Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург: статьи о войне 1941-1945**

Красная звезда, смерть немецким оккупантам

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



Досье-шпаргалка: Выписки из не самых популярных и по большей части хорошо забытых статей Ильи Эренбурга, опубликованнных им в период 1941-1945 г.г. в газете "Красная звезда".

19.08.44: На границе Германии, друзья-воины, совесть Россия, повторим еще раз священную клятву: ничего не забыть! Мы даем эту клятву замученным детям. Мы даем эту клятву тем цветам, которые не доцвели в июне 1941 года. Мы даем эту клятву потерянной молодости и оскорбленной старости. Мы не фашисты, мы воины совести, разума, добра. Совесть требует кары убийцам. Разум гласит: только огнем можно отучить немцев от набегов. Добро нас обязывает не щадить палачей.

Нас привел к границе Германии человек, который знает, что такое слезы матери. Сталин знает, как немцы зарывали в землю живых детей, и в самые черные дни Сталин нам говорил, что мы победим злодеев. Сталин приведет нас в Берлин. И если найдется в мире человек, который забудет о том, что сделали немцы, его проклянут могилы невинных. А мы знаем, что не забудет этого Сталин и не забудет Россия. Мы говорим это с тем спокойствием, которое бывает у старой, накаленной и неодолимой ненависти. Мы говорим это теперь: на самой границе. ("Красная звезда", СССР)

19.12.43: Кого не потрясет эта будничность злодеяний, что страшного в этих людях? Вы видите немца, который в Германии няньчил детей, по воскресеньям пил пиво и горланил, ходил дома в рваном пиджачишке, чтобы не протереть рукава, копил пфенниги, украшал стены своей квартиры надписями «нюхай цветы и всех счастливей будешь ты». Это было одной половиной его существа: бюргерская аккуратность, тупость, пошлость, мнимое благодушие в те часы, когда выпадали лишняя кружка пива или лишняя копейка. Однако этот же немец, краснея, даже лиловея, вопил: «Германия превыше всего». Он уверовал в гений злобного упыря, маленького и низкого человека, сочетающего бесноватость с хитростью и ущемленное честолюбие с самовлюбленностью. Немец завопил: «Гейль Гитлер». На стенах попрежнему висели филистерские сентенции, но уж не к цветам, а к запаху крови принюхивался немецкий бюргер. Грубость и жестокость, издавна бывшие свойствами среднего пруссака, нашли наконец-то государственное и даже мнимофилософское оформление...

Немец, этот примитивный организм, зачем-то снабженный извилинами мозга, но на самом деле состоящий из одного гипертрофического желудка, способен убить сотни умных, добрых и прекрасных людей. Он способен сжечь библиотеку, разбить статую, растоптать ребенка. ("Красная звезда", СССР)

26.09.43: В этот торжественный час я думаю о нашем большом товарище. О нем теперь говорит весь мир. В дни испытаний он стал солдатом родины, ее первым солдатом. Он слил свою душу с душой Красной Армии. Он был с ней в самые тяжкие часы. Бойцы в бою и на марше, в зной и в стужу, обороняясь и наступая, не только знали — они сердцем чувствовали Сталин с ними. Они чувствовали прошлым летом: ему тяжелее всех. В этой большой человеческой близости, в глубоком доверии, в любви была тайна той выдержки, которая изумила мир. Сейчас мы знаем: Сталин рад, Сталин привел Красную Армию в Смоленск. Сталин поведет ее дальше. ("Красная звезда", СССР)

08.12.42: Когда говорят, что есть хорошие и плохие немцы, я молчу. Я знаю, что фриц только тогда хорош, когда он зарыт... Передо мной письмо унтер-офицера Мартина Бергеда его брату Герберту Бергеду. Мартин находится в Германии в городе Галле. Герберт еще недавно находился в России. Мартин писал: «Присутствовал ли ты при массовых расстрелах? Это все-таки должно быть ужасно. Но как иначе поступать с этой сволочью? Самое простое заставить их вырыть себе могилы и затем — выстрел в затылок. Тогда по крайней мере эта шайка не будет пожирать наш хлеб»...

Можно не сомневаться, что Герберт Бергед следовал наставлениям брата. Герберта уже нет: зарыт. Но может ли мириться совесть с тем, что Мартин жив, что не сегодня-завтра он прикатит из Галле в Россию, что миллионы сородичей Мартина поступают согласно советам поганого унтер-офицера? Где они, праведники? Их неслышно и невидно. На нашей земле — палачи-немцы. ("Красная звезда", СССР)

НОЯБРЬ 1942:

22.11.42: Редактору газеты «Дас шварце кор» предложили успокоить ницшеанцев, которые явно нервничают. «Дас шварце кор» — газета не для немецких институток. Это центральный орган эс-эсовцев. Казалось бы, у палачей крепкие нервы. Однако палачи бьются в истерике. Передовая «Дас шварце кор» от 20 октября 1942 года должна приободрить немцев, об'яснить им, почему победа отложена на неопределенный срок. Эта статья действительно может приободрить. Но не немцев — нас.

Автор статьи признается, что немцы «разочарованы», что их смущают «продолжительность боев в Сталинграде и медленное продвижение на Кавказе». Эс-эсовец пишет: «Большевистское командование никогда не прекращает борьбы по каким-либо возвышенным соображениям, нет, большевики наступают до полного истощения и обороняются до последнего патрона... Их солдаты сражаются иногда в исключительной обстановке, когда по человеческим понятиям это невозможно. Тяжело раненые стреляют в немцев из горы трупов, несколько часов спустя после окончания боя. Ежедневно случается, что пленные в глубоком тылу, раздобыв оружие, подымают его против немцев и жертвуют своей жизнью. Сражение за Сталинград — небывалое сражение... В завоеванных кварталах, давно находящихся позади линии фронта, постоянно вспыхивают новые бои... Никто не мог думать, что подобные твари способны на такие подвиги. Ни количество людей, ни гигантский потенциал вооружения не об’ясняют силы большевистского сопротивления. Другой противник не перенес бы сражений 1941 года, даже при равном количестве «людей и вооружения»...

Мы читаем дальше: «На востоке происходит ужасный танец смерти большевистского зверья. Это — зверская сила природы, освобожденная большевиками. Это — держава освобожденных неполноценных людей. Перед нами непостижимое явление: до сих пор народы сражались с народами, солдаты с солдатами, а здесь мы имеем дело не с людьми, но с проявлением темных инстинктов... Это уж не война, это — катастрофа природы». ("Красная звезда", СССР)

13.11.42: Эти голубоглазые мечтательницы обладают сказочным аппетитом. Марта Зиммель пишет жениху: «Шоколад я оставила для малютки, а кило сала и мед я с'ела в один присест, даже не заметив». Очаровательная тварь, которая способна, «даже не заметив», сожрать кило сала с медом!...

Они обожают сюсюкать. Гретхен называет фрица «муженек», «муженечек», «мое сокровище», «мое маленькое сокровище», себя она именует не иначе, как «твоя крошка», «твоя женушка», «твоя куколка». За этими сладкими словами скрыта бездушная и жестокая тварь. Фрау Анна Зигер пишет из Прентцлау: «Русских ты можешь убивать без всякого угрызения, да и детей, потому что из каждого русского малыша вырастет зверский большевик»...

В Германии теперь открыты специальные курсы «Для подготовки руководительниц в Остланде». На курсах подготовляют немок для расправы с крестьянами Украины и Белоруссии. Официально в программе — невинные предметы: молочное хозяйство, уход за больными, садоводство. Но одна из грядущих «руководительниц» Гильда Гримм пишет своему жениху: «Итак, через три недели я увижу загадочную Россию. Нам здесь многое об'яснили. Всем со слабыми нервами там не место. Я знаю, что я справлюсь с моей задачей. Ничего, что мне двадцать лет и что для тебя я только твоя «бедная крошка», я хорошо стреляю, и русские, эти бородатые звери, будут передо мной трепетать». ("Красная звезда", СССР)

05.11.42: Что для немцев Кавказ? Добыча. Нефть. Вольфрам. Шерсть. Дадим ли мы поганым пивоварам взобраться на Казбек? Позволим ли мы фрицам пировать в садах Кахетии? Нет, не стерпит этого наше сердце! Мы должны остановить немцев. Мы должны прогнать их прочь. Нет ничего гнуснее, чем немец на Кавказе: рыжий, с квадратной головой, с пивным животом, с рыбьими глазами. Блудливый фриц, он оскверняет девушек чистых, как горный снег. Немец-автомат Фридрих Шмидт пришел, чтобы повесить бирки на шеи горцев, чтобы обратить в арестантские роты колыбель свободы. ("Красная звезда", СССР)

ОКТЯБРЬ 1942:

16.10.42: Передо мной номер газеты «Дер нейе таг». Я нашел его в немецком блиндаже. Самое увлекательное — об'явления. Восемнадцать немок сообщают о смерти фрицев. Приятно читать. Конечно, гретхен выражаются поэтично... Из об'явлений видно, что фрицы теперь поднялись в цене: «идея фюрера» сильно уменьшила количество производителей в Германии. Мы читаем: «Вдова, потерявшая героя-мужа, владелица писчебумажного магазина в центре Дрездена с капиталом в 60 тысяч марок, ищет попутчика в жизни. Она готова отдать свое любящее сердце инвалиду войны, сохранившему молодость сердца и темперамент»...

Любовь для них нечто среднее между скотным двором и биржей. Эти грязные твари пришли к нам, похотливые и жадные, с сифилисом, с чесоткой, со слюнявой мордой павиана. Поскорей бы их закопать! Земле и той тошно. ("Красная звезда", СССР)

15.10.42: Немецкий журнал «Геополитик» занят достаточно абстрактной проблемой: судьбой немецких колонистов, которые поселятся в завоеванной России. Немецкий журналист взволнован: как бы не произошло «массового обрусения немцев»? Он пишет: «Простым немцам всегда будет угрожать опасность стать славянами, то-есть рабами. Немецкие господа могут превратиться в маленьких «иванов» или «петров»...

Вряд ли статья «Геополитик» успокоит фрицев: прежде чем заселить страну, ее нужно покорить. А вот покорить Россию колбасники не в силах. Не кто иной, как тот же журнал «Геополитик», меланхолично пишет: «Казалось бы, змею давно следовало быть мертвым. Но русские, эти примитивные и хладнокровные твари, продолжают бодро жить, как будто ничего не случилось. Поэтому мало нанести Советскому Союзу удар в голову, который был бы достаточен для победы над любым западным народом. Русского надо рассечь мечом до середины тела, до таза». ("Красная звезда", СССР)

14.10.42: Чистокровный ариец труслив. Конечно, перед Ритой или Мук он — «идет напролом». Но, услышав несколько выстрелов, он сразу «трезвеет» и вопит «хочу в Германию». Он и молится со страха. Наконец, вот оно высшее проявление мощного германского духа — тридцатидвухлетний детина напустил в штаны. Причем он впадает в мистицизм, он спрашивает себя, что значит это предзнаменование? Наверно, увидав русского разведчика, он в ужасе подумал: вот что означали мокрые штаны! Хорош сверхчеловек!

Гейнц Герлоф отметил, что русские женщины и дети строили для него блиндаж. Перед русскими детьми он был храбрым. Перед русскими девушками он был величественным. Негодяй в мокрых штанах, блудливый фриценок, он пришел к нам, чтобы править нами. Он сгонял наших жен, дочерей, детей, чтобы они строили для него блиндаж. Он был «министром продовольствия» — изысканный фриц, забыв про стихи, «организовывал» и жрал, так, что его прохватывало («часто страдаю поносом»). Грязная тварь! ("Красная звезда", СССР)

10.10.42: Не следует думать, что осенние фрицы более человекоподобны, нежели зимние или летние. Фриц остается фрицем — об этом не следует забывать. Можно снять с себя шинель или гимнастерку, нельзя снять с себя кожу, а фашизм фрица — это не одежда, это его шкура. Никто фрица не гнал вперед — ни Гитлер, ни эсэсовцы. Фриц сам прилез, чтобы грабить. Я нашел в планшете одного немца серию любительских фотографий. Вот перечень: фриц, невеста фрица, голая девица неизвестной национальности, человек, привязанный к столбу, горящая изба, виселица с повешенными, два фрица в беседке, фрицы развлекаются — один в шутку вешает другого, убитая девушка в платочке, с обнаженной грудью. Разве такой способен стать человеком? Мы их научились ненавидеть. Мы должны научиться их презирать. Мы должны их убивать не как людей, а как гадов, как противных ядовитых насекомых. Серо-зеленая вошь — вот что такое фриц, зловредная муха, которая прикидывается человеком. ("Красная звезда", СССР)

09.10.42: Казах Myхамедар Джантлесов командовал минометным взводом, уничтожил полсотни фрицев. Он с улыбкой добавляет: «Я лично два» — эта два ему особенно дороги, их он прикончил не минами, и с признательностью смотрит Джантлесов на свои крепкие жилистые руки. ("Красная звезда", СССР)

08.10.42: В одной деревне, освобожденной от немцев, остались памятники загадочной для нас цивилизации. Вокруг избы, где жили офицеры, посажены березки, а среди деревьев игрушечная виселица: на ней фрицы, забавляясь, вешали кошек — людей не было, людей немцы угнали...

Прытков ненавидит немцев, и он их презирает, у него к ним гадливость. Он контужен, плохо слышит, чересчур тихо он говорит подполковнику Самосенко: «Товарищ начальник, дайте мне отечественный автомат. У меня немецких шестнадцать штук было — роздал. Противно мне из них стрелять». Он не хочет пить воду из немецкой фляги: «Потерплю. Противно...» Он говорит: «Вижу тринадцать фрицев звездочки считают. Сидят в яме и курят. Я их из отечественного автомата... Один здоровый на меня прыгнул, я его отечественным прикладом...». Слово «отечественный» для него имеет особый смысл, он говорит не по словарю, по сердцу, и в его словах слышится большая отечественная ненависть. ("Красная звезда", СССР)

СЕНТЯБРЬ 1942:

15.09.42: Ефрейтору Линке сообщает его тесть: «Все слабеют и худеют. Это особенно бросается в глаза, когда встречаешь знакомых, которых долго не видел. Думаю, дальше катиться нам некуда». Этот фриц, разумеется, ошибается: они покатятся дальше. Они похудели и побледнели, эти вампиры Европы. Но они еще ходят, работают, делают танки и снаряды, пишут письма сыновьям и зятьям. Они еще живы. Они сдохнут. Их будут закапывать, не взвешивая. ("Красная звезда", СССР)

02.09.42: Крестьянка Анна Геллер пишет мужу из Нейкирхен (Саксония): «Когда нужно было убирать хлеб, русская повесилась. Это не народ, а какая-то пакость. Я ей давала есть и дала даже передник. Сначала она кричала, что не хочет жить в сарае с Карлом. Я думаю, для такой дряни честь, если немец ею не брезгает. Потом она стащила сухари тети Мины. Когда я ее наказала, она повесилась в сарае. У меня и так нервы не в порядке, а здесь еще такое зрелище. Можешь меня пожалеть...» ("Красная звезда", СССР)

АВГУСТ 1942:

30.08.42: Сержант Терентьев мне пишет: «Там — за линией фронта мои родные брянские леса. Там ребенком я ходил с бабушкой в лес, собирал душистую малину, и руки у меня были красными от ягод. Теперь я хочу, чтобы у меня руки были красные от прирезанного немца». ("Красная звезда", СССР)

13.08.42: Можно все стерпеть — чуму, голод, смерть. Нельзя стерпеть немцев. Нельзя стерпеть этих олухов с рыбьими глазами, которые презрительно фыркают на все русское и которые проползли от Карпат до предгорья Кавказа по исконно нашей земле. Не жить нам, пока живы эти серо-зеленые гады... Немцы гордятся своими заводами, но и на этих заводах нельзя изготовить немцев. Вместо убитого немца не скоро вырастет другой. Есть только один способ спасти Россию — перебить немцев. ("Красная звезда", СССР)

01.08.42: Если ты отступишь на шаг, враг пройдет вперед версту. Если ты отойдешь на версту, враг шагнет вперед на целую милю. Враг зашел далеко. Боец, подумай о карте нашей страны. За твоей спиной хлебородный край. За твоей спиной кровь войны — нефть. Если ты дрогнешь, ты отнимешь хлеб у женщин. Ты отнимешь горючее у танкистов и летчиков. Ты отнимешь оружие у твоих товарищей. Ты выдашь страну немцу.

Стойкость — вот противотанковый ров. Стойкость — вот живой дот. Стойкость решает все. Если немец идет вперед, значит ты его пропустил. Осенью бойцы разбили немцев у Ростова. Зимой бойцы разбили немцев под Москвой. Тогда им было труднее: у них было меньше танков, меньше минометов, меньше автоматов. Немец тогда был сильнее. Но бойцы тогда выстояли. Неужели напрасно погибли двадцать восемь героев? Неужели напрасно умирали русские люди у Калинина, у Ельца, у Тихвина? Нет, не напрасно! Боец, ты не осрамишь своего знамени. Боец, ты не предашь родины. Ты выстоишь. ("Красная звезда", СССР)

12.07.42: Пленного немца спросили: «Как вы могли изнасиловать тринадцатилетнюю девочку?» Немец равнодушно поморгал и ответил: «Для меня женщина это уборная». У него были светлые курчавые волосы и голубые глаза. Поглядев на него, каждый отворачивался и в тоске думал: забыть бы, что на свете существует такая погань!.. ("Красная звезда", СССР)

10.04.42: Палачи любят прикидываться сантиментальными. На десятый месяц войны немцы пробуют гримироваться трогательными человеколюбцами. Они скидывают листовки, в которых приглашают красноармейцев, уроженцев захваченных областей, сдаваться в плен. Немцы пишут: «Вас ждут ваши семьи!» На листовках картинка: крестьянка в лаптях и босой мальчик поджидают мужа-красноармейца.

Одна из этих листовок попала в руки бойца Свищева, и Свищев отнес ее комиссару: «Смотрите, товарищ начальник, фрицы приглашают меня в гости к моей семье. Раньше они позаботились о благополучьи моей семьи, а теперь и про меня вспомнили»... Товарищи столпились вокруг, смеялись: все знали, как немцы «позаботились» о семье Свищева.

Недавно наша часть освободила от немцев деревню Курской области, где жила жена Свищева с детьми. Немцы обобрали женщину, зарезали корову, свиней, овец, кур. Из дому унесли все. Свищевой не во что было завернуть новорожденного. И вот после этого немцы приглашают Свищева к семье!..

Товарищ Свищева — из деревни Прилепы. Там немцы тоже забрали у крестьян все добро. У жены бойца рыжий веснущатый фриц взял распашонки и об’яснил: «Я иметь, матка, одна клейн ребенок». Женщина сказала: «А во что я моего одену?..» Немец обиделся и ударил колхозницу по лицу. ("Красная звезда", СССР)

ИЮНЬ 1942:

07.06.42: Мориц Генц получил свой первый «железный крест» за Варшаву и второй за Белград. За бомбардировку Ковентри он получил «серебряную пряжку». Он убивал женщин и детей. Тысячу дней он занимался истреблением «низших рас». В Любеке жила его невеста Берта, и Берта восхищалась карьерой своего жениха. Берта ему писала: «Бей русских, как ты бил английских! Если бы каждый из твоих товарищей перебил столько русских, как, ты, мой дорогой Мориц, русские уже не сопротивлялись бы и фюрер бы выиграл войну. Иногда мне становится страшно, что они могут тебя подбить, но нет, русские слишком слабы для этого»... ("Красная звезда", СССР)*

06.06.42: Похождения наших разведчиков увлекательней любого романа. Разведчики ночью пробираются к немецким блиндажам, приводят пленных. Недавно пять разведчиков нашли в лесу заржавелый волчий капкан. Они, смеясь, рассказывают: «Фрица в капкан поймали. Ефрейтор, а оказался закапканенный». Сказываются отвага и смекалка русского человека. Сто немцев — это рота. Один немец — это боязливый олух. Немцы боятся темноты, леса, ночных шорохов, природы. Они не знают языка птиц, не умеют различать следы. ("Красная звезда", СССР)

27.05.42: Немцы получают нехитрое воспитание. Им стараются представить русских, как дикарей. Германское радио недавно передало выступление некоего Зондервана, «офицера пропаганды нидерландского легиона». Этот «профессор» заявил следующее: «Среди русских на фронте часто наблюдаются случаи людоедства. Как-то мы увидели двух советских полковников, которые доедали своего ординарца». По этому можно судить об умственном развитии гитлеровцев. Немцы до того оглупели, что им всерьез рассказывают, как русские полковники сидят и кушают ординарца. И немцы не смеются...

У гитлеровцев медный лоб, и учить гитлеровца не так-то просто. Однако зимние уроки не прошли даром. Даже один из тех олухов, мнения которых я привел, признался, что, когда на его роту пошли русские, он «забыл о Гитлере». Все чаще и чаще слышишь от пленных такие признания: «По-моему, немецкое наступление может быть удачным, но я лично предпочитаю не принимать в нем участия». Для гитлеровского дурака такие слова — высшая мудрость. Однако до этого дошли солдаты только тех полков, которые подверглись сильной обработке нашими частями. Приходится вспомнить старую пословицу: «Учить дураков — не жалеть кулаков». ("Красная звезда", СССР)

МАРТ 1942:

11.03.42: Генерал Власов разговаривает с бойцами. Любовно и доверчиво смотрят бойцы на своего командира: имя Власова связано с наступлением — от Красной Поляны до Лудиной горы. У генерала рост метр девяносто и хороший суворовский язык. Он говорит бойцам о немецком солдате: «Прошлым летом он воевал со смаком. А теперь?.. Теперь он воюет с перепугу»... ("Красная звезда", СССР)

06.03.42: Нам не было дела до их семейной жизни. Пока Геббельс с прыткостью блохи умыкал различных гретхен, мы могли только брезгливо морщиться. Но теперь павианы безобразничают на нашей земле. Они оскверняют наших женщин. Я видал фотографии, найденные в кармане немецкого офицера: русские девушки, раздетые догола, плачут, окруженные фрицами...

Открыты публичные дома в Смоленске, в Харькове, в Новгороде, в Витебске, повсюду, где хозяйничают немцы.

Не цветы принесем мы женщинам в день 8 марта, не конфеты. Нет, мы принесем им короткий отчет: сегодня столько-то павианов истреблены навек. ("Красная звезда", СССР)

ЯНВАРЬ 1942:

29.01.42: Один негодяй написал в своем дневнике: «Когда я расскажу Эльзе, что я повесил большевичку, она мне наверно отдастся». Другой в записной книжке соизволил начертать: «Женщины любят жестоких». Вряд ли Ницше признал бы в этих хищных баранах своих последователей. Аморальность современной Германии ближе к скотному двору, нежели к философской системе...

Этому одичанию большой страны способствовала гипертрофия механической цивилизации. Каждый немец привык к жизни автомата. Он не рассуждает, потому что мысль может нарушить и аппарат государства, и его, Фрица, пищеварение. Он повинуется с восторгом. Это не просто баран, нет, это экстатический баран, если можно так выразиться, это баранофил и панбаранист. В механическое повиновение он вносит ту долю страсти, которая ему отпущена. Сколько раз, разговаривая с немецкими пленными, я в нетерпении восклицал: «Но что вы лично об этом думаете?», и сколько раз я слышал тот же ответ: «Я не думаю, я повинуюсь». ("Известия", СССР)

20.01.42: В одной из сожженных деревень под Можайском я видел назидательную картину: на пепелище лежит полусгоревший труп немца. Огонь выел его лицо, а голая ступня, розовая на морозе, кажется живой. Колхозницы рассказывают, что этот немец, вместе с другими «факельщиками», поджигал деревню. Бутылка с горючим вспыхнула в его руке. Лежит ком обугленного мяса: преступление и наказание.

В другой деревне, от которой остались два дома и сто восемь труб, колхозницы увидели пленного немца. Фриц был грязен и жалок. Ничего нет гнуснее глаз убийцы, которые становятся сантиментальными, рук разбойника, которые складываются для молитвы, голоса насильника, который переходит на нежный лепет. Фриц ворковал, что у него дома жена и дети. Тогда одна колхозница подбежала к немцу и крикнула: «Ты коров наших ел? Ел. Куриц ел? Ел. Почему ты мой дом сжег?» Немец в ответ забубнил: «Нихтс! Нихтс! Не я. Гитлер»... Потом он обратился к переводчику: «Ради бога, защитите меня от вашего гражданского населения!..» ("Красная звезда", СССР)

ОКТЯБРЬ 1941:

08.10.41: Говорят, что русские стали крепко драться. Трудно, себе представить, чтобы такой невоспитанный народ требовал от нас столько жертв! Но надо его раз и навсегда выкинуть из мировой истории — теперешние события это ясно показывают...

Величественны перспективы Ленинграда. Священен каждый его камень. Этот город неотделим от судьбы России, неотделим он и от судьбы человечества. Кто посягает на него? Берлин — этот город-пошляк, город-­казарма, город-пивнушка. ("Красная звезда", СССР)

07.10.41: Людоед стоит на трибуне. Он повязался салфеткой — это его очередной обед. Он смотрит на немецкий народ, и вдруг он начинает бормотать: «Мы не ошиблись в качестве нашего оружья. Мы ошиблись в том, какую силу представляет наш противник».

Это не язык победителя. Людоед оправдывается. Он не знал, что Красная армия сильна. Он думал, что Россия это — Бельгия или Дания. Он изумлен сопротивлением. Да, он должен говорить об этом, несмотря на успехи, одержанные его армией. Он должен говорить об этом, потому что даже немецкие дураки знают: у них каждый день десяток побед, но у них нет и не будет Победы. ("Красная звезда", СССР)

01.10.41: Ефрейтор Теодор Гайнц (пол. Почта 29654 В) — один из первых учеников. Он пишет 12 сентября: «Бросается в глаза, что среди нас и старики и юнцы. По-моему, берут всех без разбора, лишь бы воевать. Повсюду немецкие могилы. Мне пришлось пережить здесь не один тяжелый день. Иногда я себя чувствую конченным человеком. Нервы больше не выдерживают, становишься совсем оголтелым. Если бы, наконец, все это кончилось! Ведь после войны снова останешься тем же ослом, что и до войны. Я просто не могу передать, что со мной. Русские нас все время обрабатывают тяжелыми бомбами. Это невыносимо»!..

Ефрейтор Теодор Гайнц оказался наредкость способным: после «обработки» бомбами он даже понял, что он — осел. Это — отличник...

Лейтенант Иосиф Кассинг тоже не зря провел три месяца на нашей земле. Этот жеребчик стал слезливым и сантиментальным. Он столько наслушался снарядов и бомб, что поумнел, понял, что немецкая армия роет себе у нас могилы.

Много сотен тысяч сдали экзамен. Кресты — не железные — деревянные — вот их аттестаты зрелости. Мы не собирались обучать берлинских кретинов. У нас были свои дела и своя жизнь. Роль педагогов нам навязали. Они обязательно хотят изучить русский язык. Наверно, они мечтают о карьере гаулейтеров, надсмотрщиков, тюремщиков и сборщиков податей. Первый краткосрочный курс закончен. Отсталые подвергнутся дополнительному обучению. Пока не поймут... ("Красная звезда", СССР)

СЕНТЯБРЬ 1941:

18.09.41: Берлинская газета «Фелькишер беобахтер» в номере от 7 сентября 1941 года пишет: «Немец и в военной форме является внимательнейшим, сантиментальнейшим туристом. Он хочет между боями наблюдать действительную жизнь живых людей с нормальными потребностями, наклонностями, ощущениями. Здесь же (в Советском Союзе) он ничего подобного не находит. Он видит здесь только советских людей. Большевистские бойцы почти никогда не реагируют, как нормальные люди: они продолжают драться...»...

Ефрейтор Рихтер, этот «сантиментальнейший» немец ненавидит своих соратников. Будучи «наблюдательнейшим», он отмечает одно: его коллеги воняют. Он записывает 30 июля: «Эмиль воняет, как хорь», 15 августа: «Все в палатке воняют»... 6 июля старший ефрейтор Рихтер записал: «Матула выкопал мертвеца на еврейском кладбище. Гофштетер очищает пальцами череп. Матула кладет его на пень и рубит по нему топором... Вот, что они называют «нормальными потребностями» — выкапывать трупы, отдирать мертвое тело от костей. Это — упыри, вурдалаки. ("Красная звезда", СССР)

16.09.41: Вот образец германского офицера. Он нахален и труслив. Во время боя его не отыщешь. Зато он «отважно» расстреливает колхозников и «героически» поджигает захваченные деревни. Он пьян настолько, что даже привыкшие к попойкам лейтенанты потрясены: их командир не может членораздельно выражаться. Он жесток не только с русским населением: он бросает на произвол судьбы раненых немецких солдат. Ему наплевать на своих соратников. А услышав разрывы снарядов, он дрожит. Заплетающимся языком он выкрикивает: «Они идут!..» Это трусливый зловонный хорек в мундире майора. Напившись до положения риз, он лопочет своим солдатам: «Нам осталось одно — храбро умереть!»

Нет, такие хорьки не умирают храбро. Они «храбро» мучают безоружных, но умирают они визгливо и жалко. Майор Грундман теперь в штабе дивизии — подальше от русских пуль. Он наверно продолжает свои ратные подвиги: жжет деревни, убивает женщин. Он бродит, пошатываясь от шнапса и крови, по нашей земле. Их много таких гнусных майоров. ("Красная звезда", СССР)

16.07.41: А Гитлер тем временем подготовляет очередной поход. Идет военная суматоха. Шустер пишет: «Маршировать. Маршировать. Топаешь, как баран, и ничего не знаешь ни о положении, ни о целях. Это неправильно... Похоже на то, что опять что-то начинается. Одни говорят — Испания, другие — Ливия. Во всяком случае не на Англию...»

На месте Гитлера, прочитав такой дневник, я испугался бы — подумать, что унтер Шустер, посредственный человек, повторявший все глупости начальства, вдруг понял, что он «баран»!..

Это автоматы с невестами и с пулеметами. Конечно, можно их очеловечить, научить думать, сделать из них людей. Но для этого нужно очень много бомб — когда Хорсту Шустеру было хорошо, он ел курицу и кричал «ура». И впервые задумался, когда ему стало плохо. Поход на Советский Союз станет начальной школой для миллионов баранов. ("Красная звезда", СССР)

* * *

19.08.44: И.Эренбург: Горе им!* ("Красная звезда", СССР)
20.07.44: И.Эренбург: Путь к Германии* ("Красная звезда", СССР)
04.02.44: И.Эренбург: Немцы 1944 ("Красная звезда", СССР)**

1943:

29.12.43: И.Эренбург: Исповедь врага ("Красная звезда", СССР)**
19.12.43: И.Эренбург: Свидетели. Справедливость ("Красная звезда", СССР)
18.12.43: И.Эренбург: Стандартные убийцы ("Красная звезда", СССР)
17.12.43: И.Эренбург: Суд идет! ("Красная звезда", СССР)
26.09.43: И.Эренбург: Смоленск* ("Красная звезда", СССР)**
26.01.43: И.Эренбург: Когда они отступают* ("Красная звезда", СССР)**

1942:

31.12.42: И.Эренбург: Фриц-мистик ("Красная звезда", СССР)**
24.12.42: И.Эренбург: Немецкое Рождество ("Красная звезда", СССР)**
20.12.42: И.Эренбург: Личное дело* ("Красная звезда", СССР)
09.12.42: И.Эренбург: Русская мать* ("Красная звезда", СССР)
08.12.42: И.Эренбург: На нашей земле* ("Красная звезда", СССР)**
22.11.42: И.Эренбург: Палач в истерике* ("Красная звезда", СССР)**
20.11.42: И.Эренбург: Башкиры ("Красная звезда", СССР)
13.11.42: И.Эренбург: Гретхен ("Красная звезда", СССР)**
03.11.42: И.Эренбург: Киргизы ("Красная звезда", СССР)
27.10.42: И.Эренбург: Татары* ("Красная звезда", СССР)**
25.10.42: И.Эренбург: Фриц-биолог* ("Красная звезда", СССР)**
16.10.42: И.Эренбург: Бескорыстные гретхен* ("Красная звезда", СССР)**
15.10.42: И.Эренбург: Судьба колбасника* ("Красная звезда", СССР)**
14.10.42: И.Эренбург: Изысканный фриц* ("Красная звезда", СССР)**
11.10.42: И.Эренбург: Немец ("Красная звезда", СССР)**
10.10.42: И.Эренбург: Осенние фрицы* ("Красная звезда", СССР)**
09.10.42: И.Эренбург: Так зреет победа* ("Красная звезда", СССР)**
08.10.42: И.Эренбург: Ожесточение* ("Красная звезда", СССР)**
15.09.42: И.Эренбург: Фрицы о фрицах* ("Красная звезда", СССР)**
02.09.42: И.Эренбург: Вавилон* ("Красная звезда", СССР)

30.08.42: И.Эренбург: Змеиное племя* ("Красная звезда", СССР)
13.08.42: И.Эренбург: Помни!** ("Красная звезда", СССР)
06.08.42: И.Эренбург: Когда фрицы психуют** ("Красная звезда", СССР)**
01.08.42: И.Эренбург: На рубеже ("Красная звезда", СССР)**

12.07.42: И.Эренбург: Орда на Дону* ("Красная звезда", СССР)**
07.06.42: И.Эренбург: Справедливость ("Красная звезда", СССР)**
06.06.42: И.Эренбург: По дорогам войны* ("Красная звезда", СССР)
27.05.42: И.Эренбург: Олухи ("Красная звезда", СССР)**
10.04.42: И.Эренбург: Нежность палачей ("Красная Звезда", СССР)
06.03.42: И.Эренбург: За женскую честь!* ("Красная Звезда", СССР)*
10.02.42: И.Эренбург: Как они отдохнули ("Красная звезда", СССР)
04.02.42: И.Эренбург: «Швабское приветствие» ("Красная звезда", СССР)
29.01.42: И.Эренбург: Великое одичание* ("Известия", СССР)**
24.01.42: И.Эренбург: Второй день Бородина ("Красная звезда", СССР)*
20.01.42: И.Эренбург: Преступление и наказание ("Красная Звезда", СССР)**

1941:

08.10.41: И.Эренбург: Варвар под Ленинградом* ("Красная звезда", СССР)
01.10.41: И.Эренбург: Уроки русского языка* ("Красная звезда", СССР)
23.09.41: И.Эренбург: Жизнь и смерть ("Красная звезда", СССР)**
18.09.41: И.Эренбург: "Сантиментальные туристы"* ("Красная звезда", СССР)*
16.09.41: И.Эренбург: Хорек в мундире ("Красная звезда", СССР)**
16.07.41: И.Эренбург: Дневник немецкого унтер-офицера* ("Красная звезда", СССР)**


* * *

Библиография:

Илья Эренбург. Война (Июнь 1941 - апрель 1942). М.: Гос. изд-во худ. литературы, 1942 г.

______________________________________________________
Как бешеный щенок Гитлер грязным носом ищет ("Красная звезда", СССР)
Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)
"Хромой урод Геббельс своим блудливым языком..." ("Правда", СССР)
Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)
"Правда", СССР (Спецархив)
"Известия", СССР (Спецархив)
"Красная звезда", СССР (Спецархив)
"The New York Times", США (Спецархив)
"The Times", Великобритания (Спецархив)
"The Guardian", Великобритания (Спецархив)
"Gazette de Lausanne", Швейцария (Спецархив)
Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)
Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)
Tags: Илья Эренбург, Ярослав Огнев, спецархив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments