Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Николай Тихонов. Ленинград в июне

«Красная звезда», 12 июня 1942 года, смерть немецким оккупантамН.Тихонов || «Красная звезда» №136, 12 июня 1942 года

Народы всех свободолюбивых стран смотрят на Советский Союз, как на силу, способную спасти мир от гитлеровской чумы. Среди этих свободолюбивых стран первое место занимают Великобритания и Соединенные Штаты Америки, с которыми мы связаны узами дружбы и союза и которые оказывают нашей стране все большую и большую военную помощь против немецко-фашистских захватчиков. (ИЗ ПРИКАЗА НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ И.СТАЛИНА)



# Все статьи за 12 июня 1942 года.



Сияющее синее небо. Облака от залива белые, пушистые, летние. В трамваях, идущих из пригорода, на коленях у женщин охапки цветущей черемухи, в руках лопаты. Но эти загорелые руки роют не только окопы. Они работают сейчас на трудовом фронте — весь город занялся огородами. И девчонки в кокетливых платочках, и старые работницы, с лиц которых постепенно сошли тени голодной зимы, и мужчины, не пошедшие еще в армию, старики-бородачи, — все с лопатами, все говорят о рассаде, о скороспелой картошке, моркови, капусте.

В самом городе гряды вырастают на бульварах, на газонах, в крошечных садовых уголках, на пустырях между огромными безоконными задними фасадами домов, рядом с памятниками в общественных садах. Везде начинают зеленеть грядки.

Мальчишка, худой, как вороненок, с отеками на впалых щеках, швыряет в девчонку комьями земли с травой. И девчонка, встав во весь рост, кричит ему звонким голосом:

— Ах ты дистрофик поганый, как дам тебе, так ты узнаешь!

Девчонка — сильная, крепкая, краснощекая. Слово «дистрофик», жалобное, унылое зимнее слово, стало ругательным даже у детей.

С однообразным, привычным и скучным грохотом рвутся за два квартала от них немецкие снаряды. Облака дыма и пыли взлетают к небу. На остановке трамвая стоят люди. Они даже не обращают внимания на эти надоевшие, гулкие разрывы. Все обстреляны уже достаточно, все старые ленинградцы. Их не запугаешь.

Город знает, что он должен сейчас, помимо всего другого, помочь себе в снабжении. Огороды! Вот сигнал новой работы. Огороды — это тоже фронт.

За городом учатся молодые красноармейцы. Бросаются в атаку, окапываются, взаимодействуют с минометами и артиллерией. Строгий командир кричит бойцу:

— Ты что идешь, как на даче. Тебя уже немец три раза убил бы, а ты бы и не заметил!

Смущенный боец ныряет в ход сообщения.

По дороге идут огородницы, в поле пасутся лошади и коровы ходят, жуя свежую траву. На небе вспыхивают облачка разрывов, и грохот зенитных орудий сопровождает «Мессершмитты», летящие вразброд, отброшенные от города. За ними мчатся наши истребители. Начинается воздушный бой.

…За самолетами следят и с территории большого завода, где в громадных цехах работают женщины. Они сменили мужчин. Молча и напряженно они трудятся. Им нелегко исполнять работу, требующую большой физической силы, уменья и страшной выносливости. Но, они по-женски усидчивы и аккуратны. Женщина с надвинутыми на глаза синими очками обтачивает снаряд. Все ее тело напряглось, но по уверенным, сильным движениям вы видите, что она уже не новичок. Белые полосы крупных искр бегут под ее руками в толстых рукавицах. Снаряд тяжел, она поворачивает его с легкостью. Она вся ушла в работу. Иногда она отирает пот с лица и прислушивается к грому наших орудий. Ее ободряет этот гром. Может быть, это ее снаряды летят туда — в немцев, и она с новым ожесточением берет следующий снаряд сильными руками мастера.

Женщины сидят молчаливой группой, и кругом них черная и серая земля опок. Их рукава закатаны, чтобы удобнее было работать, их руки до локтей покрыты серебряным налетом металлической пыли. В прохладной полумгле большого помещения эти руки светятся. Серебряные пальцы с проворством погружаются в серую землю, и вы не можете отвести глаза от этих рук, от этих молчаливых женщин, работающих для фронта.

Они ничего больше не хотят знать, кроме того, что Ленинград должен иметь снаряды, и надо работать день и ночь. Их лица суровы, движения сосредоточены, как и мысли. За несколько километров от них стоят в окопах их близкие с оружием в руках. Пишут оттуда короткие письма и записки, которые приходят на завод, и женщины берут их серебряными руками, покрытыми налетом небывалой войны.

Эти женщины были раньше мирными работницами. Среди них есть и молодые, пришедшие сюда со школьной скамьи, есть очень пожилые — сейчас они единая боевая семья.

Директору звонят из литейной, что снаряды ложатся все ближе. Как быть? Прекратить литье — об этом никто не думает. Он велит оставить минимальное количество добровольцев, а остальным уйти в укрытие. «Есть уйти в укрытие всем, кроме добровольцев!» Через час обстрел прекращается. Директор звонит: «Ну, как? Все в порядке! — Кто оставался добровольцем?» Кто оставался! Все оставались». Никто не ушел. Работали нормально.

...Город блестит небывалой чистотой. Каналы пустынны, все зимовщики — катера, лодки, буксиры — ушли на работу. Они ушли вслед за льдинами, и белой ночью, как в мирные времена, вы слышите крик буксиров и пароходов у разведенных мостов. У бывшего Египетского моста лежат попрежнему два сфинкса. Осколок снаряда отбил у крылатого зверя лапу и унес в воду. Но все так же, прищурив глаза, смотрит сфинкс на простор набережной, и только шрам от раскаленного удара прошелся по его железному лицу.

В огромной гостинице, видавшей в своих стенах тысячи самых выдающихся людей разных эпох, пусто и прохладно.

За месяцы зимы дом пришел в такое состояние, что потребовал огромного кропотливого ремонта и восстановления вышедших из строя ванн, стен, дверей, окон, полов. Дом отремонтирован. Все сделано руками докторов, медицинских сестер, дружинниц, санитаров, добровольцев из комсомола. Госпиталь сверкает чистотой.

Доктор стоит с кистью в руке и масляной краской наводит последний глянец на отремонтированное окно. Он отходит и смотрит на голубую сияющую комнату с видом знатока. Все здесь приобрели вторую специальность: стали плотниками, полотерами, малярами, грузчиками, чернорабочими. Работы было много, делать ее было некому, кроме них. И они без различия пола и возраста трудились так, что теперь дом сияет, и по его блеску можно видеть, сколько сил положили эти люди и как они беззаветно работали.

— Раз нужно, — говорит ленинградец, — значит нужно сделать как можно скорее и как можно лучше.

Вспыхивают на кораблях зеленые и синие огни автогенной сварки. Там работают, заканчивая боевой ремонт, там готовятся к летней кампании. Весна уже прошла, бурная, грозная, ленинградская весна. Через несколько недель — год войны.

...Тихо шелестят старые березы над синим озером. Большие красноствольные сосны стоят, как на страже, вокруг разбросанных домиков тихого уголка. По дороге идет женщина с рюкзаком за спиной. Может быть она тоже идет на огород. Может быть она пришла из города навестить родственницу. Нет, ее глаза суровы, тонкие губы сжаты.

Ее останавливают часовые. Она просит провести ее к комиссару. Комиссара она называет по имени. Он удивлен. Откуда она его знает? Чего она хочет? Он видит ее первый раз в жизни. Она говорит медленно и уверенно:

— Я много слышала о вас от мужа. Он командир и служил в вашей дивизии. Он убит в бою. Я хочу встать на его место. Я вас очень прошу, я хочу работать только в строю. Я хочу бить немцев. Я изучила пулемет.

— Хорошо, — говорит комиссар, — вы будете пулеметчицей. У нас уже есть одна. Отлично работает, аккуратно.

— И я буду работать так же, — говорит женщина.

Впервые тень улыбки появляется на ее угрюмом лице...

Предгрозовое затишье лежит над Ленинградом. Оно никого не обманывает. Город сосредоточенно работает и ждет. Город учится военному делу. Все новые и новые кадры встают в ряды его защитников. Все новые и новые работники приходят на смену уходящим на фронт. Жители города — это огромный гарнизон, живущий только обороной, одной мыслью — разбить немцев, разорвать кольцо блокады. Все понимают, что бешеный карлик Гитлер может броситься на новую авантюру, и надо быть настороже.

Надо сторожить и воду, и воздух, и землю. Нельзя верить тишине белых ночей и прозрачному голубому небу, где играет румяная слабая заря. Надо стоять на боевом посту день и ночь, надо проверить перед решительной битвой и хозяйство, и оружие, и собственные нервы. Они у ленинградцев крепкие, хозяйство приводится в полный порядок, как того требует осадная обстановка. Оружие в умелых руках. Враг дорого заплатит за новую попытку!


2.

Солнце пышет на больших песчаных дюнах. Как нарисованные, стоят корабельные сосны. Это — край сосны и воды. Озера манят в свои блестящие воды. Все вымерло в чаще кустарника, болота тихи, только лягушки по вечерам тянут бесконечные песни.

Нигде нет признаков человека. Кое-где развалины домов подымают остатки обугленных стен, торчат линии колючей проволоки. Люди закопались глубоко в землю. Можете часами следить за пнем, обросшим мохом. Он неподвижен. Да и как может двигаться пень? Однако он иногда чуть-чуть шевелится. Это не пень — это снайпер. Комары кружатся над ним, птицы поют в кустах, где-то кукушка, настоящая серая птица, отсчитывает свой четкий птичий счет.

И вдруг гремит одинокий выстрел. Эхо прокатывается над пустыней, и снова все тихо. На финской стороне стало одним солдатом меньше. Снайпер вылежал этого финна. Он вынимает свою книжечку и ставит еще одну единицу к длинному списку единиц. Пень незаметно изменил положение. Снайпер уже в другой позиции ожидания.

Еще выстрел — еще одним врагом меньше. С вражеской стороны несется залп, но он несется впустую. Уже поздно. Тут никого нет.

Давно прошли времена, когда финны разгуливали во весь рост или работали на переднем крае. Теперь они пробегают, согнувшись в три погибели, по траншее и ходам сообщений и зарываются в землю как можно глубже.

Иногда они кричат: «Рус, рус, дай хлеба! Дай хлеба, дай хлеба!»

Молчат кусты и деревья. Обозленные финны бросают бутылки с зажигательной жидкостью, и загорается кустарник, сухой валежник. Синий дым, горьковатый, длинными, узкими языками стелется по земле. Но враг ошибся, думая, что пожар пойдет в нашу сторону. Ветер несет огонь к финнам. Пламя уже лижет их маскировочные кусты. Сидеть в окопе — значит сгореть. Волей-неволей надо вылезать и тушить.

Маленькие фигурки в мышиных куртках осторожно вылезают из окопа. Вероятно, их подгоняет офицер с маузером в руке. Все тихо. Они копошатся в дыму. Их все больше и больше. Они стараются скорее растащить горящий валежник. Где-то вдали в лесу звучит орудийный выстрел. Второй, третий. Снаряды рвутся среди финнов. Крики и вопли застилаются дымом разрывов. Хорошо накрыли!

— Не рой себе яму, — шепчет снайпер и посылает свои пули вслед за снарядами. Он не хотел спугнуть врагов раньше, чем начнут действовать артиллеристы.

Огневой налет удался. Пожар свободно полыхает на финском рубеже. Больше его не тушат. Окоп брошен, все убрались из него. Не помог и офицер с маузером.

Но и у финнов есть свои снайперы. Они тоже лежат часами и караулят. Высматривают наши точки, бойницы, одинокого зазевавшегося бойца. Иногда снайпер попадает на снайпера. Один из наших опытнейших снайперов встретился с финном. Начался поединок, где малейшая ошибка — гибель. Первым выстрелил наш боец. Финн нагло покачал шанцевой лопаткой, отмечая на общем языке стрелков всего мира промах.

Наш снайпер был Голутвенко, тот, что в разведке ворвался в финский окоп, вместе с товарищами разогнал гранатами финнов, в рукопашной перебил часть из них и приволок «языка» — молодого офицерика.

Голутвенко обозлился: «Подожди, белофинский чорт, ты у меня не уйдешь». Финн дал выстрел. Пуля ударилась рядом с головой Голутвенко. Он поднял над собой лопатку и отсигнализировал промах. Что, взял! Так продолжалось часами. Наконец, Голутвенко удалось занять новую позицию, лучше прежней. Финну надо было тоже переменить место. Много раз пробовал он отползти, но не решался.

Пули соперников были редкие, но умелые. Только какие-то инстинктивные движения спасали состязающихся. Потом Голутвенко замолчал. Финн долго не доверял молчанию, а оно было бесконечным. Легким движением он перевалился и получил пулю. Финн упал в мох, вытянув руку. Поединок был кончен.

Изо дня в день идут такие поединки, полные драматического напряжения, и успехи наших снайперов растут день ото дня.

Перекочуйте на другой участок фронта. Он с виду такой же. И пейзаж похож, и так же блестят озера, стоят сосны. Только не финские, а немецкие снайперы лежат, зарывшись в мох, в маскировочных халатах, только еще сложнее цепь ходов сообщений, и пальба здесь, особенно к вечеру, большая.

Немцы палят из пушек по площади. Снаряды грузно падают в болото, в ржавую воду, поднимая фонтаны грязи. Здесь многое напоминает первую мировую войну. Позиционная война, где противники закопались так, что и снарядом не выковырнешь немца сразу из дзота или блиндажа. Надо выследить его со всей тщательностью, метко поднять его дзот на воздух, уследить, когда он выберется из-под развалин, если уцелеет, и тогда уложить пулей.

Наши снайперы лежат на переднем крае целый день. Целый день наблюдатели подмечают малейшие изменения в пейзаже на стороне противника. Там прибавился дзот, там подтащили противотанковую пушку, здесь на минуту открылся легкомысленный офицер в черной куртке и фуражке. Конец эсэсовцу! Он падает. К нему ползет второй немец — падает рядом. Третий — пуля кладет его чуть в стороне. Так. Больше нет охотников рисковать. Трупы лежат весь день и вечер, длинную белую ночь. Их хорошо видно в стереотрубу. Наползает туман на другой день. Под прикрытием тумана трупы вытаскивают из-под огня.

Обе стороны знают, когда кто обедает, когда ужинает, не пройти немцу открыто с котелком. Это прогулка смерти. Не будет больше ганс жрать свой жидкий суп и закусывать эрзац-мармеладом, похожим на ваксу.

Артиллерийские налеты с обеих сторон разражаются с внезапностью южного урагана. Болотистая почва пружинит, как гигантский матрац. Одна батарея здесь далеко оставила позади себя знаменитый севастопольский Малахов курган. На ее территорию упало за время ее работы на этой позиции восемь тысяч восемьсот снарядов, мин и авиабомб. Все изрыто старыми и свежими воронками. На каждом метре врезанные в траву лежат ржавые рубчатые осколки. Они вонзились в деревья всех в рисунков и размеров. Буквально железным ливнем стегало по этому месту. Батарея жива и дает знать о себе так, что немцы чешут свои бритые затылки после ее краткого и внушительного разговора.

Снова и снова, обычно к вечеру, они обрушивают сюда дождь снарядов. Мы сидели на лавочке перед блиндажом, когда разразился этот очередной немецкий припадок. Все ближе разрывы, все свирепее огонь. Мы ушли в блиндаж. Подземная комната походила на кают-кампанию военного корабля, за бортом которого ревет ураган. Правда, это была методическая стрельба по площади, не совсем похожая на ураган, но докучная своей старательной повторяемостью. Через каждые две-три минуты шлепался стальной боров, и воздух сотрясал очередной гром. Через час представление окончилось.

В воздухе было тихо. Свежие воронки прибавились к тысячам уже бывших. Начинался рабочий вечер батареи.

С переднего края стучали пулеметы и автоматы. В лесу куковала обыкновенная кукушка. Прогудел «Мессершмитт». Из-за облака донесся треск стрельбы. Там немец напоролся на кого-то из наших. Воздушный бой отдалился к северу.

Мы исходили вдоль и поперек ходы сообщений, напомнившие мне знакомые картины фронта первой мировой войны. Так вот во что превратилась «молниеносная война» Гитлера! Окопы против окопов, снайпер против снайпера, проволока против проволоки. И методическое истребление немцев, заставившее их забыть, как ходят люди во весь рост. На брюхе ползут они, спасаясь от пули, в свои блиндажи и сидят там ночью, опасаясь удара, а днем оставляют только охранение и снайперов и отправляются в тыл, чтобы отсиживаться в более спокойных местах. И никакой генерал не об’яснит немецкому солдату, что же дальше, потому что дальше только поражение и неизбежный разгром.

В первую мировую войну немцы расшиблись о Верден. Теперь наш Верден называется Ленинградом, и он покрепче французского. И люди, его защищающие, — это люди особой породы. Они остановили немца, закопали его в землю. Пусть он подымет голову — он ее потеряет незамедлительно! //Николай Тихонов. г. ЛЕНИНГРАД.

☆ ☆ ☆

12.06.42: Новая страница в истории международных отношений ("Известия", СССР)

11.06.42: И.Эренбург: Фриц-философ ("Красная звезда", СССР)
11.06.42: А.Довженко: Отступник || «Красная звезда» №135, 11 июня 1942 года
11.06.42: С.Семенов: Преодоление минных заграждений ("Красная звезда", СССР)
11.06.42: М.Зотов: Чувство ответственности за судьбы Родины ("Красная звезда", СССР)
11.06.42: Строго беречь государственный рубль! || «Известия» №135, 11 июня 1942 года

10.06.42: М.Леснов: На западном берегу Волхова ("Красная звезда", СССР)
10.06.42: И.Эренбург: Верность || «Красная звезда» №134, 10 июня 1942 года*

09.06.42: Гитлеровцы скулят... ("Красная звезда", СССР)
09.06.42: Расправа германских фашистов с населением Минска ("Красная звезда", СССР)
09.06.42: Издевательства над советскими гражданами во временно оккупированных советских районах ("Красная звезда", СССР)
09.06.42: Героический труд во имя нашей победы || «Известия» №133, 9 июня 1942 года

07.06.42: И.Эренбург: Справедливость || «Красная звезда» №132, 7 июня 1942 года
07.06.42: В.Григорьян: Советская Грузия в дни войны ("Красная звезда", СССР)
07.06.42: Варварское хозяйничанье гитлеровцев в Харькове ("Красная звезда", СССР)
07.06.42: Крылатые витязи Советской страны || «Известия» №132, 7 июня 1942 года

06.06.42: И.Эренбург: По дорогам войны ("Красная звезда", СССР)
06.06.42: К.Буковский: В оккупированных селах Украины ("Красная звезда", СССР)*
06.06.42: Награда славным строителям танков || «Известия» №131, 6 июня 1942 года

05.06.42: М.Леснов: Судьба "легиона" босяков "Фландрия" ("Красная звезда", СССР)
05.06.42: Стойкость в бою || «Красная звезда» №130, 5 июня 1942 года*

04.06.42: В оккупированном Смоленске ("Красная звезда", СССР)
04.06.42: Л.Озеров: Атака || «Красная звезда» №129, 4 июня 1942 года
04.06.42: Е.Габрилович: В засаде || «Красная звезда» №129, 4 июня 1942 года
04.06.42: Протест немецких военнопленных против зверств и насилий германских властей в оккупированных районах ("Известия", СССР)
04.06.42: Люди, кующие оружие для фронта || «Известия» №129, 4 июня 1942 года
04.06.42: Д.Устинов: Больше вооружения для разгрома врага ("Известия", СССР)

03.06.42: Лагеря пыток в Луге и Пскове ("Красная звезда", СССР)
03.06.42: Советская артиллерия — гроза для фашистских танков* ("Известия", СССР)
03.06.42: В.Коротеев: Весенние бои партизан ("Красная звезда", СССР)*

02.06.42: Никто в Германии не верит в победу немцев ("Красная звезда", СССР)
02.06.42: Место командира на поле боя ("Красная звезда", СССР)*
02.06.42: М.Гедвилас: Литва борется ("Красная звезда", СССР)*
02.06.42: Самоотверженные работники советского здравоохранения* ("Известия", СССР)

01.06.42: А.Фадеев: Гвардейцы || «Правда» №152, 1 июня 1942 года


Май 1942:

31.05.42: Л.Озеров: Девушка с винтовкой ("Красная звезда", СССР)*
31.05.42: П.Трояновский: Куземкинская каторга || «Красная звезда» №126, 31 мая 1942 года*

30.05.42: Зверства немецких палачей в деревне Кривцово ("Красная звезда", СССР)
30.05.42: К.Гофман: Программа Геринга || «Красная звезда» №125, 30 мая 1942 года
30.05.42: И.Эренбург: Дикарь в Париже || «Красная звезда» №125, 30 мая 1942 года*
30.05.42: Л.Осипов: Мстите, моряки! || «Красный флот» №125, 30 мая 1942 года

29.05.42: К.Симонов: Американцы ("Красная звезда", СССР)
29.05.42: П.Крайнов, Р.Моран: В Курске ("Красная звезда", СССР)
29.05.42: И.Эренбург: Прусский фельдфебель ("Красная звезда", СССР)*
29.05.42: Что рассказывают финские перебежчики ("Красная звезда", СССР)

28.05.42: И.Эренбург: Скопище преступников ("Красная звезда", СССР)*
28.05.42: Что осталось от норвежского "легиона" ("Красная звезда", СССР)
28.05.42: Всю мощь огня против немецких танков ("Красная звезда", СССР)
28.05.42: Стойкость в бою советских воинов || «Известия» №123, 28 мая 1942 года
28.05.42: Л.Высокоостровский: В осажденном городе ("Красная звезда", СССР)

27.05.42: Клятва партизан ("Красная звезда", СССР)
27.05.42: И.Эренбург: Олухи || «Красная звезда» №122, 27 мая 1942 года
27.05.42: Д.Заславский: Не варяги, а ворюги ("Красная звезда", СССР)
27.05.42: П.Трояновский: У немецких блиндажей ("Красная звезда", СССР)
27.05.42: М.Леснов: Без промаха || «Красная звезда» №122, 27 мая 1942 года*

26.05.42: Великому вождю, гениальному полководцу, отцу и учителю товарищу Сталину ("Красная звезда", СССР)
26.05.42: Соревнование патриотов || «Красная звезда» №121, 26 мая 1942 года
26.05.42: И.Эренбург: Оправдание ненависти || «Правда» №146, 26 мая 1942 года
26.05.42: А.Довженко: Стой, смерть, остановись! || «Правда» №146, 26 мая 1942 года
26.05.42: Е.Кригер: Сила нашей весны || «Известия» №121, 26 мая 1942 года

25.05.42: И.Модестов: Кризис сельскохозяйственной политики гитлеровских крепостников ("Правда", СССР)

24.05.42: И.Эренбург: Немецкая лавочка || «Красная звезда» №120, 24 мая 1942 года
24.05.42: Ем.Ярославский: В боях закаляется и крепнет дружба народов СССР ("Красная звезда", СССР)
24.05.42: В.Антонов: Этого нельзя забыть || «Известия» №120, 24 мая 1942 года

23.05.42: И.Эренбург: Рассудительный Фриц ("Красная звезда", СССР)
23.05.42: М.Спирин: Советский воздушный десант ("Красная звезда", СССР)

22.05.42: И.Эренбург: Могилы палачей ("Красная звезда", СССР)**
22.05.42: С.Азаров: Воспитание стойкости || «Красная звезда» №118, 22 мая 1942 года
22.05.42: М.Толченов: Изменения в офицерском и рядовом составе немецко-фашистской армии ("Красная звезда", СССР)
22.05.42: Ф.Хакимов: Горькие признания румынских солдат ("Красная звезда", СССР)*
22.05.42: К.Симонов: Русское сердце || «Правда» №142, 22 мая 1942 года
22.05.42: Советские гвардейцы — гордость Красной Армии ("Известия", СССР)

21.05.42: Орден отечественной войны ("Красная звезда", СССР)
21.05.42: И.Эренбург: Конец Габке ("Красная звезда", СССР)**
21.05.42: К.Симонов: Русское сердце ("Красная звезда", СССР)
21.05.42: А.Поляков: "Трофей" ("Красная звезда", СССР)
21.05.42: Орден Отечественной Войны ("Известия", СССР)

20.05.42: Новые зверства фашистов в Киеве ("Красная звезда", СССР)
20.05.42: М.Розенфельд: Последние дни 208-го немецкого полка ("Красная звезда", СССР)
20.05.42: Е.Кригер: Огонь по немецким танкам || «Известия» №116, 20 мая 1942 года
20.05.42: Точно выполнять взятые обязательства || «Известия» №116, 20 мая 1942 года

19.05.42: И.Эренбург: Венгерский кур ("Красная звезда", СССР)
19.05.42: В.Ильенков: Весна || «Красная звезда» №115, 19 мая 1942 года
19.05.42: К.Тараданкин: Наступление продолжается ("Известия", СССР)
19.05.42: Мастера подготовки молодых рабочих ("Известия", СССР)

18.05.42: Любовь к Родине и ненависть к врагу || «Правда» №138, 18 мая 1942 года
18.05.42: Д.Заславский: Весенние посылки немецких солдат || «Правда» №138, 18 мая 1942 года

17.05.42: Наша воля к победе || «Известия» №114, 17 мая 1942 года*
17.05.42: И.Эренбург: Гнев и надежда ("Красная звезда", СССР)*
17.05.42: П.Пономаренко: Белоруссия борется ("Красная звезда", СССР)*
17.05.42: И.Чухнов: Снайперы Севастополя ("Известия", СССР)
17.05.42: А.Твардовский: Баллада о Москве ("Известия", СССР)

16.05.42: Долг воинов всех народов Советского Союза ("Красная звезда", СССР)*
16.05.42: Письма, зовущие к мести || «Красная звезда» №113, 16 мая 1942 года
16.05.42: Е.Габрилович: Братская могила ("Красная звезда", СССР)
16.05.42: А.Сурков: Песня о слепом баянисте ("Красная звезда", СССР)
16.05.42: В.Померанцев: Нелегальные стихи немецких солдат ("Литература и искусство", СССР)

15.05.42: Овладеть искусством вождения конницы ("Красная звезда", СССР)
15.05.42: И.Березин: Этого нельзя забыть ("Известия", СССР)

14.05.42: Вера в нашу победу ("Красная звезда", СССР)*
14.05.42: И.Эренбург: Иудин страх ("Красная звезда", СССР)
14.05.42: Я.Милецкий: Брошенный танк ("Красная звезда", СССР)

13.05.42: Гнусная расправа гитлеровских мерзавцев над детьми ("Красная звезда", СССР)
13.05.42: К.Симонов: Солдатский юбилей || «Красная звезда» №110, 13 мая 1942 года
13.05.42: И.Эренбург: Глубокая Мокатыха ("Красная звезда", СССР)*
13.05.42: П.Белявский: Автопортрет немецкого офицера ("Известия", СССР)**

12.05.42: Потеря оружия — преступление перед Родиной ("Красная звезда", СССР)
12.05.42: И.Эренбург: Берлинский шут ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Красная Звезда» №136 (5200), 12 июня 1942 года
Tags: Николай Тихонов, газета «Красная звезда», июнь 1942, лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “июнь 1942” Tag

  • Илья Эренбург. Севастополь

    И.Эренбург || « Красная звезда» №151, 30 июня 1942 года Расчеты гитлеровцев на изоляцию нашей страны от других держав мира оказались…

  • Подвиг команды теплохода «Старый большевик»

    « Правда» №180, 29 июня 1942 года «Год войны против немецких захватчиков неопровержимо свидетельствует о том, что наша социалистическая…

  • Илья Эренбург. Цена измены

    И.Эренбург || « Правда» №179, 27 июня 1942 года Советская молодежь! Родина доверила вам почетную работу в борьбе за высокий урожай. Оправдайте…

  • Горят ненавистью к врагу сердца советских людей

    « Известия» №150, 28 июня 1942 года Фашисты предстали перед всеми народами мира как цепные псы немецких империалистов, как реакционеры и…

  • Лицо врага

    « Правда» №179, 28 июня 1942 года «Исчезли благодушие и беспечность в отношении врага, которые имели место среди бойцов в первые месяцы…

  • Илья Эренбург. Испытание огнем

    И.Эренбург || « Красная звезда» №149, 27 июня 1942 года Вероломная гитлеровская политика, рассчитанная на то, чтобы бить свободолюбивые народы…

  • Илья Эренбург. Петь или не петь?

    И.Эренбург || « Красная звезда» №148, 26 июня 1942 года За авантюристическую политику гитлеровской клики немцы расплачиваются миллионами…

  • Нерушима дружба народов Советского Союза

    « Известия» №147, 25 июня 1942 года Вероломная гитлеровская политика, рассчитанная на то, чтобы бить свободолюбивые народы по одиночке,…

  • Илья Эренбург. «Каштанка»

    И.Эренбург || « Красная звезда» №147, 25 июня 1942 года Фашисты предстали перед всеми народами мира как цепные псы немецких империалистов,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments