Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Т.Бунимович. В поисках метода

Т.Бунимович || «Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года

Каждое новое произведение писателя, картину живописца, театральный образ, кинофильм — на вооружение народа, на борьбу с фашизмом, на защиту священной советской земли!



# Все статьи за 25 апреля 1942 года.



ИЗ ОПЫТА ФРОНТОВОЙ КИНОХРОНИКИ

Т.Бунимович. В поисках метода

Был теплый августовский вечер. На траве, сидя и полулежа, расположились бойцы и командиры. Между двух деревьев на металлических подпорках был установлен киноэкран. Сзади, замаскированная ветвями, стояла автомашина с проектором. Показывали последние киножурналы.

Впервые с начала войны мне удалось посмотреть фронтовой кинорепортаж. Среди с’емок других операторов я нашел и свои кадры.

Эти хроникальные сюжеты были смонтированы из фрагментов, снятых различными людьми. Режиссеры пытались об’единить разрозненные кадры дикторским текстом и музыкой. Но несмотря на все их старания, лоскутность материала была явной.

Просмотр заставил нас серьезно призадуматься, еще раз проанализировать причины, мешавшие нам давать полноценную фронтовую кинохронику.

Большинство операторов не имело фронтового опыта.

Часто мы совершали длительные и опасные путешествия без всякого эффекта. Вспоминается, как Касаткин, Эльберт и я выехали на с’емку важной операции. До исходных позиций наших частей добраться было нелегко. И только на месте мы выяснили, что операция эта будет проходить ночью, и с’емка неосуществима. Мы пробирались на наблюдательные пункты командиров полков, с которых, по рассказам, блестяще видно поле боя, но видно только через стереотрубу. Даже наблюдательные артиллерийские пункты не всегда давали возможность снять интересные планы.

И уже на первом этапе нашей работы мы поняли, что в современной войне 300—400 метров очень близкая дистанция, но для киноаппаратов это расстояние слишком велико. Зритель, привыкший в художественной кинематографии видеть все близко и отчетливо, требовал этого же и от нас.

С этими мыслями мы снова и снова выезжали на линию фронта.

Я работал вместе с оператором Касаткиным. Мы уже побывали во многих армиях — познали горечь первых неудач, понимали, что условия, необходимые для плодотворной работы, сами к нам не придут — их надо создать. Искали эти условия и в одной из армий нашли их.

Какие же это были условия? Прежде всего непосредственная связь с командованием и оперативным отделом армии.

Мы знали теперь точно, в каком месте и в какое время нам надо быть и что примерно, мы увидим. Знание рельефа местности помогало нам пробираться к передовым частям в дневное время. Мы наблюдали механику современного боя во всей ее сложности. И все, что мы встречали на пути, теперь приобретало свое место и осмысливалось нами, как частица большого целого.

Именно тесная связь с командованием армии позволила нам в короткий срок заснять много ярких эпизодов, показывающих подготовку к бою и его развертывание.

Одной из самых сложных была с’емка атаки танков и пехоты.

Мы знали точно исходную позицию танков и путь их следования. На рассвете, задолго до начала атаки, мы пробрались в первую линию окопов — вблизи небольшого леса, откуда должны были вырваться на открытое поле наши танки и устремиться вперед. Мы заранее выбрали окоп, удобный для нашей работы: такой, из которого мы могли вести с’емки и назад, в сторону леса, и вперед, в сторону высоты, занятой немцами. Так в момент атаки мы оказались в центре событий: мимо нас проходили танки, рядом с нами поднималась в атаку пехота.

Хорошо зная характер операции, мы смогли уже в более спокойной обстановке доснять ряд эпизодов, необходимых для цельности материала. Серия снятых нами сюжетов была об’единена общим названием «Бой за высоту А». («Союзкиножурнал» №87, 1941 г.).

Эта с’емка многому нас научила. В частности, мы поняли, что удачный кадр, схваченный в гуще событий, пропадет, если не обрастет рядом дополнительных материалов. Как-то раз, сидя в окопе, мы увидели бегущего по направлению к нам бойца. При близких разрывах мин он падал, полз, затем снова вскакивал и продолжал бежать. Мы не знали, кто этот боец, но сняли его. Позже в штабе полка мы выяснили, что это связист, блестяще работающий и представленный к награде. Случайно снятые нами планы стали основой сюжета. Мы досняли, как отважный связист вскакивает на мотоцикл и мчится дальше в штаб своего батальона. Мы засняли далее конкретный случай, когда на основе его донесения была проведена удачная танковая атака. Так родился сюжет о связном Федосееве.

Постепенно совершенствовалась и техника кинос’емки. В первое время никто из фронтовых операторов не имел световой аппаратуры. А сейчас почти у всех у нас имеются портативные световые приборы; пользуясь энергией от движков с небольшими динамомашинами, которые имеются почти в каждой части, мы снимаем в блиндажах, госпиталях, в походных мастерских, в бронепоездах. Недавно оператор Беров вместе со мной снял сюжет об артиллеристах, целиком сделанный ночью: мы запечатлели на пленке командный пункт, звуковую разведку, огневые позиции. Такой сюжет без световой аппаратуры был бы неосуществим.

Фильм «Разгром немецких войск под Москвой» является первым творческим отчетом киногруппы Западного фронта.

Впереди много работы. Кинохроникеры все еще в долгу у советского зрителя.

Для того чтобы на экранах появлялось все больше интересных фронтовых сюжетов, надо продолжать улучшать технику с’емки. Для далеких планов мы пользуемся громоздкой длиннофокусной оптикой. Нужны настоящие телеоб’ективы и специальные визиры к ним. Желательно иметь несколько аппаратов со специальными креплениями для установки их на пикирующих бомбардировщиках и на истребителях (до сих пор почти все воздушные с’емки проводились все теми же автоматами — «с рук»). Стоило бы осуществить с’емку из тяжелого танка: это даст множество новых интересных планов, которые без прикрытия снять невозможно.

А самое главное — надо еще глубже войти в боевую жизнь нашей Красной Армии, которая каждый день, каждый час показывает примеры героизма и отваги. // Т.Бунимович.


********************************************************************************************************************
СБОРНИКИ ДЛЯ ЭСТРАДЫ


Музыкальное издательство выпустило третий сборник песен советских композиторов «В бой за родину», выпускается сборник «Маршей для Красной Армии» и сборник антифашистских песен. В издательстве «Искусство» вышел первый выпуск сборника «За родину», в который вошли фронтовые песни, стихи, рассказы, фельетоны для эстрады В.Лебедева-Кумача, А.Суркова, С.Михалкова, И.Уткина, А.Твардовского, П.Павленко, Г.Рыклина и других. Вышли также пьесы «Война» В.Ставского, «Пашня на Черной горе» Адама Шарера, «Встреча» Юлиуса Гая. Выходит одноактная пьеса Жан-Ришар Блока «Обыск в Париже».


ЭСКИЗЫ МОНУМЕНТОВ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В Московском доме архитектора открылась выставка эскизов монументов великой отечественной войны, представленных в порядке творческого соревнования. На выставке экспонировано более 56 эскизов монументов на темы «Защитникам Москвы», «28 героям-гвардейцам», «Героическому Ленинграду» и другие работы архитекторов Андреева, Бархина, Руднева, Кулага, Харламова и др.

______________________________________________
А.Левитан: Кинофальшивки Геббельса ("Литература и искусство", СССР)
Кинорепортаж с фронта || «Литература и искусство» №17, 24 апреля 1943 года
А.Новогрудский: Рождение кинопублицистики* ("Литература и искусство", СССР)
Р.Кацман, И.Копалин: В горах Кавказа* || «Литература и искусство» №3, 16 января 1943 года
В.Митрофанов: Крым перед объективом || «Литература и искусство» №12, 21 марта 1942 года

«Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года
Tags: 1942, «Литература и искусство», апрель 1942, весна 1942
Subscribe

Posts from This Journal “апрель 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment