Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Что такое Россия и чего она хочет

С.Л.Сульцбергер (C.L. Sulzberger), «The New York Times», США.



# Все статьи за 28 января 1945 года.



Недавнее наступление сил Красной армии на позиции вермахта – нечто большее, чем просто очередная веха в истории войны. Оно в очередной раз демонстрирует, что Советский Союз является сильнейшей страной Европы. Кроме того, очевидно, что в обозримом будущем это положение вещей останется неизменным.

Гитлер капут, стратегия Гитлера, Гитлер, идеология фашизма, тайны Третьего Рейха

С точки зрения обстановки в мире этот факт сопоставим по своей важности с пришедшим к Европе в XIX веке осознанием того, что молодая революционная страна под названием Соединенные Штаты Америки неожиданно превратилась в мощную державу. Советское оружие, советская дипломатия и советская идеология являются могучими динамичными силами.

В Европе прекрасно понимают, что равновесие сил, которое, несмотря на все изменения и пертурбации, существовало со времен кардинала Вулси, приказало долго жить. На момент начала войны на Континенте существовали три великие державы: Франция, Германия и СССР. Рейх как динамическая сила, безусловно, будет уничтожен по итогам текущего конфликта. Франции же просто не хватит людских и материальных ресурсов, чтобы занять место своего извечного врага и заполнить образовавшийся политический вакуум.

Таким образом, после победы союзников в дипломатическом и военном плане СССР достигнет господства в континентальной Европе, к которому в свое время стремился Наполеон и о котором мечтал Гитлер. Кроме того, хотя не все еще это понимают, СССР также является самой могущественной страной в континентальной Азии. Больше всего на свете Япония боится, как бы в один прекрасный день Красная Армия не начала наступление из своих сибирских укреплений. В угнетенных, разобщенных и отсталых Китае и Индии Советского Союза побаиваются, и вместе с тем стремятся завоевать его расположение.

Кроме того, присутствие Советского Союза как заинтересованной стороны начинает понемногу проявляться и на необъятных просторах Ближнего Востока. В Иране русские, заинтересованные в тамошних нефтяных месторождениях, начинают действовать вопреки интересам Великобритании, привыкшей считать эти земли своими, и отчасти Соединенных Штатов. Мусульманские паломники, прибывающие в Мекку из советского Туркестана и с Кавказа, рассказывают своим собратьям по вере о могучем СССР, и арабские друзья Советского Союза начинают формировать свои организации.

Советская Россия сочетает в себе динамическую силу социальной и культурной революции с имперской верой в собственное предназначение великой нации, чем не могла похвастаться даже Франция при Наполеоне. То, что оба этих качества проявились в один и тот же момент, является историческим совпадением неимоверной важности.

В связи с этим, с точки зрения международных отношений и взаимопонимания крайне печальным является тот факт, что мы так мало знаем об СССР по сравнению с другими державами сопоставимого уровня. Американцев, возвращающихся оттуда, расспрашивают столь же жадно, как в свое время Марко Поло, вернувшегося домой после визита ко двору Великого хана. Люди, которые неделю-другую провели в Москве, неожиданно превращаются в глазах общественности в специалистов по «русскому вопросу».

Что же это за колоссальная сила? Чего она хочет? И что это означает для всего остального мира?

I. – Что такое Россия?

Пять лет назад Уинстон Черчилль охарактеризовал советскую внешнюю политику как «загадку, окутанную тайной и упрятанную за семью печатями». Очевидно, что человек, которому предстояло стать премьер-министром Великобритании, сказал это не ради красного словца – он действительно так считал.

Маршал Смэтс назвал Россию «новым колоссом, оседлавшим Континент». Его высказывание являлось очевидным трюизмом для всего цивилизованного мира, включая как дружественно настроенные по отношению к России силы, так и ее противников. Россия вообще мало кого оставляет равнодушным по отношению к себе.

Что именно представляет собой Россия, можно либо описать несколькими общими фразами, либо посвятить этому целые тома. Советский Союз – это невообразимо огромная территория, населенная множеством народностей, принадлежащих к различным этническим группам, над которыми доминирует огромный славянский блок со своей культурой.

Хотя благодаря сталинской теории нации союзные республики наделены широкой автономией, сохраняя свои родные языки, культуру и обычаи (в Москве полагают, что это вполне допустимо, учитывая то, что центр жестко контролирует все основные элементы внешней и внутренней политики), русские, несомненно, являются главной движущей силой, душой и сердцем этого образования. Потому, например, друг вашего покорного слуги, принадлежащий к чувашскому народу, родственному татарам, однажды заявил: «Я чуваш по крови, но русский по культуре».

В Восточной Европе и на Ближнем Востоке, где с библейских времен жанр пословицы отточен до совершенства, основные характеристики того или иного народа проще всего определить, проанализировав его крылатые выражения.

Таким образом, из старинных русских поговорок можно вывести некоторые прописные истины. Русский крайне патриотичен и горд своей страной, вплоть до шовинизма. Он говорит: «Москва – мать городов русских». Или же: «Кто в Москве не бывал – красоты не видал». Русский терпелив. Он говорит: «Русский человек терпеть будет долго, покуда ему не угрожают». Можно сказать, что русскому свойственна медлительность и не свойственна скорость, характерная для Запада , которую он называет «африканским темпом» (в оригинале “azrikanski tempo” – прим пер.).

Русский умен, но, как он иногда в порядке самоуничижения замечает, «задним умом крепок». «Русский человек силен в трех вещах: «авось», «небось» и «как-нибудь». Русский крайне радушен, всячески подчеркивая «русское гостеприимство». Русский отважен, он утверждает, что «в русском языке нет слов, чтобы молить о пощаде». Русский не любит иностранцев: «Немцем не родился, а все командовать нами лезет».

Русский подозрительно относится к своим соседям. «Что русскому хорошо, то немцу смерть», - говорит он. «Стой, поляк! Не твое!». Все это старые, инстинктивные поговорки русских крестьян. С их помощью наш современник может понять многое из того, что прежде казалось ему загадочным.

Советская система представляет собой плод правительственных, социальных, экономических и интеллектуальных усилий на территории, до большевистской революции известной под именем России, население которой, тем не менее, включает миллионы не-славян.

Несомненно, в самом начале революции многие представители интеллигенции надеялись, что аналогичные процессы начнут происходить и в других частях света. Политика подстрекательства к революции за рубежом, ассоциирующаяся у большинства с ныне покойным Троцким, была официально упразднена, а ее призрак упокоился в тот момент, когда Сталин распустил Коминтерн. Предсказать, вернется ли Москва к данной линии, столь же невозможно, как угадать, будет ли через 20 лет президент Соединенных Штатов республиканцем или демократом.

Однако социальная революция внутри самого Советского Союза будет продолжаться. От успешных систем обычно не отказываются, а русские твердо уверены в том, что будущее за их системой. Большинство московских интеллектуалов скажет вам, что их нынешний жестко регламентированный государственный социализм постепенно превращается в коммунизм, каким его видел Маркс.

Конечно, существующим сейчас в Советском Союзе уровню жизни и свободе самовыражения далеко до их американских аналогов. Однако русские могут вам на это ответить, что работа ведется по обоим направлениям, приведя в качестве примера новую политику Кремля в отношении религии.

Несомненно, СССР еще многое предстоит сделать. Колоссальные усилия будут затрачены не только на послевоенное восстановление, но и на строительство новых домов и налаживание производства потребительских товаров. Стране, которая смогла оправиться от революции, гражданской войны и голода, и смогла обучить грамоте миллионы своих граждан, параллельно возводя промышленные объекты вроде Днепрогэса, такая задача вполне по плечу. Однако чудовищные жертвы и разрушения, вызванные войной, будут способствовать замедлению данного процесса.

Несмотря на то, что страна измотана в результате рывков последних лет, СССР богат природными и интеллектуальными ресурсами, энергичен и уверен в собственных силах. Тот факт, что стоило традиционным великим державам континентальной Европы ослабнуть, как Россия пришла на их место, вовсе не является исторической случайностью.

II. – Чего Россия хочет?

Чтобы достигнуть того уровня социального и экономического прогресса, который русские считают необходимым для своей системы и революции, не имевшей, в отличие от своей французской предшественницы, своего «термидора», СССР требуется мир.

Это не означает, конечно, что мир им нужен любой ценой. Советскому Союзу как минимум требуется, чтобы ни одна мировая держава не пыталась распространить свое влияние на страны, граничащие с Советским Союзом на западе. Со временем аналогичный подход может быть распространен также и на южных и восточных соседей.

В связи с этим Советский Союз, скорее всего, постарается распространить свое влияние так далеко, как это только возможно, не создавая при этом серьезных осложнений с другими странами. На данный момент возражения возникли лишь единожды, со стороны Великобритании, которая воспротивилась советской экспансии в Греции.

Россия прекрасно осознает необходимость во всемирной организации по безопасности, способной обеспечить мирное сосуществование. Однако, ввиду своего печального исторического опыта, она несколько более подозрительно относится к проектам таковой, чем другие страны.

Официально Москва против империалистических методов - как в собственной политике, так и в политике других стран. Однако она хочет, и, скорее всего, намерена получить равные с другими государствами права на мировых рынках, доступ к воздушным и судоходным маршрутам, а также к незамерзающим портам, которых она была лишена в прошлом.

Конкретные задачи советской внешней политики, помимо этих нехитрых предположений, просчитать сложно. Лорд Керзон в прежние времена ничем не прикрытого империализма заявил: «Ни русские политики, ни русские генералы не глупы настолько, чтобы мечтать о завоевании Индии… Их цель не Калькутта, а Константинополь; не Ганг, а Золотой Рог. Не провоцировать Англию в Европе, пока она занята своими делами в Азии – такова, вкратце, суть политики России».

Скорее всего, ни один министр иностранных дел не вправе считать себя достаточно компетентным, чтобы утверждать, являются ли текущие планы Кремля столь же коварными или четко определенными, как и замыслы Санкт-Петербурга, обозначенные лордом Керзоном.

Некоторые вещи очевидны. Как однажды заявила «Правда», «всем положено знать, что границы Советского Союза не являются предметом для обсуждения, равно как и границы Соединенных Штатов или статус Калифорнии». В отношении стран, имеющих с ней общие границы, Россия явно намеревается упрочить свое положение путем заключения двусторонних пактов с теми правительствами, которые она считает дружественными, и которые, по мнению оппозиции на освобожденных восточных территориях, являются крайне «левыми».

Уже намечены долгосрочные договоренности о дружбе между Россией, Соединенными Штатами, Великобританией и Францией. Несомненно, уже в той или иной форме существуют все предпосылки для создания международной организации по вопросам безопасности. Также бесспорным является то, что все державы-победительницы желают мира. Было бы глупо игнорировать тот факт, что многие в этих странах с подозрением относятся к Советскому Союзу, и что им платят взаимностью. Но за последние три года было сделано многое, чтобы избавиться от тягостного наследия прошлого, хотя многое еще предстоит сделать.

Нелепо предполагать, что победа покончит со множеством неотложных международных проблем, все более четко проявляющихся с каждой неделей, и со взаимной напряженностью, связанной с вопросами соприкосновения этих загадочных и невидимых вещей, именуемых сферами влияния. Крепкие руки и холодная голова – вот что потребуется всем участникам процесса для решения данных задач.

Переговоры, само собой, подразумевают примирение и компромиссы с обеих сторон. В ходе любых прямых переговоров каждая великая держава имеет свои преимущества и слабые стороны.

Россия стремится к скорейшему послевоенному восстановлению, и Соединенные Штаты, выступающие с начала войны в роли арсенала союзников, могут заняться поставками всего необходимого, в чем им может помочь торговый флот Великобритании. Доверие является в данном вопросе главной необходимостью, именно на него уповают утомленные войной люди по всему свету. Один промышленник, вернувшийся из поездки в Советский Союз, сказал Черчиллю: «Я решил довериться русским». «Я тоже», - ответил премьер-министр. Остается надеяться, что подобные настроения возобладают также и в Кремле, и в Белом Доме.

Мир и процветание в двадцатом веке с большой долей вероятности будут зависеть от взаимного доверия в отношениях с Россией. Можно с уверенностью утверждать, что после того как улягутся послевоенные хаос и истерия, жители разных стран будут испытывать самые добрые намерения в отношении друг друга. И тогда уже дипломатии, искусству, от которого зависит судьба человечества, предстоит заняться решением мировых проблем, не прибегая к методике Клаузевица, считавшего войну и дипломатию двумя сторонами одной медали. // С.Л.Сульцбергер.

________________________________________________
Боевой дух Красной Армии ("The New York Times", США)
Русский дух ("Time", США)
Фашистский солдат* ("Правда", СССР)
Ф.Гладков: О бесстрашии ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Душа народа ("Красная звезда", СССР)
Дух, движущий Россией ("The New York Times", США)
Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
Солдат, который не сдается ("The New York Times", США)
Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)
Роль морального духа на войне ("The New York Times", США)
Человек, который остановил Гитлера ("The New York Times", США)
Д.Заславский: Облик фашистской армии* ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)
Самопожертвование русских – в чем причина? ("The Times", Великобритания)
Tags: 1945, «the new york times», С.Сульцбергер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments