Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Вс.Вишневский. Люди города Ленина

Вс.Вишневский || «Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года

Каждое новое произведение писателя, картину живописца, театральный образ, кинофильм — на вооружение народа, на борьбу с фашизмом, на защиту священной советской земли!



# Все статьи за 25 апреля 1942 года.



«Литература и искусство», 25 апреля 1942 года

Ленинград в густом инее. Исаакий весь серебристо-белый; Медный Всадник укрыт, но и сквозь побелевшее укрытие слышится зычный голос Петра: «Солдаты, матросы, как дела?!» и топот коней и поступь батальонов: это идут из двух веков великого города старые петербуржцы со знаменами Лесной, Гангута, Полтавы, Кунерсдорфа, Измаила, Альп, Бородина, Кульма и Лейпцига, Севастополя и Балкан, знаменами 1905 года, Октября и Перекопа, и вопрошают город и фронт:

— Как дела, сыны?!

— Всé в порядке, предки...

...Гитлер и его генеральный штаб предполагали взять Ленинград к 1 августа.

Начало войны. От Каунаса на Псков ринулись две танковые группы в составе пяти дивизий. Одна группа должна была по старому шоссе — через Лугу — ворваться в северную столицу России «Санкт-Петербург», другая — отрезать его от всей страны ударом в сторону Новгорода и главных железных дорог: Октябрьской, Северной и других.

Любителей кататься по датским, голландским, бельгийским и прочим удобным дорогам на новых местах довольно быстро «хватили» по зубам. Это Ленинград начинал об’яснения.

Под Лугой немцы заметили, что их бьют не только в лоб, но и обошли с тыла. Под Новгородом они не успели даже разобраться в обстановке — грянул новый удар, и 8-я немецкая танковая дивизия была разгромлена.

Так Ленинград сказал, что он навсегда остается городом-воином, не потерявшим своих привычек…

Ни один враг никогда не брал наш город. Гитлер намеревался быть первым. В плане декорума, к которому Гитлер болезненно слаб, захват Ленинграда давал — не говоря уже о возврате музейных реликвий: ключей Берлина (взяты в 1760 г.) и шляпы битого русскими Фридриха Великого — в’езд в Зимний и в Смольный. Но мы в 1917 году брали Зимний и действовали в Смольном совсем для других целей.

Итак, июльский удар на Ленинград не удался. Тогда Гитлер передвинул сроки взятия Ленинграда с первого августа на пятнадцатое.

По железным дорогам и автострадам Германии в северо-восточном направлении, из Франции, Бельгии и Голландии были брошены против Ленинграда новые силы врага. Балтийским морем, через Ригу были направлены крупные соединения, танковые и пехотные. Краснознаменный Балтфлот, сын Ленинграда, переадресовал их на дно. Всего 45 транспортов. И к сему крейсер «Кельн» и серию эсминцев. Это было прелюдией новой битвы.

Второй удар немцы начали 8 августа. Таранные массы упрямо шли к Ленинграду. Немецкая авиация бомбила и простреливала дороги, следом, фонтанируя пулеметным огнем, шли сотни мотоциклов и бронеразведывательные отряды. За ними — несколько тысяч танков, за ними — свежая, уверенная, от’евшаяся в Европе пехота...

Ленинград начал битву. Велик и прекрасен этот город-боец.



Полтора месяца кровавых боев в жаре и зное. Штурмовки, матросские атаки, атаки курсантские, атаки пехоты, атаки ополченцев, атаки партизан. Все в пыли, в дыму, в поту, в лязге металла...

Балтийцы — сыны Ленинграда — шли на танки, в снопы трассирующих пуль, в раздирающий грохот мин... Из эшелонов на ходу выпрыгивали ленинградские рабочие — ополченцы... «За родимый Ленинград!»

Впервые за два года мировой тотальной войны немцы почувствовали, что дело начинает принимать для них серьезный оборот. У убитых немцев находили записи: «Тут противник особого рода...»

О, что же вы, немцы, скажете летом 1942 года, когда мы развернем новые силы и покажем еще кое-какие стороны особой русской натуры?

Ударная масса немецких войск была задержана на полтора месяца. Немецкие дивизии потеряли в этих боях до 60—65 процентов состава. Наскок Гитлера был еще раз сбит.

Стояла неимоверная жара. Пересыхали реки, обмелела Луга — осенний оборонительный рубеж ленинградцев, высыхали болота. Ленинградцы дрались, черные от пота, грязи и проросшей на лицах щетины. Немецкие «психические» трюки были известны, действовали все слабее... Минутами казалось, что фронт стабилизуется. Противник меж тем подтягивал новые резервы. Он бросился в неожиданном направлении, через обмелевшую реку. Новый таран, клин!

Шквалы бомбежек становились все интенсивнее... Пламя пожаров полыхало вокруг города. Куда ни глянь — кольцо!

Для обывательского взгляда картина была «ужасно кошмарной», безвыходной... Шопот, бледные лица: «Немцы у Лигова, у Колпина!.. Говорят, что...»

Трудовой народ отвечал поголовной мобилизацией. «Ленинград отстоим!..»

Напряжение сил было колоссальным. Летчики делали по 8—10 вылетов в день. Корабли из боя попадали в бой. Морская пехота из Таллина, мокрая, опаленная, шла в бой у Красного. Стрельба шла со всех сторон: гремел Кронштадт, била эскадра, били миноносцы на Неве, немцы с берегов, финны от Териок.

Немцы мутили мир воплями об «окруженном Петербурге», назначали день парада и часы банкета в «Астории». Для несения в городе полицейской и охранно-карательной службы к фронту прибыла дивизия «СС» генерала Мальварштедта.

Ленинград бился все озлобленнее.

Темп немецкого продвижения в августе—сентябре спадал. Немцы ползли по 1½—2 километра в сутки, но все же двойная петля вокруг Ленинграда затягивалась все туже.

Ленинград кроваво парирует удары. Он стоит в эти дни, как гвардейский солдат-ветеран, в дыму и пламени (таков был сентябрь) и молча, с хриплым выдохом, жестоко отбивает врага — пулеметом, штыком, прикладом, пулей. Кто герои этих дней?... Их сочтет история.

Рвались электронные бомбы весом в тонну, без замедлителей и с замедлителями... На заводах, в порту и на окопах с песнями кипел день МЮД’а, воскресник. Молодежь строила окопы, собирала лом, разгружала боезапас. У станков шло обучение новых рабочих, подростков, женщин. Инвалиды-кустари изготовляли совки, лопаты, клещи и ведра для ПВО. На станциях расцеплялись горящие составы. Телеграф передавал со всех концов СССР и мира приветы Ленинграду и чувства солидарности. ...Женский партизанский отряд Евдокии Мироновой истреблял немцев, «чтоб наравне, как и мужские отряды». Кассиры сельских и районных финотделов и сберкасс проходили с наличностью сквозь фронт и сдавали народные деньги в сохранности. Архитекторы разрабатывали варианты скоростного ремонта зданий и маскировали ряд об’ектов. К станкам пришли пенсионеры — питерские мастеровые, кружковцы Ленина, Крупской…

В фонд обороны ленинградцы сдают первые 18 миллионов рублей, заветные золотые обручальные кольца, серьги, брошки, серебряные вещи. 9 сентября Ленинград начал сбор теплых вещей для фронта. На Мойке, 59 открылась выставка отечественной войны с отделом трофеев. Ленинград прибавлял, по привычке, по традиции, к старым трофейным немецким знаменам новые, взятые с бою... За три дня с 8 по 11 сентября под городом сбит 91 немецкий самолет. Краснознаменный Балтийский флот в воззвании к гражданам Ленинграда 14 сентября дал клятву: враг не пройдет в город. Комсомольцы города в этот же день во дворце Урицкого дали клятву: биться до последней капли крови. 66-летний рабочий Бессонов — дал Красной Армии шестерых сыновей — идет строить окопы и дает кровь для раненых... Гремит канонада, не умолкая. В ночь на 18 сентября над городом — колоссальный купол северного сияния — венчающего, сурового... Магнитная буря. Бунтуют компасы на кораблях. Под огнем работает Кировский завод, дает танки. Пионеры города пишут бойцам-отцам: «Бейте немцев!...» Старейшие граждане города, в их числе участники обуховской обороны, под огнем идут в окопы: «Сыновья наши, требуем от вас величайшего мужества. До последней капли крови защищайте наш великий город...» Ответ: «Имени Ленинграда, отцы, не опозорим...»

***

Девятый месяц длится осада. Немцы в сентябре были прижаты к земле.

Гитлер отодвигал сроки взятия Ленинграда: на 1 октября, потом на 15 октября, потом еще на какую-то дату. А Ленинград, не тратя слов, продолжал размол, истребление армий генерала фон Леебе. За 6 месяцев немцы под Ленинградом потеряли более 200.000 человек. Здесь, между прочим, уничтожена парашютная дивизия, бравшая Крит. В письме убитого солдата этой дивизии мы прочли: «Лучше три раза спрыгнуть снова на Крит, чем воевать здесь...». Ага, опять мысль о русских, как о противнике особого типа?... Ну, впереди для дивизий фон Леебе (вернее, того, что остается от них) уготованы и более крепкие испытания: русский характер ведь сложен, склад русский — изобретательный.

В ноябре Гитлер сказал, что его войскам, прошедшим всю Европу, не представляет трудности пройти последние километры до Ленинграда, но что он, фюрер, нежной души человек, жалеет кровь германских солдат. Солгал фюрер дважды: последних километров не прошел, когда попробовал, и крови солдат не пожалел. Послал в операцию, в ноябре же, для завершения борьбы за Ленинград две армейские группировки: одну генерала Шмидта — на Тихвин, и другую — генерала Томашека — на Волхов. Обе последовательно, по-ленинградски были разгромлены.

Немцы развивают идеи блокадного удушения Ленинграда в расчете на голод, истощение, апатию, капитулянтство. По поводу этого «планирования» мне вспоминается один пленный. «Мы подсчитали, что у вас запасы должны кончиться в ноябре, а уже март, и вы держитесь и, мейн готт, даже наступаете...» Этот отсталый фриц не знает, как и его отсталый фюрер, кто такие мы, русские, и, в частности, ленинградцы... А за отсталость, как известно, бьют...

Взять нас блокадой?.. Измором?
Не выйдет. Выстоим.


Пусть, кто хочет, посмотрит на Ленинград и в глаза ленинградцев. В глазах — упорство. Мы не плачем над трупами павших бойцов. Город наш задуман и сотворен был в великой Северной войне. Выстрелы, лишения, тяготы с младенчества известны городу. Город пройдет к победе и сквозь все выпавшие на его долю сверхмерные испытания 1941—42 годов, пройдет, не потеряв своей красоты, силы и величия. // Вс.Вишневский.


**************************************************************************************************************************************************
РАЗГОВОР — БУДУЩЕМУ


Сталь кромсает ночную тьму,
Человечью жизнь карауля.
И никто не скажет, кому
Завтра в поле встретится пуля.

Беспокойный мы все народ.
С нами всякое может статься.
И желаем мы наперед
Перед будущим отчитаться,

И свою судьбу и мечту
Огрубелыми голосами
Мы потомкам начистоту,
Без утайки, расскажем сами.

Нам сулили в спину ножи
Проклинающие кликуши.
Не жалели яда ханжи,
Чтобы ранить больнее души.

Все за то, что в годину бед
Мы уверовали в человека
И пошли за Лениным вслед
Против ветра старого века,

Что дорогу в кромешной мгле
Мы нащупать дерзко сумели;
И о рае здесь, на земле,
Мы всерьез помыслить посмели;

Что от всех обуз и помех
Мы сердца свои расковали;
Что для общего счастья всех
Личной радостью рисковали.

Коммунизм — наша жизнь и честь.
Нам не жить при иных режимах.
Принимай нас таких, как есть,
Неуживчивых, одержимых.

Мы в бою познали себя,
Продираясь сквозь холод смерти.
Эту жизнь земную любя,
За нее деремся, как черти.

С гордо поднятой головой
Мы любой ураган встречаем.
И за каждый поступок свой
На земном суде отвечаем.

Тот не прячет стыдливо глаз,
Кто для жизни презрел химеры.
Ведь такой, какая у нас,
Нет прочнее и чище веры.

Алексей Сурков.

______________________________________________
К.Кулик: Доблесть*|| «Правда» №308, 4 ноября 1942 года
В.Саянов: Символ мужества || «Известия» №45, 23 февраля 1942 года
Н.Тихонов: Ленинград сражается || «Красная звезда» №146, 24 июня 1942 года
Р.Кармен: Ленинградские кинохроникеры*|| «Правда» №192, 11 июля 1942 года
Р.Моран: Подвиг великого города*|| «Красная звезда» №160, 10 июля 1942 года
Л.Говоров. Бои за Ленинград*|| «Ленинградская правда», №147, 22 июня 1942 года
Н.Шванков: На Пулковских высотах*|| «Красная звезда» №238, 9 октября 1942 года
Фашистский «новый порядок» в Ленинградской области ("Красная звезда", СССР)

«Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года
Tags: 1942, «Литература и искусство», Алексей Сурков, Всеволод Вишневский, апрель 1942, блокада Ленинграда, весна 1942
Subscribe

Posts from This Journal “Всеволод Вишневский” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments