Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Илья Эренбург. Мы вспомним!

«Красная звезда», 3 февраля 1942 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №27, 3 февраля 1942 года

В каждом бою нащупывать слабые места противника и во всю силу бить по этим местам. Решительно и смело взламывать оборону врага на всю ее глубину, брать немцев в кольцо и истреблять!



# Все статьи за 3 февраля 1942 года.



«Красная звезда», 3 февраля 1942 года

Командующий немецкой семнадцатой армией генерал Хот некоторое время тому назад подписал секретный приказ, обозначенный номером 0973/41. Этот документ захвачен частями Рябышева. В приказе немецкий генерал наставляет солдат — как им обращаться с русскими.

Что такое немцы по точному тексту приказа? «Наступил поворотный момент в истории, когда руководство Европой перешло к немецкому народу в силу его расового превосходства и больших способностей». У немцев «расовое чувство и немецкое понимание чести». «Я требую, чтобы каждый военнослужащий был проникнут чувством своего бесспорного превосходства над противником».

Что такое русские? У русских «азиатский образ мышления и низменные инстинкты». У русских «азиатское варварство». «Россия не европейское, а азиатское государство».

Так рисует две стороны генерал Хот. Полемизировать с ним лучше всего штыком (руками не стоит — завшивеешь). Для этого фрица народ Пушкина, Толстого, Менделеева, Мечникова «варвары». Породистым кобелям, чистокровным бугаям, сифилитическим ефрейторам приказано чувствовать свое превосходство над русским народом. Смею доложить: они чувствовали. Ефрейтор, который гадил в домике Чайковского, ощущал себя вершиной, Араратом. А теперь они ничего не чувствуют — им не до «превосходства» — бегут и теряют приказы генерала Хота.

Генерал продолжает. Как должен себя вести немецкий солдат в России? «Мы завоевали эту страну и мы являемся господами». «По отношению к населению не должно проявляться никакого снисхождения». «Здоровое чувство мести и отвращения ко всему русскому не должно подавляться у солдат, а наоборот, всячески укрепляться».

Слов нет, ученики у генерала способные. Их не приходится уговаривать. Они убивают детей и насилуют старух без приглашений генерала. Напрасно только генерал говорит о мести. Не мы налетели ночью без предупреждения на немецкие города, не мы уничтожили сотни чужих городов. Не мы жгли деревни. Не мы пытали ребят и вешали женщин. Не палачам говорить про месть. Мы еще только ведем счет их преступлениям. Суд впереди. Пусть генерал Хот не тревожится: мы вспомним и его подлое имя.

Разоренный генерал грозит уничтожить всех. Он науськивает своих солдат — бейте без разбора «всех, кто относится к нам неприязненно или хотя бы равнодушно». Нужно обожать фрицев — не то фрицы рассердятся, возьмут и повесят. Нужно им кричать «хайль», не чаять в них души. Вдруг фриц скажет: «А почему вы ко мне равнодушны?..»

Генерал предлагает вешать даже доносчиков. В своем чудовищном приказе он пишет: «Лица, которые сообщают нам о враждебной деятельности, направленной против немецкой армии, но не принимают активного участия в борьбе против партизан, являются нашими врагами и должны рассматриваться, как враги». Генерал кричит доносчику: «Иди — стреляй! Вот тебе веревка — вешай!» И если изменник колеблется, генерал приказывает: «Он не хочет вешать. Что же, повесьте его». Даже предатели не знают у генерала пощады.

Вот такой бешеный генерал, такой кровожадный фриц еще ходит по нашей земле, еще мучает наших людей, еще хвастает своим «превосходством». Правда, из Лозовой генералу пришлось уехать. Но он отыграется в Днепропетровске или в Полтаве: повесит еще сто женщин.

Мы должны составлять списки особенно «отличившихся» немцев. Рядовые фрицы все на одно. Но вот такой генерал, когда дойдет дело до границы, уедет куда-нибудь в Вюртемберг и об'явит себя пивоваром или садовником. Мы должны хранить их гнусные приказы. Записывать имена. Отмечать приметы. Настанет день, и прокурор скажет: «Хот, встаньте...» // Илья Эренбург.
________________________________________________
Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
Боевой дух Красной Армии ("The New York Times", США)
Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)
Изверг Гитлер — лютый враг русского народа ("Правда", СССР)
Человек, который остановил Гитлера ("The New York Times", США)
Самопожертвование русских – в чем причина? ("The Times", Великобритания)
Ф.Гладков: Фашизм – смертельный враг русского народа* ("Красная звезда", СССР)


********************************************************************************************************************
Что происходит в армии генерала Дитла


КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ, 2 февраля. (Спецкорр. ТАСС). Недавно в немецкой газете «Дейче альгемейне цейтунг» промелькнуло любопытное признание. «Хуже всего, — писала фашистская газета, — обстоит дело на северном участке фронта. О войсках генерала Дитла редко слышно что-либо. Основой деятельности их стал вопрос о поддержании жизни».

Итак, «доблестные» альпийские стрелки и горные егери генерала Дитла, «покорители» норвежских городов, еще осенью, как об этом кричало немецкое радио, считавшие себя хозяевами всего Советского севера, сейчас заботятся хотя бы «о поддержании собственной жизни»...

«Красная звезда», 3 февраля 1942 года

Перед нами ряд «особых распоряжений». В одном из них говорится: «В оккупированных областях России нужно всеми средствами стараться захватить всякие, могущие каким-либо образом быть использованными кожаные предметы (сапоги, ботинки, портупеи, вьюки и т.д.), чтобы использовать их для собственных нужд. Сапоги павших русских солдат надо также использовать».

Не ограничиваясь мародерством, немецкие захватчики занялись повальным грабежом населения «дружественной» Финляндии... Грабеж принял такие широкие размеры, что главнокомандующий немецкой армией в Норвегии Фолькенгорст вынужден был издать специальный приказ. «Из многочисленных случаев, — говорилось в этом приказе, — установлено, что войска не соблюдают целостности частной и государственной собственности на территории Финляндии: крадут у финского крестьянства сено, овес, ломают двери и крыши сараев, жгут заборы. Находящиеся около дороги дрова финских крестьян увозят для армии, крадут велосипеды и перекрашивают другой краской, крадут строительный материал, находящиеся на дорогах щиты ломают на дрова и т.д.».

Месяцем позже в наши руки попал новый документ - приказ по дивизии СС «Норд», в котором говорится: «Местный комендант жалуется на то, что немецкие солдаты снимают крыши с зданий или амбаров и используют для постройки хижин или как топливо».

Но ни наскоро построенные хижины, ни наворованное или снятое с убитых обмундирование не спасают фашистов от суровых северных морозов. Завшивевшее, плохо одетое «арийское» воинство зарылось в землянки, боясь высунуть оттуда голову. На каждом шагу немецких оккупантов подстерегают советская пуля, снаряд, граната.

«У нас у всех отвратительное настроение, — пишет отцу в Саксонию ефрейтор Вальтер Пфаль, — виной тому отчасти плохая погода, отчасти те тяготы, которые на нас налагают».

«Прости за короткое письмо, — вторит в письме своей знакомой ефрейтор Альфред Буль, — но я так устал, что дважды засыпал за письмом. Мы спим не более трех часов в сутки. Мой товарищ вчера заболел. Погода здесь отвратительная — пурга. Как раз в сочельник буран застал меня в пути. Это было ночью. Я сбился с дороги и никак не мог найти ее снова».

Ефрейтор Карл Лампер так описывает свою жизнь жене Марии: «Весь день идет снег, и у нас образовался целый холм. Некоторые даже не могут выбраться из землянок. В таком случае нужно сигнализировать выстрелом, чтобы пришли откапывать. Мы тут с приятелем толковали о том, о сем. Он тоже женат и имеет двух детей. Сколько народу льет слезы в Германии! Одни потому, что их сыновья и мужья вне дома, другие потому, что они вообще не вернутся никогда».

Мы процитировали только часть писем из обширной почты, захваченной нашими войсками в последних боях. Остальные написаны в таком же духе. В немецкой армий растет подавленность, неверие в успех безумной авантюры Гитлера.

Во второй горно-егерской дивизии, по показаниям пленных, произошел бунт солдат. Они отказались итти в наступление, требуя отвода на отдых. Многие участники бунта приговорены военно-полевым судом к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в Петсамо. Участились случаи членовредительства.

...Вот что происходит в армии генерала Дитла, о которой, по скромному утверждению немецкой газеты, «редко что-либо слышно». Сам генерал уехал в Германию.

— Наше командование говорит, что он уехал в отпуск, — рассказывает захваченный несколько дней назад в плен солдат 11 роты 137 горно-егерского полка Иозеф Пепши, — но солдаты считают, что генерал больше не вернется...
______________________________________________
Финский народ против войны с СССР ("Правда", СССР)
Финский народ измучен войной ("Правда", СССР)
Маннергейм: бить их по брюху! ("Time", США)


********************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


1 февраля

Взятый в плен на одном из участков Западного фронта обер-фельдфебель 9 роты 11 пехотного полка 14 немецкой мотомехдивизии Вернер Шумперт заявил: «Настроение солдат за последний период резко ухудшилось. За время отступления из моего взвода дезертировало 12 человек. Отступление оказывает губительное воздействие на каждого немецкого солдата. К тому же плохое снабжение продовольствием и боеприпасами, полная дезорганизация управления привели отступающие части германской армия в ужасное состояние».

* * *

У убитого немецкого солдата Карла Вигер найдено неотправленное письмо к Маттиасу Веберу, в котором Вигер описывал свое солдатское житье на советско-германском фронте: «Мы живем, как мыши. Когда днем высовываешь голову из ДЗОТ'а, русские немедленно стреляют. Многие наши товарищи уже поплатились жизнью. Об убитом товарище у нас говорят: для него война уже кончена».

* * *

В селе Власово Лотошинского района Московской области немцы повесили колхозников: Снеткова Н.Т., Ершова С.Е., Копченова Е.А., Бабашкина Н.В., Арсеньева В.И. В течение 25 дней немцы не давали родственникам похоронить своих близких.

Гитлеровцы начисто ограбили крестьян, всячески издевались над ними. Отступая, немецкие бандиты сожгли в селе Власово все дома и постройки.

* * *

Пленные солдаты и унтер-офицеры 196 пехотного полка 68 немецкой пехотной дивизии сообщили, что советские партизаны минировали и взорвали в Харькове дом, в котором помещался штаб 68 немецкой дивизии. При взрыве погибли почти все офицеры штаба, в том числе и командир дивизии генерал Браун.

* * *

У убитого немецкого лейтенанта Альфреда Альберта найдено письмо начальника штурмовых отрядов группы «Франкония» из Нюрнберга. Письмо открывается таким вступлением: «К сожалению, я должен начать с перечисления большого количества людей из руководящего состава франконских штурмовых отрядов, которые погибли на Восточном фронте». Далее идет длинный перечень фамилий, среди которых — лейтенант Людвиг Герцог, лейтенант Петер Энгельгардт, обер-лейтенант Фриц Мюллер, капитан Пауль Брем, батальонный врач Макс Краус, лейтенант Андреас Штейнман, лейтенант Эрих Баум, лейтенант Bepнер Ринк, лейтенант Готфрид Бадер, старший врач армии Гейнц Вейнбреннер и многие другие.

* * *

В селении Колбасовка, Пристенского района, Курской области, немецкие автоматчики выгнали всех жителей из домов. Они выбрасывали на улицу, на снег раздетых маленьких детей. У населения гитлеровцы отняли все продовольствие, имущество и одежду. Покидая под ударами советских частей село, гитлеровцы сожгли 77 домов.

* * *

У немецкого солдата Рудольфа, убитого на Ленинградском фронте, найдено письмо от жены. В числе прочих местных новостей она сообщает мужу: «На жену плотника Франца Ницше, который сейчас находится на русском фронте, сделали донос. Одна работница спросила ее, слышала ли она последнюю речь фюрера. Жена Франца ответила, что она и слушать не хочет его болтовни. Довольно меня обманывать, — сказала она. — Пусть лучше мне вернут мужа с фронта. Об этом кто-то сообщил в полицию, и ее тут же забрали. Говорят, что ее уже нет в живых».


2 февраля

В многочисленных документах, захваченных за последнее время на Западном фронте, отмечается крайне низкая боеспособность новых пополнений германской армии. В специальном донесении командира 6 роты 181 немецкого пехотного полка говорится: «В последнем донесении о состоянии подготовки войск я сообщал, что степень подготовки последних резервов неудовлетворительна. В этом отношении не произошло никаких изменений. Хотя мы и старались способствовать подготовке минометчиков и гранатометчиков, все же такая техническая подготовка во время привалов или в промежутке между отдельными боями совершенно неполноценна».

* * *

Пленный обер-лейтенант 298 немецкой пехотной дивизии Эрнст Хартунг заявил: «Наступление русских на Южном фронте явилось полной неожиданностью для офицеров. Особенно внезапной была атака танков. До этого наступления потери 298 дивизии составляли 50 процентов личного состава. Значительная часть кадрового офицерства выбыла из строя. Среди убитых: командир артполка, командир 2 батальона 526 полка, командиры второй и третьей рот противотанкового дивизиона. В районе города И. убит командир 52 армейского корпуса генерал Бризен. Отставка Браухича вызвала в офицерской среде много толков. Среди офицеров чувствуется какое-то напряженное и мучительное ожидание. В дивизии увеличилось количество случаев нарушения дисциплины. Солдаты часто вступают в пререкания с офицерами».

* * *

Немецко-фашистские бандиты ограбили всех жителей села Нагольное, Кривцовского района, Курской области. Они забрали у крестьян продовольствие, мануфактуру, обувь, ковры. Немцы всячески унижали колхозников, избивали и расстреливали их. Среди расстрелянных 5 стариков: Фурсов Ф.П., Мануйлов Ф.П., Мануйлов И.В., Дубогрызов В.К., Кольцов И.Г.

* * *

Партизанский отряд тов. Р., действующий в одном из районов Харьковской области, оккупированных немцами, за два месяца боевой деятельности уничтожил более 200 немецких солдат и офицеров и много различного вооружения противника. Ниже приводим отдельные выдержки из дневника командира отряда:

«28 ноября. Совершили налет на село С., где находился карательный отряд немцев. Во время перестрелки вывели из строя 13 гитлеровских солдат, захватили трофеи.

29 ноября. Атаковали немцев в селе Г. Фашисты находились в домах, которые мы забросали гранатами. Убито 70 фашистов.

7 декабря. Ночью ворвались в село В. и убили 10 немцев, в числе их одного офицера.

17 декабря. В селе У. наш отряд вел бой с противником численностью в 40 человек. Лично я застрелил офицера и ефрейтора. Немцы понесли большие потери.

27 декабря. Выбили немцев из села П. и захватили миномет, 2 ящика снарядов и 20 мин. Из миномета открыли огонь по убегавшему противнику».

* * *

Пленный фельдфебель 6 роты 239 полка 106 немецкой пехотной дивизии Вилли Мюллер заявил: «В 6 роте из 175 солдат в строю осталось только 57. Конский состав дивизии настолько истощен, что артполк вынужден был при отступлении бросить свои орудия».

* * *

У убитого немецкого солдата Людвига найдено письмо следующего содержания: «Дорогой сын! Мы очень часто пишем тебе, но ответа не получаем. Почта не доходит или «теряется» для того, чтобы мы не знали об огромных потерях... Война с Россией явилась для нас большим несчастьем. Нацисты привели нас к этому. Народ не может сказать ни слова. Он ослеп. Но придет, должен же придти когда-нибудь час страшного пробуждения. Я тебе снова советую — скройся незаметно с фронта любым способом, где ты только сможешь это сделать. Заставь последовать твоему примеру твоих товарищей».

* * *

Захватив село Комсомольск, Печенежского района, Харьковской области, немцы выгнали всех жителей из домов на улицу, отняли у крестьян весь скот, все продовольствие и имущество. Всех, кто пытался протестовать против грабежа, немцы расстреливали и сжигали. Среди убитых: Ноженко Яков Демьянович, Ноженко Андрей Демьянович, Галич Николай Стефанович, Кобзов Василий Егорович, Корниенко Галина Игнатьевна, Галич Яков Захарович и Батюк Марфа Андреевна. Гитлеровские бандиты схватили на улице села 4 детей в возрасте от 2 до 4 лет, заперли их в подвал одного из домов и подожгли дом бутылками с горючей жидкостью. Дети погибли. Одну крестьянку фашисты бросили в пылающий дом. Уходя под ударами советских частей из села Комсомольск, немцы сожгли 150 домов. // Совинформбюро.


*****************************************************************************************************************
ПИСЬМО ДРУГУ


Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав от дождя их к увядшей груди.

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: господь вас спаси!
И снова себя называли солдатками.
Как встарь повелось на Великой Руси.

«Красная звезда», 3 февраля 1942 года

Слезами измеренный больше чем верстами
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась.

Ты знаешь, наверное, все-таки родина —
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовым,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть, одетый старик.

Ну, что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала: родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

— Мы вас подождем! — говорили нам пажити,
— Мы вас подождем! — говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
По русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют,
Но трижды считая, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За русскую землю, где я родился.

За то, что сражаться на ней мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

Константин СИМОНОВ. ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ


**********************************************************************************************************************
ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ. Минометный расчет сержанта М.Киселева ведет огонь по немецким захватчикам.


Снимок спец. фотокорр. «Красной звезды» М.Бернштейна.
«Красная звезда», 3 февраля 1942 года

_____________________________________________________________
Документы о кровожадности фашистских мерзавцев ("Красная звезда", СССР)
Моральное состояние гитлеровского солдата ("Красная звезда", СССР)
Система оболванивания в германской армии ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Откровенность гитлеровских бандитов ("Правда", СССР)
Солдат блицкрига - был да весь вышел? ("The New York Times", США)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)
Фашистские случные пункты для арийцев ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Облик фашистской армии ("Красная звезда", СССР)
Признания пленных немцев ("Правда", СССР)
Нутро трусливых негодяев ("Правда", СССР)
Фашистский солдат ("Правда", СССР)
Школа убийц ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Олухи ("Красная звезда", СССР)
О моральном облике гитлеровского офицера ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №27 (5091), 3 февраля 1942 года
Tags: 1942, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Илья Эренбург, Константин Симонов, Норвегия в ВОВ, Совинформбюро, Финляндия в ВОВ, газета «Красная звезда», зима 1942, письма на фронт, письма с фронта, февраль 1942
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Отечественная война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments