Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Илья Эренбург. Дневник немецкого унтер-офицера

«Красная звезда», 16 июля 1941 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №165, 16 июля 1941 года

Наши отцы и братья самоотверженной борьбой с помещиками и капиталистами создали советскую власть. Гитлер хочет вернуть помещиков и капиталистов, поработить и онемечить наш народ. Грудью защищай каждую пядь советской земли!



# Все статьи за 16 июля 1941 года.



Хорст Шустер полтора года тому назад был студентом. В феврале 1940 г. его призвали на военную службу. Предчувствуя исторические события, участником которых он станет, Хорст Шустер завел дневник. Надев военную форму, он меланхолично записал: «Хороша свобода! Да, теперь на время придется с ней распрощаться...»

Впрочем, Хорст Шустер быстро забывает о «свободе». Он гранатометчик, исправный солдат. Через полгода его производят в ефрейторы, через год он — унтер-офицер. Он деловито отмечает: «Унтер-офицерские знаки мне необходимы — они помогут мне как на службе, так и в финансовом отношении».

«Красная звезда», 16 июля 1941 года, пленные немцы, немецкие пленные, немцы в советском плену, немецкий солдат

Нельзя сказать, чтобы наш исполнительный унтер любил службу. Он пишет: «Служба состоит на восемьдесят процентов из дежурств. Самое противное это караул по воздушному наблюдению».

Удовольствие сидеть где-то в тылу, да еще когда назначают в караул! А товарищи Шустера развлекаются в завоеванной Франции. Говорят, что недели через две немцы займут Лондон. Сколько будет поживы! Хорст Шустер просит, чтобы его отправили на Западный фронт.

Наш культуртрегер приезжает в захваченную гитлеровцами Францию. Он полон сознания своего превосходства. Дикарь, который пишет с ошибками, высокомерно отмечает: «Наша германская культура выше. Иногда отвратительно смотреть на примитивную жизнь французского народа...»

Какое должно быть испытание для «культурного» унтера глядеть на «примитивный» народ, который смеет предпочитать парламент мордобою, а Романа Роллана доктору Геббельсу!

Впрочем, Хорст Шустер быстро утешается: он еще попал на об'едки пирога. Ему выдали «оккупационные марки». На эти фальшивые деньги он покупает ботинки и сувениры, ест, пьет. Он в упоении пишет: «Все баснословно дешево!.. Бутылка шампанского — одна марка... Когда нам не нравится еда, мы идем в город — прекрасный обед за одну марку: жареная курица, овощи, суп, салат из помидоров, фрукты и вдобавок вино. Да, да, это жизнь! Теперь поблизости наших квартир устроили публичный дом. Все мои товарищи говорят об этом целый день, и они массами направляются туда...»

Теперь мы знаем, что такое «жизнь», настоящая жизнь, для бывшего студента, ныне унтера германской армии: грабеж с помощью «оккупационных марок» и публичный дом, куда табунами несутся культуртрегеры.

Но вот приходит черный день: приказ о переводе Хорста Шустера из «примитивной» Франции в высококультурную Германию. Наш «патриот» льет горькие слезы: прощай, жареная курица! Прощай, дом терпимости! Шустер пишет: «Здесь жизнь была прекрасной, а мы должны теперь вернуться в Германию. Разве можно этому поверить?..»

Он все видит в мрачном свете. Даже победы германской армии его не радуют. По дороге в Германию он пишет: «За исключением некоторых предместий Оpлeaн разрушен. Страшно глядеть! Вдобавок стоит ужасная вонь — здесь поработали наши пикирующие бомбардировщики».

На родине нашего вояку, утомленного покупкой ботинок и сувениров, ждет заслуженный отдых. Он едет в свой родной Магдебург. Там нет ни жареных куриц, ни волшебного дома терпимости. Зато там ждет его хорошая арийская невеста по имени Эрика. Наш вояка отправляется с Эрикой в театр: «Мы слушали оперу «Кармен». К сожалению, за десять минут до окончания спектакля — проклятая воздушная тревога. В результате три часа в бомбоубежище! Мне не везет!..»

Бедный Хорст — ему пришлось провести ночь с Эрикой в бомбоубежище! Что за нахалы англичане! То ли дело, когда пикирующие самолеты уничтожали Орлеан...

И вот новый год — 1941! Гитлер сказал, что он будет годом победы, но Хорсту не по себе. Все ему не нравится. Забыты и курицы и Эрика. Он впадает в сомнения: «Почему у меня не может взять верх спокойное, счастливое настроение? У всех солдат то же самое. Мы всегда что-нибудь ищем. А что? Покоя? Музыки? Любовницу? Я даже не могу сказать, что именно. Самое лучшее, когда спишь, тогда ни о чем не думаешь...»

Так начинается протрезвление. Всем этим воякам смертельно надоела война, хотя из них мало, кто воевал по-настоящему. Хорст Шустер начинает думать, хотя в «памятке» немецкого солдата написано черным по белому: «Немецкий солдат никогда не думает, он повинуется». Тяжело для непривыкшего человека думать, и Шустер пишет: «Нас медленно доводят до сумасшествия».

А Гитлер тем временем подготовляет очередной поход. Идет военная суматоха. Шустер пишет: «Маршировать. Маршировать. Топаешь, как баран, и ничего не знаешь ни о положении, ни о целях. Это неправильно... Похоже на то, что опять что-то начинается. Одни говорят — Испания, другие — Ливия. Во всяком случае не на Англию...»

На месте Гитлера, прочитав такой дневник, я испугался бы — подумать, что унтер Шустер, посредственный человек, повторявший все глупости начальства, вдруг понял, что он «баран»!..

Гитлеровцы захватывают Балканы. Хорст Шустер сидит в тылу. Он упоен победами, он блеет, как баран. Но впереди его ждут горшие испытания.

12 июня Шустер со своей частью направляется в Восточную Пруссию. Они проезжают мимо деревень, населенных еще неистребленными поляками, и Шустер огорчен дурным отношением поляков к захватчикам. Наконец, он в пограничной деревушке. Он чувствует — что-то надвигается. Ему не говорят что. Он пишет 16 июня: «Атмосфера как-то сгущается. Мы перестраиваемся на военный лад. Где мы будем завтра?.. От нас до русской границы тринадцать километров».

Следующая запись короткая: «22 июня. 2 часа 30 минут пополуночи. Нас разбудили. Вперед, в Россию!»

«Бараны» пошли...

Затем Шустер пишет где-то под Двинском: «Мы находимся в очень серьезном положении, так как русские на нас наступают...»

Следующая запись 5 июля: «Мы много маршировали, мало спали. Только вчера нас, наконец, снова моторизировали. Русские нас угостили своими бомбами. Нашей роте пока что посчастливилось. Атмосфера опять сгущается, готовится что-то новое. Только весь вопрос — что именно?..»

Хорст Шустер, унтер-офицер 8-го полка 3-й мотомехдивизии, попал в плен. Он может сказать, что ему лично «посчастливилось». Он не ожидал такого благополучного конца. Одно дело есть во Франции жареных куриц, другое маршировать, когда на голову падают русские бомбы... Может быть, в плену Хорст Шустер задумается всерьез и надолго? Может быть, он поймет, как его обманывал Гитлер, гнал на убой. Они даже не знали, против кого идут воевать!.. Это автоматы с невестами и с пулеметами. Конечно, можно их очеловечить, научить думать, сделать из них людей. Но для этого нужно очень много бомб — когда Хорсту Шустеру было хорошо, он ел курицу и кричал «ура». И впервые задумался, когда ему стало плохо. Поход на Советский Союз станет начальной школой для миллионов баранов. // Илья Эренбург.
__________________________________________________________
О моральном облике гитлеровского офицера ("Красная звезда", СССР)
Немецкие офицеры в плену ("Красная звезда", СССР)
Дневник фашистского унтер-офицера ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
Воины Красной армии! Упорством, стойкостью, быстротой маневра парализуйте тактику врага, наносите ему удар за ударом


Пулеметчики уничтожили роту гитлеровских охранных отрядов «СС»

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 15 июля. (По телеграфу от наш. спец. корр.). Младший лейтенант Григорий Варызко обнаружил на окраине деревни П. двух немецких мотоциклистов и легковую машину с офицерами. По команде Варызко пулеметчики открыли огонь, и меньше чем через минуту гитлеровские бандиты были уничтожены. Один офицер пытался удрать, но затем поднял руки и сдался в плен.

Продолжая движение, пулеметчики взвода Варызко заметили на высоте Н. новые группы фашистов. Они расположились вокруг пяти автомашин. Снова прозвучала команда, и меткие очереди наших пулеметчиков стали косить врагов. Пьяные офицеры метались из стороны в сторону, но никому из них не удалось спастись.

Как оказалось, взвод Варызко уничтожил роту «СС» — отборных гитлеровских головорезов.


Колхозники-партизаны истребили фашистский отряд

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу). Перед вступлением немецких фашистов колхозники «Красного луча» — женщины, дети и старики покинули село. Остались только мужчины, способные носить оружие. Все имущество, машины, хлеб и скот колхоз своевременно отправил в тыл. Все было сделано для того, чтобы врагу не досталось ни одной крохи советского добра.

Когда враг стал приближаться, колхозники ушли в лес. Все были настороже, готовы к бою.

И вот парторг колхоза тов. В. получил сообщение, что две фашистские моторизованные части окружают село.

— Что же, нам не впервой громить врагов, — сказал парторг, старый партизан, бывший в 1920 году проводником конников 14-й дивизии.

Была светлая, лунная ночь. Колхозники осторожно пробирались через лес к большой дороге, по которой двигались прорвавшиеся фашистские мотомехчасти. Оружием партизанам служили лишь несколько старых винтовок, 4 гранаты да топоры, которые были у всех. Люди захватили « собой также бутылки с бензином.

Несколько часов колхозники, притаившись, лежали на опушке леса. Тем временем на дороге остановился отряд немецких мотоциклистов и танкистов. Они поджидали транспорт с горючим и боеприпасами. После полуночи вражеский лагерь замолк. Вокруг прохаживались часовые.

— Пора, — прошептал парторг. — Передайте всем, чтобы ни единого выстрела! Руби топором, хватай за глотку. Часовых снимаю я да Петро. Рубить без промаха.

Колхозники бесшумно подползали к лагерю с двух сторон, следуя за парторгом и бригадиром Петром. Они увидели, как сзади часового вдруг мелькнула коренастая фигура вожака партизанского отряда. Обезглавленный топором, часовой упал. Парторг мгновенно ринулся на другого часового. В это время по всему лагерю зазвучали глухие удары топоров. Это колхозники рубили фашистов.

Вражеский лагерь был полностью уничтожен. Три фашистских танка попытались отразить неожиданное нападение красных партизан. Прозвучало два орудийных выстрела, затрещали пулеметы. В ответ моментально полетели бутылки с бензином и зажженными фитилями. Вспыхнуло пламя. Три вражеских танка загорелись.

Сорок трупов фашистских мотоциклистов и танкистов — таков итог смелого налета красных партизан. Только часть машин успела выбраться и в панике удрать. Вслед им затрещали немецкие автоматы, которыми вооружились колхозники.

Машины, оставшиеся на поле боя, были полностью уничтожены.

Партизаны снова ушли в леса. // Иван Ле. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу)
________________________________________
Кто предал Таню* ("Красная звезда", СССР)
Иудин страх* ("Красная звезда", СССР)
Письма, написанные кровью* ("Известия", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
Фашистский зверь голоден. Он подбирается к нашему хлебу. Бдительно охраняйте продовольствие! При вынужденном отходе ничего не оставляйте врагу. Пусть фашистские гады подохнут с голоду!


Ефрейтор Домашкин

Рота занимает оборону на широком фронте. Ее огневые точки расположены в массиве заболоченного леса. Вот пулеметный блиндаж ефрейтора Домашкина и красноармейца Осечкина. Справа виднеется соседний окоп. Все подготовлено для отпора врагу.

К исходу дня немцы начинают бешеный артиллерийский обстрел и бомбежку наших позиций. Два с лишним часа слышится непрерывный грохот рвущихся снарядов и бомб. Однако результат этих огневых налетов весьма невелик: на всем участке обороны ранено несколько бойцов. Фашисты, уверенные, видимо, в эффективности своей артиллерийской подготовки, бросаются в атаку.

— Не стрелять до моего сигнала, — приказывает Осечкину ефрейтор Домашкин.

Когда солдатские мундиры замелькали у самой проволоки, Домашкин открыл из пулемета шквальный огонь. Осечкин вел стрельбу из винтовки. Передние ряды фашистов дрогнули. Несколько солдат повисло на проволоке, остальные откатились назад. Три раза отбивал Домашкин яростные атаки на свою огневую точку.

Видя, что в открытом бою не сломить упорства советских воинов, враг прибегнул к другому способу действий. Немцы решили выжечь лес и кустарник на передовых позициях, чтобы оголить местность и выкурить наши подразделения из блиндажей.

Посыпались десятки зажигательных снарядов и мин. Кругом вспыхивали деревья. Начался пожар. Языки пламени все ближе подбирались к блиндажу Домашкина, окружая его со всех сторон. Все вокруг заволокло дымом. Пользуясь этим, немцы подошли к огневой точке совсем близко и сосредоточились для броска.

Едкий дым просочился в блиндаж. Дышать стало трудно. Домашкин и Осечкин, намочив платки, прикладывали их к глазам, которые раз'едало дымом. Огонь стал уже лизать бревна укрытия, но ефрейтор продолжал посылать очередь за очередью в сторонy врага. Наконец, стало невозможно оставаться в блиндаже.

«Нужно что-то предпринять, — подумал Домашкин. — Отойти назад? Нет, ни за что. Погибать в огне тоже бессмысленно. Что же делать?». И ефрейтор принял дерзкое решение: прорваться сквозь горящий лес и торф навстречу врагу, подобраться к нему вплотную, маскируясь дымом, расстроить внезапным огнем ряды немцев и отбросить их.

— Отбиваться будем до последнего патрона. Назад ни шагу, — предупредил ефрейтор бойца.

Два боевых товарища выскочили из укрытия, миновали горящий участок и залегли, когда увидели мелькнувшие сквозь дым фигуры фашистских солдат. Этот маневр заметили два красноармейца с соседней огневой точки. Поняв замысел Домашкина, они поспешили ему на помощь.

На группу немцев неожиданно обрушился откуда-то с близкого расстояния фронтальный и фланговый огонь из пулеметов и винтовок. Немцы залегли, упрятав головы во влажный мох.

— Не стреляйте! — закричал кто-то из них на русском языке.

— Бросай оружие! — крикнул в ответ ефрейтор Домашкин.

Передний солдат, оставив на земле винтовку, медленно выпрямился. Его примеру последовали остальные. Домашкин сделал несколько шагов вперед. В облаке дыма на мгновение появился просвет, и это позволило сосчитать пленных. Их было двадцать семь. Немцы, увидев, в свою очередь, что красноармейцев всего-навсего четверо, зашевелились.

Три немца, что были позади, опустились на землю, схватились за винтовки и попятились назад. Наши храбрецы не спускали глаз с противника, и эта уловка была сразу замечена. Три метких выстрела, и фашисты остались лежать на месте.

— Руки вверх! — скомандовал тогда Домашкин.

Последним нехотя повиновался фашистский офицер.

— Вперед, шагом марш!

Но один немец украдкой схватился за кинжал, другой опустил руку в карман, намереваясь вытащить пистолет. Раздались еще два выстрела, и оба гитлеровца замертво рухнули наземь.

— Кто попытается сопротивляться, будет уничтожен, — предупредил пленных ефрейтор.

Двадцать два немца направились под конвоем в тыл роты. // П.МИЛОВАНОВ. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. (По телеграфу).


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Отделение ефрейтора Седина встретило во вражеском тылу четыре фашистских автомашины с грузом и три автомашины с мотопехотой. Дружным пулеметным и винтовочным огнем отделение остановило машины. Фашистские солдаты пытались окружить отважных красноармейцев, но каждая попытка врага сделать перебежку стоила ему нескольких солдат. Когда силы врага были надломлены, отделение бросилось в атаку и разгромило противника. Не имея возможности увести вражеские автомашины с боеприпасами в свою часть, красноармейцы взорвали их. Через три часа около образовавшейся на дороге огромной воронки от взрыва снарядов остановились 8 немецких автомашин с продовольствием. Услышав пулеметный огонь, раздавшийся из леса, шоферы и солдаты бросили автомашины и убежали. Красноармейцы уничтожили и эти автомашины.

* * *

Энскому авиаподразделению было поручено уничтожить аэродром противника, обнаруженный нашей разведкой в лесу. Штурман капитан Сергеев привел свое звено бомбардировщиков точно к аэродрому. Первые же бомбы вызвали пожар вражеских самолетов и взрыв заправочных цистерн. Второе и третье звенья самолетов бомбили ярко освещенную цель. Находившиеся на аэродроме 27 германских самолетов были уничтожены. Советские бомбардировщики возвратились на свою базу, потеряв два самолета.

* * *

Разведчик Никита Толстов дважды спас жизнь своему командиру. Отважный красноармеец, выручая командира, заколол штыком белофинского офицера и уложил из винтовки несколько солдат. Ефрейтор Константин Кожухаров во время боя увидел, что командир части подполковник Жаворонков тяжело ранен осколком снаряда. К месту, где упал т. Жаворонков, приближался вражеский танк. Ефрейтор Кожухаров поднял командира и перенес его за пригорок. Сдав раненого командира, ефрейтор вернулся на поле боя.

* * *

Обезумевшие фашистские хищники преступно нарушают международное право в отношении к раненым солдатам. Раненый красноармеец Зудин, отбитый нашими войсками из фашистского плена, рассказал о бесчеловечном отношении фашистов к пленным. Вместе с красноармейцем Федоровым он был захвачен немцами в полевом лазарете. После отказа отвечать на вопросы офицера о расположения частей Красной Армии, раненые красноармейцы были избиты и подвергнуты зверским пыткам. Красноармейца Федорова офицер пытал лично. Накаленным на огне костра штыком он прожигал Федорову руки, колол в грудь и спину. Не добившись ответа, фашист застрелил Федорова. Зудина пытал офицер из штурмового отряда. Он отрубил ему несколько пальцев на руке, проколол ладонь правой руки и выбил глаз.

* * *

Посты воздушного наблюдения сообщили о приближении к аэродрому девяти фашистских бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Через несколько минут советские летчики были высоко в воздухе. Первой на врага бросилась эскадрилья капитана Репина, расстроившая боевой порядок вражеских самолетов. Следующие советские эскадрильи начали уничтожать отдельные группы фашистских самолетов. За 30 минут боя немцы потеряли 6 бомбардировщиков и 4 истребителя. Один фашистский бомбардировщик и три истребителя, пытавшиеся вырваться из боя и добраться до нашего аэродрома, были подбиты зенитными батареями. На наш аэродром не вернулись два истребителя.

* * *

Внезапной атакой наших частей в районе Н. уничтожено два германских батальона пехоты. В бою было взято в плен 320 немецких солдат и офицеров. Среди трофеев — 6 противотанковых пушек, четыре миномета, 12 мотоциклов, радиостанция и боеприпасы. В ранцах у некоторых германских солдат обнаружены награбленные ими в захваченных городах золотые и серебряные вещи. У унтер-офицера Отто Оппель оказалось 8 пар золотых и серебряных часов, 12 обручальных колец и различная серебряная церковная утварь.

* * *

По узкой дороге передвигались неприятельские автомашины, повозки и орудия. Наша батарея открыла огонь по вражеской колонне. Одна из вражеских автомашин вспыхнула. Среди фашистов началась беспорядочная суматоха и давка. Машины врезались в конные обозы. Наши артиллеристы продолжали огонь. Наводчики Кунгин и Зиневич уничтожили несколько десятков автомашин, орудий и много фашистских солдат. Враг в беспорядке отступил, но попал под огонь второй батареи. Бойцы Александров и Егоров прямой наводкой уничтожили батарею противника. Отвагу и находчивость проявил младший лейтенант Вилков. Увидев появившиеся слева вражеские танки и конницу, заходившие в тыл нашей пехоте, тов. Вилков повернул орудие и несколькими снарядами рассеял конницу и танки.

* * *

На-днях в расположение энской красноармейской части, действующей на Западном направлении, явились две колхозницы сельхозартели «Новая жизнь» Анна Межевова и Галина Остапенко. Поседевшие от горя женщины, измученные восьмидневными скитаниями по лесам и болотам, рассказали командиру части майору Багдасарову о чудовищных зверствах гитлеровских захватчиков. В ночь на 29-е июня в колхоз ворвались немецкие танки. Танкисты, угрожая пулеметами, согнали крестьян на площадь перед сельским советом. Фашисты схватили председателя сельского совета пятидесятилетнего беспартийного крестьянина Александра Даниловича Николаенко и привязали его за руки и ноги к двум танкеткам. Танкетки двинулись в противоположные стороны, и у Николаенко были вырваны руки и ноги. В страшных мучениях, с проклятием фашистским разбойникам на устах, председатель сельсовета скончался перед потрясенными крестьянами. Фашистские офицеры, угрожая поголовным расстрелом, потребовали выдать остальных депутатов сельского совета. Когда крестьяне отказались выполнить это гнусное приказание, фашисты схватили семерых стариков-крестьян, связали их веревками и поставили в центре площади. По команде фашистского офицера тяжелый танк передавил своими гусеницами всех семерых колхозников. Три часа бесчинствовала в колхозе фашистская банда. Пьяные немецкие солдаты зверски насиловали девушек. Красноармейцы части майора Багдасарова, выслушав страшный рассказ колхозниц, поклялись беспощадно отомстить фашистским извергам. // Совинформбюро.


**************************************************************************************************************************************************
Песня партизан


Поднимайтесь, воины народа,
Партизаны сел и городов.
Наша честь и правда и свобода
Голос свой слили в единый зов.

Родина сзывает нас сиреной,
Вождь зовет нас, братьев и сестер.
На войне и правой и священной,
Как один, врагу дадим отпор.

Отстоим родную землю грудью,
Мы не зря в боях ее прошли.
Не хотим — так значит и не будет,
Не топтать врагу родной земли.

Все в ружье! Сосед зови соседа!
Нас связала общая борьба.
Если жертвы требует победа —
Лучше смерть в бою, чем жизнь раба.

Рейды в тыл, удары в лоб ночные!
Повторить их нам пора пришла.
Вспомним, братья, годы боевые,
Вспомним партизанские дела.

Выше звезд сияет наша слава,
Не дрожит оружие в руках.
Встанем на мостах, на переправах,
На дорогах, в селах, в городах.

Если-ж вдруг придется поневоле
Хоть кусок земли родной отдать, —
Только дым, огонь и пепел в поле
Будет враг в пути своем встречать.

Все в ружье! Сосед зови соседа!
Нас связала общая борьба.
Если жертвы требует победа —
Лучше смерть в бою, чем жизнь раба.

Михаил ГОЛОДНЫЙ.

________________________________________________
Фашистский солдат* ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Олухи ("Красная звезда", СССР)
В.Бредель: Школа убийц* ("Правда", СССР)
Гитлеровские вояки в июне и сентябре* ("Правда", СССР)
Фашистские орды убийц и насильников* ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Облик фашистской армии* ("Красная звезда", СССР)
Фашистские случные пункты для арийцев* ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)
Настроения отступающих немецких солдат* ("Красная звезда", СССР)
Солдат блицкрига - был да весь вышел? ("The New York Times", США)
Система оболванивания в германской армии ("Красная звезда", СССР)
О моральном облике гитлеровского офицера* ("Красная звезда", СССР)
Моральное состояние гитлеровского солдата* ("Красная звезда", СССР)
Документы о кровожадности фашистских мерзавцев* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №165 (4920), 16 июля 1941 года
Tags: 1941, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Илья Эренбург, Совинформбюро, газета «Красная звезда», дневники немецких солдат, июль 1941, лето 1941, немецкий офицер, советские партизаны
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1941” Tag

  • Город на линии огня

    Б.Лапин, З.Хацревин || « Красная звезда» №177, 30 июля 1941 года Красноармеец! Родина зовет тебя на подвиги. До последней капли крови…

  • Среди бела дня раздается выстрел...

    Р.Кармен || « Известия» №178, 30 июля 1941 года СЕГОДНЯ В ГА3ЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах…

  • Алексей Толстой. Почему Гитлер должен потерпеть поражение

    А.Толстой || « Красная звезда» №177, 30 июля 1941 года Красноармеец! Родина зовет тебя на подвиги. До последней капли крови защищай нашу…

  • 27 июля 1941 года

    «Красная звезда»: 1943 год. «Красная звезда»: 1942 год. «Красная звезда»: 1941 год. # Все статьи за 27 июля 1941 года.…

  • Мы идем в бой с именем Сталина!

    Ю.Скаковский || « Известия» №171, 22 июля 1941 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указ Президиума Верховного Совета СССР. От Советского…

  • Просчет фашистского генерала Баха

    Бр.Тур || « Известия» №170, 20 июля 1941 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указ Президиума Верховного Совета СССР о назначении…

  • Боевые задачи металлургов, нефтяников, угольщиков

    « Известия» №169, 19 июля 1941 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой…

  • 17 июля 1941 года

    И.Эренбург || «Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 16-18 # Все статьи за 17 июля…

  • Фашизм — враг славянства

    Вс.Иванов || « Известия» №166, 16 июля 1941 года Красная Армия упорно борется за каждую пядь советской земли, изумляя мир своей храбростью и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments