Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

К Берлину!

газета «Правда», 23 апреля 1945 годаВс.Вишневский. И.Золин || "Правда" №97, 23 апреля 1945 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: СОВЕТСКИЙ НАРОД ГОРЯЧО ОДОБРЯЕТ ДОГОВОР О ДРУЖБЕ, ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ И ПОСЛЕВОЕННОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ МЕЖДУ СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ И ПОЛЬСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ (1 и 2 стр.) От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 22 апреля (1 стр.). Указ Президиума Верховного Совета СССР О награждении орденами генералов и офицеров Болгарской Армии (1 стр.). П.Поспелов. — Всепобеждающая сила идей партии Ленина—Сталина (3 стр.). К пребыванию в Москве Президента Крайовой Рады Народовой Польской Республики г-на Б. Берута и Премьер-Министра и Министра Иностранных Дел Временного Правительства Польской Республики г-на Э.Осубка-Моравского (1 стр.). Прием г-на Б.Берута и г-на Э.Осубка-Моравского во Всеславянском Комитете (4 стр.). Вс.Вишневский, И.Золин. — К Берлину! (3 стр.). С.Борзенко. — Через Шпрее (3 стр.). Сокрушительные удары нашей авиации по Берлину (3 стр.). М.Галактионов. — Ленин — вдохновитель защиты социалистического отечества (4 стр.). СТИХИ: Вера Инбер. — Ленинское знамя (3 стр.). Торжественное заседание в Варшаве, посвященное памяти Ленина (4 стр.). Прибытие тов. В.М.Молотова в Вашингтон (4 стр.). Отклики в Польше на заключение советско-польского Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве (4 стр.). Положение на Западном фронте (4 стр.). Письмо Хэлла Стеттиниусу (4 стр.).



# Все статьи за 23 апреля 1945 года.



(От военных корреспондентов «Правды»)

убей немца, смерть немецким оккупантам

Никто из нас не забудет этой ночи, бурления Одера, гула моторов, клубов тяжёлой пыли, поступи гвардейских полков, света молодого месяца и затаённой тишины, которая настала к трём — четырём часам утра... Было тихо... Изредка раздавались обычные выстрелы. Потом начался гром и рык. Молнии заметались в небесах, на Одере, в лесах и болотах Бранденбурга... Багровые пятна расползались всё шире и шире по западному горизонту... Наши парашютные ракеты нависли над немецкими позициями и беспощадно освещали каждую складку и бугорок. Раскалённые струи от реактивных снарядов прорезали небо... Почва содрогалась. Над немецкими окопами взвивались фонтаны дыма, песка, камня — и в бесчисленных взблёсках выстрелов они светились зловещими пятнами. Загудела наша авиация... Рельсы на немецких фронтовых железных дорогах свивались дугой от её ударов... Уже потом мы увидели среди этих дуг и витков рельс — у города Зеелов — немецкий бронепоезд «Берлин». Он не смог двинуться ни на метр и был взят «живьём».

Разговаривать было трудно: собеседники слышали друг друга плохо. Пожары на немецкой стороне становились всё сильнее... На низине — в окопах гвардии — среди невиданного сверкания артиллерийских молний происходила волнующая церемония. К полкам гвардии выносили знамена… Вот оно — гвардейское знамя сталинградцев... С чёрно-оранжевыми ленточками ордена Славы идут кавалеры ордена: гвардии старший сержант Мосолов, гвардии младший сержант Шмоков и гвардии сержант Шаповалов. Святыню полка они выносят на передний край. Знамя развёрнуто, и лик великого Ленина, освещаемый вспышками, обращён на Запад — туда, где враг... Знамя, пронесённое от Волги до последних подступов к Берлину. Сверкает при свете выстрел орден Красного Знамени, прикреплённый к древку знамени...

Знамя проносят, торжественно и медленно, по узким окопам. Гвардейцы коленопреклонённо целуют алое полотнище. Целуют молча.

В свете выстрелов и залпов видишь лица: решительные, открытые.

В небо взвился сильный, во много миллионов свечей, луч сигнального прожектора, а за ним, в условленную минуту, прямо в глаза немцам ударили сплошным фронтом новые мощные прожекторы. Они пробивали дым и пыль, ослепляли противника и высвечивали нашей пехоте немецкие рубежи. Взвились сигнальные ракеты.

Гвардия двинулась по ровной низине... Танки и самоходки катились по полям, изрыгая огонь и подымая потоки пыли. Над полем боя несло лесной гарью — и этот запах останется у участников битвы в памяти. Танки-тральщики шли на минные поля немцев и пробивали проходы. Оживавшие огневые точки врага хлестали навстречу огненными струями. Но в просвечиваемой пыли упорно шли гвардейцы, вперёд и вперёд — с алыми флажками, которые бойцы решили водрузить на гряде высот, прикрывающей Берлин... Эти алые флажки трепетали в руках самых смелых, передовых... Если эти передовые падали, флажки, как эстафету, подхватывали другие... Раненый упал ефрейтор комсомолец Игорь Иванов, флажком указывал он — «На Запад, на Берлин». Флажок, весь омоченный в крови, поднял другой боец и воткнул на вершине высоты... «Его имя?». — «Не знаем, — ушёл сейчас вперёд»...

Шёл седьмой час утра, светало... С востока, из-за лесов, с равнин святой, родимой, благословенной России вставало солнце... Люди оборачивались к нему. Дым и пыль были так густы, что видимость ухудшалась с минуты на минуту, и только в выси, в небе было всё чисто и сверкали горной белизной утренние облака... Впереди на высоте взвился ещё один флажок, — его водрузил гвардии старший лейтенант Николай Деревенко. Бойцы делают новый рывок... «За Родину, за Сталина!» Гвардейцы-сталинградцы Луковец, Юлдашев, Шуморов, Легошин взбежали на новую высоту; они бросаются прямо на немецкие орудия, срезают прислугу и, тяжело дыша от бега, поворачивают орудия в спины бегущих немцев. «Огонь!».

Немецкие рубежи оборудованы тщательно и умело. Это сложные и разветвлённые системы окопов, дзотов, дотов, закопанных танков, артиллерийских засад, оборудованных для пулемётов и орудий подвалов, чердаков, сараев и т.д. Штурмующие постоянно, от рубежа к рубежу, встречались с многослойным, часто фланкирующим, опасным, убойным огнём. Поля были перерыты рвами, многие из них наполнены водой. В садах — замаскированные противотанковые орудия. Словом, когда идёшь по этим бранденбургским озимям, садам, огородам, оранжереям, насыпям, лесочкам, паркам, кладбищам, — видишь, что перед тобой сплошной укреплённый район, который надо прогрызать, выдёргивать отдельные звенья, расшатывать, рушить по частям — то стремительными бросками, то методической огневой обработкой, то охватом или окружением. Густота немецких траншей небывалая: ими опоясаны не только селения, станции, но и отдельные постройки. Отступая, немцы отходят по траншеям и зацепляются за ближайшие пункты. Нашим артиллеристам приходится на главных участках разворачивать орудия буквально через каждые 50—100 метров... Пушки тянут на руках. Артиллеристам помогают стрелки... Все черные от пыли, потные, неукротимые... «В Берлин!».

В эфире — лихорадочные немецкие радиопереговоры: «Мой командный пункт обойдён русскими». — «Откройте огонь». — «Не могу, так как ничего не вижу — от русских снарядов сплошная пыль и дым». В небе — басовый звон наших бомбардировщиков. Шагаем по кирпичной пыли, нога увязает в ней. Здесь было немецкое селение, превращенное в сплошной каменный дот. Наша артиллерия разнесла все здания в щебень и пыль. Деревья снесены под корень. Пруд засыпан обломками и пылью... Бойцы шагают неумолимо, внимательно вглядываясь в каждую щель нового селения. От противника можно ждать всякой подлости... Пример: из окна высовывается белый флаг. Стрельба прекращается. Подняв руки, выходит группа гитлеровцев... Фырча, подходят наши танки... Тут сержант замечает, что за спинами сдающихся изготовились три «фаустника» — они уже прицеливались в танки. Была подана команда, и «фаустники» были уничтожены...

В другом случае немцы прибегли к новой уловке. Сдалась большая группа немцев — ими был выброшен белый флаг. Наши ждали приближения сдающихся. Подняв руки, они шли к нашим линиям. Один боец заметил, что у немцев сжаты кулаки. У каждого было, оказывается, по две небольших гранаты, чтобы уничтожить русскую цепь. Огнём вся эта банда была расстреляна с близкой дистанции.

Пыльное шоссе... Опрашиваем группу пленных. Они неимоверно грязны, лица восковой бледности... Они только что пережили артобработку и буквально невменяемы. Это — солдаты из Дёберица — из военного лагеря, расположенного в 25 километрах к западу от Берлина. Это новая дивизия «Дёбериц» — из числа тех, о которых орал на-днях Гитлер. Спрашиваем о деталях движения дивизии... «Нас, батальон пополнения, послали сюда без оружия. Было сказано, чтобы оружие мы брали от раненых... Но мы никого не видели, — всё было в дыму, — потом пришли русские»...

Блудливые «Мессершмитты», в одиночку, на 200-метровой высоте, проносятся над полем боя. Они в озлоблении охотятся за машинами с ранеными, за обозами и т.д. Вот к чему пришли все эти «рыцари». И как славно зенитчики гвардии старшего лейтенанта Николая Грядкина тут же валят такого шакала, и он с предсмертным свистом врезается в землю.

Мы на новом рубеже... Под огнём связисты — отменные герои этой битвы — тянут провода, ставят «шестовку» (связь на шестах)... Мимо везут раненых... Один возбуждённо кричит: «Ах, он гад, ах, он подлец, не дал дойти до Берлина. Товарищ полковник, куда ж отвозят, — разрешите остаться...» И этот отказ от эвакуации — явление поголовное... Это говорит, это горит душа русская, — пылают все четыре года наших многотерпений, ожиданий, трудов и мечтаний...

Идём прямо по пахоте на батарею гвардии капитана Ушурадзе, коммуниста, сына Грузии. Прекрасная батарея — била и бьёт прямой наводкой, била и бьёт от самого Сталинграда... На щитах орудий вмятины и заплатки — свидетельства доблести... У орудия стоит сержант Алексей Торопов, сибиряк, колхозник... Бился за тракторный завод в Сталинграде; на груди три нашивки ранений. Простое, ясное лицо... «Продвигаемся в направлении на Берлин».

Опять бредут в пыли немцы... Их выкурили, обезоружили.

Солнце припекает... Идут великие труженики — сапёры. Они штурмуют, они строят, они копают, они возводят мосты, они взрывают всё, что строил немец, — самое хитрое, подземное, спрятанное на 60 метров под землей, — они возводят дороги... И вот сейчас — под вой «Мессеров» — они строят новый виадук, чтобы ни на минуту не задержать автоколонны, нетерпеливо рвущиеся к Берлину. Друзьям-водителям привет!.. Что за люди! Пробоины на стёклах, на лицах — шрамы, раны, — кровью многих полит ведь весь путь до Берлина. «Откуда, друг?» — «Из Ленинграда» — и мы крепко жмём друг другу руки... О, эта битва — тут Ленинград и Сталинград, тут Украина, тут Грузия и Армения, тут Сибирь; тут весь Союз упрямо и гневно идёт сквозь огонь, дым, проволоку и неимоверную пыль... Это гневная, могучая, советская страна — это все мы, вместе, товарищи и братья, и женщины страны — от литовских земель и до Берингова пролива, — от терпеливых братков-арктиков на мысу Челюскин и до южного погранпункта Кушки, — все мы, — повторяем, — идём на Берлин. Душа, сердце, воля каждого из вас, советские люди, — здесь, в этой битве, и как сердцу хорошо, когда можешь сказать: мы выиграем и эту битву, — ведь мы — советские люди, мы — люди школы Ленина и Сталина...

Солнце в желтовато-серой мутной пелене... Битва разгорается. Наш солдат, наш офицер, наш генерал, в крови, опыте и традиции которых вся более чем тысячелетняя сила и слава России и её ум, понимают, какую они ведут битву. В этой битве у наших людей на душе свято и чисто... Мы обещали победить... Об этом говорил Сталин в великой своей речи 3 июля 1941 года. А мы, советские люди, люди сильного, нового мира, знаем ценность данного слова...

Пыль стелется над Берлинским шоссе... Это шагает Россия, Украина, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан, Узбекистан и Казахстан, Киргизия, Литва, Латвия и Эстония... Это шагает весь великий народ, чьей неизбывной и неизмеримой волей и доблестью спасён мир, спасено человечество...

Пыль, пыль, пыль... Нечего пить — всё иссушено, выжжено, отравлено... Ничего, мы войдём в Берлин и с чёрными от жажды губами. На путевых столбах расстояние до Берлина всё меньше и меньше... Тяжёлые орудия идут вперёд. И вот загремели первые залпы по Берлину. // Вс.Вишневский. И.Золин. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 22 апреля. (По телеграфу).


*****************************************************************************************************************
Ленинское знамя


Настанет час, победой озаренный,
И с побережий, гор, лесов, полей
Начнут стекаться русские знамена
На площадь, на которой — мавзолей.

Отмеченные в сталинских приказах,
Пройдут ряды прославленных полков.
И небо в изумрудах и алмазах
Отобразится в золоте древков.

Река знамен, победно пламенея,
Покроет площадь, как Москва-река.
И, протекая мимо мавзолея,
Зашелестят пурпурные шелка.

Как будто говоря: «Над всеми нами.
На всех фронтах, в пороховом дыму,
Везде витало ленинское знамя,
Победой мы обязаны ему».

Вера Инбер.

______________________________________________
Историческая битва || «Правда» №98, 25 апреля 1945 года
И.Эренбург: В Берлин! || «Правда» №13, 15 января 1945 года
Л.Леонов: Русские в Берлине || «Правда» №109, 7 мая 1945 года
М.Мержанов: Огонь по Берлину! || «Правда» №96, 22 апреля 1945 года
Вс.Вишневский: Уличные бои в Берлине || «Правда» №100, 27 апреля 1945 года

Газета "Правда" №97 (9868), 23 апреля 1945 года
Tags: 1945, Вера Инбер, Всеволод Вишневский, апрель 1945, битва за Берлин, весна 1945, газета «Правда»
Subscribe

Posts from This Journal “весна 1945” Tag

  • Леонид Леонов. Весна народов

    Л.Леонов || « Правда» №104, 1 мая 1945 года Да здравствует 1-е Мая — день смотра боевых сил трудящихся, борющихся против фашизма! Под…

  • Русские в Берлине

    Вс.Иванов || " Известия" №99, 27 апреля 1945 года Красная Армия овладела городами Штеттин и Брно! Родина приветствует своих славных воинов!…

  • Константин Федин. Вершина

    К.Федин || « Известия» №109, 11 мая 1945 года Товарищи! Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе…

  • Они складывают оружие

    Н.Чураков || « Известия» №110, 12 мая 1945 года Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами.…

  • Поход советских танков от Берлина до Праги

    К.Буковский || « Красная звезда» №110, 12 мая 1945 года «Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день…

  • Освобождение Праги

    Б.Полевой || « Правда» №112, 11 мая 1945 года Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день окончательного…

  • Обращение тов. И.В.Сталина к народу

    « Известия» №108, 10 мая 1945 года Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день окончательного разгрома Германии,…

  • Красная площадь

    Т.Тэсс || « Известия» №108, 10 мая 1945 года Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день окончательного…

  • Н.Погодин. Свершилось!..

    Н.Погодин || « Известия» №107, 9 мая 1945 года Да здравствует великий вдохновитель и организатор исторических побед советского народа наш…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments