Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Капитан Стеженко. Что произошло в районе озера Хасан?

газета «Правда», 28 августа 1938 годаКапитан Стеженко || «Правда» №237, 28 августа 1938 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Вручение орденов Союза ССР (1 стр.). ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ: СТАТЬЯ: М.Квасов — Рост парторганизаций Украины. Г.Микуров — Политическая работа среди кустарей. А.Рогачева — Подготовка партийного собрания (2 стр.). М.Тамарин — На строительстве Куйбышевского гидроузла (4 стр.). А.Кротков — Без огонька (4 стр.). Общемосковское собрание призывников (1 и 3 стр.). Капитан Стеженко — Что произошло в районе озера Хасан? — Записки участника боев (3 стр.). И.Верховцев, Е.Фоменко — Когда будет наведен порядок на крымских курортах (4 стр.). А.Перепухов — Дела и дни платоновской газеты (4 стр.). СТИХИ: А.Исаков — Если в поле колосится (4 стр.). Я.Викторов — Визит Хорти в Берлин (5 стр.). Внутриполитическое положение во Франции (1 стр.). Мобилизационные мероприятия фашистской Германии (1 стр.). Положение в Чехословакии (6 стр.). На фронтах в Испании (5 стр.). Позиция Комитета по невмешательству (5 стр.). Внешняя политика Англии (1 стр.). Военные действия в Китае ( 5 стр.).



# Все статьи за 28 августа 1938 года.



(Записки участника боев)



Посьетский район, самая южная часть Дальневосточного Приморья, мало известен в западной части Советского Союза, однако он имеет весьма важное значение. Здесь сходятся границы СССР, Манчжурии и Кореи.

Наша граница с юга на север сначала проходит по реке Тумень-Ула, отделяя советскую территорию от Кореи. Протянувшись так около 25 километров, граница с Кореей переходит в границу с Манчжурией и отступает от реки. В этом месте между СССР и Кореей вклинивается длинным узким языком территория Манчжурии.

Пограничный участок Посьетского района изобилует низменностями и озерами. Одно из озер за последнее время стало известно всему миру. Это — озеро Хасан с прилегающими к нему с запада высотами Заозерной (Чанкуфын) и Безымянной, где советские пограничники и войска Приморской 1-й армии в течение двенадцати дней вели упорные бои с японскими захватчиками, посягнувшими на неприкосновенность советской территории.

Почему японская военщина избрала для новой вооруженной авантюры район озера Хасан?

Ответ на этот вопрос следует искать в характере местности и особенностях топографии Посьетского района.

Озеро Хасан и расположенная около него гряда высот, или сопок, как их называют у нас в Приморьи, находится всего в 10 километрах от берегов Тихого океана, а по прямой — в 130 километрах от Владивостока.

Если у Владивостока граница отстоит от побережья еще сравнительно далеко, километрах в 60—70, то чем дальше на юг, тем все ближе и ближе подходит она к берегу Японского моря. Здесь местность представляет собой узкую прибрежную полосу, сплошь болотистую и низменную, где движение возможно лишь по немногим тропам и проселочным дорогам. Дальше на север, вплоть до Владивостока, все побережье составляет также низменность, которая широко открывается взору с немногочисленных сопок, возвышающихся над болотистой равниной.

Такими сопками, открывающими обзор на Посьетский залив, являются высоты Заозерная (Чанкуфын) и ее соседка с севера — Безымянная, по вершинам которых проходит граница, установленная Хунчунским договором.

Как Заозерная, так и Безымянная составляют вершины одного и того же скалистого кряжа, спускающегося по нашу сторону границы прямо в озеро Хасан.

Хотя обе сопки и невысоки (Заозерная имеет в вышину около полутораста метров), но в условиях окружающей ровной местности в ясную погоду с них видно все наше побережье. Наши пограничники в удачные дни, когда рассеиваются очень частые здесь туманы, в бинокль наблюдают и берег, и дальние острова, разбросанные вдоль побережья на пути к Владивостоку.

Если бы японцы удержали в своих руках эти высоты, то их укрепления, наблюдательные пункты и огневые средства, расположенные на сопках, дали бы им возможность держать под наблюдением и прямым огнем весь участок нашей территории к югу и западу от залива Посьет. А обоснуйся японцы на высотах, они непосредственно угрожали бы и нашей бухте Посьет, и побережью в направлении к Владивостоку.

Начиная свою авантюру, японская военщина рассчитывала на обеспеченный успех. Ее успокаивал исключительно трудный для нашей обороны характер местности, прилегающей к озеру Хасан. Сразу же за сопками Заозерной и Безымянной, если итти от границы в глубь нашей территории, лежит озеро Хасан, вытянутое на 4—5 километров с севера на юг вдоль границы. Его северный и южный края находятся от границы на расстоянии каких-нибудь 150—200 метров. Таким образом, обе сопки отделены от остальной советской территории широкой водной преградой, обойти которую на пути к сопкам можно только в непосредственной близости от границы по двум очень узким проходам.

Каждому понятно, какие большие преимущества это давало японским войскам, нацелившимся на сопки, и какие трудности создавало для нас.

Японцы рассчитывали, несомненно, также и на то, что болотистая местность и ограниченное число дорог не дадут нам возможности использовать танки и подвезти тяжелую артиллерию.

Как впоследствии выяснилось, японцы заблаговременно готовились к пограничному нападению. 19-я японская дивизия, расположенная в северной, приграничной части Кореи, была отмобилизована и содержалась в составе военного времени в количестве не менее 20 тысяч человек. К району нападения были подтянуты тяжелая, зенитная артиллерия и бронепоезда.

Японская военщина предвкушала успех своих планов, строя их на учете больших трудностей, встававших перед нами в обороне советских рубежей на подступах к Посьету.

Но в своих расчетах японцы жестоко ошиблись. Красная Армия, выпестованная партией Ленина—Сталина, воспитанная, как и весь советский народ, на преодолении любых трудностей, еще раз показала всему миру, что нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять!

* * *

Застрельщиками нападения были японские пограничные отряды. Темной и туманной ночью 28 июля около роты японских пограничников скрыто сосредоточилось у склонов сопок Заозерной и Безымянной по свою сторону границы. 29 июля днем они внезапно атаковали Безымянную. В это время на Безымянной находился наш пограничный наряд в составе одиннадцати человек.

Несмотря на явный перевес сил на стороне японцев, пограничники встретили нападающих решительным отпором. Завязался жестокий бой, перешедший в рукопашную схватку. Пограничники, отбивая навалившегося врага штыками и прикладами, дрались до последней возможности. Пять человек из состава наших бойцов были убиты, а остальные ранены. Не имея сил больше удерживать высоту, пограничники были вынуждены ее оставить.

Услышав перестрелку, к месту боя выступил резерв пограничного отряда; штыковой атакой и гранатами японцы были отброшены с Безымянной. Они отошли за границу, оставив на нашей стороне своих убитых.

С самого начала вылазка японцев потерпела неудачу. Им потребовались дополнительные силы и некоторое время на сосредоточение. На следующий день — 30 июля около озера Хасан было спокойно. На гребнях сопок были расположены наши пограничные посты.

31 июля перед самым рассветом, когда густой туман окутывал местность до самых вершин сопок, японцы совершили новое нападение. На этот раз они атаковали обе высоты — и Безымянную и Заозерную. Теперь с их стороны действовали уже не пограничные отряды, а полевые войска с большим количеством пулеметов, минометов и артиллерии. Как потом было установлено по убитым, японцы бросили в атаку два пехотных полка 19-й дивизии, поддержанных сильным артиллерийским огнем.

Хлынувшие через границу японские войска столкнулись с нашими пограничными частями. Весь день 31 июля и 1 августа бой в районе озера не прекращался. Пограничники поражали японцев огнем своих пулеметов, штыками и ручными гранатами. Даже будучи раненными, бойцы оставались в строю, отказываясь от направления в тыл и продолжая мужественно драться с врагами. Однако перевес в силах был на стороне японцев; прокладывая себе дорогу ценой больших потерь, устилая путь убитыми и ранеными, японцы оттеснили наших пограничников и проникли вглубь советской территории до 4 километров.

Захватив Безымянную и Заозерную, японцы начали их спешно укреплять, строить окопы и создавать различные препятствия. Они использовали каменистые склоны сопок, расположили укрыто свои пулеметы и артиллерию, за отдельными камнями разместили снайперов. Обе высоты были превращены в основу японской обороны на озере Хасан. Огонь пулеметов с сопок и артиллерии, сосредоточенной за ними, запирал единственные подступы к высотам с севера и юга между границей и озером.

Наше командование, встретившись с фактом ввода японцами в бой полевых войск, приказало полевым частям Красной Армии выступить на поддержку пограничников и уничтожить захватчиков, нагло вторгшихся на советскую территорию. Одновременно с этим строжайше было приказано не переходить границы.

Наш полк, находившийся в расстоянии около перехода от района боев, получил приказ о немедленном выступлении. Головной батальон форсированным маршем двинулся к озеру Хасан, за ним следовали остальные батальоны.

2 августа полевые части войск 1-й армии, расположенных в Посьетском районе, вступили в бой с захватчиками. Был туманный день, моросил дождь. Противник открыл ураганный артиллерийский огонь. Однако это не могло нас остановить. Дружным натиском пограничных частей и полевых войск противник был отброшен за озеро Хасан. Поздно вечером наши войска приблизились к занятым японцами сопкам Заозерной и Безымянной.

Японцы находились в чрезвычайно выгодных тактических условиях. Перед их позициями лежало озеро, которое не позволяло нам атаковать высоты с фронта. Для того, чтобы выгнать врага с советской земли, нам надо было обходить края озера, то-есть двигаться вдоль самой границы, попадая под жестокий огонь японских войск, которые находились не только на высотах Заозерная и Безымянная, но и на других возвышенностях, тянущихся вправо и влево вдоль границы.

Мы были зажаты на узком пространстве между озером и границей. Конечно, мы могли бы значительно быстрее расправиться с зарвавшимся врагом, если бы нарушили границу и овладели сопками, обходя их по манчжурской территории. Но наши части точно выполняли приказ командования и действовали в пределах своей территории. В последующие дни мы увидели, насколько это было трудным.

Наш батальон наступал на японцев через южный подступ, имея задачей занять Заозерную. Перед нами лежало пространство в полтораста метров, сплошь оплетенное проволокой и находившееся под перекрестным пулеметным огнем. Через этот лабиринт огня и проволоки нам предстояло пробиться и выбросить захватчиков с советской земли. В таком же положении находились наши части, наступавшие через северный подступ на Безымянную.

Всю ночь и последующие дни мы отбивали непрекращавшиеся контратаки японцев, штыковыми ударами отбрасывали врага назад, на его позиции. Мы двигались вперед, дерясь буквально за каждый шаг; ни ожесточенные контратаки японцев, ни огонь пулеметов, который не прекращался ни на минуту, не могли остановить наших бойцов. Медленно, но неуклонно мы приближались к японским заграждениям.

Бойцы-дальневосточники, пламенные патриоты, не считаясь ни с какими трудностями, стремились быстрее выполнить поставленную командованием задачу. Одна из рот попросила у командования разрешения проникнуть через заграждения и атаковать японцев. Добровольцы, конкурируя друг перед другом, настойчиво добивались удовлетворения их просьбы. Командование разрешило.

Под покровом тумана смельчаки рассредоточились на полутораста метрах лежащего впереди пространства и, преодолевая проволоку, подползли к японским укреплениям. Когда туман рассеялся, они были обнаружены японцами, но успели за это время окопаться настолько, что, как ни старались японцы выбить их, ничего не выходило.

За эти дни наше командование закончило сосредоточение технических средств в количестве, необходимом для решительного удара по захватчикам.

4 и 5 августа шли беспрерывные дожди. Дороги размокли, болота превращались в озера, что еще больше осложняло наше маневрирование.

6 августа — день годовщины Дальневосточного Краснознаменного Фронта. С утра, как всегда, было туманно. Около полудня туман прояснился. Вдруг загудело небо. Это шли наши самолеты. Вот один десяток, другой, третий, четвертый... их было много. В боевом строю они шли на противника.

Поднялись вверх столбы земли на безлесных гребнях занятых японцами сопок, взлетели обломки японских орудий, щепки разрушенных японских укреплений.

Как бы споря в мощности с разрывами авиабомб, загрохотала наша артиллерия. Ее снаряды ложились в полосе японских позиций. Мощная артиллерийская подготовка слилась воедино с авиабомбардировкой. Как видно, не сладко чувствовали себя японцы, получая наши гостинцы!

Вслед за бомбардировщиками включились в бой истребители. Пулеметным огнем они поливают японскую пехоту.

Пришла очередь для действий нашей пехоты. В сопровождении танков она ринулась в атаку через узкое пространство. Японская артиллерия бьет по танкам прямой наводкой. Танки, ныряя в неровностях местности, осторожно выбирают узкие полоски проходимого пространства, давят проволоку и врезаются в расположение японских позиций. Бойцы разрывают проволоку ножницами, подрывают ее ручными гранатами. Наши замечательные бойцы, пренебрегая огнем японской артиллерии, установленной на манчжурской территории, уверенно двигаются вперед; подразделения соревнуются друг с другом в том, чтобы первыми войти с красными знаменами на родную советскую Заозерную сопку.

К вечеру самолеты повторили атаку. Опять гром разрывов, столбы земли. Артиллерийский огонь японцев ослаб, видно несколько японских батарей были подбиты нашей авиацией и нашей артиллерией.

Я не участник империалистической войны, но знаю по описаниям, какой силы достигал огонь на фронте в период наиболее напряженных боев. 6 августа и в последующие дни мы проделали то, что проделывалось в те времена при атаке сильно укрепленных позиций и что вошло в историю, как примеры небывалого упорства и обороны и наступления.

Спустилась ночь. Бой не прекращался, но японцы начали сдавать. Еще нажим, еще раз бросок в атаку. С криками: «Ура! Да здравствует великий Сталин!», бойцы стремятся вверх по крутым склонам сопки. Враг не выдержал, — сопка наша! Заозерная (Чанкуфын) снова в наших руках.

На рассвете на Заозерной развевались красные знамена.

Японцы успели основательно укрепиться на высоте. Они оставили окопы глубиной в полный профиль, убежища и блиндажи для пехоты, основательно разрушенные действиями нашей авиации и артиллерии. Проволочные заграждения перед японскими позициями были построены в 3—4 ряда кольев, впереди них были отрыты противотанковые рвы. В оставленных самураями окопах мы нашли несколько сот порожних бутылок из-под спиртного различных марок.

Японцы не хотели помириться с потерей высоты. Озверелые, с криками «банзай», они карабкались по камням на сопку. Наши бойцы подпускали их на близкое расстояние, а затем забрасывали ручными гранатами. Так отбивались неоднократные контратаки японцев. Большинство наступавших оставалось на месте убитыми, а уцелевшие скатывались обратно вниз.

В дальнейшие дни основные бои развернулись на высоте Безымянная, где японцы еще занимали часть нашей территории. Стараясь выбить японцев, наши части невольно вклинились метров на 300—400 в японское расположение по ту сторону границы.

Японская артиллерия продолжала вести огонь, стараясь подбить наши орудия. Однако огонь японцев страдал одним «дефектом»: снаряды попадали куда угодно, только не в цель. Наша артиллерия уверенно выполняла свои задачи, поражая неприятельские орудия. 8 августа по нашему батальону открыла усиленный огонь одна из японских батарей, препятствуя нашему наступлению. После того как наша артиллерия направила огонь по этой батарее, мы на себе почувствовали успешные результаты работы наших артиллеристов: сначала японский огонь ослаб, а затем прекратился.

Бои за Безымянную богаты эпизодами героического поведения бойцов-патриотов. 9 августа группа смельчаков-добровольцев испросила у командования разрешения уничтожить две японских укрепленных точки, которые в особенности мешали нашим действиям. Ночью смельчаки подползли к укрепленным точкам, заложили фугас и взорвали одну из них. Другую точку они вынудили замолчать, ведя непрерывный огонь по амбразуре, откуда до этого стрелял японский пулемет.

Одно из наших отделений, скрыто подойдя к расположению противника, своим умелым огнем уничтожило японский взвод

На южном участке в тот же день, 9 августа, когда около двух рот пехоты противника, переправившись через реку Тумень-Ула, собирались нас атаковать, они были уничтожены: одна рота на месте нашим артиллерийским огнем, а другая — при отступлении вплавь через реку. Прекрасно действовали наши саперы, которые под огнем японцев строили укрепления на отбитых нами высотах.

Громадными усилиями преодолевая трудности местности и японской обороны, наши бойцы, командиры и политработники последовательно выполняли волю советского народа, выраженную вождем народов товарищем Сталиным: «Ни одного вершка своей земли не отдадим никому».

Мы не хотим ни корейской, ни манчжурской земли, но советуем вам, господа японцы, оставить надежды на владение нашими сопками, озерами, пашнями, городами. Если не хотите сойтись на этом по-хорошему, мы вас убедим силой, сколько бы войск вы ни собрали и каких бы нам это усилий ни стоило. Такими настроениями были проникнуты все, кто в те дни дрался с захватчиками. Великая сила любви к родине, горячее чувство советского патриотизма руководили нашими действиями в эти незабываемые дни. С именем великого Сталина на устах, под красными знаменами страны социализма мы шли в бой и побеждали. Готовность всей необ’ятной Советской страны отразить налетчиков воодушевляла нас в тяжелых условиях боевой работы.

Беспартийные красноармейцы и командиры в период боев массами подавали заявления о принятии их в партию и комсомол. «Хотим итти в бой членами партии Ленина—Сталина, членами ленинского комсомола», — заявляли они. В бою они своим беззаветным геройством доказали преданность делу партии и искренность своего стремления быть в ее рядах. Сейчас они влились в нашу партийную и комсомольскую семью. Партийные и беспартийные большевики, борясь плечом к плечу, победили трудности и вышвырнули обнаглевших самураев с родной земли.

К моменту перемирия, которое было об’явлено 11 августа, на советской территории не было больше ни одного японского солдата. Японцы попытались было в самый последний момент выдвинуться вперед на нашу территорию, накапливаясь за камнями сопки Заозерная. Они воспользовались тем, что огонь с нашей стороны был прекращен ввиду начавшегося перемирия. Однако настойчивая позиция нашего командования заставила японцев уважать заключенное соглашение и отойти на линию, которую они занимали до перемирия.

Сейчас мы уверенно держим в своих руках отвоеванные сопки, политые кровью сынов социалистической родины, павших на защите советских границ. // Капитан Стеженко.


********************************************************************************************************************
ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО ФАШИСТСКИХ ЧИНОВНИКОВ


Специальный корреспондент газеты «Дейли геральд» пишет, что фашистская Германия в настоящее время «захлебывается волной взяточничества». Это явление приняло такие огромные размеры, что даже начальник германской тайной полиции (Гестапо) Гиммлер издал по этому поводу «строгий» приказ. Однако, несмотря на всю строгость приказа, взяточничество с каждым днем принимает все большие размеры.

По словам корреспондента, одной из главных причин широко распространенной системы взяточничества в Германии является «отсутствие веры в устойчивость фашистского режима у самих фашистских чиновников». «Теперь или никогда» — таков девиз этих людей, когда они видят возможность «заработать» деньги. «Мы, — говорят они, — возможно, завтра уже не будем у власти. Так давайте жить сегодняшним днем».

☆ ☆ ☆

МАССОВЫЕ АРЕСТЫ РАБОЧИХ В ГЕРМАНИИ

ПРАГА, 28 августа. (ТАСС). Антифашистский бюллетень «Дейче информационен» сообщает, что во всех областях Германии продолжается принудительная мобилизация рабочих на фортификационные работы.

В Австрии в течение последнего месяца мобилизовано 20 тысяч человек. Все они отправлены на фортификационные работы в разные районы Западной Германии.

Как сообщают из Франкфурта-на-Майне, там в последние дни произведены массовые аресты среди рабочих. Причина арестов — рост недовольства рабочих военными приготовлениями фашистской диктатуры. За последние пять месяцев во Франкфурте арестовано 105 антифашистски настроенных рабочих. 14 из них были в застенках Гестапо (германская тайная полиция) замучены до смерти. На одном только предприятии фирмы «Адлер Верке» арестовано 42 человека. К арестованным никто из родных не допускается. Писать им также запрещается.


********************************************************************************************************************
ЕСЛИ В ПОЛЕ КОЛОСИТСЯ


Если в поле колосится
Густая пшеница,
Нам ли, сталинским орлятам,
Да (й) не веселиться?
Нам ли, сталинским орлятам,
Да (й) не веселиться?
Казак сытый и богатый,
Казак не журится.
Ходят волны на Амуре,
Корабли качают,
Если надо, козаченьки
Коней поседлают.
Если надо, козаченьки
Коней поседлают.
Нашу радость Ворошилов
Зорко охраняет.
Наши шашки — острорубки,
Танки — быстроходки,
Хлеб комбайнами докосят
Женушки-молодки.
Хлеб комбайнами докосят
Жены молодые,
Понесут нас в битву кони —
Соколы степные.
Горе будет вам, фашисты,
В битве с казаками.
Мы засеем чисто поле
Вашими костями.
Мы засеем чисто поле
Вражьими костями.
Мы расправимся с врагами,
Как орлы с гусями.
Нам ли, сталинским орлятам,
Да (й) не веселиться?
Если враг задумал драку,
Казаку не спится.
Если враг задумал драку,
Казаку не спится.
Казак ходит, шашку точит,
Казак не журится.

А.Исаков.


* * *

ПРОИСШЕСТВИЯ


*Подпольный абортарий. Ветеринарный фельдшер Осинцев и бывшие медицинские сестры Никульская и Орловская продолжительное время занимались в Свердловске калечением женщин. Невежественные люди производили аборты, пользуясь в качестве «инструментов» проволокой и гвоздями. Для двух женщин аборты кончились смертью. Преступники арестованы и предаются суду.

______________________________________________
Г.Сазыкин: За родину! || «Правда» №241, 1 сентября 1938 года
Л.Соболев: Если завтра война || «Правда» №203, 25 июля 1938 года
«СССР — великая новая страна» || «Правда» №216, 7 августа 1938 года
Могучая армия советского народа || «Правда» №223, 14 августа 1938 года
Л.Козлов: Дезертирство в германской армии || «Правда» №208, 30 июля 1938 года
Фашизм — это война! Социализм — это мир! || «Правда» №210, 1 августа 1938 года
Э.Хэмингуэй: Человечество этого не простит! || «Правда» №210, 1 августа 1938 года
400 японских солдат бежали от горсточки советских пограничников || «Правда» №239, 30 августа 1938 года

Газета «Правда» №237 (7562), 28 августа 1938 года
Tags: 1938, газета «Правда», герои Хасана
Subscribe

Posts from This Journal “1938” Tag

  • Замечательная молодежь страны социализма

    « Известия» №253, 29 октября 1938 года Горячий привет ленинскому комсомолу— могучему резерву большевистской партии и ее верному помощнику — в…

  • Джамбул. Комсомолу

    Джамбул || « Правда» №299, 29 октября 1938 года СЕГОДНЯ — 20-ЛЕТИЕ ЛЕНИНСКО-СТАЛИНСКОГО КОМСОМОЛА «Комсомол всегда шел у нас в первых рядах…

  • М.Кольцов. «Испанский дневник»

    А.Толстой, А.Фадеев || « Правда» №305, 4 ноября 1938 года Пролетарии всех стран! Угнетенные народы колоний! Выше знамя освободительной…

  • Алексей Толстой. Кровавый ужас

    А.Толстой || « Правда» №321, 21 ноября 1938 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Интеллигенция села Лизиновки: П.Пикалов — Большая культурная сила. Т.Квасов…

  • Фашистские погромщики

    Обозреватель || « Правда» №316, 16 ноября 1938 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звание Героя…

  • Гонения на евреев в Германии

    « Правда» №317, 17 ноября 1938 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Двадцать лет назад под давлением мощного народного движения против иноземного ига началась…

  • Экономика фашистской Германии

    « Правда» №316, 16 ноября 1938 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звание Героя Советского Союза…

  • Мощь Красной Армии

    « Правда» №311, 11 ноября 1938 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Вручение орденов Союза ССР (1 стр.). ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ: Н.Ильинский — Колхозные агитаторы.…

  • А.Серов. О героях и героизме

    А.Серов || « Правда» №306, 5 ноября 1938 года Да здравствует наша родная, непобедимая Красная армия, могучий оплот мирного труда народов СССР,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment