурмовиков. Город разбит на участки. Фашисты прочесывают все дома, все сортиры, осматривают сундуки, шкафы. Фашистские головорезы, выделенные в отряды, отбирают у населения поголовно все, вплоть до детских теплых вещей. Все население Орла осталось без зимней одежды и обречено на замерзание. Сопротивляющихся немцы расстреливают. Фашисты тащат к себе в машины даже драпировки с окон и дверей, всевозможные материи, пытаясь укрыться от уже наступивших холодов. ("Красная звезда", СССР)

14.09.41: Германская военная машина еще сильна и послушна, но в ней уже слышится скрип и треск. Она еще тащит, душит и волочит по земле сотни тысяч и миллионы людей, оставляя за собой глубокий кровавый след. Но главный винтик этой машины — германский солдат в сентябре уже не тот, каким он был в июне, а впереди октябрь, ноябрь, декабрь... Впереди против германской военной машины русская зима со страшными, непривычными для германского солдата морозами. ("Правда", СССР)

АВГУСТ 1941:

29.08.41: Газеты Геббельса спешно об'явили, что вообще в России никакой зимы не бывает. В царской России еще была какая-то зима, но большевики окончательно доконали ее. А что касается морозов и снежных бурь, то это выдумали, чтоб запугать немецких солдат, советские комиссары, коварные англичане и президент Рузвельт. Мы не шутим. Именно в таком духе и писалось. Но через день-два Геббельсу пришлось спешно перестраиваться. Зима, конечно, в России бывает. Но не надо ее бояться. Слабая зима, ласковая, приветливая. Неполноценный Геббельс пытался об'явить неполноценной нашу зиму. ("Правда", СССР)

_________________________________________________
Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)
Хромой урод Геббельс своим блудливым языком... ("Правда", СССР)
Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)
Как бешеный щенок Гитлер грязным носом ищет ("Красная звезда", СССР)
Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)
Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)

Posts from This Journal by “1942” Tag

  • Люди города Ленина

    Вс.Вишневский || « Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года Каждое новое произведение писателя, картину живописца, театральный образ,…

  • Мстите, моряки!

    «Красный флот» №125, 30 мая 1942 года Бойцы морской пехоты! Бесстрашно уничтожайте фашистские танки огнем противотанковых ружей, гранат,…

  • Крылатые витязи Советской страны

    " Известия" №132, 7 июня 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР семнадцати командирам Военно-Воздушных Сил Красной Армии присвоено…

  • Награда славным строителям танков

    " Известия" №131, 6 июня 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями передовые заводы и работников танковой…

  • Советская артиллерия — гроза для фашистских танков

    " Известия" №128, 3 июня 1942 года За отвагу и мужество, проявленные в боях против немецко-фашистских разбойников, награждены орденами и…

  • Этого нельзя забыть

    И.Березин || " Известия" №112, 15 мая 1942 года Великая честь — героическим, самоотверженным трудом завоевать Красное Знамя Государственного…

  • Илья Эренбург. Значение одного предательства

    И.Эренбург || " Правда" №79, 20 марта 1942 года На юге страны начались весенние полевые работы. Не за горами сев в остальных районах.…

  • Заметки о храбрости

    М.Орлов || " Красная звезда" №153, 2 июля 1942 года Вооружение современных войск столь сложно и виды оружия столь многообразны, что…

  • Германские танковые части весной

    Б.Константинов || " Известия" №104, 6 мая 1942 года "...мы можем и должны бить и впредь немецко-фашистских захватчиков до полного их…


Прошло всего несколько месяцев
Взирая на лица...
«Прошло всего несколько месяцев, а как изменились» - Геббельс.
Худ. Кукрыниксы, 1942 год
русская зима, немецкий солдат, потери немцев на Восточном фронте, как немцы мерзли от морозов
27.03.42: В письме немецкого солдата Карла (фамилия не установлена) говорится: «Я отморозил пальцы на ногах. Другие пострадали еще больше, а многие совсем пропали. Со здоровьем у меня совсем неважно, ревматические боли мучают уже 4 недели. Приходишь в отчаяние оттого, что тебе едва 25 лет, а ты уже выглядишь, как старик». (Совинформбюро)*

15.01.42: У убитого немецкого обер-ефрейтора Русера найдено неотправленное письмо семье в Вайль. Русер писал: «В связи с событиями последних недель я не имел возможности писать вам. Хотя я и потерял все свои пожитки, я все же благодарю бога за то, что у меня еще остались мои конечности. Перед тем, что я пережил в декабре, бледнеет все бывшее до сих пор. Это было самое несчастное время моей жизни... Мы мерзнем и ведем жалкое существование и к тому же без отдыха в боях». (Совинформбюро)

30.12.41: Нацистская печать призывает немцев «не терять времени при выполнении нового приказа Гитлера» и немедленно сдать все наличные теплые вещи фашистским сборщикам. Газеты угрожают населению, что всякое промедление в сдаче теплых вещей повлечет за собой «серьезные последствия». Газета «Фелькишер Беобахтер» предупреждает: «Если бы мы отдали то, что имеем в достатке, то этого было бы мало. Мы должны отдать то, что нам нужно самим».

Газета «Дейче Альгемейне Цейтунг» цинично замечает, что «тот факт, что нам нелегко расстаться с теплыми вещами, повышает этическую ценность сдачи теплых вещей». Она признает, что «тоталитарный характер войны является причиной многих необычных требований к германскому народу». «Несмотря на недостаток одежды в Германии, — пишет газета, — германский народ должен отдать все, чтобы улучшить зимнее снаряжение солдат». ("Красная звезда", СССР)

27.12.41: Кровавый шут еще смеет говорит о весне. Он еще смеет утешать немецких остолопов приходом мая. Весна придет — не для него. Для нас. Для нас зацветет освобожденная земля. Для нас запоют вернувшиеся птицы. Когда сойдет снег, покажутся тысячи немецких трупов. Солнце не высушит слез немецких вдов. И настанет день, когда взвод поведет «главнокомандующего германской армии» к позорному столбу. От слепоты его излечит свинец прощального залпа. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-03-01 07:02 pm (UTC)

Зимний фриц (обмен опытом)
Фриц прошлогодний сегодняшнему: "Прошлой зимой нам Гитлер тоже обещал теплое обмундирование"...
Худ. Кукрыниксы, 1942 год
русская зима, немецкий солдат, потери немцев на Восточном фронте, как немцы мерзли от морозов
11.12.42: На Центральном фронте захвачен в плен командир 343 немецкого охранного батальона майор Герберт Краусник. Пленный заявил: «Говорят, что немецкие солдаты боятся русской зимы. Это верно лишь отчасти. Больше всего солдаты, да и офицеры боятся русской пехоты. В представлении немецкого солдата зима неразрывно связана с тяжёлыми боями и неизбежным отступлением. Не только среди солдат, но даже среди части немецкого офицерства заметны признаки разочарования и усталости. Более того, определённая часть офицеров считает, что Германия уже давно проиграла войну. Она проиграна с того момента, когда обозначился провал «блицкрига», провал «молниеносной победы», на которую мы рассчитывали. Сейчас Гитлер делает колоссальные усилия, чтобы как можно дольше оттянуть окончательный проигрыш. Он надеется на всевозможные случайности и превратности судьбы. Суровая действительность опрокинет эти призрачные надежды». (Совинформбюро)*

11.01.42: У убитого на Западном фронте обер-ефрейтора Франца Вальбрун найдено неотправленное новогоднее письмо своим родным. Вальбрун пишет: «Каждый день видишь, как солдаты здесь обмораживают себе ноги, руки и уши. Недавно один из нашей батареи отморозил ноги. Он сейчас лежит в лазарете. Ему, наверное, отрежут обе ноги. Так обстоит дело не с единицами, а с сотнями и с тысячами наших солдат. Вчера я вместе с тремя товарищами провел ночь в какой-то лачуге. Там по крайней мере было тепло. Поздно вечером к нам ввалилось еще 10 солдат. Лежать нельзя было и мы должны были всю ночь стоять... Зима отнимет у многих жизнь. В январе и феврале будет еще холоднее. Мне пока везет. Я отморозил всего лишь два больших пальца на ногах. Это еще не так плохо. Мы отступили еще на 30 километров. Это отступление стоило нам больших жертв. А сколько там осталось наших орудий и автомашин! В ночь под рождество на самолетах прибыли 4 роты CC-овцев. Через два часа после прибытия их бросили в бой. Две трети из них уже никогда не будут праздновать рождества. Прорвавшиеся русские уничтожили их». (Совинформбюро)

03.01.42: Пленный радист 2 батальона 36 пехотного полка 9 дивизии Гейнц Крау на допросе дал следующие показания: «Мы не имеем зимнего обмундирования и вынуждены сами мастерить себе подшлемники из старых чулок. Один солдат 57 полка нашей дивизии раздобыл гражданскую одежду и хотел на лошади вернуться на родину, в Германию. За Богуславом он был пойман и отдан под суд. Офицеры нам часто рассказывали о подобных случаях и обращали наше внимание на суровые последствия. В этом году празднование рождества в Германии превратилось в панихиду, потому что миллионы немецких солдат похоронены в холодной русской земле, а оставшихся еще в живых ждет такая же участь». (Совинформбюро)

30.12.41: У убитого немецкого солдата 6-й роты 185 пехотного полка И. Вольф найдено письмо к жене, в котором говорится: «Милая Анна. Если можно, пришли мне бритву и полотенце. Сегодня мы бежали из населенного пункта, и я, спасая себя, оставил свои вещи. Все мои знакомые ранены или убиты. Многие отморозили себе носы и уши. Я отморозил на ногах большие пальцы. Белье грязное. Вши заедают». (Совинформбюро)

Edited at 2015-05-26 11:08 am (UTC)

Блиц-грипп
Худ. Кукрыниксы, 1942 год
русская зима, как немцы мерзли от морозов, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте
ЗИМА

Собрав в кулак все ветры полевые,
Войдет в права январская пурга,
Тяжелое проклятие России
Сугробами навалит на врага.

Над ним зима опустит тучи низко,
Под ним навек окаменеет лед,
Его от нашей ярости сибирской
Немецкая фуфайка не спасет.

Ни Гамбурга, ни Штеттина, ни Кельна
Он не увидит, только смерть в упор.
Вперед — нельзя итти, борьба — бесцельна,
Огонь и снег — таков наш приговор.

На беззащитных вымещал ты злобу,
Детей расстреливал «отважно», трус!
А ну-ка, вьюга какова на пробу?
А ну-ка, пуля какова на вкус?

Не залечить тогда смертельной раны,
Нигде тогда спасенья не ищи,
Когда возьмут российские бураны
Немецкие дивизии в клещи —

Встает рассвет, расколотый снарядом,
Уходит в белой изморози тьма…
Идут бойцы, идет с бойцами рядом
Великая союзница — Зима.

М.СВЕТЛОВ, Северо-Западный фронт.
"Красная звезда", 18 ноября 1942 года.

* * *

07.01.42: Приводим выдержку из письма к родным, найденного у замерзшего немецкого солдата Иозефа Гааса: «Не знаю, дойдут ли до вас эти строки. Мы сейчас начали отступать. Знаете ли вы, что такое отступление в русскую зиму? Наполеон это знал. Мы отступаем при 35-градусном морозе, кругом буря и снега. Сейчас так тяжело, болит сердце. Ветер сердито завывает. Ноги и руки обморожены. Я больше не могу...» (Совинформбюро)*

13.12.41: Немцы были здесь утром, сейчас два часа дня. Ночью из города были выбиты их последние части, сейчас из подвалов и погребиц вылавливают спрятавшихся автоматчиков. Вот оно, вшивое воинство, в серо-голубых дрянненьких шинелишках со споротыми унтер-офицерскими или ефрейторскими нашивками, с розоватыми, обмороженными лицами и черными канаусовыми наушниками. Тупо и одеревянело держат они в грязных, негнущихся пальцах карандаш и старательно выписывают на бумаге номера полков и дивизий, в которых они состояли.. Они хорошо погуляли в захваченных ими на время городах и деревнях, и долго русская земля будет помнить гостей, для которых гостеприимно она постелила не одну постель на своих снеговых бесконечных полях. Вот пепельная скрюченная рука торчит из-под снега, вот ноги в шерстяных носках напоминают о том, что под снегом лежит человек, вот сам он — бывший человек — лежит, задрав кверху подбородок в желтой щетине, вот десятки крестов из березовых, неошкуренных полешек с дощечкой, на которой старательно готическим шрифтом выведена фамилия очередного солдата.

Пройдем по городу, в котором только сегодня в ночь были немцы, заглянем в его уцелевшие дома. Восемнадцать дней они жили здесь, превратив чистенькие, ладные дома с резными наличниками в смрадное логово, раскрав и разграбив все, что было в доме, вплоть до детских пеленок. Все пошло на потребу этому воинству. Часами оно сидело в домах, чесалось и давило вшей, делало из пеленок шарфы и наушники, натягивало на свои немытые тела по нескольку женских вязаных кофт и просовывало тощие ноги в женские рейтузы. Оно сожрало, — по три раза в день от'едалось оно, — всю картошку, всю капусту, всю муку, и хозяйственно шарило по погребам и кладовкам: нет ли еще чего на потребу подтощавшему брюху. В канавах и овражках лежат крестьянские парни с пробитыми черепами, устремив полудетские лица к холодному, темному небу зимы...

Не жди сострадания, подлое немецкое воинство. Собака, раздавленная автомобилем на дороге, вызовет к себе больше внимания, чем закоченевший труп в сером ненавистном мундире, наполовину занесенный снегом… ("Известия", СССР)*

Edited at 2015-01-05 02:28 pm (UTC)

Дамские моды в Германии
Зимний сезон 1941-1942.
Худ. Кукрыниксы, 1941 год
немецкий солдат, как немцы мерзли от морозов
22.02.42: Прежде немцы читали сводки генштаба, теперь они перешли на метеорологические сводки. Прежде они втыкали флажки в карту, обозначая захваченные города. Теперь они скромно отрывают листочек календаря и говорят: «Слава Гитлеру, до весны стало на один день меньше». Немецких дураков убедили, что весной они расцветут, как сирень. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Гитлер об'явил весну уже 30 января. А весны все нет да нет. Немецкие остолопы начинают ворчать: «Говорили, что возьмем Москву, и не взяли. Говорили, что весна, а весны нет»...

Мы можем притти на помощь немецким оптимистам: оттепель обязательно настанет. Весна безусловно придет. Если не в феврале, то в апреле. Только напрасно немецкие остолопы мечтают о весне. Им кажется, что весной деревянные кресты превратятся в свежие дивизии. Они полагают, что в мае замерзшие фрицы вскочат на сожженные танки. Конечно, Гитлер наберет несколько десятков новых дивизий, но мертвые фрицы не озимь, весной они не взойдут. ("Красная звезда", СССР)

15.01.42: Немецкое командование серьезно обеспокоено растущими в тылу и в армии пораженческими и упадническими настроениями. В приказе по 263 немецкой дивизии от 18 декабря 1941 года говорится: «...Каждая часть должна быть поставлена в известность, чтобы в письмах солдат на родину ничего не упоминалось о затруднениях в снабжении, о неблагоприятном влиянии русской зимы на настроения и здоровье солдат. Письма с родины, в которых сообщается о жертвах и лишениях населения, о всякого рода личных заботах, вызванных затянувшейся войной, должны уничтожаться. Родственникам солдат должно быть указано, что всякая неосторожность в переписке опасна и может привести к печальным последствиям». Приказ далее предупреждает, что дивизии предстоят тяжелые испытания, и предлагает «солдатам, которых постигнет несчастье и которые попадут в плен к противнику, прикидываться дурачками и не давать никаких показаний об уменьшении силы сопротивления германской армии и об ослаблении ее воли к победе». (Совинформбюро)

08.01.42: Об’явленный в Германии в конце декабря сбор теплых вещей для немецкой армии провалился. В Берлине официально об’явлено, что сроки сдачи продлены еще на две недели. Штурмовые отряды производят в городах повальные обыски и насильно забирают у населения все теплые вещи. Полиция и штурмовики заставляют мужчин и женщин снимать с себя даже последнее теплое белье, носки, фуфайки, перчатки и шапки...

У убитого на Ленинградском фронте немецкого обер-ефрейтора Вальтера Зейбеля найдено письмо, адресованное ефрейтору Фрицу Клаугг в Берлин. «Холод здесь свинский, — писал Зейбель. — Ежедневные атаки русских с участием самолетов и танков изматывают нас. Поверь, все, что происходит здесь, выше моих сил. Многие получили нервный шок. В нашей роте осталось только 3 пулеметчика, остальные убиты и ранены. Часто спрашиваешь себя — когда же твоя очередь?» (Совинформбюро)

Edited at 2015-02-22 12:02 pm (UTC)

Зима 41-го. Первый фрукт
Худ. Н.Жуков, 1941 год
русская зима, как немцы мерзли от морозов
28.01.42: У немецкого ефрейтора Отмара Меттерних обнаружено неотправленное письмо такого содержания: «Ради бога, не верьте тому, что вам там показывают в кино. Вся кинохроника — это сплошное мошенничество. В кино, например, вам показывают большое количество меховых жилетов, посланных солдатам на фронт. Это все вранье. Мы их не получали и не видели». (Совинформбюро)

08.01.42: Берлинский корреспондент газеты «Свенска дагбладет» пишет, что в немецкой печати появилось много жалостливых описаний огромных трудностей положения германских солдат на советско-германском фронте. Германский военный обозреватель Зольдан, находящийся на фронте, пишет в «Фелькишер беобахтер»: «Ряд пехотных полков за все время кампании может вспомнить не больше одного дня отдыха, проведенного в палатке или в каком-нибудь сарае. Многие пехотинцы, в особенности на центральном участке фронта, фактически не отдыхали вообще, немецкие солдаты не защищены от сурового климата и обычно вступают в бой измученными после тяжелого марша или после бессонной ночи».

Газета «Локальанцейгер» помещает аналогичную статью с фронта. В статье говорится, что помещения для солдат малы, переполнены, страшно неудобны и заражены насекомыми. Летом, говорится в статье, немецкие солдаты могли спать на открытом воздухе, а теперь они благодарны за всякую лачугу, где есть крыша над головой, и набиваются туда, как сельди в бочке. Но даже солома не греет в этих помещениях. Пол совершенно холодный, масса блох и клопов. Во время походов в снежную вьюгу тысячи игл вонзаются в солдат. В любую минуту они могут отморозить нос или ноги. ("Красная звезда", СССР)

06.01.42: Военный корреспондент газеты «Берлинер берзенцейтунг» жалобно скулит по поводу тяжелого положения германской армии на советско-германском фронте. Корреспонденту особенно не нравится, что Красная Армия не дает германским солдатам отсиживаться в теплых домах и гонит их в открытое поле. «Кругом нет ни одного дома, — пишет корреспондент, — защитой от холодного, пронизывающего ветра могут служить только окопы». Автор отмечает, что одежда германских солдат совершенно не приспособлена к условиям зимы. «Одежда не может защитить от такого ветра, — плачется он, — кажется, что человек раздет догола. Никто не знает, как спастись от холода, счастлив тот, кто может укрыть свое лицо шерстяным шлемом». Автора явно пугает перспектива длинных зимних месяцев. «Трескучий мороз этой степной зимы, — пишет он, — будет держаться еще месяцами». ("Известия", СССР)

27.12.41: Стокгольмский корреспондент «Ньюс кроникл» пишет, ссылаясь на достоверные источники, что с советско-германского фронта прибывают в тыл целые поезда с обмороженными солдатами. У многих отняты пальцы рук и ног, на ушах зияют гангренозные язвы. К обмороженным не допускают никого, кто мог бы сообщить об этом солдатам, которым предстоит отправиться на фронт.

Корреспондент добавляет, что центральные наблюдатели, видевшие, как плохо одеты немецкие войска, утверждают, что, когда начнутся более длительные и суровые русские морозы, потери германских войск в результате обморожения резко увеличатся. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2015-02-03 09:32 am (UTC)

Граждане Советского Союза, сдавайте теплые вещи для Красной Армии, мужественно сражающейся с фашистскими бандами!
Сдавайте для Красной Армии: полушубки, овчины, валенки, белье, шерсть, фуфайки, рукавицы, шапки-ушанки, рукавицы и др. теплые вещи!
Плакат. Худ. Н.Денисов, Н.Ватолина, 1941 год
как русские немцев били, русская зима, как немцы мерзли от морозов
06.02.42: В неотправленном письме к своему брату лейтенанту Вальтеру Трой немецкий ефрейтор Трой писал: «Морозы доходят здесь до 30 градусов. Больше половины солдат обморозило ноги. Вши доводят нас до исступления». (Совинформбюро)

06.01.42: На берегу был выстроен отряд советских солдат. Это были внушительные люди, одетые в теплые овечьи тулупы, что является более практичной формой, нежели эрзац-одежда и геббельсовские сказки, которыми гитлеровские армии вынуждены согреваться, отступая по русским снегам. На флангах этих русских солдат стояли офицеры с английским флагом и красным знаменем с изображением серпа и молота...

Далее Иден рассказал о германских пленных, которых он видел. «Они были молоды, почти мальчики, хотя некоторые из них были младшими офицерами. Они были плохо одеты и сильно страдали от холода».

Иден указал, что их одежда, обувь и даже пуговицы сделаны из плохого материала. Пленные не имели перчаток. Они заявили Идену, что их одежда типична для всех германских солдат, и Иден выразил уверенность, что они сказали правду. «Помните, — продолжал Иден, — что наиболее суровая пора русской зимы еще впереди. Тогда вам будет понятно, что существуют причины для уверенности русских и для беспокойства и тяжести на сердце в Германии». ("Красная звезда", СССР)

05.12.41: Во время разгрома под Ростовом-на-Дону немецкой дивизии СС «Викинг» нашими частями захвачено большое количество не отправленных писем солдат из полка «Нордланд». Письма говорят о том, что даже отборные гитлеровские головорезы крайне изнурены и жаждут скорейшего возвращения домой. Солдат Карл пишет домой: «...Если бы нам удалось теперь выбраться из России, то для нас не было бы большей радости, потому что пребывание здесь это — самоубийство». Вилли Франц жалуется: «...В России очень холодно, все мы замерзаем. Наша дивизия находится здесь уже 16 дней. Все это время мы голодаем — нечего есть. Нам ничего не доставляют. Еще несколько слов о мучениях, которые причиняют нам вши. Мое тело покрылось ранами. Скорей бы домой». Солдат Келлер пишет: «...У нас у всех одна мысль, один пароль — домой, в Германию». Лейтенант Гетлих в своем письме родным признает, что он ошибся. Гетлих надеялся, что война скоро кончится, но сейчас он убедился, что «борьба будет очень упорной и жестокой». Унтер-офицер Бойме в своем письме описывает один из многих фронтовых дней: «...Сегодня у нас ад. Это продолжается уже три дня. Русские стреляют днем и ночью. Они отличаются невиданным упорством, каждую минуту мы ожидаем смерти». (Совинформбюро)


Edited at 2015-02-08 07:11 pm (UTC)

Медаль и ее оборотная сторона
Немецким солдатам, участникам прошлогодней зимней кампании в России, выдается специальная медаль
.

Худ. Б.Фридкин, "Крокодил", 1942 год
русская зима, смерть фашизму, немецкий солдат, как немцы мерзли от морозов
08.12.42: В районе Сталинграда наши бойцы подобрали солдата 3 роты 670 полка 371 немецкой пехотной дивизии Пауля Райсинга. У пленного обморожены ноги и правая рука. Пауль Райсинг заявил: «Наша рота до сих пор ещё не получила зимнего обмундирования. Фельдфебели и унтер-офицеры каждый день инструктируют солдат, как предохранить себя от обморожения. Нам рекомендовали обвязывать сапоги тряпками, обкладывать голенища соломой, завязывать уши полотенцами. Настроение солдат очень подавленное. Они говорят: «Прошлогодняя история повторяется. Мы все околеем от холода». Чтобы приободрить солдат, недавно нам об’явили, что командование учредило медаль «За участие в зимних боях на Восточном фронте». Пока на руки выдают не медаль, а только ленточку. Ленточку получают сейчас те, кто провёл прошлую зиму на фронте. Солдаты присвоили этой медали меткое название — «Орден мороженого мяса». (Совинформбюро)*

16.10.42: Пленный командир обоза боепитания 14 роты противотанковых орудий 593 немецкого пехотного полка унтер-офицер Гуго Гутман рассказал: «Наш полк потерял 60—70 процентов личного состава. За последнее время из строя выбыло очень много офицеров. B 1 батальоне в живых не осталось ни одного кадрового офицера. Пятая рота потеряла убитыми трех офицеров. Командир 1 батальона и командир 2 батальона ранены. Оба они — офицеры запаса. В связи с огромными потерями два батальона слили в один. Новый командир батальона Марберт тоже из запаса. Недавно он очень коротко, но ясно выразил свое отношение к войне следующими словами: «Я хотел бы избавиться от этого дерьма и вернуться домой. Мы все равно не выдержим второй русской зимы». (Совинформбюро)

09.01.42: Как передает английское министерство информации, шведская печать сообщает, что, пытаясь снабдить теплой одеждой замерзающие германские войска в России, немцы отнимают обмундирование у военнопленных. В концентрационном лагере в Сен Дени (Франция) немецкие власти обыскали вещи заключенных, среди которых большинство англичан, и отобрали все теплое. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2016-02-16 05:46 pm (UTC)

Зима, крестьянин торжествуя, Карлушку пленного ведет
Худ. Л.Самойлов, текст Б.Тимофеев, 1943 год
пленные немцы, русская зима, как немцы мерзли от морозов
Зима, крестьянин торжествуя,
Карлушку пленного ведет.
Фашист, винтовку сзади чуя,
Походкой быстрою идет
.

* * *

26.01.43: Не морозы — военные неудачи пригнули фрица. Он потрясен не климатом, но стратегией нашего командования, русской артиллерией и пехотой, танковыми рейдами, активностью советской авиации. Он знает, что наступление Красной Армии продолжает развиваться. Он убегает к Ростову, понимая, что его коллеги убегают к Майкопу, к Ворошиловграду, к Купянску. Он томится на тех участках фронта, где еще продолжается затишье: ждет удара. Он понимает, почему румыны, венгры, итальянцы охотно сдаются в плен. Фриц теперь осязает всю глубину германского одиночества: его вчерашние сотрапезники не хотят вместе с ним итти на верную смерть. Наконец фриц начинает осознавать, что вёсны не похожи одна на другую, что эпопея фон Роммеля должна найти свое продолжение в Европе и что народы Великобритании и Америки действительно хотят как можно скорее разгромить гитлеровскую Германию.

Почему же немецкие солдаты продолжают упорно обороняться? Почему они не сдаются в плен — гуртом? Французский философ Паскаль назвал человека «мыслящим тростником». Я сравню немца с твердым деревом, отнюдь не мыслящим. У сотен тысяч наиболее глупых фрицев сохранилась смутная вера в чудодейственную победу Германии. Что касается миллионов — эти не рассуждают. Они попросту выполняют приказ фон Паулюса или иного генерала.

Но есть и помимо механической дисциплины цепкое чувство, придающее немцам упорство: страх. Дело даже не в тех глупых небылицах об «ужасах русского плена», которые подносит фрицам германская пропаганда, дело во внутреннем страхе. Каждый немец знает, что он и его товарищи наделали в захваченных областях. Немец, который пытал раненых красноармейцев, не может себе представить, что на свете существует гуманность. Он не видит для себя выхода и, прижатый к стенке, он яростно защищает свою шкуру. ("Красная звезда", СССР)*

14.12.41: Показания военнопленных, письма, найденные у убитых немецких солдат и офицеров, а также документы, захваченные нашими частями, свидетельствуют о дальнейшем ухудшении физического состояния немецких войск. В записке «Состояние здоровья войск», написанной 29 ноября 1941 года на имя командира полка врачом 2-го батальона 173 немецкого пехотного полка, захваченной нашими частями на одном из участков Западного фронта, говорится: «Проведенное 29 ноября 1941 г. санитарное освидетельствование доказывает, что состояние здоровья войск на сегодняшний день является мало удовлетворительным». Далее автор записки отмечает массовые случаи заболевания «ревматизмом, бронхитом, катарром желудка и слабостью мочевого пузыря. 100 процентов войск заражены вшивостью в очень сильной степени. Вследствие вшивости и недостаточного ухода за телом возросли кожные заболевания, особенно экзема и нарывы на коже (фурункулы). Почти 50 процентов людского состава, прошедшего медосвидетельствование, нуждаются в неотложном лечении зубов, половина из них сильно страдает зубной болью. Все более часты случаи обмораживания 1 и 2 степени. Вследствие массовых заболеваний боеспособность части значительно снизилась по сравнению с прежней. С точки зрения врачебной батальон на сегодняшний день боеспособен только условно». (Совинформбюро)*

Edited at 2015-02-17 08:49 pm (UTC)

Весна наступает...
1. Мы молодой весны гонцы — Кубанцы, терцы и донцы!..
2. Весенние побеги во всех четырех сезонах.
3. Веснушки.
Худ. Б.Ефимов
"Крокодил" №8, 1944 год
русская зима, убей немца, потери немцев на Восточном фронте, как немцы мерзли от морозов
10.03.42: После боя привели пленного немца. Когда красноармейцы взглянули на него, в землянке раздался хохот.

— Ну, и чучело же!

И действительно, было над чем смеяться. Перед красноармейцами стояло настоящее огородное чучело: на голове поверх пилотки — грязная портянка, вместо шинели — старушечья накидка.

— Низкопробный пошел немец, — сказал пулеметчик Вася Гайкин — Раньше не таким был.

Пленный стрелок Гельмут Штейман из Вюртемберга на допросе показал: «Кажется, весь свет перевернулся вверх дном. Ничего разобрать не могу. Откуда у России столько сил? Русские гонят нас. Если бы я в июле 1941 года сказал своему унтер-офицеру, что мы будем отступать под напором русских, он бы свернул мне скулы. А сейчас унтер-офицер, услышав, что казаки атакуют нас, первым показал пятки. Наша рота потеряла 50 процентов состава. Сомнения раз'едают душу солдат. И зачем фюрер сунулся сюда? Что касается меня и моих ближайших товарищей, то мы уже давно поняли, что тактика русских выроет германской армии могилу. Мы втянулись в глубь страны, и здесь мы мрем, как мухи. Не знаю, что будет дальше. Мне кажется, что я схожу с ума. По временам мне хочется выть». ("Известия", СССР)

25.02.42: Пленный унтер-офицер 8 роты 217 полка 57 пехотной дивизии Иоганн Кнедельзедер рассказал: «В нашей дивизии солдату сейчас выдают на три дня только 400 граммов хлеба. Обед состоит из картофельного супа, причем картофель отнимали у местного населения. В частях нехватает медицинского персонала. На передовой линии не стало врачей. На моих глазах умер от раны солдат Алекс Pax только потому, что ему своевременно не оказали медицинской помощи. Солдаты стали очень раздражительны и часто вступают в пререкания с офицерами. Солдату нашей роты Михелю Бернауэр офицер приказал доставить донесение в штаб батальона. Михель отказался выполнить приказ и заявил: «Идите сами, господин офицер, у вас теплая одежда, вас мороз не проберет, а я в такой одежде не пойду». Офицер избил Мигеля прикладом карабина и передал дело в военно-полевой суд». (Совинформбюро)

27.01.42: 1942 год начался для немецких солдат специальным приказом № 1, изданным 7 января. Экземпляр этого приказа был захвачен бойцами Красной Армии при разгроме отряда кавалерийской бригады «СС» в районе города Торопец.

«Каждый солдат, который по своей вине выбудет из строя из-за обмораживания, вызванного несоответствующим обмундированием, будет мною на основании распоряжения верховного командования наказан самым строгим образом. Такой солдат подрывает боеспособность войск. Войсковые врачи обязаны через свои подразделения доносить ежедневно о всех подобных случаях. Я возлагаю ответственность за каждый случай обморожения на командиров подразделения. Стемме». ("Известия", СССР)

14.01.42: Пленный солдат 5 роты 445 немецкого пехотного полка Иосиф Роберт заявил: «Наша рота сейчас состоит из обмороженных солдат. Каждый солдат что-нибудь отморозил. Только один лейтенант Зонненбург остался невредимым. У него есть теплые сапоги. Зато все 9 унтер-офицеров разделили участь солдат. Врачи не оказывают никакой помощи обмороженным. В полку уже погибло от морозов свыше 30 солдат». (Совинформбюро)

Edited at 2015-03-26 06:39 am (UTC)

На скользкую тему
Худ. И.Семенов, "Крокодил"
немецкий солдат, русская зима, как немцы мерзли от морозов
14.10.42: В конце сентября жители деревни Петровка, Смоленской области, получили приказ немецкого коменданта — в двухдневный срок сдать в комендатуру 10 полушубков, 5 тулупов и 40 пар валенок. Крестьяне наотрез отказались сдавать теплые вещи для немецкой армии. По истечении двухдневного срока в деревню прибыл карательный отряд и учинил кровавую резню. По приказанию обер-лейтенанта Бюрена фашистские мерзавцы схватили 27 колхозников и расстреляли их. В числе расстрелянных 64-летний Сазонов Иван Ефимович, 67-летний Цветков Федор Федорович, 44-летняя Капустина Анна Михайловна, 19-летняя Градова Елена Николаевна и другие жители деревни. (Совинформбюро)

13.03.42: Немцы говорят, что их доканала зима. Они лгут: их доканали ваши старшие товарищи. Зима на фронте не праздник. У наших бойцов тоже ноги, тоже руки, тоже уши. Немцы сидели в натопленных избах. Наши бойцы ночевали в поле в тридцатиградусный мороз. Немцы спали, а наши бойцы шли целиной. Дело не в климате: в Восточной Пруссии зимой бывает холодней, чем на Украине. Дело в мужестве. Наши бойцы гнали немца из дома, из деревни, из города, потому что немец пришел за салом, а наши люди защищают свободу. ("Красная звезда", СССР)

28.10.41: За последние 20 дней произошло дальнейшее серьезное ухудшение морального состояния солдат немецко-фашистской армии. Многие пленные немецкие солдаты проявляют явное неверие в победу фашистских войск. Пленные немецкие солдаты заявляют, что моральные и физические силы солдат гитлеровской армии на грани истощения. Внешний вид захваченных немецких солдат резко отличается от внешнего вида солдат, захваченных в плен в первые недели войны. Все пленные до крайности завшивлены, непрерывно чешутся и обирают с себя паразитов. Большинство пленных немецких солдат имеет оборванный и изможденный вид. Многие немцы одеты в дырявое, поношенное летнее обмундирование и совершенно не имеют нижнего белья. Стало обычным явлением, что немецкое командование водит своих солдат в бой пьяными.

Среди захваченных за последнее время в плен фашистских солдат встречается много людей с серьезными физическими недостатками, как-то — отсутствие с раннего детства одного глаза, сильная близорукость, при которой человек без очков совершенно не видит, хромота в результате неоднократных операций по случаю гниения ноги и другие подобные физические недостатки. Пленные заявляют, что сейчас в германскую армию взяты поголовно лица от 17 до 50 лет, не исключая людей с такими физическими недостатками, по которым раньше в армию никогда не брали. (Совинформбюро)

Edited at 2015-10-12 11:29 am (UTC)

Сущая правда
- Не беспокойся, Гретта, мы очень мало изменились прошлой зимы...
Худ. А.Баженов, "Крокодил"
немецкий солдат, русская зима, как немцы мерзли от морозов
20.01.42: Жители села Каменки, Московской области, рассказывают: «Захватив село, немцы устроили в доме, принадлежавшем П.Голубевой, лазарет. Отступая под ударами наших войск из Каменки, немцы сожгли в доме Голубевой 6 своих раненых солдат. Седьмому немцу удалось выползти на улицу. Утром его замерзший труп был найден в снегу». (Совинформбюро)

13.01.42: Перешедший на сторону Красной Армии солдат 10 роты 459 полка 251 немецкой пехотной дивизии Альфред Ботт заявил: «Хлеб немецкие солдаты получают нерегулярно и не более 200—250 граммов в день. Утром дают 2 стакана черного кофе без сахара. На обед — водянистый гороховый или чечевичный суп. Наша дивизия понесла огромные потери. В 10 роте, перед тем как мы вступили в бой, было 155 солдат. Затем мы получили 15 человек пополнения. А теперь в роте осталось 30 солдат, из них больше половины обмороженных». (Совинформбюро)

21.11.41: У немецких солдат, захваченных в плен на Можайском направлении фронта, найдены письма, которые они не успели отправить. Солдат Симон Баумер пишет домой: «Мы находимся в 100 километрах от Москвы, но это нам стоило огромных жертв... Будут еще жестокие бои, и многие еще погибнут. Русские оказывают очень сильное сопротивление. Если война продлится еще полгода — мы пропали». Солдат Рудольф Рупп сообщает матери: «Бои идут жестокие и кровопролитные, так как русские яростно защищаются. Многие из нас никогда не увидят больше родины». Ефрейтор Отто Cалфингер в своем письме к родителям жалуется на неимоверные лишения и страдания, которые он переносит, и заключает: «...До Москвы осталось очень немного. И все-таки мне кажется, что мы бесконечно далеки от нее... Мы уже свыше месяца топчемся на одном месте. Сколько за это время легло наших солдат! А если собрать трупы всех убитых немцев в этой войне и положить их плечом к плечу, то эта бесконечная лента протянется, может быть, до самого Берлина. Мы шагаем по немецким трупам и оставляем в снежных сугробах своих раненых. О них никто не думает. Раненый — это балласт. Сегодня мы шагаем по трупам тех, кто пал впереди; завтра мы станем трупами, и нас также раздавят орудия и гусеницы». (Совинформбюро)

Edited at 2015-01-21 04:11 pm (UTC)

Врага с пути сметающий к победе приведет великий, наступающий народной славы год!
Плакат. Худ. М.Гордон, 1943 год
новый год, убей немца, как русские немцев били, как немцы мерзли от морозов
03.03.42: Лживость и примитивность изготовляемой по рецептам Геббельса германской военной кинохроники с советско-германского фронта вызывают негодование и насмешки немецких кинозрителей. Это вынуждена признать газета «Гамбургер фремденблатт», которая пишет, что зрители резко критикуют кинохронику и «начинают задавать разные вопросы».

Газета приводит следующие из многих сотен получаемых редакцией вопросов: «Почему не показывают, как русские продвигаются вперед, а наши солдаты гибнут или получают ранения?». «Почему киножурналы так бледны и так похожи друг на друга?». «Почему фильмы, показывающие военные действия на советско-германском фронте, стали такими короткими?».

Редакция приводит невразумительные и беспомощные ответы на эти вопросы, данные одним из помощников Геббельса доктором Гиппель. Подобно тому, например, как гитлеровцы «об'ясняют» свои поражения на советско-германском фронте — морозами, Гиппель об'ясняет подозрительную лаконичность германской военной кинохроники за последнее время тем, что «трудно производить с'емки на морозе». ("Красная звезда", СССР)

10.01.42: Фашистская пропаганда приплясывала по поводу успехов на Восточном фронте. «Начинается полное окружение Москвы!» — кричало берлинское радио. Немцами был взят Волоколамск, и германское информбюро расписывало огромное «военное значение этого города, лежащего на перекрестке важных дорог...» Оно же с упоением рассказывало, как хозяйничают немцы в Керчи. Правда, на всем этом блестящем фоне побед наметилось и темное пятнышко: немцев высадили вдруг из Ростова. Но германское информбюро предлагало немцам этим не смущаться.

Таким образом, в конце ноября признаков мудрости германское командование не обнаруживало. Германское радио тогда сообщало: «Холод в России ощущается человеком менее остро, чем в Западной Европе, так как воздух здесь не влажен, а сух. Снежный покров тоже оказывает согревающее действие... Воздух чист и ясен, а холод уменьшает возможность заболевания... Так как мороз улучшает дороги и сковывает льдом реки, передвижение зимой значительно легче, чем весной или в дождливые летние дни... Тому, кто приспособился к русскому климату, зима представляется вполне терпимой».

Словом, русская зима не только не мешает, а, наоборот, способствует наступлению. И вдруг в первых числах декабря наступление внезапно прекратилось. Исчезло хвастовство в сводках. Исчезли победы. А затем 14 декабря немцы узнали, что «на прошлой неделе германское командование решило отказаться от крупных операций ввиду сильных морозов». ("Красная звезда", СССР)


Edited at 2015-02-16 02:35 pm (UTC)

Чем ты помог фронту?
Сдал ли ты теплые вещи и белье для Красной Армии?
Плакат. Худ. В. и З.Правдины, 1941 год
как немцы мерзли от морозов
20.01.42: За несдачу теплых вещей для германской армии 115 жителей города Дармштадта (Германия) лишены продовольственных карточек. Люди обречены на голодную смерть. 17 жителей города по этой же причине отправлены в концлагерь. ("Красная звезда", СССР)

10.01.42: Далее Иден сказал: «Мы видели в России командиров высокого ранга и младших командиров, видели солдат и руководителей народа, и повсюду мы встретили одинаковую уверенность и решимость. Можно найти мало примеров в анналах истории, чтобы армия, которая провела такое долгое и тяжелое отступление, как Красная Армия в течение лета, все же сохранила боевой дух и смогла обрушиться на врага с триумфальным успехом на широком фронте (аплодисменты). Это было более замечательным подвигом, чем 1812 год. Русский солдат вынослив и обладает способностью приспособления, с которой никогда не может рассчитывать сравниться немецкий захватчик».

Чтобы дать представление, что означает выносливость в русском климате, Иден сказал, что во время его поездки по железной дороге возле финской границы мороз достигал 30 градусов, и добавил: «Наши русские хозяева из предосторожности прицепили к нашему поезду несколько открытых платформ, на которых находились зенитные орудия и их расчеты. Палата может представить себе, что значит ехать на платформе ночью по такому морозу». ("Красная звезда", СССР)

26.12.41: Взятые за последнее время в плен немецкие солдаты сообщают о больших потерях германских войск и о дальнейшем падении боевого духа немецких солдат. Военнопленный ефрейтор 5-й роты 2 батальона 44 полка 11 пехотной дивизии Пауль Христианзен заявил: «Второй батальон за полтора месяца потерял до 300 человек. В 5 роте с каждым днем увеличивается число солдат, выбывающих из строя в связи с простудными заболеваниями и обмораживанием конечностей». Ефрейтор 3 кавалерийского взвода 2 эскадрона разведотряда 21 пехотной дивизии Ничманн Гейнц сообщил: «2 эскадрон потерял за последнее время 110 человек убитыми и ранеными. Кроме того, имеется 25 человек простуженных и обмороженных. Мы не дождемся конца войны. Многие из нас уже давно перестали верить в победу над Россией». Военнопленный ефрейтор 7 роты 110 полка 112 пехотной дивизии Курт Манцман сказал: «Солдаты плохо переносят холода. В нашей роте зарегистрировано 12 случаев обмораживания». Солдат 11 роты 463 полка 263 пехотной дивизии Освальд Биннар заявил: «В 11 роте осталось всего 20 солдат, а в 10 роте — 40. Все солдаты одеты очень легко и жалуются на холод. Много простуженных и больных». (Совинформбюро)


Edited at 2015-01-21 06:21 pm (UTC)

Товарищ! Проверь, все ли ты сделал, чтобы помочь Красной Армии?
Соберем теплые вещи для своих воинов, поддержим их в час суровых испытаний!
Все для фронта вся для разгрома врага!
Плакат. Худ. Л.Голованов, 1942 год
как немцы мерзли от морозов, русская зима
31.03.42: Пленный фельдфебель 3 роты саперного батальона 263 немецкой пехотной дивизии Георг Штольберг рассказал: «В конце февраля всех саперов перевели в пехоту стрелками. В нашей роте к началу войны было 200 человек. Два раза она получала пополнение. Сейчас же в роте осталось только 60 человек, в том числе 10 сильно обмороженных. Широкое распространение получили такие болезни, как грипп и понос. Врачи бессильны что-либо сделать для больного солдата. Если врач считает необходимым кого-либо отправить в госпиталь, то он все равно не может решить этого вопроса. Для этого требуется разрешение командира. А командир не соглашается отпустить больных и обмороженных и оставляет их в строю, так как в ротах нехватает людей». (Совинформбюро)

17.01.42: Пленный ефрейтор 3 роты 502 немецкого строительного батальона Эрих Придикейт показал: «От последних морозов пострадали все солдаты батальона. Каждый из них отморозил что-либо: пальцы на руках или на ногах, ухо либо нос. В районе Старой Руссы я видел разгромленную противотанковую батарею, в которой осталось 8-10 человек. Там же находился сильно потрепанный 135 немецкий артполк, в котором сохранилось лишь несколько орудий». (Совинформбюро)

Edited at 2015-03-28 10:29 am (UTC)

Все на лыжи!
Овладевайте лыжной техникой.
Изучайте боевые действия на лыжах.
Учитесь бить фашистских оккупантов!

Плакат. Худ. А.Немухин, 1942 год
как немцы мерзли от морозов, русская зима
16.11.41: Старый головорез Мильс сокрушается: «В 1914—1918 гг. тоже была война. Но тогда в тылу можно было свободно отдыхать. А сейчас это невозможно. Русские нам не дают покоя. Война идет не на жизнь, а на смерть, но иногда это даже хуже смерти...»

Суровая правда. Легко одетым, полуголодным, продрогшим на морозе немецким завоевателям все чаще и чаще смерть представляется избавлением от мук, которые они только начинают претерпевать.

Пленные, захваченные сейчас в боях на Волоколамском направлении, выглядят жалко: летние френчи и пилотки, головы повязаны платками; голодные, как звери. Каждый день затяжки войны подрывает моральное состояние германской армии. Пленные в один голос заявляют, что на зиму их обещали отпустить домой, поэтому, дескать, и зимнего обмундирования не выдали.

Старший ефрейтор 106-й немецкой дивизии Люэг Ноберт на допросе беспрерывно чесался. Его спросили:

— Почему вы, «культурная армия», так завшивели?

И пленный не без юмора ответил:

— У нашего генерала не меньше вшей, чем у меня, а я всего лишь обер-ефрейтор. ("Известия", СССР)


Edited at 2015-11-18 09:56 am (UTC)