Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. По дорогам войны

«Красная звезда», 6 июня 1942 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №131, 6 июня 1942 года

Тыл и фронт нашей страны об’единены в единый боевой лагерь... советские люди в тылу дают нашему фронту все больше винтовок и пулеметов, минометов и орудий, танков и самолетов, продовольствия и боеприпасов. (ИЗ ПРИКАЗА НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ И.СТАЛИНА)



# Все статьи за 6 июня 1942 года.



От специального корреспондента «Красной звезды».

«Красная звезда», 6 июня 1942 года

Я проехал триста километров по земле, отвоеванной у немцев. Зимой снег сострадательно прикрывал раны. Теперь повязка снята. Там, где были дома, — крапива, чертополох и, как сорняки, немецкие шлемы, скелеты машин, снаряды. Женщина в Калуге сказала мне: «Может быть теперь они почувствовали в Кельне, что такое их война». Ее дом немцы сожгли, пятнадцатилетнего сына расстреляли.

Наш вездеход «пигмей» водитель величает «козлом» и, одобрительно ухмыляясь, поясняет: «Этот козел всюду пройдет». И «козел» действительно сворачивает на глухую дорогу, по которой прежде пробирались только телеги колхозников. Шумный веселый ливень обрушился на землю, рыжая дорога кажется потоком лавы. Но «козел» отважно плывет по этой земной хляби, кренясь и вздымаясь, как лодочка среди бушующего моря. Изуродованные или сожженные города — Малоярославец, Угодский Завод, Козельск, Калуга, Перемышль, Сухиничи. У каждого города позади длинная жизнь, своя судьба, свои горести и радости. Но как похожи друг на друга развалины городов! Пришли немцы: взрывали, жгли. Что им наша история, наш труд, наша любовь? «Факельщики» жгли и горланили «Тарари-тарара, валери-валера», и кто не поймет чувств старушки, которая, путая слова и переиначивая на русский лад слово «фрицы», говорит: «Фирсы проклятые»?

Красавица Калуга с древними церквами, на крутом берегу Оки, она покалечена. Обида берет за все: и за старую церковушку с ее наивной прелестью белых стен и голубых луковок, и за уютный дом с колоннами ампир, в котором когда-то юноши нараспев читали стихи начинающего поэта Пушкина, и за новый клуб с широкими окнами, глядевшими в будущее. Все это немцы сожгли. За последние годы здесь много строили. В городе, издавна слывшем захолустным, появились высокие дома, школы, театры. Я молча прошел по длинной улице, от которой остались только развалины. О чем тут говорить?.. Мы знаем, с каким трудом строили наши города, и мы молчим: здесь нужно не говорить — истреблять.

Мало что осталось от Угодского Завода. А кто скажет, что здесь был город Думиничи? Вот там находился завод, изготовлявший ванны. На солнце среди мусора сверкают сотни новеньких эмалированных ванн: это все, что осталось от города.

Сожжены сотни сел. В редких уцелевших домах живут по три, по четыре семьи. Старики, вспоминая месяцы ига, спрашивают: «Гитлер где?». Сожженные немецкие танки, гильзы, железо, и среди мира смерти буйно цветут цветы, желтые, розовые, фиолетовые. Кажется, никогда я не видел столько цветов. На опушках лесов обугленные, обезглавленные минами березы, а глубже, в пуще, обычный зеленый покой, и неизменная кукушка пророчит девушке в гимнастерке долгую жизнь.

Вот район, освобожденный от немцев в марте и в начале апреля. Бои здесь были упорными. Еще лежал снег, мешая итти вперед, а лед на реках был уже слишком тонким, танки по нему не проходили. Здесь мало леса. В селах двухэтажные кирпичные дома. Немцы их превратили в доты. А села большие — по триста-четыреста домов. Наши части одно за другим освободили тридцать таких сел. В селе Попково немцы засели в школе. Когда наши саперы подошли, раздались детские крики: «Не взрывайте, здесь мы» — немцы затащили с собой в школу русских ребят. И саперы ушли. Тогда немцы выставили детей под артиллерийский огонь. Ярость охватила наших бойцов, они взяли школу.

Женщина в селе Маклаки спокойно говорит: «Дом взорвали. Мужа увели. Дочку испортили». Это — спокойствие большого горя. Аккуратно свернутый в красную трубочку пакетик, в нем полтораста граммов аммонала. Такие пакетики немцы закладывали в печь, и от дома оставалась только груда битого кирпича.

Впереди шли танкисты. Я побывал в танковой части, которой командует Токарев. Здесь что ни человек, то эпопея. Жива память о двух танкистах — окруженные врагами, перед смертью они запели «Интернационал»: лейтенант Ковачук и сержант Зинченко. Среди танкистов много украинцев, находчивых, смешливых и смелых. А командир — сибиряк, решительный и бесстрашный. Сейчас танкисты учатся, отдыхают, иногда помогают колхозникам в полевых работах, и девушки дивятся — герой, недавно освободивший их село, скромно пашет. Ждут новых боев. Один танкист сказал мне: «Лошадкам не терпится, стучат копытами» — «лошадками» он шутя называл танки.

Пленный немецкий офицер сказал: «Я с удовольствием бы выкинул из алфавита буквы К и В». Это комплимент нашим тяжелым танкам. Я думаю, что с неменьшим удовольствием немцы вычеркнули бы из таблицы умножения цифру 34 — кажется, нет на свете лучше машины «Т-34» — эта всюду пройдет и все сделает.

Я сказал, что впереди шли танки. Я забыл о саперах. Когда-нибудь поэт напишет замечательную поэму о мужестве советских сапер. Они прошли сотни километров по заминированной земле, каждый вытащил тысячи мин. «Как же вы ни разу не ошиблись?». Сапер, улыбаясь, отвечает: «Сапер ошибается только раз в жизни».

За рекой немцы укрепились. Генерал-лейтенант Рокоссовский, командир большого спокойствия и большой страсти, говорит: немцы напрасно обижаются на зиму. Конечно, зима по ним ударила, но зима их спасла. Не немецкие солдаты, а русские снега остановили преследование отступавшей германской армии. Эти слова — точный и справедливый ответ на всю ложь, распространяемую германским командованием. Немцы говорят: «Мы удержались, несмотря на зиму». На самом деле они удержались благодаря зиме.

А теперь уж весна на исходе. Пролетят самолеты. Поговорят орудия и замолкнут. Тогда слышно пение птиц, эти, видно, уж привыкли к войне — поют. И тишина кажется предгрозовой.

Наша армия готова к суровым боям лета. Она превосходно вооружена. Она обладает и самым верным оружием: боевым опытом. Я видал гвардейцев, их дивизия — это ополченцы Ленинградского района города Москвы. Год тому назад они были мирными людьми. Пришлось променять перо на винтовку, токарный станок на станковый пулемет и колбы на гранаты. Они это сделали. Они сделали и большее: они полюбили победу не как далекую мечту, не как историческую справедливость, не как статую из мрамора, но как сестру — обветренную, задымленную и запыленную, в поту и в крови.

Похождения наших разведчиков увлекательней любого романа. Разведчики ночью пробираются к немецким блиндажам, приводят пленных. Недавно пять разведчиков нашли в лесу заржавелый волчий капкан. Они, смеясь, рассказывают: «Фрица в капкан поймали. Ефрейтор, а оказался закапканенный». Сказываются отвага и смекалка русского человека. Сто немцев — это рота. Один немец — это боязливый олух. Немцы боятся темноты, леса, ночных шорохов, природы. Они не знают языка птиц, не умеют различать следы. В Сибири жили охотники за пушным зверем, а жители Лейпцига только торговали мехами.

За рекой немцы. А там дальше — за немцами — партизанский район. Оттуда приходят и прилетают. Партизаны рассказывают о больших боях. Против немцев они двинули немецкие танки, бронепоезд. Привезли недавно пленного ефрейтора. Попав в плен к партизанам, немец изумился. Ему говорили, что партизаны — это бородатые бандиты, которые закусывают водку котлетами из немцев. А ефрейтор увидел бритых людей, хорошо вооруженных, и они не только не с'ели ефрейтора, но даже дали ему творога со сметаной, и ефрейтор сказал: «Майн готт, за четыре месяца впервые я хорошо покушал!» Этот ефрейтор ручной, он даже пас в партизанском районе колхозное стадо. Он рассказывает, как немцы боятся партизан: «У нас полковник заболел животом. Вызвали врача. А врач говорит: «Не поеду! Меня по дороге партизаны застрелят». Его повезли силой. Он приехал и говорит полковнику: «Я теперь сам болен. Вы меня и лечите». Партизаны дали мне крохотные газеты и листовки, напечатанные на оберточной бумаге или на листках из школьных тетрадок. Они написаны и напечатаны партизанами. Простые суровые слова: «Дорогие братья и сестры! Подымайтесь на врага! Бейте всюду фашистских гадов! Не давайте пощады предателям родины! Вступайте в партизанские отряды!»

Пленные немцы угрюмо лопочут: «Гитлер капут». Что им еще оказать — ведь они в плену. Вот ефрейтор Иоганн Гальтман. Он крестьянин. Боец его спрашивает через переводчика: «Хозяйство у вас большое?» Немец отвечает: «Куда там — всего-навсего один француз». Пленный француз для него лошадь. И, услышав ответ ефрейтора, наши бойцы сердито отплевываются: «Разве, это люди?»

Бойцы теперь не очень-то верят причитаниям пленных немцев, но одно бесспорно: немцы приуныли. Была у них солдатская песня — для судетских немцев, для эльзасских сепаратистов, для немецких колонистов в Венгрии, в Югославии, в Румынии: «Вир воллен гайм инс райх» — «Мы хотим жить в Германской империи». Теперь они переделали эту песенку: «Вир воллен гайм, унс райхт» — «Мы хотим домой, с нас хватит». Увы, они хвастают — с них еще мало. Приунывшие, они и обороняются, и ходят в атаку. Нужно нанести им еще несколько серьезных ударов. Тогда они перестанут петь «мы хотим домой», тогда они молча побегут домой. Молча или хрюкая: один разведчик, который привел пленного немца, мне сказал — «Он всю дорогу, извиняюсь, с перепугу хрюкал...»

Был на переднем крае шумный день. Бурю вызвал скромный диктор радиоустановки. Напротив стоят немцы 211-й дивизии, сформированной в Кельне и составленной из уроженцев Рейнской области. Диктор начал: «Солдаты, уроженцы Кельна! Свыше тысячи английских самолетов бомбили вчера Кельн...». Немцы открыли ураганный огонь: они не смогли отстоять Кельн, но они решили уничтожить диктора. А когда снова воцарилась тишина, раздался тот же спокойный голос: «Солдаты, уроженцы Эссена! Вчера крупные соединения английских бомбардировщиков...»

Горячее солнце. Сухие дороги. Сухие горячие глаза людей: они смотрят на запад. Вот и июнь. Говорили о весне... Теперь скоро лето. // Илья Эренбург.


******************************************************************************************************************************************
УНЫЛЫЕ ПИСЬМА ИЗ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ


КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ, 5 июня. (Спецкорр. ТАСС). У пленных и убитых в бою солдат и офицеров немецкой дивизии «СС-НОРД» найдены любопытные по содержанию письма.

Унтер-офицеру «СС» Боденштедту пишет его приятель Штробель из Франкфурта-на-Майне: «Как у вас там дела? В порядке ли? Поздний сбор шерстяных вещей показал, что развитие проходит не вполне по программе... О том, что большинство заводов в нашем районе стоит из-за недостатка угля, ты уже, вероятно, слыхал. Требования к железнодорожному транспорту, повидимому, все же слишком велики».

В другом письме некий Вольф, эсэсовский офицер, пишет собутыльнику: «Я был недавно во Франции. Мы пропускали через глотку всевозможные напитки и различные сорта шампанского, но у Франции все же есть свои недостатки. Если ты идешь вечером по маленькой улице, то нужно считаться с тем, что ты в форменной одежде. По твоему прелестному лицу может прогуляться резиновая дубинка. Поэтому при выходе мы всегда об'единяемся в группы. Мог бы еще кое-что рассказать, но это, пожалуй, все, что я могу написать в письме с «из'яном». Под «из'яном» эсэсовец подразумевает то, что ему приходится держать язык за зубами.

☆ ☆ ☆

Провал новой затеи фашистских рабовладельцев

СТОКГОЛЬМ, 5 июня. (ТАСС). В последнее время гитлеровцы развернули в оккупированных странах кампанию вербовки молодежи для отправки на сельскохозяйственные работы в оккупированные советские районы. Эта кампания вызвана тем, что крестьянство в оккупированных районах, сгоняемое с земли и превращаемое гитлеровцами в крепостных, отказывается, несмотря на террор, вести сельскохозяйственные работы.

Однако кампания, начатая гитлеровцами, терпит полный провал. В Норвегии квислинговская партия по приказу из Берлина обратилась к молодежи с призывом записываться в отряды «германской земельной службы» для посылки в оккупированные советские районы. Прошло уже два месяца со дня опубликования этого воззвания, однако число записавшихся исчерпывается единицами. Квислинговская печать опубликовала «распоряжение о продлении срока записи. Шведская газета «Дагенс нюхетер» констатирует, что «вербовка на сельскохозяйственные работы в оккупированные советские районы провалилась с треском».

Одновременно в Норвегии начата насильственная вербовка новых 10.000 норвежских рабочих для германских предприятий тяжелой промышленности. Шведская газета «Эскильстуна курирен» в связи с этим пишет: «Десятки тысяч норвежских рабочих силой отрываются от своих домов и направляются в Германию. Нетрудно представить себе, какая судьба их ожидает. Тяжело мириться с фактом, что в Европе снова введено рабство».

Датская газета «Берсен» пишет, что немцы обратились к датской молодежи с призывом записаться в отряды для поездки на сельскохозяйственные работы в оккупированные районы СССР. Этот призыв относился к детям и молодежи от 13 до 16 лет. Газета отмечает, что «идея посылки в чужую страну была отвергнута датской молодежью».


*********************************************************************************************************************************
В ОККУПИРОВАННЫХ СЕЛАХ УКРАИНЫ


Когда немцы заняли Верхний Бишкин, это было большое, красивое украинское село, издавна славившееся своим богатым колхозом, высокими урожаями, жизнью, полной достатка и довольства. А теперь здесь руины, на которых неведомо как влачат жалкое существование несколько десятков голодных, измученных, оборванных женщин и стариков. Многих оккупанты расстреляли, многих забили насмерть прикладами и шомполами, многих угнали в Германию. Многие ушли в партизаны.

Убийства и грабежи начались с первых же дней прихода оккупантов в село. Расклеенные по стенам приказы стали кричать о казнях и поборах. Немецкий комендант с помощью агентов гестапо и полицейских начал устанавливать крепостнические порядки. Над опустошенным селом навис кошмар фашистского произвола. Но самые мрачные дни наступили весной. Озлобленные неудачами на фронте, оккупанты окончательно озверели. Фашистский террор принял самые дикие формы.

Есть в селе улица Западенька. На ней было всего 25 дворов. Сейчас улица чернеет пепелищами. Оккупанты вырезали здесь целые семьи. Улица насчитывает 27 жертв фашистского террора. Среди убитых и замученных насмерть — 65-летний Нестор Филиппов, 75-летняя Ирина Черноуха, 13-летний Степа Орехов, слепой Степан Красников, безногий Александр Семенихин.

Потеряв надежду превратить Украину в житницу голодной Германии, оккупанты решили полностью разорить народное хозяйство, истребить население там, где из него уже нельзя больше ничего выжать.

Особенно жесток фашистский террор в прифронтовых районах.

Вот приказ военного коменданта одного из прифронтовых населенных пунктов: «Немецкая армия об'являет фронтовой полосой расстояние между железной дорогой и рекой. Гражданское население должно очистить эту местность сегодня к 12.00 по немецкому времени. Для этого гражданское население должно собраться к церкви, откуда оно будет сопровождаться командой на запад. Тот, кто попытается уйти на восток или самостоятельно уйдет на запад, и тот, кого обнаружат в этой местности после 12 часов, будет расстрелян.

Немногие, которым удалось бежать по дороге, рассказывают, что не больше половины угнанного населения дошло до назначенного пункта. А тех, кто дошел, загнали в концентрационные лагери.

Отходя под ударами Красной Армии, немцы сжигают оставляемые села. Десятки сел на Харьковщине выжжены дотла. Из пятисот дворов в селе Олейники немцы сожгли 470. В Семеновке сожжены три школы, больница и 55 хат. В селе Сухая Гомульша от 105 дворов осталось только 30.

Население, если оно не уводится в тыл или в Германию, беспощадно истребляется. В селе Берека, Алексеевского района, Харьковской области, только за последние дни расстреляно 19 семейств. В деревне Большая Гомульша немцы расстреляли и повесили больше 300 человек. В Сахновщине зверски замучено около 500 мирных жителей.

Поставив себе целью истребить украинский народ, немцы зверски убивают женщин и детей. Среди расстрелянных, повешенных, умерших под пытками — десятки тысяч женщин. В одном только селе Берека за последние дни фашисты расстреляли и изувечили насмерть прикладами 6 женщин и девушек. Фашисты выработали целую систему истребления женщин. Их убивают непосильным трудом: запрягают в плуги, беременных заставляют носить тяжести. Тех, кто отказывается или изнемогает от бессилия, запарывают розгами, расстреливают.

Молодых женщин и девушек гитлеровцы насильно сгоняют в солдатские и офицерские публичные дома. За отказ итти в публичный дом следуют репрессии, вплоть до мучительной смерти от голода в тюремных застенках. На этой почве среди женщин становятся массовыми случаи самоубийства.

Первое время фашистская пропаганда пыталась обмануть население всяческими лживыми широковещательными посулами, безудержной демагогией. Однако вскоре оккупанты сбросили и эту последнюю неуклюжую маску. Теперь они уже не обещают ничего, а только угрожают. Даже в листовках, обращенных к населению, говорится только о казнях. В листовке за подписью главнокомандующего немецкой армией сказано: «За враждебные действия словом или делом будут приняты беспощадные и строжайшие меры наказания. Все население отвечает коллективно за поведение каждого жителя». Оккупанты ввели заложничество. С каждого села берут заложников, которые отвечают головой за все, что произойдет на территории немецкого гарнизона и вокруг него. Заложники меняются каждые 10 дней.

Немцы закрепостили население сел. Приказ немецкого командования гласит: «Хождение из села в село без пропуска местного коменданта воспрещается. Кто пойдет из села в направлении фронта, будет расстрелян. Ехать из села за соломой, сеном и прочим разрешается только в сопровождении немецких солдат».

Чудовищными зверствами фашисты рассчитывают задушить партизанское движение на Украине. Немецкое командование не в состоянии скрыть своего страха перед ростом народного гнева и ищет спасения в самом разнузданном терроре. В секретном приказе штаба 19-го немецкого корпуса за № 0890/41 говорится: «Местные комендатуры должны под угрозой самых суровых репрессий об'явить местным жителям, что они обязаны немедленно доносить о каждом лице, незнакомом в данном населенном пункте, и о каждом местном жителе, помогающем или сочувствующем советской власти. Коменданты должны понять, что только беспощадное проведение данных распоряжений обеспечит безопасность германских войск».

Пулями, пытками и виселицами немцы хотят сломить волю украинского народа, подавить его стремление освободиться от фашистского ига. Чем больше свирепеют оккупанты, тем быстрее зреет гнев, тем сильнее пылает народная ненависть к поработителям.

Украинский народ живет и борется. Карающая рука народных мстителей все с большей силой опускается на головы оккупантов. Ширится партизанское движение, возникают новые партизанские районы. // Батальонный комиссар К.БУКОВСКИЙ. ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.
_________________________________________________________________________
Никогда не будет Украина рабой германского фашизма ("Правда", СССР)
А.Корнейчук: Гитлер – лютый враг украинского народа ("Правда", СССР)


*********************************************************************************************************************************
Фашистский застенок в Мариуполе


ЮЖНЫЙ ФРОНТ, 5 июня. (Спецкорр. ТАСС). На территории заводского поселка в Мариуполе фашисты устроили лагерь для военнопленных. Вот что рассказывает недавно побывавший в Мариуполе партизан тов. О.

В этом лагере уже погибло много пленных. Каждое утро ровно в 10 часов из ворот лагеря выезжает обоз со страшным грузом. Из-под брезента торчат ноги, руки мертвецов. Жители Мариуполя с ужасом наблюдают эту кошмарную картину.

В декабре военнопленных кормили гнилой рыбой. Начались массовые желудочные заболевания, и количество умиравших непрерывно увеличивалось. Когда наступили морозы, смертность возросла еще больше. На многих трупах были видны следы истязаний, пулевые раны.

Голодные, полузамученные военнопленные используются на тяжелых работах. Ежедневно большие партии пленных немцы угоняют на каторжные работы. Палачи расстреливают тех, кто обессилел.


*********************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Пленный немецкий лейтенант Герберт Позер рассказал: «Раньше в нашем полку было два батальона самокатчиков. Первый батальон участвовал в ожесточенных боях у пункта В. и в результате колоссальных потерь был ликвидирован. Солдаты теперь уже не те, какими они были в первые дни похода против России. Затянувшаяся война измотала и измучила солдат. Это сказывается на каждом шагу. По-иному начинают думать и некоторые офицеры. Раньше мы верили в победу Германии, но теперь былой уверенности уже нет. Приходится признать, что мы просчитались и недооценили силу русской армии и прочность советского тыла. За время войны я лично убедился, что население России жило хорошо. Я убедился и в том, что советские люди очень большие патриоты, они любят свою родину и своих руководителей».



Немецкие захватчики ограбили все продовольственные запасы Румынии и обрекли на голод румынский народ. Уже давно норма выдачи хлеба установлена в 214 граммов в день на человека. Но и эту голодную норму население, как правило, полностью не получает. В осведомленных кругах считают, что после сбора нового урожая положение с продовольствием не улучшится. По официальным данным, свыше 20 процентов земли в Румынии осталось незасеянной. Фактически же незасеянной земли значительно больше.



Партизанский отряд «Деда Фомы», действующий в одном из оккупированных немцами районов Калининской области, днем проник в населенный пункт Г. Партизаны забросали гранатами столовую, в которой обедало 30 гитлеровцев. Воспользовавшись паникой среди немецко-фашистских оккупантов, партизаны захватили вещевой склад и на немецких повозках вывезли обмундирование и обувь.



Пленный обер-фельдфебель летчик 55 немецкой эскадры Альфред Гоберг заявил: «Несколько дней назад три бомбардировщика 55 эскадры получили задание разведать движение русских пехотных колонн. Во время разведки мы попали под обстрел зениток. Первый залп батарей накрыл мой самолет, второй самолет сгорел в воздухе, а третий повернул обратно. Советских летчиков мы рассматриваем как самых смелых и опасных противников, Недавно мне пришлось участвовать в одном воздушном бою. Немецких самолетов было 10, а русских только три. Несмотря на то, что на нашей стороне было численное превосходство, русские ввязались в бой. Им удалось сбить один самолет, после чего остальные наши машины вернулись обратно, не выполнив задания». // Совинформбюро.


*********************************************************************************************************************************
ЛОНДОНСКОЕ РАДИО РАЗ'ЯСНЯЕТ НЕМЦАМ ЗНАЧЕНИЕ НАЛЕТОВ АНГЛИЙСКОЙ АВИАЦИИ


немецкая авиация, английская авиацияЛОНДОН, 5 июня. (ТАСС). В связи с активизацией действий английской авиации Британская радиовещательная компания усилила свою радиопропаганду для Германии. Дикторы лондонских радиостанций рассказывают народам Германии и оккупированных стран подробности усилившихся налетов английской авиации, скрываемые гитлеровскими газетами и радио.

Английские дикторы поставили перед германскими радиослушателями целый ряд вопросов и дали на них ответы. Первым вопросом было, кого нужно винить за подобные налеты. После напоминания о судьбе Варшавы, Роттердама и Белграда по радио была передана записанная на граммофонную пластинку угроза Гитлера смести с лица земли английские города.

На второй вопрос о том, до каких пор будут продолжаться налеты, был дан ответ, что эти налеты будут продолжаться до тех пор, пока не будет осуществлена военная цель об'единенных наций, а именно, пока не будут полностью уничтожены гитлеровский режим и германская военная машина. Отвечая на вопрос, каким образом немцы могут спасти свою жизнь, диктор сказал, что немцы должны следовать совету Черчилля — прекращать работу и уходить из городов. На вопрос о том, смогут ли немцы прекратить производимое английской авиацией уничтожение, было отвечено: «Да, путем уничтожения Гитлера».

Английское радио призывало немцев взять пример с норвежцев, чехов, поляков и других порабощенных народов и начать борьбу с гестапо. «Скоро, — заявил диктор Британской радиовещательной компании, — борьба с гестаповским террором будет менее опасна для немцев, чем пребывание по ночам в своих домах».

Английские газеты на видных местах помещают сообщения о том, что Геринг опубликовал распоряжение о принудительном наборе всех физически здоровых немцев для участия в противовоздушной обороне. Это распоряжение истолковывается, как прямое следствие усиления налетов английской авиации.

Британская радиовещательная компания в радиопередаче на французском языке огласила список французских заводов, которые будет бомбить английская авиация. По словам диктора, все упомянутые в списках заводы производят цемент, большая часть которого используется гитлеровцами для строительства укреплений вдоль побережья Франции.

Подобные обращения являются, обычно, предупреждением французским рабочим о том, что в связи с грозящей опасностью им следует бросать работу на предприятиях.
________________________________________________________
Фашистские орды убийц и насильников* ("Красная звезда", СССР)
Фашистскому зверью нет и не будет пощады!* ("Известия", СССР)
Черное злодеяние немецких подлецов ("Красная Звезда", СССР)
Харьков, Орел, Старая Русса* ("Красная звезда", СССР)
Варвары XX века ("Правда", СССР)
Кто предал Таню ("Красная звезда", СССР)
Звери на улицах Львова* ("Правда", СССР)
Свора убийц и грабителей* ("Красная звезда", СССР)
А.Толстой: Лицо гитлеровской армии ("Правда", СССР)
Расстрелы в Киеве и Ростове ("Красная звезда", СССР)
Новые злодейства гитлеровцев* ("Красная звезда", СССР)
Мщение и смерть фашистско-немецким псам!* ("Правда", СССР)
Что творили фашистские палачи в Морозовском ("Красная Звезда", СССР)
Документы о кровожадности фашистских мерзавцев* ("Красная звезда", СССР)
Г.Александров: Проповедь человеконенавистничества и зверства ("Правда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №131 (5195), 6 июня 1942 года
Tags: 1942, Илья Эренбург, Норвегия в ВОВ, Совинформбюро, Украина в ВОВ, газета «Красная звезда», июнь 1942, лето 1942, письма на фронт, советские партизаны
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Евгений Петров. В марте

    Е.Петров || « Правда» №88, 29 марта 1942 года Страна награждает сегодня за образцовую работу славный отряд строителей оборонных заводов.…

  • Е.Габрилович. По смоленским дорогам

    Е.Габрилович || « Красная звезда» №63, 17 марта 1942 года «Кровавые фашисты хотели сломить наш дух, нашу волю. Они забыли, что имеют дело с…

  • Илья Эренбург. Перед весной

    И.Эренбург || « Красная звезда» №58, 11 марта 1942 года Семь патриотов-летчиков, верных сынов нашей Родины своим умением, мужеством и отвагой…

  • Советские женщины — большая сила

    « Правда» №62, 3 марта 1942 года Доблестные бойцы Красной Армии продолжают вести наступательные бои, нанося немецко-фашистским оккупантам удар…

  • Подвиг командира орудия Витлосемина

    « Красная звезда» №18, 22 января 1942 года Умножим наши усилия в борьбе с немецкими захватчиками! Все для войны! Все для фронта! Все для победы!…

  • Смерть фашистским людоедам!

    « Комсомольская правда» №13, 16 января 1942 года РОДИНА ПРИКАЗЫВАЕТ: ВПЕРЕД, НА ЗАПАД! СЫНЫ ОТЧИЗНЫ! УПОРНО И НАСТОЙЧИВО ОЧИЩАЙТЕ РОДНУЮ ЗЕМЛЮ…

  • Показания мертвых

    Л.Ганичев || « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии.…

  • Стальная гвардия

    « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии. Советские…

  • Е.Кригер. В Сталинграде

    Е.Кригер || « Литература и искусство» №46, 14 ноября 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Ответы тов. И.В.Сталина на вопросы корреспондента…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments