Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Борис Лавренев. Человек-зверь

газета «Правда», 17 августа 1941 годаБ.Лавренев || «Правда» №227, 17 августа 1941 года

Советская авиация наносит сокрушительные удары германо-фашистским войскам в воздухе, на земле и на море. В боях за родину сталинские летчики показывают прекрасные образцы мужества, отваги и геройства. Советский народ приветствует могучую армию крылатых воинов нашей родины. Честь и слава сталинским соколам, верным сынам великого народа!



# Все статьи за 17 августа 1941 года.



Гитлер. Майн Кампф, Шикльгрубер, арийская раса, Гитлер капут, тайны Третьего Рейха, кто такой ГитлерВсматриваясь в страшные, мутные гляделки этого подобия человека, трудно поверить, что у него было когда-то обыкновенное человеческое детство и родители нежно называли его уменьшительным именем «Дольфи». Нет, не может быть. Никогда, никогда он не был веселым, ласковым человечьим детенышем. Он должен был быть зверем с того момента, как впервые встал на свои кривые ноги. С пяти лет он, наверное, вешал кошек на водосточных трубах, отрывал ноги и головы пойманным птичкам и сосал кровь, а, подросши, вкалывал иголки в сидения стульев и из окон обливал прохожих зловонной жидкостью. У человека с лицом убийцы не могло быть детства.

Он жил в маленьком, утопающем в зелени, чистом городке Линце, на берегу голубого Дуная, где так мягок предгорный воздух, где по вечерам в городском саду оркестр играл нежные вальсы Штрауса, где по улицам проходили добродушные бородатые горцы в зеленых шляпах с пером.

И, вероятно, эти простые, чистосердечные люди с недоумением и смутной тревогой смотрели на угрюмого недоросля, злобно глядящего исподлобья, надутого и жалкого. Его плоский лоб морщился от каких-то тупых, неповоротливых мыслей. Девушки пугались его обезьяньего, похабного взгляда.

Он пытался учиться, как учатся другие дети, но из ученья ничего не выходило. Таможенный инспектор Шикльгрубер считал своего сына безнадежным идиотом. Единственное, что его сын вынес из школы, которую ему не удалось окончить, это — тупое обожание коронованного фельдфебеля Фридриха II и слепая вера в первородство немецкой расы.

Ему не везло. Наук он не одолел. Вынужденный оставить школу, он возомнил о карьере художника. Его безграмотная мазня вызывала лишь смех. Пришлось итти в каменщики, но рабочие стройки, куда он попал, выгнали его за отказ вступить в профсоюз.

Он не хотел смешиваться с «серой массой», он считал себя непризнанным гением, так как, по его собственному выражению, одежда его была еще в относительном порядке, а язык — вежлив.

Озлобленный на весь мир, он покинул негостеприимную родину и перебрался в Германию, в Мюнхен. Он оставил свою фамилию Шикльгрубер и заменил ее новой: Гитлер. Неизвестно, какой груз своей биографии он предал забвению вместе с прошлым именем. Он шатался, бездельничая, по мюнхенским пивным до начала первой мировой войны, когда, не имея другого выхода, он вступил «добровольцем» в германскую армию. Но фронтовые окопы не удостоились чести прикрывать его бренное тело. Его видели в генеральской кухне, ваксящим сапоги начальства и строчащим исходящие в канцелярии.

Война закончилась революцией. Она выбила штабного холуя из колеи, и он возненавидел революционеров. После разгрома революции в Баварии он стал шпиком, он предавал левых в руки палачей. Наконец-то он дорвался до доступной ему отрасли искусства.

Тысячи ущемленных революцией обнищавших мещан наполняли по вечерам мюнхенские пивные. Они цедили пиво и мечтали о возрождении германского величия, которое даст им возможность купить новую перину на двуспальную кровать. Они считали, что в гибели великой Германии виноваты евреи и революционеры. Они ненавидели и тех, и других звериной ненавистью обманутых собственников. И они начали прислушиваться к истерическим воплям ефрейтора Гитлера. По поручению своего начальства он стал членом политической организации — одной из бесчисленных в то время — «германской рабочей партии», основанной слабоумным слесарем Дрекслером, в голове которого царила дикая неразбериха непереваренных политических доктрин. Ефрейтор Гитлер мыслил прямолинейнее Дрекслера: столкнув основателя партии, он стал на его место и создал новую программу. Он дал партии новое, насквозь лживое имя — «национал-социалистская», положив в основу ее деятельности каннибальскую идейку о преимуществах германской расы, как «высшей» по сравнению со всеми другими.

Ущемленные мещане поперли на его погромную агитацию, как сельдь на нерест. Но человекоподобный соображал, что для проведения его планов в жизнь необходима реальная сила. Эта сила нашлась. На зов ефрейтора поднялись соратники, выброшенные заключением мира из привычной обстановки: отставные кондотьеры, лейтенанты, обер-лейтенанты, фельдфебели, вахмистры, приученные убивать и скучавшие без убийств.

У человекоподобного завелись покровители высокого ранга, почуявшие, что этот человек, со взглядом садиста и палача, может наворотить дел. Ему дружески протянул кровавую лапу один из режиссеров мировой бойни — генерал Людендорф. К нему посыпались деньги от сентиментальных вдов рояльных и мебельных фабрикантов. Вся черная накипь Германии, вся падаль, придавленная революцией, стекалась под знамена со свастикой. И одурманенный собственным неожиданным вознесением на политический Олимп, бывший генеральский лакей рискнул на попытку захвата власти. Но трех пистолетных выстрелов полицейских было довольно, чтобы пресечь штурм власти. На мосту через мюнхенскую речонку генерал Людендорф стремительно лег на асфальт, как опытный воин, знающий приемы боя, а ефрейтор бежал, потеряв дар речи и получив нервное расстройство от впервые услышанного свиста пуль.

Он поторопился, он еще не имел опыта. Ему пришлось уйти в подполье и уже медленно, планомерно накапливать армию бандитов. Он понял, что, кроме практики, нужна теория. Он завел свою печать, своих пропагандистов. Розенберг, Штрассер и Геббельс стали теоретическими столпами будущей ефрейторской державы, создавали высокие мифы и низменную брехню о белокурой арийской расе господ. В армии национал-социализма появились свои генералы — оголтелые наемники Рем, Геринг, Гейнес. Гитлер подобрал человеческий сброд, валявшийся по всем притонам.

Он слыхал, что у всех великих людей должны быть великие биографии. Но никто не хотел писать его биографию, жизнеописание кретина, убийцы, шпиона и подлеца. Тогда рукой, привыкшей только к записям номеров канцелярских бумаг, он настряпал апологию вырвавшейся из клетки бешеной обезьяны и дал ей громкое название «Моя борьба».

В этом труде, написанном на хромом немецком языке, всемирный Смердяков раскрыл перед человечеством вонючую помойную яму своего страшного нутра. Он откровенно изложил свои бредовые планы завоевания всего мира, избиения всех народов и обращения их в рабов густопсовых, белокурых скотов «арийского» происхождения. Многомиллионные славянские народы он об'явил навозом, удобрением для отборных повелителей с голубыми глазами, выращенных методами конских заводов и свиных случных пунктов.

Это евангелие насилия и оскотения было настолько дико, что многие народы и правительства даже не приняли его всерьез. Оно стало предметом дискуссии, главным образом, в юмористических журналах. Человечество не смогло поверить, что в XX веке может быть написана всерьез такая книга сатанинской ненависти и жажды убийства, грабежа и насилия.

Стальные и пушечные короли, магнаты банков, прочтя его книгу, решили: это тот, кто нам нужен. Посыпались миллионы в карманы убийц и погромщиков.

Наконец, Германия, как спелое яблоко, упала в его жадно протянутые руки. Он добился всего, о чем мечтала его узкая голова еще на школьной скамье, когда, не способный разделить дробь на дробь, он витал в грезах о славе и власти.

Первое, что он сделал, став повелителем Германии, — он поджег рейхстаг, чтобы свалить этот поджог на своих противников и иметь возможность залить Германию их «неполноценной» кровью. Он сжег книги и картины, чтобы уничтожить культуру, которая не захотела признать в нем гения.

В ночь на 30 июня 1934 года маньяк с глазами садиста и палача приказал перестрелять сотни бывших своих соратников. Эти люди в свое время подняли его на щит, они прокладывали ему путь к власти ножами, кастетами, револьверами, деньгами и влиянием. Они вложили в его пасть Германию, как сладкий пирог с начинкой. Но когда он вцепился кабаньими клыками в этот пирог, его охватил испуг, что другие могут вырвать добычу. Одним ударом он покончил с ними. Это была признательность зверя, расплата шпика.

Он мог теперь жрать Германию без помехи. Он мог теперь один присвоить себе честь подготовки всемирной бойни, о которой он мечтал, этот подлый трус, который трясся от свиста пули.

Осенью 1939 года людоед привел в действие созданную им колоссальную машину человекоистребления. Государство за государством, народ за народом падали под кровавыми гусеницами этого железного страшилища, с треском давившего города и людей.

И чем больше грохотала, ломая человеческие кости, знания и свободу народов, чудовищная машина, тем больше безумел опившийся кровью людоед-Гитлер, простирая над миром окровавленные когти свастики.

Он решил, что наступила пора привести в исполнение черный бред его книги об истреблении и обращении в рабство советского народа. Он вероломно из-за угла напал на нас. И тут впервые чортова мясорубка заскрипела, затрещала, осеклась. Она налетела на невиданное сопротивление народа, который за свою славную, долговременную историю никогда не клал свою шею в ярмо завоевателя.

Она стоит на наших полях, эта чудовищная машина, подбитая упорными красноармейскими ударами, она хрипит и захлебывается собственной кровью, она все еще несет смерть и разрушения, она все еще таит огромную опасность всему живому и свободному.

И на нее смотрит из Берлина мутными гляделками палача ее хозяин. И впервые за всю его жизнь в этих гляделках появилась тень мысли. Мысль эта рождена страхом, животным страхом пойманного за руку убийцы. Он видит свой конец, этот чемпион преступлений, лжи и подлости, атаман выродков, который называется «фюрером» Германии.

Фашистскую гадину нужно раздавить, и она будет раздавлена во имя здорового, будущего человечества. // Борис Лавренев.
_________________________________________________
А.Леонтьев: Путь одичания и озверения ("Правда", СССР)
Человек года-1938: Адольф Гитлер ("Time", США)
Вс.Иванов: Варвар ("Известия", СССР)
Звери на улицах Львова ("Правда", СССР)
Д.Заславский: Адольф Вшивый ("Красная Звезда", СССР)
Гитлер не мог не объявить войну главному врагу ("The New York Times", США)
Гитлер: У нас не будет места для инородцев, нам не нужны паразиты ("The Guardian", Великобритания)


****************************************************************************************************************
Еще одного!


газета Правда, Великая отечественная война, фашистские мародеры, Гитлер капут, кто такой Гитлер, тайны Третьего РейхаВ ночь на десятое августа над Москвой был сбит бомбардировщик «Хейнкель-111». В кармане одного из летчиков нашли записную книжку, изданную в Париже для гитлеровцев. В этой книжке различные сведения, необходимые на войне, например, советы, какое вино пить с рыбой, какое — с птицей.

Этот отдел называется: «Что нужно знать в стране вина». В голодном Париже, где матери ищут для детей картофельную шелуху, немецкие офицеры предаются гастрономии. И в записной книжке, предназначенной для убийц французских детей, мы читаем: «С рыбой уместней всего пить шабли».

Засим даны образцы галантных разговоров: «Мадемуазель, свободны ли вы сегодня вечером? Я могу вас угостить мороженым».

Рисунки представляют элегантных СС на парижских улицах, в кафе, в магазинах. Жизнь мародеров запечатлена для потомства.

Краткий словарь называется: «Тысяча самых необходимых французских слов». Пожалуй, тысяча слов для гитлеровцев чересчур много — дикари обходятся с меньшим запасом. Но любопытен выбор слов. Раскрываю наугад страничку: месть, раса, пьяный, наручники, стрелять, бить, оскорблять, кричать, выстрел, свинья, плевать, кара.

Владелец записной книжки, старший ефрейтор 12-го полка в Ганновере Альфред Куррле, с немецкой методичностью отмечал свои «подвиги». Он находился во Франции, в Бресте, и оттуда бомбил английские города. Особенно часто его посылали на Плимут. Записи об уничтожении английских домов перемежаются полезными справками: номер воротничка, номер текущего счета, адреса проституток.

Еще шестого августа ефрейтор резвился во французском городке Шартре: запивал индюшку «поммаром». Седьмого его послали на восток — он должен был заменить летчиков, убитых нашими истребителями и артиллеристами. Для нападения на Москву германское командование отбирает СС с хорошим стажем. Куррле был породистым, и он бомбил даже английский крейсер «Эксетер».

Переночевав в разоренной немцами Варшаве, Альфред Куррле 10-го вылетел на Москву. Он записал: «19 часов 43 минуты». Он оставил место, чтобы отметить, когда он вернется. Место осталось чистым — он не вернулся.

Он учился, какое вино пить с индюшкой, — краденое вино с краденой индюшкой. В несчастной порабощенной Франции он оскорблял девушек. Он повторял по своему словарю: «Обыскать. Арестовать. Наплевать». На бреющем полете он расстреливал детей горняков в Сванси. Потом он осмелился показаться над Москвой.

Когда такой Куррле летит вниз, чувствуешь не только радость — моральное удовлетворение. С благодарностью помянут наших зенитчиков вдовы Франции и матери Англии. С гордостью скажем мы: еще одного!.. // Илья Эренбург.
_______________________________________
Гибель фашистских «ассов» ("Правда", СССР)
Весна в воздухе ("Красная звезда", СССР)
А.Толстой: Таран ("Красная звезда", СССР)
Летать ближе к земле ("Time", США)
Маленький страж отцовского неба ("Time", США)


****************************************************************************************************************
Тревога и уныние в Германии


СТОКГОЛЬМ, 16 августа. (ТАСС). По сообщениям шведских газет, среди германского населения все шире распространяется чувство тревоги и обреченности. В германских сводках, в статьях фашистских газет все чаще звучат признания огромных трудностей борьбы против СССР.

«Германский народ, — пишет шведская газета «Вестмандланс ленс тиднинг», — устал. У него отсутствует военный энтузиазм. Об этом рассказывают прибывшие из Германии. Тот же тон звучит и в сообщениях, получаемых из Берлина. Газета указывает, что благодаря усилиям германской пропаганды жизнь германских солдат в оккупированных областях представлялась в довольно заманчивом виде и даже непосредственное участие в военных походах для солдат было минимальным риском, поскольку потери были незначительны. Но с началом войны против СССР наступил перелом. Личная опасность, которой теперь подвергаются германские солдаты, значительно увеличилась, о чем свидетельствуют длинные газетные столбцы с об'явлениями о погибших. Теперь, — пишет газета, — не так уж привлекательно попасть на фронт».

Газета пишет, что чувство тревоги охватило солдат, находящихся в оккупированных странах, «Семье германского солдата угрожает судьба ряда семей Лондона и Ковентри». В заключение газета заявляет: тот факт, что германская военная машина завязла в русских болотах, будет способствовать тому, что «усталость от побед превратится в страстное желание мира».

Другая шведская газета — «Эскильстуна курирен» полемизирует с германской газетой «Дас Рейх», заявившей, что германский народ почти уже не реагирует на сообщения о победах, об'ясняя это тем, что чувство как бы ушло вовнутрь. Газета, однако, делает вывод, что в статье «Дас Рейх» между строк заметна боязнь, как бы чувства германского народа, «ушедшие вовнутрь», вдруг насильно не вернулись наружу. «Оказывается, — пишет газета, — немцы должны не только терпеть, но насильно подавлять проявление всякого человеческого чувства».

В статье, озаглавленной «Война без энтузиазма», газета «Эребру курирен» приходит к подобным же выводам. Берлинские корреспонденты газеты констатируют усталость населения Германии. «В Германии, — пишет газета, — царит страстное желание мира. Война все еще не закончена, говорят немцы, мы идем навстречу новой осени, а потом наступит новая страшная зима. Победами жить нельзя. Им грош цена, если на столе нет хлеба. Немцы не забыли, чем кончилась прошлая мировая война, и тогда в активе Германии было много побед. Но решает дело последний бой. Вильгельм его проиграл. Немцы опасаются, как бы это не повторилось вновь».

☆ ☆ ☆

Казнь германского шпиона в Англии

ЛОНДОН, 16 августа. (ТАСС). Как передает агентство Рейтер, официально об'явлено, что в Тоуэре казнен германский шпион Джозеф Джекобс. Джекобс был сброшен на парашюте и приземлился в одном из пунктов Центральной Англии. Он был одет в штатское платье. При аресте у него были обнаружены радиостанция, крупная сумма английских денег и значительный запас продовольствия. Германский шпион был обнаружен и задержан членами отряда местной обороны через 12 часов после его приземления. На судебном заседании, состоявшемся 5 и 6 августа, Джекобс был приговорен к расстрелу. Сегодня утром приговор приведен в исполнение.

☆ ☆ ☆

К польским друзьям

В 1915 году я был ранен и взят в плен немцами. В концентрационном лагере, в дощатом, выкрашенном известкой холодном бараке я голодал вместе с пленными различных национальностей. Моими соседями были поляки, и я сошелся с ними особенно близко. Я не знаю, где теперь эти люди, прививавшие мне, тогда еще почти мальчику, вкус к живописи, знакомившие меня с польской литературой. Быть может, они и живы и готовы поднять оружие против общего врага культурного человечества, быть может, они погибли при зверском разрушении Варшавы.

У негодяев, ведущих позорную войну под проклятым значком свастики, среди других бандитских лозунгов есть лозунг уничтожения славян. С тупым упорством фашистские вожди вколачивают в головы обманутого немецкого народа преступную мысль о безусловном превосходстве германцев над всеми «иными». Многочисленные наблюдения над психикой уголовных элементов показали, что крайнее презрение ко «всем прочим – не своим» необходимо и убийце, и профессиональному вору для оправдания поступков, идущих вразрез с законами человеческой морали и благородства.

И вот такие-то «арийцы» пытаются превратить в своих рабов великие славянские народы, давшие человечеству гениев дела и мысли.

Славянские народы едины в своем стремлении до конца разгромить и уничтожить гитлеровские армии, освободить человечество от фашистского гнета.

Всеславянский митинг, происходивший недавно в Москве, - новое красноречивое доказательство этого единства и сплоченности славянских народов. // Всеволод Пудовкин.
__________________________________________
Трагедия польского крестьянства ("Правда", СССР)
Прелюдия к битве ("The New York Times", США)
Б.Ромашов: Фильм "Иван Грозный"* ("Известия", СССР)
На экране - Броненосец "Потемкин" ("The Guardian", Великобритания)


****************************************************************************************************************
Письмо лейтенанта финской армии П.-Э. Алмблад


письма с фронта, листовки для финских военнопленных, Гитлер капут, кто такой Гитлер, тайны Третьего РейхаВо время боевых действий в районе полуострова Ханко вместе с группой солдат сдался в плен лейтенант резерва финской армии, швед по национальности, Пэр-Эрик Алмблад. Ниже приводится в переводе со шведского его обращение к солдатам и офицерам финской армии.

«Собратья по оружию в финской армии!

Я, лейтенант резерва Пэр-Эрик Алмблад, находился с несколькими солдатами в середине июля на острове Моргонланд близ Ханко, где мы несли службу наблюдения. В ночь на 16-е остров заняли советские войска. Мы, конечно, были вооружены, но считали совершенно бессмысленным оказывать какое-либо сопротивление и добровольно сдались русским солдатам. Наше мнение было таково, что если бы дошло до вооруженной борьбы, то произошло бы совершенно ненужное кровопролитие. Результат такого боя был для нас ясен с самого начала.

В том, что мы таким образом сдались в плен и передали остров в руки Красной Армии, нам не приходится раскаиваться. Везде, где нам до сих пор пришлось бывать, нас встречали только самым лучшим образом. Существующее у нас мнение, что Красная Армия пытает, морит голодом и всякими другими способами мучает своих военнопленных, по нашему убеждению, абсолютно неверно. Как офицеры, так и рядовые оказались удивительно дружелюбными и приветливыми.

В том положении, в котором мы сейчас находимся, естественно, что наши мысли обращаются к нашей стране, ее судьбе и к войне, в которую она втянута. Наши думы обращены к родным и друзьям, к тем невероятным трудностям, которые им теперь приходится переживать. В нашей стране уже долгое время царила нужда в продовольствии, и легко понять, что со времени войны эта нужда все более увеличивается, так как крестьянство и рабочий народ погнали на войну, которая никому из народа Финляндии, естественно, не была нужной или желательной. Единственно, что может от этого получиться, это то, что увеличатся страдания народа.

А для чего, собственно, ведется эта война? После мира в марте 1940 года Финляндия была занята восстановлением разрушенного и заботами о поднятии благосостояния своего народа, что, без сомнения, ей удалось бы, если бы она вновь не была втянута в войну.

Исходя из того, как нас, военнопленных, здесь приняли, у нас теперь укоренилось твердое убеждение, что Советский Союз не питает ни малейшей вражды к финскому народу. Кроме того, мы знаем, что народ Финляндии также не имеет вражды к Советскому Союзу. Наша страна, судя по этому, втянута в войну против Советского Союза на стороне Германии против своей воли.

Чем эта война кончится? Если Германия не смогла сначала завоевать многие государства Европы, то навряд ли она сможет устоять, а тем более надеяться на победу над Советским Союзом. Все же война может продолжаться очень долго, и это приведет к тому, что наша страна будет вконец истощена и разрушена, буквально превращена в пустыню. Наше мнение такое, что самым лучшим выходом будет скорейший мир, по крайней мере хотя бы между Финляндией и СССР. Возможности добиться этого мира, без сомнения, имеются. Ведь в 1940 году Советский Союз мог бы занять всю страну, но не сделал этого, а удовлетворился тем, что занял немного более того, что он требовал осенью 1939 года.

После заключения мира Финляндия получила от Советского Союза продовольствие и сырье, без которых положение страны в настоящее время было бы еще значительно хуже. Подумайте над этим. // 4 бригада береговой артиллерии. Пэр-Эрик Алмблад».

______________________________________
Нутро трусливых негодяев ("Правда", СССР)
Признания пленных немцев ("Правда", СССР)
Письма, написанные кровью ("Известия", СССР)
Вс.Иванов: Они пишут завещания ("Известия", СССР)
Изверг Гитлер — лютый враг русского народа ("Правда", СССР)
Настроения отступающих немецких солдат ("Красная звезда", СССР)
А.Толстой: Кто такой Гитлер и чего он добивается ("Известия", СССР)
А.Толстой: Почему Гитлер должен потерпеть поражение ("Правда", СССР)
Изверг Гитлер — лютый враг украинского народа ("Красная звезда", СССР)
Документы о кровожадности фашистских мерзавцев ("Красная звезда", СССР)
Русский народ никогда не будет рабом изверга Гитлера ("Красная звезда", СССР)

Газета «Правда» №227 (8635), 17 августа 1941 года
Tags: "Дас рейх", 1941, Борис Лавренев, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Гитлер, Польша в ВОВ, Финляндия в ВОВ, август 1941, авиация, газета «Правда», зверства фашистов, лето 1941, письма с фронта, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Отечественная война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment