?

Log in

No account? Create an account

0gnev


Ярослав Огнев

«Красная звезда», «Известия», «Правда», «Комсомольская правда» 1941-1945


Previous Entry Share Next Entry
Ну и вшивое время! Только и занимаешься вошебойством
0gnev
газета Известия, мировая война, отечественная война

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



Досье-шпаргалка: Образ и роль вшей в военное время по материалам советской и иностранной печати периода Второй мировой войны (1941-1945 г.г.).

26.02.43: По родной земле, громя и уничтожая врага, идёт вперёд Красная Армия, и каждый шаг гулко звучит в мире. Немцы пытались карикатурно представить нашего красноармейца, чтобы обмануть своих остолопов в тылу глупым и лживым изображением, поднять в них нацистский дух завоевателей мира. А теперь посмотрим, кто стал действительно мировой карикатурой, да не нарисованной рукой и продажного мазилы, а точной и грозной рукой действительной жизни. Кто это бредёт по холодным степям и лесам, обмотав ноги тряпьём, с отмороженной мордой, засунув руки в карманы, обёрнутый краденым женским платком, в драной шинелишке, в соломенных страшенных ботах, в расчесах за мундиром, где за каждой складкой пасётся вошь? Это гитлеровский солдат, это «краса германской нации». ("Известия", СССР)

28.01.43: «Хочу описать тебе, дорогая Грета, что делается вечерами у нас в блиндаже... У одного в руках — рубашка, у другого — кальсоны, каждый занят подсчётом наличного состава живности, называемой нами «танками», — работаем молча... Я не могу думать о будущем, тогда мне становится совсем непереносимо; я надеялся этот день моего рождения провести с тобой, но, увы, провожу его в печальной обстановке... Ну, как тут не разреветься...» ("Известия", СССР)

ОКТЯБРЬ 1942:

28.10.42: Статью «Немец» о Фридрихе Шмидте мы прочли коллективно в землянке. Все бойцы и командиры слушали, как вшивый фриц издевается над нашей молодежью. Я родом из такого же села. Там у меня остались жена, ребенок, родители. Может быть там тоже орудует такой Фридрих Шмидт. Потом фрицы полезли на наш передний край. Но наши не дрогнули. Враг был отброшен, и на поле боя осталось много десятков фрицев: падаль, фридрихи шмидты, немцы. Сержант А.Срулев. Западный фронт. ("Красная звезда", СССР)

11.10.42: Солнце печет. Когда утром Мария раскрывает окно, яркие лучи солнца освещают мою кровать. Теперь у меня вспух нос. Мария ищет на мне вшей. Лед прошел, и теперь нам угрожают только самолеты. Я снова подверг порке нескольких девушек и парней за то, что они пропустили регистрацию. Среди них дочь старосты. Неприятное чувство я испытываю, когда начинает темнеть, — я тогда думаю о бомбардировщиках. ("Красная звезда", СССР)

10.10.42: Не следует думать, что осенние фрицы более человекоподобны, нежели зимние или летние. Фриц остается фрицем — об этом не следует забывать. Можно снять с себя шинель или гимнастерку, нельзя снять с себя кожу, а фашизм фрица — это не одежда, это его шкура. Никто фрица не гнал вперед — ни Гитлер, ни эсэсовцы. Фриц сам прилез, чтобы грабить. Я нашел в планшете одного немца серию любительских фотографий. Вот перечень: фриц, невеста фрица, голая девица неизвестной национальности, человек, привязанный к столбу, горящая изба, виселица с повешенными, два фрица в беседке, фрицы развлекаются — один в шутку вешает другого, убитая девушка в платочке, с обнаженной грудью. Разве такой способен стать человеком? Мы их научились ненавидеть. Мы должны научиться их презирать. Мы должны их убивать не как людей, а как гадов, как противных ядовитых насекомых. Серо-зеленая вошь — вот что такое фриц, зловредная муха, которая прикидывается человеком. ("Красная звезда", СССР)

09.08.42: Немцы привели в Одессу румын: за пушечное мясо вшивый Антонеску получил от Гитлера Одессу... Читая гнусные сообщения, мы думаем о другом: Одесса, наша Одесса, Одесса Пушкина, Одесса броненосца «Потемкин» обращена в губернский город вшивой, невежественной и воровской Румынии... Оказывается, румынская шпана чувствует себя в Одессе, «как дома»: принимают немецких гостей. А одесситов они выкуривают из родного города. Кто в Одессе говорил по-румынски, кроме контрабандистов и шпионов? И вот одесситы обязаны говорить по-румынски, по-румынски жениться, по-румынски хоронить своих. Шулера из Бухареста пооткрывали лавочки: продают немцам краденое добро за «квитанции германских кредитных касс». А еще не вымершие одесситы должны работать по 20 часов в дань. И это стерпеть?... Эту шпану нужно бить, как вшей. Подумать — они об'явили Одессу «румынским городом»! Боец, если перед тобой румыны, заплати им за Одессу — не «германскими квитанциями» — русским свинцом. ("Красная звезда", СССР)

10.05.42: Мы знаем, любимый наш Сталин, что обезумевшая кровавая клика Гитлера питает свои надежды на весеннее наступление. Бесплодны их надежды! Если героическая Красная Армия и партизаны, в условиях суровой зимы, сумели нанести мощный удар вшивому немецкому воинству, то весна, лето и осень нынешнего года явятся временем окончательного разгрома врага. Мы в этом нисколько не сомневаемся, так как верим в силы советского народа, верим в растущую мощь Красной Армии и партизанского движения. Мы верим в гений великого полководца товарища Сталина. ("Красная звезда", СССР)

АПРЕЛЬ 1942:

22.04.42: В германской армии много танков и много минометов, но нет в ней сердца, это армия-автомат. Рабы наняли других рабов, и рабы говорят рабам: «Умирайте за Гитлера. Мы дадим вам краденый хлеб. Мы дадим вам чужие города. Мы дадим вам сто марок, тысячу франков, десять тысяч лей». И в ответ подымается в нашем сердце лютая ненависть: как они смели привести к нам этих золоторотцев Европы, этих вшивых сутенеров, этих международных шулеров? На нашей земле пасутся презренные наемники, едят наш хлеб, оскверняют наших девушек. Этого не наш стерпит советский народ. ("Красная звезда", СССР)

21.04.42: Наши части захватили доклад врача 1 батальона 391 полка 170 немецкой пехотной дивизии дивизионному врачу. В докладе говорится: «...Большие потери 1 батальона привели к тому, что из офицеров, унтер-офицеров и солдат, участвовавших в восточном походе с самого начала, остались лишь единицы. Батальон за последнее время понес особенно кровавые потери. У солдат установлено значительное похудание. Много больных катаром желудка. Широко распространена чесотка, экзема и очень большая вшивость. Моральное состояние солдат сильно пострадало вследствие боев с тяжелыми потерями. Наступило отупение и апатия по отношению ко всем событиям...» ("Совинформбюро")

19.04.42: Известно, например, что германское информационное бюро не раз сообщало о том, что Красная Армия не имеет обмундирования, что красноармейцы одеты в гражданское платье, ходят в лохмотьях и т.д. Вся эта ложь об'яснялась довольно просто. Обовшивевшие и окоченевшие от холода гитлеровские вояки воровски снимали одежду и обувь с убитых красноармейцев, фоторепортеры щелкали аппаратом, и снимок готов. Редактору оставалось только выпустить очередную брехню. ("Красная звезда", СССР)

МАРТ 1942:

31.03.42: Витебск сегодня — это черные от пожаров руины, облитые кровью и слезами. До сих пор под обломками зданий матери откапывают трупы своих детей, убитых немецкими бомбами, немецкими снарядами. За последние два месяца в городе стало еще больше мертвецов. Вшивые немецкие солдаты притащили сюда сыпной тиф. Смерть ежедневно косит сотни людей, изголодавшихся, обессиленных, лишенных какой бы то ни было медицинской помощи. ("Красная звезда", СССР)

29.03.42: Небезызвестный гитлеровский генерал фон Рейхенау в приказе за 01348/41 от 25 декабря 1941 года сам засвидетельствовал моральное состояние германской армии: «Во время размещения подразделений в квартирах, ранее занимавшихся другими подразделениями, установлены следующие надписи на стенах: «С нас этого хватит!»; «Мы хотим домой в Германию!»; «Мы грязны, завшивлены и хотим домой!»; «Мы не хотим этой войны!»...

Среди различных документов, найденных в последнее время у убитых солдат и пленных, появляются записи, дневники, стихи, в которых подвергается критике военная политика Гитлера. Нередко Гитлер и его окружение в острой форме высмеиваются. В дневнике солдата Вильфрида Нойб, найденном в районе Будогощи, оказались, например, и такие стихи:

«Мы от вошек-крошек бесимся,
Нет на свете нас вшивей.
Мы за милую родину чешемся
И в честь фюрера ловим вшей». ("Правда", СССР)

06.03.42: Уже в ноябре наши части, действующие на Ленинградском фронте, настолько основательно потрепали авиадесантную дивизию, что потери ее превысили половину всего личного состава. Грязные и завшивевшие парашютисты, мечтавшие когда-то спрыгнуть на улицы Ленинграда, глубоко залезли в землю, но это не спасло их ни от холода, ни от огня советской артиллерии. Одетые в летние комбинезоны, они жестоко мерзли, вшивели и пачками выбывали из строя. ("Красная звезда", СССР)

ФЕВРАЛЬ 1942:

11.02.42: Еще недавно фриц читал только надписи на похабных открытках и бутылочные этикетки. Теперь фриц «развинтился» и засел за литературу. Казалось бы, майору Лангу это наруку: у майора теперь будут читатели. Но подлый фриц предпочитает советские листовки. Не потому, что он понимает человеческие идеи. Идей у фрица нет. У него только вши и злоба. ("Красная звезда", СССР)

03.02.42: Что такое русские? У русских «азиатский образ мышления и низменные инстинкты». У русских «азиатское варварство». «Россия не европейское, а азиатское государство».

Так рисует две стороны генерал Хот. Полемизировать с ним лучше всего штыком (руками не стоит — завшивеешь). Для этого фрица народ Пушкина, Толстого, Менделеева, Мечникова «варвары». Породистым кобелям, чистокровным бугаям, сифилитическим ефрейторам приказано чувствовать свое превосходство над русским народом. Смею доложить: они чувствовали. Ефрейтор, который гадил в домике Чайковского, ощущал себя вершиной, Араратом. А теперь они ничего не чувствуют — им не до «превосходства» — бегут и теряют приказы генерала Хота...

Но ни наскоро построенные хижины, ни наворованное или снятое с убитых обмундирование не спасают фашистов от суровых северных морозов. Завшивевшее, плохо одетое «арийское» воинство зарылось в землянки, боясь высунуть оттуда голову. На каждом шагу немецких оккупантов подстерегают советская пуля, снаряд, граната. ("Красная звезда", СССР)

ЯНВАРЬ 1942:

29.01.42: Каждый повидавший пленных признает, что в наших городах стоят не солдаты, а скот с тавром свастики. Захваченные области немцы превратили в хлев. Тошно глядеть на пленных, до того они грязны. Колхозницы в уцелевших избах обдают стены кипятком, скребут пол, держат открытыми настежь двери: «Дух ихний выветриваем». Немцы превратили комнаты, где они жили и спали, в нужник. «Что говорят пленные?» — спросит гражданин в Куйбышеве или в Свердловске. На это трудно ответить: пленные не разговаривают, пленные чешутся, они шумливы, как паршивые собаки. На их руках кора грязи, а грудь покрыта бисером насекомых. Голубые подштанники и розовые рубашонки, вывезенные из Парижа, стали буро-серыми...

Немец, который оправлялся в избе при женщинах, искал пепельницу, чтобы бросить окурок. Ряд условностей, заученных правил, механических жестов отделяет берлинца 1942 года от дикаря. Культура современной Германии — это тонкая пленка над хаосом первобытного варварства. Попав в условия русской зимы, немец перестал мыться: он не хочет мыться на морозе. Он предпочитает зуд дрожи и вшей морозу. Если нет теплой уборной, пусть станет уборной комната. Так псевдо цивилизованный человек в две недели становится животным...

Я знаю, что вши водятся на теле, а не в сознании человека. Я знаю, что эти насекомые непосредственно связаны с трикотажным нитяным бельем, которого немцы не меняют по два, по три месяца. И все же я берусь утверждать, что вши связаны также с фашизмом, что отсутствие моральных норм позволило немцам опуститься даже внешне, дойти до их теперешнего облика. Я видал лейтенантов, обрызганных одеколоном и полных вшей. Им не хотелось отстаивать свой человеческий облик. А одеколон был автоматическим продлением давнего и ныне мертвого быта. Английские моряки каждый день бреются — ледяной водой, под обстрелом. Это не только привычка, это и признак известной культуры. А с немцев их прославленная цивилизованность сошла сразу, как тонкая позолота. ("Известия", СССР)

28.01.42: С каждым новым вашим ударом разброд в неприятельском стане будет все возрастать. Фашистской пропаганде не удастся долго обманывать солдат. Чем быстрее мы будем итти вперед, чем дальше будем продвигаться на Запад, тем быстрее пойдет разложение вшивого фашистского воинства. ("Красная звезда", СССР)

15.01.42: Пришли они к нам гордые и нарядные. Вырядились, как на праздник. Прошло полгода, и стала «великая» германская армия армией голоштанников. Генерал снисходительно говорит, что против русских штанов он «не возражает». Еще бы. Он не возражает даже против русской юбки — лишь бы покрыть чем-нибудь дыру без заплат. Одна беда: мы возражаем. Не для вас наши штаны, вшивые голоштанники. Помирать можете и без штанов. ("Красная звезда", СССР)

14.01.42: А когда привели в избу, все стали чесаться. Лейтенант пах одеколоном, вылил наверно на себя утром целую бутылочку. Он приподнял вязанку, чтобы сподручней было чесаться, и один из наших бойцов крякнул: «Ты погляди — не вошь — медведь! Никогда я такой не видел»... Глядят на пленных бойцы с отвращением: «Эх, немчура»... «Вшивые фрицы»... Другой подхватил: «Ганс сопливый»… «Паразиты»...

«Опоганили нас» — хорошие слова. В них все возмущение нашего народа перед грязью не только телесной, но и душевной этих гансов и фрицев. Они слыли культурными. Теперь все увидели, что такое их «культура» — похабные открытки и пьянки. Они слыли чистоплотными — теперь все увидели вшивых паршивцев, с чесоткой, которые устраивали в чистой избе нужник. Прежде мир не знал, что такое гитлеровская Германия. Глухой стеной была окружена проклятая страна. На выставки за границу они посылали напомаженных и вежливых приказчиков. Ездил по столицам Европы гладенький Риббентроп. А теперь стена упала: в деревнях и городам России, освобожденных Красной Армией, можно изучить «культуру» и «чистоплотность» Германии. ("Красная звезда", СССР)

13.01.42: Мы видим, как эти отвратительные полулюди с моралью животных ходили по священной земле Ясной Поляны и оскверняли дорогие нам реликвии. Мы видим, как эти коричневые варвары разграбили толстовский музей и превратили его в казарму, как они пьянствовали в комнате, где писалась «Война и мир». Мы видим, как возле могилы Толстого они устраивали свалку для своих вояк, похоронив около праха яснополянского мудреца триста своих вшивых солдат. ("Красная звезда", СССР)

08.01.42: Газета «Локальанцейгер» помещает аналогичную статью с фронта. В статье говорится, что помещения для солдат малы, переполнены, страшно неудобны и заражены насекомыми. Летом, говорится в статье, немецкие солдаты могли спать на открытом воздухе, а теперь они благодарны за всякую лачугу, где есть крыша над головой, и набиваются туда, как сельди в бочке. Но даже солома не греет в этих помещениях. Пол совершенно холодный, масса блох и клопов. ("Красная звезда", СССР)

06.01.42: Вшивость немецких солдат достигает поистине фантастических размеров. В письмах на родину они сообщают о трофеях: «Сегодня я снял 48 штук», — пишет один. Другой насчитал более сотни. Я встретил фотокорреспондента армейской газеты. Он снимал оборванного немца, на лице у которого блуждала тупая улыбка. Пленных было много.

— Почему вы выбрали именно этого? — осведомился я. Фотокорреспондент полушутя, полусерьезно ответил:

— Он снял с себя 350 вшей. Дальше мне надоело считать.

Пленный идиотски улыбался. Он все-таки был жив. ("Известия", СССР)

01.01.42: По улицам одного из городов прифронтовой полосы вели группу немецких пленников. Они шли угрюмо, с опущенными головами. В летних мундирах — обтрепанные, завшивевшие, со страшными обмороженными лицами. К ним присматривались толпы людей. Какая-то старушка с жалостью покивала головой. - "Вот какие они... Чем они виноваты? Дать бы нам сюда Гитлера, ему бы мы отплатили..."

И люди сразу же запротестовали: «Нет, они тоже виноваты». Каждый из них виновен. Сегодня они идут с опущенной головой, ободранные, покрытые нарывами, похожие больше на бездомных бродяг, нежели на солдат. А ведь недавно они ступали по нашей земле, зазнавшиеся, уверенные в силе, с глазами, полными высокомерия. И если бы им сегодня снова вдруг повезло, — они опять начали бы топтать солдатским шагом беспомощных детей и стариков...

Дрожит от холода завшивевший и покрытый нарывами немец, поднимающий руки, чтобы сдаться в плен. У него стучат зубы от холода и страха. Заикаясь, он молит о пощаде. Но спроси, сколько наших пленных замучил покорный сегодня варвар? Спроси, сколько наших раненых добил он, заливаясь диким смехом? Спроси, сколько женщин изнасиловал он, сколько детей заколол своим штыком? Сколько домов поджег? Сколько петель затянул на шеях крестьян и рабочих в занятых немецкой армией районах? Посмотри ему в трусливые глаза — что сделал бы он с тобой, если бы он оказался победителем!... ("Красная звезда", СССР)

В сумке убитого немецкого солдата Ганса Кюммеля найдены письма от жены и копии всех писем, посланных им с Восточного фронта на родину. 7 октября Ганс жаловался жене: «Я завшивлен, и паразиты терзают меня. Это мучительнее и страшнее, чем голод, и не менее опасно, чем пуля или снаряд. Недаром солдаты говорят, что вши с'едят нас до победного конца. Мы все одичали, валяемся в грязи. Раньше все сносили и терпели молча, а теперь заныли и даже завыли». В конце ноября Ганс получил ответное письмо от жены: «...Тебя заедают вши, это ужасно. Я советую тебе не одевать чистого белья. Ходи лучше в грязном. По словам старых солдат, участников войны 1914 года, вши любят чистое белье... ("Совинформбюро")

ДЕКАБРЬ 1941:

30.12.41: Вот блиндаж в Большой Вишере. Это не жилье солдата, это логовище двуногого зверя. Грязное, завшивленное тряпье. Тут же в беспорядке свалена награбленная одежда: женские кофточки, крестьянский полушубок, детские рейтузы, трусики. Удирая от наших бойцов, обитатели блиндажа впопыхах хватали первые попавшиеся вещи, а остальное разбросали. Невдалеке офицерский блиндаж. В нем та же грязь и та же вонь. Только вещей здесь больше: одеяла, подушки, матрацы, зеркала. ("Красная звезда", СССР)

29.12.41: И вот является чужеземный пришелец, вшивый и подлый, и приказывает: «Превратить в зону пустыни»... И вот является чужеземный пришелец, вшивый и подлый, и приказывает: «чтобы произвести основательные разрушения, надо жечь все дома». ("Красная звезда", СССР)

27.12.41: Эта морально и физически растленная, грязная, вшивая, больная сифилисом и гонорреей фашистская солдатчина насилует советских женщин в захваченных городах и селах. Мерзавцы глумятся над своими жертвами вдвойне — они топчут их честь и лишают здоровья. Страшно становится, когда подумаешь, сколько несчастных жертв фашистских насильников заражено тяжелыми венерическими заболеваниями!...

Если есть «пространство» между рубашкой и френчем, между кальсонами и брюками, то туда можно запихать речь Гитлера или статью Геббельса. Но у большинства немецких солдат уже давно нет ни рубах, ни кальсон, френчи и брюки надеты на немытое, грязное тело, и по всему «пространству» пасется мелкий фашистский скот. А о носках давно забыл немецкий солдат. ("Красная звезда", СССР)

26.12.41: Вы вовсе не представляете себе, как мы уже прокляли эту страну. Здесь ничего нельзя получить, кроме маленьких животных. У нас нет ни одного, кто бы не нашел и не изловил нескольких, мы называем их броневиками. ("Красная звезда", СССР)

25.12.41: Немецкие солдаты по 3-4 месяца не мылись. Белья не меняли по 1-1,5-2 месяца. На этой почве развилась массовая вшивость. Пленный Иосиф Цоллиг заметил на допросе, что «солдаты не пишут теперь так много писем, как раньше, потому что все свободное время они ищут в своем белье насекомых». ("Красная звезда", СССР)

23.12.41: Силы гитлеровской армии истощаются. Германия потеряла много людей и веру в успех. Фашистская Германия не вдохнет энергию в немецкого солдата и не родит в нем героя. Фашистская Германия, по известной пословице, сеет страшных драконов, но рождает даже не блох, а вшей. ("Правда", СССР)

Адольф Гитлер назначает себя главнокомандующим армией. Какая радость для всего немецкого народа, какое счастье для окоченевшей немецкой армии! Вши затанцуют от этой вести на тощем теле немецкого солдата, а ноги согреются сами собой. Сам Адольф Гитлер ведет войска в бой!... Пусть Адольф Гитлер заблаговременно подберет себе прозвище, с которым он будет выброшен в мусорную яму истории. Адольф Вшивый — это будет всего больше соответствовать положению и призванию полководца, обовшивевшей немецко-фашистской армии...

Это уже не солдаты, а какие-то жалкие фигуры, потерявшие человеческий облик, не люди, а тени в бабьих платках, давно небритые и немытые. Они яростно чешутся на морозе, в их глазах ужас или равнодушие от потери всякой надежды на спасение и жизнь. Офицера не отличишь от солдата. Он так же грязен и так же вшив. Он больше не смеется. ("Красная звезда", СССР)

21.12.41: Обовшивевшие солдаты гитлеровской грабьармии под ударами Красной Армии быстро растрачивают свой воинственный пыл. В письмах, найденных за последнее время у убитых немецких солдат, уже не встречаются хвастливые заявления о скорой победе. Теперь в них преобладают нытье, жалобы на тяжелую участь.

Убитый немецкий солдат Вольф Вернер в неотправленном письме некоей Лизабет Луту писал незадолго до смерти: «Наши условия описать невозможно... ужасные вши сведут когда-нибудь с ума».

Солдат Шульц Штельмахер пишет на родину: «Рождество мы должны провести здесь, мучаясь от вшей».

Немецкий солдат Вальтер Рейнгольд получил письмо от родных из Вейде. В нём говорится: «То, что вас скоро заедят насекомые, совсем нехорошо. Ты хотел иметь гребень, но сейчас гребней нет, так как у нас снова многих призвали и те все закупили».

Пленный ефрейтор 295 немецкой дивизии Эрнст Лем рассказал: «Солдаты по 6 недель не меняют белья. У всех много вшей. У меня их масса, и я ночью не могу спать... Солдаты клянут свою судьбу и войну. Им надоела эта бесконечная история солдатских страданий». ("Совинформбюро")

Захватив на время Ясную Поляну, немцы превратили русский национальный музей в казарму для солдат и офицеров. Вшивый немецкий сброд загадил все комнаты дома, топил печи музейной мебелью, покрыл стены порнографическими рисунками, расхитил картины и другие музейные ценности, обратил в хлев комнату, в которой жил Толстой, вырубил деревья в знаменитой толстовской роще и осквернил могилу Толстого, похоронив рядом с ней фашистскую падаль — своих солдат. ("Правда", СССР)

19.12.41: Теперь любой непобедимый солдат в шевелящейся от паразитов гимнастерке, покрытый чесоткой и фурункулами, с обмороженными ногами, со вшивой головой, разломанной от зубной боли и грохота русских снарядов и мин, понимает, что изо всей гитлеровской программы за два года, несмотря на истребление миллионов людей, превращение в пепел и щебень десятков тысяч городов, уничтожение на полсотни лет вперед всевозможных запасов сырья, продовольствия, несмотря на человеческие страдания, перед которыми ужасы, рассказанные в Апокалипсисе, кажутся нам сказкой для детей, — ни один пункт программы Гитлера не выполнен. ("Красная звезда", СССР)

13.12.41: Обер-ефрейтор 67-го полка 23-й пехотной дивизии Ганс Зегер, только что захваченный в плен, был худ, не брит, вшив. Он, походя, чесался. Впрочем, чесались все пленные, которых мы видели в этот и последующие дни контрнаступления наших частей на Клинском направлении. Что ж удивительного — Ганс Зегер больше шести недель не был в бане.

Вши, которых густо развели гитлеровские завоеватели (ибо им под напором частей Красной Армии некогда подумать о бане), едят немецких солдат и офицеров. Последний раз солдат Герберт Минтеловский мылся под Парижем... ("Известия", СССР)

07.12.41: Москва стала для немцев Верденом этой войны. Окрестности нашей столицы превратились в огромное немецкое кладбище. Здесь будет погребена слава Германии. Впрочем, немецким солдатам не до славы. Они тоскливо чешутся задеревеневшими от холода пальцами. Они плачут от ледяного ветра. Они суеверно прислушиваются к разрывам: чей черед? Каждый из них проклял тот день, когда родился Гитлер. ("Красная звезда", СССР)

04.12.41: Дорогие родители и тетя! Ну и вшивое время! Теперь я сразу познакомился с этими бестиями. Только и занимаешься вошебойством, столько вшей напало на нас. Счастье, что в Германии нет этого мучения. ("Правда", СССР)

НОЯБРЬ 1941:

24.11.41: Восемь дней длится «последнее» наступление озверелых и обовшивевших немецких банд на Москву. С каждым часом все очевиднее, что это новое наступление — одна из последних потуг фюрера и фюренят. ("Правда", СССР)

07.11.41: Эти пленные, — предполагаемые украинские землевладельцы, новоявленные орловские помещики, гордые арийцы, хозяева мира, международные жандармы, владыки всех океанских путей, — трясутся от холода и гриппа, в рваных без исподнего белья гимнастерках, скребут вшей и грязь и хотят только одного, — конца войны, — это им Гитлер обещал при взятии Москвы. Фашистское командование валит и валит, как из мешка, эту отупевшую человеческую массу на красноармейские пушки и штыки...

Так неужели можно даже помыслить, что мы не победим! Мы сильнее обовшивевших немцев! Чорт с ними! Их миллионы, нас миллионы вдвойне! У них на данное время преимущество в вооружении, особенно в танках. Но из ружья стреляет человек, Красная Армия истребляет этого стреляющего человека. Все опытнее, увереннее и хладнокровнее наша армия делает свое дело — истребление немцев. Они ведут отчаянную и — по их расчетам — последнюю ставку за Москву в истерической надежде хотя бы по сотням тысяч своих трупов пробиться к сердцу нашей родины. Расчет неверный надежда безумная. Москва — это больше, чем стратегическая точка, больше, чем столица государства. Москва — это идея, охватывающая всю нашу культуру во всем ее национальном движении. Через Москву — наш путь в будущее. Под Москвой германская военная машина изнеможет. И тогда изменится весь ход войны. ("Правда", СССР)

04.11.41: Пленные немецкие солдаты частей, недавно прибывших на Западный фронт из Брауншвейга, Вены и других пунктов, рассказывают о том, что в ряде областей Германии свирепствуют эпидемии. Распространением эпидемий весьма обеспокоены фашистские власти. Министерство авиации даже издало специальный приказ, который называется: «Об очистке от вшей солдат, возвращающихся с Востока и с Балканского полуострова на территорию империи».

«До последнего времени, — говорится в приказе, — неоднократно случалось, что приезжающие в отпуск, командируемые или переводимые солдаты завозят с Восточного фронта или Балканского полуострова заразные болезни. Указанные солдаты были более или менее покрыты вшами, и очистки от вшей перед началом их поездки произведено не было. Сим приказывается, чтобы все следующие с Востока и из Балкан на территорию империи — переводимые, командируемые и выезжающие в отпуск солдаты — проходили перед поездкой в империю очистку своего тела и одежды от вшей. Об этой очистке должна делаться отметка на отпускном билете, командировочных или маршевых документах рядом с отметкой врача данной части о состоянии здоровья. От проведения очистки от вшей можно воздержаться, если военный врач на основании добросовестного осмотра установит отсутствие вшей». ("Красная звезда", СССР)

29.10.41: Немцы хотят посеять в нашем народе отчаяние замешательства или бессилие скорби, но они сеют в нас ненависть. Они позвякивают в карманах монетой временных успехов, думая, что это полновесное золото победы. Они не привыкли в благоустроенной Европе к неудобствам жизни или лишениям, но у нас они узнали настоящую правду войны, и окопная вошь равнодушно грызет их тела. ("Красная звезда", СССР)



См. также:
* * * Русский солдат
* * * Немецкий солдат: 1941
* * * Потери немцев на Восточном фронте
* * * Зверства немецко-фашистских оккупантов

______________________________________________________
Как бешеный щенок Гитлер грязным носом ищет ("Красная звезда", СССР)
Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)
"Хромой урод Геббельс своим блудливым языком" ("Правда", СССР)
Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)
"Правда", СССР (Спецархив)
"Известия", СССР (Спецархив)
"Красная звезда", СССР (Спецархив)
"The New York Times", США (Спецархив)
"The Times", Великобритания (Спецархив)
"The Guardian", Великобритания (Спецархив)
"Gazette de Lausanne", Швейцария (Спецархив)
Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)
Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)

Posts from This Journal by “Вторая мировая война” Tag



  • 1
Паразит на паразите
Рис. Кукрыниксы, С.Маршак. Блиц-фрицы, 1942
как немцы мерзли от морозов, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, немецкий солдат
Сверкая глазами, полковник-барон
Скомандовал: "Руки по швам!"

Но видя, что чешется весь батальон,
Скомандовал: "Руки по вшам!"

* * *

10.05.42: У них нет души. Это — одноклеточные твари, микробы, бездушные существа, вооруженные автоматами и минометами. Они начали свою жизнь без мыслей, без чувств, без мечтаний, без порывов. Когда им весело, они отрыгивают. Когда им плохо, они чешутся. У себя они кричат «хайль Гитлер», а попав в плен, восклицают «Гитлер капут»... Бездушные выродки, человеческое мясо с ржавым железом вместо сердца. ("Красная звезда", СССР)

21.02.42: В захваченном нашими войсками донесении старшего полкового врача 339 немецкого пехотного полка, адресованном командиру 167 немецкой пехотной дивизии, говорится:

«В результате врачебного обследования офицеров и солдат полка врачи подразделений пришли, совершенно независимо друг от друга, к общему выводу о физическом состоянии людей.

Физическое состояние: сильный упадок сил. Запас сил истрачен. Совершенно здоровыми можно признать не больше 15 процентов унтер-офицеров и солдат. У 40 процентов здоровье не в полном порядке, но и не сильно подорвано. Что же касается остальных 45 процентов, то, в надежде на быстрое окончание боевых действий, они просто тянутся за частью. Очень распространены заболевания пищеварительной системы, дыхательных путей, почек и мочевого пузыря, сопровождающиеся повышением температуры, долго не заживающие нарывы на ногах, обмораживание, общая вшивость (также и среди офицеров).

Психическое состояние (среди унтер-офицеров и солдат): общая подавленность, соединенная с крайней раздражительностью. Вшивость играет здесь огромную роль.

Состояние здоровья офицеров по существу не отличается от состояния солдат — поносы, гриппозные явления, вшивость... У значительной части офицеров, включая и командиров батальонов, наблюдается истощение нервной системы. Поэтому имеется опасность, и очень вероятная, что в решающие моменты боя офицеры не найдут в себе достаточной выдержки, нужной для командира». (Совинформбюро)*

11.02.42: Ниже публикуются выдержки из письма ефрейтора 489 полка 269 немецкой пехотной дивизии, убитого на Ленинградском фронте. Фамилию ефрейтора установить не удалось.

«11 января 1942 года... Ты не можешь себе представить, что нам пришлось пережить за последние шесть недель. Об этом даже писать нельзя — ты просто скажешь, что я лгу. Все время обитались в лесах, не имея крыши над головой, а русские постоянно сидели у нас на шее. К тому же этот отчаянный холод, ежедневно столько-то и столько-то полузамерзших покидает нас. У меня тоже обморожена рука и ноги, и я ожидаю лишь того дня, когда со мной также будет покончено. Нас, радистов, осталось только двое, а все остальные находятся в госпитале. Этой жизни не может выдержать ни один человек. Уже 6 недель мы не получали ни чистого белья, ни порядочной еды. В дни рождества мы были в окружении у русских, и лишь при помощи танков удалось удрать. В отношении России мы тяжело просчитались... Однако эти жалобы не имеют смысла, долго мы теперь все равно не сможем выдержать. В кино показывают все не то — действительность выглядит гораздо трагичнее. Но все это было бы не так страшно, если бы лишь знать, что когда-то наступит конец. Но кто знает, сколько еще времени будет длиться эта война в кустарнике. Во всяком случае русские никогда не капитулируют... На наши обозы постоянно нападают партизаны... Тело дьявольски чешется. Немецкого солдата без вшей теперь в России определенно нет...» (Совинформбюро)

Edited at 2015-02-20 04:47 pm (UTC)

Паразит на паразите
Худ. Кукрыниксы, 1942 год
как немцы мерзли от морозов, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, немецкий солдат, фриц
06.02.42: В неотправленном письме к своему брату лейтенанту Вальтеру Трой немецкий ефрейтор Трой писал: «Морозы доходят здесь до 30 градусов. Больше половины солдат обморозило ноги. Вши доводят нас до исступления». (Совинформбюро)

17.12.41: Они пришли на нашу землю — наглые, презирающие все другие народы, захмелевшие от удач, ограбившие старые города Европы, — немцы. Они привыкли затаптывать в грязь славу народов, унижать их национальное чувство, свергать памятники дорогих этим народам людей. Пещерных дубин и шкур на чреслах нехватало у этого подлого, лишенного прошлого, отродья. Домик Гете в Веймаре им так же чужд и враждебен, как Ясная Поляна Толстого. Они родились сегодня из сукровицы прошлой мировой войны, из лжи и подлости, возведенных в степень звериной морали. Они топили печи в доме Чайковского нотами, жгли дом Льва Толстого, превращали в нужники великие места нашего прошлого, оскверняли могилы Пушкина и Шевченко. Мы видели в наших освобожденных городах дома, в которых эти твари жили. Они боялись выходить ночью на улицу и гадили тут же в доме. Они тысячами осыпали с себя вшей, поганили человеческое жилье, глумились над нашими людьми и набивали грузовики краденым...

К домику Чайковского придут еще наши потомки. Падаль, которой немцы окружили могилу Толстого, закопав туда свое солдатье, мы откопаем и выбросим, и во дворе домика Чехова в горячую таганрогскую весну зацветут еще вишневые деревья, которым романтические и прощальные строки посвятил Чехов. Памятники русской культуры — это памятники духа народа, а дух народа не угасает никогда и не меркнет. ("Известия", СССР)*

14.12.41: Показания военнопленных, письма, найденные у убитых немецких солдат и офицеров, а также документы, захваченные нашими частями, свидетельствуют о дальнейшем ухудшении физического состояния немецких войск. В записке «Состояние здоровья войск», написанной 29 ноября 1941 года на имя командира полка врачом 2-го батальона 173 немецкого пехотного полка, захваченной нашими частями на одном из участков Западного фронта, говорится: «Проведенное 29 ноября 1941 г. санитарное освидетельствование доказывает, что состояние здоровья войск на сегодняшний день является мало удовлетворительным». Далее автор записки отмечает массовые случаи заболевания «ревматизмом, бронхитом, катарром желудка и слабостью мочевого пузыря. 100 процентов войск заражены вшивостью в очень сильной степени. Вследствие вшивости и недостаточного ухода за телом возросли кожные заболевания, особенно экзема и нарывы на коже (фурункулы). Почти 50 процентов людского состава, прошедшего медосвидетельствование, нуждаются в неотложном лечении зубов, половина из них сильно страдает зубной болью. Все более часты случаи обмораживания 1 и 2 степени. Вследствие массовых заболеваний боеспособность части значительно снизилась по сравнению с прежней. С точки зрения врачебной батальон на сегодняшний день боеспособен только условно». (Совинформбюро)*

Edited at 2015-02-08 07:13 pm (UTC)

30.04.42: У убитого обер-ефрейтора Ганса Шмидта найдено неотправленное письмо к жене. Он писал: «...О нашей жизни лучше не говорить — до того она безрадостна. У всех нас только одна мысль: когда же, наконец, кончится эта проклятая война?! Неужели мы все погибнем здесь? Русские становятся еще упорней... Мы совсем опустились, не снимаем одежды и сапог. Вши окончательно одолели, и нет возможности избавиться от них». (Совинформбюро)

09.12.41: Недавно в немецкой сводке о военных действиях на Восточном фронте всячески восхвалялись подвиги испанской «Голубой дивизии», действующей северо-восточнее Новгорода. Борзописцы из Берлина, тужась, расхваливали подвиги мадридских картежников, севильских бандитов и барселонских воров, приписывая им чуть ли не разгром целой части наших войск. Но одновременно с этим в испанских газетах появились многочисленные некрологи погибших на Восточном фронте «добровольцев», а новый набор катастрофически проваливается.

Конечно, никакой части Красной Армии «Голубая дивизия» не разбивала, да и не могла разбить. Только за первый месяц боев в районе северо-восточнее Новгорода «Голубая дивизия» от огня нашей артиллерии, от смелых налетов пехотинцев и кавалеристов потеряла около 4.500 человек. Пленные испанцы, жалуются на холод и голод, плохо одеты, обовшивели. Они говорят: «Нас обманули, нам обещали прогулку по занятой немцами территории, а послали под огонь русских». ("Известия", СССР)*

30.07.41: Финляндские ставленники Гитлера всячески рекламируют союз с фашистской Германией. Немецко-фашистские заправилы, в свою очередь, в официальных речах называют Финляндию своим «верным союзником». Однако немецкие фашисты ненавидят финнов, а финский народ видит в гитлеровцах своих лютых врагов. Пленный немецкий ефрейтор Фердинанд Доренталь, помещенный в лагерь для военнопленных, обратился к начальнику лагеря с просьбой не помещать его вместе с финнами. Доренталь при этом заявил: «Я ариец, и мне противно находиться вместе с грязными финскими свиньями». Финны, в свою очередь, просили начальника лагеря убрать от них «обовшивевших голодранцев» — немецких солдат и офицеров. Финский пленный Пауль Луконнен, мотивируя свою просьбу, говорит: «С тех пор как немцы пришли в нашу страну, Финляндия потеряла независимость. Распоясавшиеся германские офицеры смотрят на финских солдат, как на слуг. В Финляндии голод, а немцы продолжают грабить нашу страну». (Совинформбюро)

Edited at 2015-05-04 10:10 pm (UTC)

Уральские самоцветы
Продукция уральских заводов налицо. Худ. Б.Ефимов.

"Крокодил" №4, январь 1943 года
как немцы мерзли от морозов, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, немецкий солдат, письма гитлеровских солдат, немцы о восточном фронте
20.03.42: Ниже приводится текст донесения одной из дивизий, входящей в состав XIII немецкого армейского корпуса, от 29 января 1942 года: «С 20 июля наша дивизия находится почти непрерывно в боях. Последние месяцы она днем и ночью ведет тяжелые оборонительные бои. Санитарные учреждения совершенно переполнены заболевшими и выбывшими из строя. Наши части уже 4-6 недель не имели возможности сменить белье, которое коробится от грязи. Особенно остро обстоит вопрос с бельем для солдат, страдающих поносами... Состояние здоровья войсковой части исключительно плохое. Небольшое количество солдат, выдержавших до сих пор все лишения, страдает в лучшем случае от обморожения 1-й и 2-й степени, катарром мочевого пузыря, кишечно-желудочными и кожными заболеваниями. Среди солдат 100-процентная вшивость, у многих чесотка. В результате непрерывных боев, связанных с тяжелыми лишениями, моральное и физическое состояние войск сильно ослаблено. 80 процентов состава нуждается в длительном стационарном лечении».

В таком состоянии гитлеровские вояки находились в январе. В феврале и в марте Красная Армия нанесла противнику новые удары и еще больше надломила и подорвала моральное и физическое состояние немецких войск. (Совинформбюро)*

30.12.41: У убитого немецкого солдата 6-й роты 185 пехотного полка И. Вольф найдено письмо к жене, в котором говорится: «Милая Анна. Если можно, пришли мне бритву и полотенце. Сегодня мы бежали из населенного пункта, и я, спасая себя, оставил свои вещи. Все мои знакомые ранены или убиты. Многие отморозили себе носы и уши. Я отморозил на ногах большие пальцы. Белье грязное. Вши заедают». (Совинформбюро)

05.12.41: Во время разгрома под Ростовом-на-Дону немецкой дивизии СС «Викинг» нашими частями захвачено большое количество не отправленных писем солдат из полка «Нордланд». Письма говорят о том, что даже отборные гитлеровские головорезы крайне изнурены и жаждут скорейшего возвращения домой. Солдат Карл пишет домой: «...Если бы нам удалось теперь выбраться из России, то для нас не было бы большей радости, потому что пребывание здесь это — самоубийство». Вилли Франц жалуется: «...В России очень холодно, все мы замерзаем. Наша дивизия находится здесь уже 16 дней. Все это время мы голодаем — нечего есть. Нам ничего не доставляют. Еще несколько слов о мучениях, которые причиняют нам вши. Мое тело покрылось ранами. Скорей бы домой». Солдат Келлер пишет: «...У нас у всех одна мысль, один пароль — домой, в Германию». Лейтенант Гетлих в своем письме родным признает, что он ошибся. Гетлих надеялся, что война скоро кончится, но сейчас он убедился, что «борьба будет очень упорной и жестокой». Унтер-офицер Бойме в своем письме описывает один из многих фронтовых дней: «...Сегодня у нас ад. Это продолжается уже три дня. Русские стреляют днем и ночью. Они отличаются невиданным упорством, каждую минуту мы ожидаем смерти». (Совинформбюро)

Edited at 2015-06-18 09:03 am (UTC)

11.12.42: В Сталинграде в период самых ожесточённых боёв политработники гвардейской дивизии, которой командует генерал-майор Родимцев, нашли время подумать об улучшении фронтового быта. В подвале полуразрушенного дома бывший ташкентский банщик, ныне гвардеец, Сурков в перерывах, между боями оборудовал баню. Устроена она по всем правилам. Чисто, тепло, имеются дезкамера и утюги — проглаживать обмундирование. В предбаннике — парикмахер. Три раза в месяц гвардейцы здесь, на передовой, моются в бане… ("Красная звезда", СССР)*

09.04.42: Ниже публикуются сокращенные выписки из дневника убитого немецкого обер-ефрейтора Эриха Гофмана: ...

3 марта. Несбыточная мечта о чистом белье. Все тело чешется, одолевают вши... Непонятно — почему так шумят газеты и радио о весеннем наступлении? Военные планы обычно держатся в глубокой тайне. (Совинформбюро)

17.02.42: Сдавшийся в плен врач 1 батальона 163 полка 52 немецкой пехотной дивизии Эрих Хойер показал: «Батальон, в котором я был врачом, в конце января из-за больших потерь расформирован. В нем осталось всего лишь 24 солдата и 1 офицер. Потери 163 полка составляют 1.400 убитыми и ранеными и 200 больными. Вошь стала бичом не только солдат, но и офицеров. Грязь привела к массовым накожным заболеваниям. Настроение солдат подавленное. Участились случаи симуляции, попыток под разными предлогами уклониться от боя. Дисциплина резко понизилась. Обычными явлениями стали неряшливость, озлобленность, апатия. Солдаты не приветствуют офицеров, вступают с ними в пререкания. Во избежание обострения недовольства офицеры иногда вынуждены отменять или изменять свои распоряжения». (Совинформбюро)

11.01.42: Пленный ефрейтор 12 роты 96 пехотного полка 32 немецкой пехотной дивизии Рудольф Бенте заявил: «За время войны наша рота трижды получала пополнение. От прежнего состава почти никого не осталось. Они либо ранены, либо убиты. В роте остался только один офицер — обер-лейтенант Ольцер. Все остальные офицеры убиты. В каждом взводе не меньше 5—6 солдат с обмороженными ногами. Количество обмороженных увеличивается с каждым днем. Все солдаты обовшивели. Многие мылись в последний раз летом, в реке». (Совинформбюро)

Edited at 2015-05-26 10:22 am (UTC)

13.12.41: Немцы были здесь утром, сейчас два часа дня. Ночью из города были выбиты их последние части, сейчас из подвалов и погребиц вылавливают спрятавшихся автоматчиков. Вот оно, вшивое воинство, в серо-голубых дрянненьких шинелишках со споротыми унтер-офицерскими или ефрейторскими нашивками, с розоватыми, обмороженными лицами и черными канаусовыми наушниками. Тупо и одеревянело держат они в грязных, негнущихся пальцах карандаш и старательно выписывают на бумаге номера полков и дивизий, в которых они состояли.. Они хорошо погуляли в захваченных ими на время городах и деревнях, и долго русская земля будет помнить гостей, для которых гостеприимно она постелила не одну постель на своих снеговых бесконечных полях. Вот пепельная скрюченная рука торчит из-под снега, вот ноги в шерстяных носках напоминают о том, что под снегом лежит человек, вот сам он — бывший человек — лежит, задрав кверху подбородок в желтой щетине, вот десятки крестов из березовых, неошкуренных полешек с дощечкой, на которой старательно готическим шрифтом выведена фамилия очередного солдата.

Пройдем по городу, в котором только сегодня в ночь были немцы, заглянем в его уцелевшие дома. Восемнадцать дней они жили здесь, превратив чистенькие, ладные дома с резными наличниками в смрадное логово, раскрав и разграбив все, что было в доме, вплоть до детских пеленок. Все пошло на потребу этому воинству. Часами оно сидело в домах, чесалось и давило вшей, делало из пеленок шарфы и наушники, натягивало на свои немытые тела по нескольку женских вязаных кофт и просовывало тощие ноги в женские рейтузы. Оно сожрало, — по три раза в день от'едалось оно, — всю картошку, всю капусту, всю муку, и хозяйственно шарило по погребам и кладовкам: нет ли еще чего на потребу подтощавшему брюху. В канавах и овражках лежат крестьянские парни с пробитыми черепами, устремив полудетские лица к холодному, темному небу зимы. ("Известия", СССР)*

28.10.41: За последние 20 дней произошло дальнейшее серьезное ухудшение морального состояния солдат немецко-фашистской армии. Многие пленные немецкие солдаты проявляют явное неверие в победу фашистских войск. Пленные немецкие солдаты заявляют, что моральные и физические силы солдат гитлеровской армии на грани истощения. Внешний вид захваченных немецких солдат резко отличается от внешнего вида солдат, захваченных в плен в первые недели войны. Все пленные до крайности завшивлены, непрерывно чешутся и обирают с себя паразитов. Большинство пленных немецких солдат имеет оборванный и изможденный вид. Многие немцы одеты в дырявое, поношенное летнее обмундирование и совершенно не имеют нижнего белья. Стало обычным явлением, что немецкое командование водит своих солдат в бой пьяными.

Среди захваченных за последнее время в плен фашистских солдат встречается много людей с серьезными физическими недостатками, как-то — отсутствие с раннего детства одного глаза, сильная близорукость, при которой человек без очков совершенно не видит, хромота в результате неоднократных операций по случаю гниения ноги и другие подобные физические недостатки. Пленные заявляют, что сейчас в германскую армию взяты поголовно лица от 17 до 50 лет, не исключая людей с такими физическими недостатками, по которым раньше в армию никогда не брали. (Совинформбюро)

Edited at 2015-10-12 11:25 am (UTC)

27.02.42: У немецкого солдата Диттке найдено письмо Фридриху Диттке в Киль. В этом письме говорится: «Мы должны были сегодня получить продовольствие, но его не привезли. Нам теперь здесь очень плохо. Очевидно, лучше не будет, а станет еще хуже... Головная боль одолевает всех, от вшей некуда деваться. Мы должны были снова проводить на тот свет нескольких товарищей. Их убили партизаны». (Совинформбюро)*

18.01.42: «Наши солдаты почти голые. Они зажигают избы, чтобы согреться. Сегодня мороз 23 градуса. Наши закутались, кто в одеяло, кто в шубу. Головы и ноги обернуты платками и тряпьем» (Пюибиск).

«Некоторые одеты в женские шубы — они были взяты у русских и предназначались для жен или любовниц» (Гриуа).

«Мои ноги распухли, а дырявые сапоги от снега сузились» (Кастелян).

«Я убедился, что большие пальцы у меня действительно отморожены. В довершение всего я сжег мои сапоги — подвинул их слишком близко к огню» (Вагевио).

«Теперь стало трудно передвигаться из-за сильных морозов. Ко всему нас пожирают вши» (Дюпюи).

«Вши стали для нас истинной пыткой. Из-за убийственного холода мы не раздеваемся, и эти паразиты страшно расплодились. Ужасный зуд не дает спать. Попадая в теплое помещение, мы, не стесняясь друг друга, начинаем искать насекомых» (Гриуа).

«Я не знаю более неприятного чувства, чем то, которое испытываешь ночью в неприятельской стране, в лесу, размеры которого неизвестны. Леса буквально кишат русскими» (фон Зукков).

«Получен приказ: отступая, мы должны сжигать все селения» (Пасторе).

«Бедные наши солдаты, они ничего не могли сделать. У многих были отморожены ноги и руки. Русские изрубили почти всех» (Бургонь).

«Нам пришлось бросить пушки. Наш состав сократился на 4000 штыков. Погибли многие выдающиеся офицеры».

Откуда взяты эти цитаты? Из дневника обер-лейтенанта? Из писем ефрейтора? Нет, этим записям очень много лет: они сделаны участниками наполеоновского похода — французами, итальянцами, немцами. Они сделаны в первые дни отступления — потом оккупантам было не до литературы. ("Красная звезда", СССР)*

Edited at 2015-03-25 05:39 pm (UTC)

31.03.42: 16-я немецкая армия несет огромные потери... О положении в стане врага достаточно ярко говорит следующее короткое письмо, найденное у одного убитого обер-ефрейтора:

«Дорогой папа, у меня все хорошо. Я так растолстел, что не получаю больше продовольствия. Завел себе зоологический сад с дрессированными и недрессированными вшами. Боже, накажи виновника войны». ("Известия", СССР)

12.03.42: Пленный ефрейтор 8 роты 460 полка 260 немецкой пехотной дивизии Вильгельм Денгер рассказал: «Наша рота понесла тяжелые потери. Несмотря на неоднократное пополнение, в ней осталось лишь 60 человек. Прибывающие в нашу часть резервисты, как правило, в возрасте от 35 до 45 лет. Они плохо обучены и мало боеспособны. Большие потери наша рота понесла и в командном составе. Выбыли из строя два командира роты. Сейчас ею командует фельдфебель. Условия, в которых находятся наши солдаты, буквально невыносимы. Мы все завшивели. Каждый день уносит кого-нибудь в могилу. Теперь уже почти никто не верит в победу Германии. Все разговоры между солдатами сводятся к одному — «Когда мы вернемся домой?» (Совинформбюро)

24.01.42: В делах штаба 299 немецкого артиллерийского полка, разгромленного нашими частями, обнаружена копия секретного приказа командира 29 немецкого армейского корпуса за № 1348. В этом приказе говорится: «Во время размещения одного подразделения в квартирах, ранее занимавшихся другим подразделением, обнаружены следующие надписи на стенах: «Мы хотим в Германию!», «С нас этого хватит!», «Мы грязны и завшивлены и хотим домой!», «Мы не хотели этой войны!». Далее один командир роты в разговоре с другим офицером позволил себе высказаться в том смысле, что во время мировой войны подвоз никогда не бывал настолько плохим, чтобы нечего было есть, и почта совсем не пропадала. Этот командир роты сказал еще, что состояние его роты не позволяет ему ни наступать, ни отступать». Далее в приказе предлагается искоренить антивоенные настроения и заставить солдат терпеливо переносить все лишения. Приказ гитлеровского генерала является новым убедительным свидетельством того, как под ударами советской армии быстро снижается моральное состояние не только солдат, но и офицеров гитлеровских войск. (Совинформбюро)

Edited at 2015-03-31 08:32 pm (UTC)

17.06.42: Пленный солдат 698 немецкого пехотного полка Иозеф Н. заявил: «Наш полк прибыл на Восточный фронт в середине марта. Ему почти не приходилось участвовать в боях. Несмотря на это, у солдат очень подавленное настроение. Мы устали от непосильной работы и всевозможных нарядов. С раннего утра и до поздней ночи мы строили укрепления. Для сна оставалось ничтожно мало времени. К тому же мы часто голодали. Солдаты оборвались, обовшивели. Многие из них не имеют нижнего белья.

В нашей роте есть значительная группа солдат, желающих добровольно сдаться в плен. Я могу назвать больше десятка фамилий, но прошу их не оглашать в прессе, так как это может им повредить. Они ждут удобного случая, чтобы перейти на сторону русских». (Совинформбюро)*

14.03.42: Среди бумаг, подобранных на поле боя, найдено письмо командира 3 батальона 415 полка 123 немецкой пехотной дивизии обер-лейтенанта Сиверса — командиру бригады «СС» Кристенсен. Сиверс в письме пишет: «Русские лучше и надежнее обмундированы для зимы, чем мы. У них два вида обмундирования: для лета и для зимы! Трудности походов они переносят лучше нас. Командиры храбры и располагают большим опытом. Как обстоит дело у нас? Нет уже в живых большей части наших старых солдат и офицеров и почти всех младших командиров. Русские предпринимают массированные удары артиллерии, танков и авиации. Сплошной линии фронта нет, повсюду опорные пункты под постоянной угрозой нападения партизан и отборных истребительных отрядов. У нас большие потери, в том числе среди таких солдат, которых невозможно заменить. Нет транспорта для эвакуации раненых. Никакого покоя, никакого питания. Так обстоит дело у нас. Конечно, мы все устали, обовшивели и покрылись грязью». (Совинформбюро)

17.01.42: Газета «Берлинер берзенцайтунг» пытается академически раз'яснить немцам, почему их бьют: «После шестимесячных наступательных боев германские дивизии чрезвычайно перенапряжены. Противник гораздо сильнее, чем полагало германское руководство при самых трезвых расчетах. Немецкий солдат в силу своей наследственности более приспособлен к наступлению»... Итак немцы могут успокоиться: им все об'яснили — их бьют, во-первых, потому, что они переутомились, во-вторых — потому, что русские — народ крепкий, в-третьих — потому, что немцы, будучи наследственными бандитами, умеют лезть в драку, но не умеют держать ответ…

Правильно говорит Геббельс: важно не то, когда война закончится, важно то, как она закончится. А кончится она нашей победой. Теперь это понял даже самый фрицистый из всех фрицев. Теперь это понял даже Геббельс. Оставим слово «если» битому немцу. Для нас слова «если» нет: мы твердо знаем, что мы победим. Мы сделаем все, чтобы война закончилась раньше. Нам приятней поскорей очистить нашу землю от немецкой вши. И мы твердо знаем, чем кончится эта война: Германия будет разбита. Мы твердо знаем также, где кончится эта война — не под Москвой, не в Смоленске, не в Литве. Нет, война кончится в Берлине. Колченогому пора кончать с речами: пусть лучше запустит бороду и запасется фальшивым паспортом. ("Красная звезда", СССР)

Edited at 2016-04-20 06:11 am (UTC)

20.06.42: Пленный солдат испанской «Голубой дивизии» Антонио Фабра Гомес рассказал: «Я служил в иностранном легионе в Испанском Марокко. В марте капитан собрал роту и сказал, что он получил приказ выделить 15 человек в «Голубую дивизию». Так как добровольцев не оказалось, он предложил устроить жеребьевку. В число пятнадцати попал и я. Рассказы старых солдат вызвали у нас уныние. Скоро, попав на фронт, мы испытали много больше того, что нам рассказывали. Тяжелые бои с русскими измотали нас. Госпиталь дивизии переполнен больными и ранеными. Они валяются на полу на грязных соломенных мешках, все завшивели. Питание — отвратительное. Немцы как-то узнали, что среди пополнения много недовольных, и поэтому не доверяют испанцам. Тех немногих солдат, которые действительно приехали добровольно, в дивизии называют «самоубийцами». Над ними открыто смеются и издеваются». (Совинформбюро)

Edited at 2015-06-18 01:59 pm (UTC)

16.11.41: Пленные, захваченные сейчас в боях на Волоколамском направлении, выглядят жалко: летние френчи и пилотки, головы повязаны платками; голодные, как звери. Каждый день затяжки войны подрывает моральное состояние германской армии. Пленные в один голос заявляют, что на зиму их обещали отпустить домой, поэтому, дескать, и зимнего обмундирования не выдали.

Старший ефрейтор 106-й немецкой дивизии Люэг Ноберт на допросе беспрерывно чесался. Его спросили:

— Почему вы, «культурная армия», так завшивели?

И пленный не без юмора ответил:

— У нашего генерала не меньше вшей, чем у меня, а я всего лишь обер-ефрейтор. ("Известия", СССР)

Edited at 2015-11-18 09:53 am (UTC)

  • 1