Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. В фашистском зверинце

газета «Правда», 5 июня 1944 годаИ.Эренбург || «Правда» №135, 5 июня 1944 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 4 июня (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 и 2 стр.). Письма товарищу Сталину от трудящихся Советского Союза и ответы товарища Сталина (2 стр.). У.Жуковин. — Льговские контрасты (2 стр.). С.Лисичкин. — Мысли директора (3 стр.). Генерал-майор М.Галактионов. — Большая победа союзников (4 стр.). Н.Зелинский. — Русская наука и Московский университет (3 стр.). Б.Полевой. — Северо-западнее и севернее города Яссы (3 стр.). Илья Эренбург. — В фашистском зверинце (4 стр.). Книга о чудовищных злодеяниях четников генерала Михайловича в Герцеговине (4 стр.). Занятие Рима войсками союзников (4 стр.). Заявление генерал-майора Конноли корреспонденту ТАСС в Тегеране (4 стр.). Действия авиации союзников (4 стр.). Положение в Софии (4 стр.). Результаты воздушных налётов на Румынию (4 стр.). Финские шовинисты не отказались от своих планов (4 стр.): Военные действия в Китае (4 стр.).



# Все статьи за 5 июня 1944 года.



Судьба шестиствольных

«Правда», 5 июня 1944 года

В феврале 1942 года жители Бремена были оглушены фанфарами: это направлялся на восток 1-й тяжёлый миномётный полк. Немцы восторженно передавали друг другу: «У нас новое секретное оружие...» Они верили, что с шестиствольными миномётами возьмут Москву, Кавказ и Месопотамию. Полк состоял из 1.400 отборных солдат, вооружённых 80 шестиствольными минометами.

Летом 1942 года первый полк испытал первое разочарование: он потерял в Крыму свыше половины личного состава и почти все миномёты. Уцелевших солдат отвели в глубокий тыл.

В январе заново укомплектованный полк был направлен на Кавказ: германское командование пыталось тяжёлыми миномётами остановить русское наступление. Минометы оказались действительно тяжёлыми — для фрицев. Солдаты бросили вооружение и помчались на запад. Отдышались они только в Бердичеве. Там начали формировать 1-й полк — по счёту третий.

В июле 1943 года Гитлер решил взять Курскую дугу. 1-й тяжёлый миномётный полк был брошен в район Белгорода. Вспоминая о тех боях, ефрейтор Бруно Рихтер вздыхает: «Боже мой, какое разочарование! Ведь командование возлагало большие надежды на тяжёлые миномёты. А неделю спустя начался наш знаменитый марш к Днепру. Когда мы дошли до Днепра, мы недосчитывали 40 шестиствольных миномётов и свыше 500 людей»...

Решено было в четвёртый раз создать 1-й полк. Из Германии прислали пополнение и 40 шестиствольных миномётов. В марте 1944 года 1-й полк побежал. Унтер-офицер Фукс рассказывает: «Мы застревали в грязи. Мы бросали не только тяжёлые миномёты, но даже подсумки. Оборванные, голодные, мы двигались на запад, мечтая об одном — добраться до Германии. Среди офицеров и солдат царило единодушное мнение, что война проиграна»…

Пятого издания не будет: 1-й тяжёлый миномётный полк ликвидирован. Уцелевшие солдаты отправлены в сапёрный батальон. Так кончился ещё один полк. Так погибла ещё одна надежда: шестиствольные миномёты не спасли Гитлера, как не спасли его «Тигры» и «Фердинанды». Шестиствольные миномёты привели к единодушному мнению: немцам капут.


Страх и страховка

На похоронах жителей Эссена, погибших от воздушной бомбардировки, Геббельс воскликнул: «Кто может оценить жизнь немца?..» Однако свою жизнь Геббельс оценил вполне точно: он застраховал себя на 2.490.000 долларов. Палач Гиммлер несколько скромнее, он считает, что его персона стоит всего-навсего 635.000 долларов. Жизнь известного вора Лея оценена им в 841.000 долларов. Зато Геринг расценивает себя высоко, и он достаточно разбогател на войне, чтобы застраховать свою жизнь на 4.000.000 долларов. Всех превзошёл коммивояжер третьего рейха Риббентроп. Этот бойкий мужчина застраховал свою жизнь на 5.665.000 долларов.

Страховка связана со страхом: эти господа теперь начинают думать о развязке. По мере приближения Красной Армии к границам Германии страховые общества Аргентины становятся более взыскательными. В 1944 году никому не хочется застраховать Гиммлера или Геринга от хорошо намыленной петли. Но Геринг и Гиммлер не жалеют денег: они думают о своём потомстве. Они хотят, чтобы дети людоедов были обеспечены, если не человечиной, то сочными бифштексами. Тщетная предосторожность: правосудие займётся не только судьбой грабителей, но и судьбой награбленного. У пяти перечисленных людоедов имеется в иностранных банках 16.415.000 долларов. Кроме того, жизнь пятерки застрахована на 13.631.000 долларов. Таким образом, пострадавшие после естественной смерти преступников — на виселице или на гильотине — смогут получить 30 миллионов долларов. На эти деньги можно отстроить небольшой город, разрушенный немцами, — Карачев или Сен-Клод. Что касается других городов, уничтоженных немцами, то гренадерам и егерям придется поработать, а детям людоедов придется попоститься.


Тётушка в Мадриде

В рассказе одного малоодарённого немецкого литераторам прочитал следующее рассуждение: «Когда живёшь в столице бурной и беспокойной жизнью, приятно иметь где-нибудь в далёкой провинции скромную, но преданную тётушку. Она в случае чего пригреет. Она не обладает большими средствами, но всё же поможет чем может, а главное, она обелит тебя перед беспощадным миром, напишет письмо жестокому кредитору или суровому начальнику, а если понадобится, будет за тебя просить руку красавицы»…

У Гитлера есть тетушка в далёкой провинции, и не простая это тетушка, а редкостная — в генеральском чине и в генеральских рейтузах: зовут её генералом Франко, или «Каудильо». Гитлер в своё время помог тётушке выкинуть испанцев из Испании и завладеть Мадридом. Мы хорошо помним, как немецкие корабли уничтожали Альмерию и как немецкие самолёты жгли Гернику. Долг платежом красен, и генерал Франко чем может помогает Гитлеру. Стоит фюреру шепнуть тётушке: «вольфрама бы», как уж и вольфрам в Германии и речь о нейтралитете в Мадриде, — тихо, спокойно, прилично. Понадобились Гитлеру солдатики, и Франко тотчас погнал своих гидальго к Ленинграду, не забыв при этом ещё раз напомнить, что он трижды нейтрален. Гитлер души не чает в своей тётушке. Вот как описывает «Фелькишер беобахтер» генерала Франко:

«Сдержанность и скромность характеризуют его... Карие миролюбивые глаза, полное лицо, поседевшие темные волосы, крепкая среднего роста фигура... Его любезность, его теплота и заботливость проявляются только в интимном кругу друзей»...

Не правда ли очаровательная тётушка? Кто скажет, что красавчик с полным лицом и миролюбивыми глазками растерзал сотни тысяч испанцев, не пожелавших стать лакеями лакея?

Любезность, теплота и заботливость «Каудильо» предназначены для его интимных друзей, то-есть для немцев. Но генерал умеет быть радушным и с некоторыми посторонними. Его тонкости завидует сам Риббентроп: испанская тётушка почитается в Берлине первейшим дипломатом. «Фелькишер беобахтер» подчёркивает два приятных для племянника обстоятельства: «Испания не должна вступать в войну» и «В охотничьем замке Эль Прадо близ Мадрида генерал Франко принимает дипломатов».

Охотничий замок стал «малиной» Европы. Сюда в своё время ездил маршал Петэн. Недавно сюда прибыли из Алжира два французских фашиста — Риго и Дебрейль. Они ведут переговоры с известными изменниками — Фроссаром, де Монзи и Боннэ. Испанская тётушка не только умеет сватать, это к тому же первоклассная сводня. Гитлер её благословляет. Нервничая при известиях о готовящихся операциях на западе, фюрер думает: тётушка вывезет...

Но и тётушка не вывезет. Тётушку раскусили! Дойдет черёд и до неё. У нас, в частности, есть к ней кое-какие претензии. Мы не собираемся забыть о царскосельских дворцах, разграбленных босяками «Каудильо», и о советских людях, убитых его «добровольцами». Конечно, далеко до Эль Прадо, но у богини правосудия зоркие глаза и крепкие ноги.


Их традиции

Передо мной письмо лейтенанта Рудольфа Шакерта. Вот что пишет этот немецкий офицер, находящийся в тыловом госпитале:

«Ты меня поймёшь, дорогой Эрнст, мое сердце обливается кровью! Когда ты был на далёком Севере, я участвовал в битвах за Крым. Там погибли мои лучшие друзья. Мы помним с школьных лет, что земля, за которую пролита немецкая кровь, — немецкая земля, но вот, повидимому, и Крым будет вскоре эвакуирован. Ганс Тильт мне говорит об одном — он не может вытерпеть эвакуации Житомира. Я утешаюсь одним: мы заявили претензию на эти земли нашей кровью, кровью лучших, и если даже благодаря предательству плутократов мы проиграем эту войну, никогда Германия не забудет о том, что её дети были на Украине и в Севастополе. Волга может быть названа походом, но Крым и Украина — это завоевания. Если я выживу, я расскажу Отто о садах Крыма, и он будет мечтать о том времени, когда вырастет и сможет вернуть потерянное. У меня такое ощущение, что началась столетняя война, будут наверно перерывы, но своё мы возьмем»...

Я прошу читателей задуматься над письмом Рудольфа Шакерта. Не он один уже мечтает о новых войнах, — таких немцев много. Нам мало выгнать немцев. Нам нужно притти к ним. Нам необходимо побывать у них: этого требует судьба грядущих поколений. Мы должны от многого немцев отучить, — не проповедями и не докладами.

Самое страшное поверить тому эрзацу покаянных слёз, который уже вырабатывается в рейхе. О поведении Германии на следующий день после разгрома можно судить по поведению пленных фрицев. Вот один из последних:

— Имя?

— Фриц Лаутер.

— Профессия?

— Конторщик.

Немец?

— Не совсем.

— То-есть?

— Видите ли, моя бабушка со стороны матери была наполовину полькой. Я вообще симпатизирую русским.

— Давно?

— Всегда. Семейная традиция...

Мы знаем эти семейные традиции. Мы видели их в 1914 году. Мы убедились в их живучести. Лейтенант Рудольф Шакерт хочет передать эти традиции своему сыну Отто Шакерту. Нужно покончить с их традициями! Я не говорю, что можно отшибить у них память. Но пусть они помнят не только 1914 и 1941. Пусть они крепко запомнят тот год, тот месяц, то число, когда мы войдем в Берлин — на этот раз запросто, без ключей и без церемоний. // Илья Эренбург.


*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Оперативная сводка за 4 июня

В течение 4 июня в районе северо-западнее и севернее города ЯССЫ наши войска успешно отбили все атаки крупных сил пехоты и танков противника и нанесли ему большие потери в живой силе и технике. За 3 июня в этом районе нашими войсками подбито и уничтожено 29 немецких танков. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 44 самолёта противника.

На других участках фронта — без перемен.

За 3 июня на всех фронтах в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 53 немецких самолёта.

* * *

Северо-западнее и севернее города Яссы крупные силы танков и пехоты противника продолжали атаковать наши позиции. В ожесточённых боях, переходивших в рукопашные схватки, советские войска нанесли врагу тяжёлый урон. Бойцы Н-ской части в течение дня уничтожили до батальона гитлеровцев, подбили 9 танков и 3 бронетранспортёра. Другая наша часть успешно отбила четыре атаки противника, истребив при этом свыше 1.000 немцев.

На огневые позиции орудийных расчётов сержантов Сингаевского и Сухарева двигалась большая группа танков противника. Наши артиллеристы меткими выстрелами выводили из строя один немецкий танк за другим. Отважные бойцы бились с противником до тех пор, пока не вышли из строя оба орудия. В итоге боя два артиллерийских расчета подбили и сожгли 20 немецких танков.

Лётчики-истребители во главе со старшим лейтенантом Егоровым на самолётах «Аэрокобра» атаковали группу немецких бомбардировщиков. В завязавшемся воздушном бою старший лейтенант Егоров сбил 4 немецких самолёта, Герой Советского Союза капитан Кожедуб и капитан Евстигнеев уничтожили по одному самолёту противника.

* * *

Северо-западнее города Новоржев пятнадцать советских разведчиков во главе с гвардии старшиной Озерницковским выполняли боевое задание. В нейтральной зоне наши бойцы встретились с немецкой разведкой. Советские разведчики залегли и пропустили противника. Двигаясь вслед за немцами, разведчики смелым броском атаковали их с тыла. В результате боя убит 31 немецкий солдат. Захвачено 12 пленных. Наша разведывательная группа потерь не имела.

* * *

Юго-восточнее города Витебск наши отряды в одном населённом пункте освободили 8 тысяч мирных жителей, согнанных гитлеровцами в концентрационный лагерь. Голодные и измученные в фашистской неволе советские граждане — старики, женщины и дети — со слезами радости на глазах встретили воинов Красной Армии.

* * *

В Финском заливе наш самолёт-торпедоносец атаковал крупный немецкий транспорт. Лётчик старший лейтенант Большаков прямым попаданием торпеды потопил транспорт противника.

* * *

Партизанский отряд, действующий в Волынской области, атаковал немецкое подразделение. В двухчасовом бою партизаны уничтожили 60 вражеских солдат и офицеров и взорвали 8 грузовых автомашин. Отряд партизан, действующий в Станиславской области, пустил под откос два немецких воинских эшелона. Разбиты два паровоза и 30 платформ с автомашинами. Немецкая охрана поездов уничтожена. Движение поездов на этом участке железной дороги было прервано на трое суток.

* * *

На 2-м Украинском фронте на сторону Красной Армии перешли 14 солдат 1 румынской дивизии. Перебежчик Ион Т. рассказал: «С тех пор, как немцы вступили на нашу территорию, Румыния фактически стала германской колонией. Ещё будучи в тылу, я понял, что мы должны бороться не с русскими, а вместе с ними против немцев. В начале мая, когда меня послали на фронт, в пути я убеждал солдат моего отделения сдаться в плен русским. Пробыв несколько недель на передовых позициях, мы, наконец, наметили план перехода. В условленный день и час собралась вся группа. Вдруг неожиданно появился помощник командира взвода Виктор Вынкэ. Я заявил ему о нашем намерении и пригласил его пойти с нами. Он осыпал меня бранью, схватил автомат и начал угрожать расправой. Тогда один из солдат очередью из пулемёта уложил Вынкэ. Расправившись с предателем, мы захватили три пулемёта, винтовки, патроны и ушли к русским. Мы готовы сделать все возможное, чтобы ускорить изгнание немцев из Румынии». В другом районе сдалась в плен группа солдат 14 румынской пехотной дивизии. Перебежчик солдат Василе С. сообщил: «Два месяца тому назад я дезертировал из части. В лесу я встретил старшего лейтенанта и сержанта. Вскоре к нам присоединились ещё четыре солдата. В середине мая сержант убил одного немецкого майора. Немцы подняли всех на ноги, но не могли напасть на наш след. Мы благополучно достигли русских позиций и сдались в плен». // Совинформбюро.

______________________________________________
И.Эренбург: Армия смерти ("Красная звезда", СССР)
Я.Милецкий: Лагерь смерти ("Красная звезда", СССР)
Е.Габрилович: Сердце украинки ("Красная звезда", СССР)**
Н.Богомягков: Признания немецкого палача ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Правда» №135 (9592), 5 июня 1944 года
Tags: 1944, Илья Эренбург, Совинформбюро, газета «Правда», июнь 1944, лето 1944
Subscribe

Posts from This Journal “1944” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments