Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

В.Финк. Варвары

«Красная звезда», 28 сентября 1943 года, смерть немецким оккупантамВ.Финк || «Красная звезда» №229, 28 сентября 1943 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указ Президиума Верховного Совета СССР (1 стр.). Приветствия участников общего собрания Академии наук СССР И.В.Сталину, В.М.Молотову, Красной Армии (1 стр.). От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 26 и 27 сентября (1—2 стр.). Капитан К.Токарев. — На левом берегу Днепра (2 стр.). Майор Б.Король. — О расчете и риске в преследовании (3 стр.). Капитан С.Семенов. — Непартийный подход к подбору кадров (3 стр.). Вручение награды раненому Герою Советского Союза (3 стр.). А.Аграновский. — «Наш дом — ваш дом». — Письмо с предгорий Саяна (3 стр.). Виктор Финк. — Варвары (4 стр.). Положение в Италии (4 стр.).



# Все статьи за 28 сентября 1943 года.



«Красная звезда», 28 сентября 1943 года

Вы проехали несколько сот километров по следам войны. Вы видели еще отверстые раны на теле освобожденных городов. Вы видели детей, играющих во дворе вокруг блиндажа, который больше никогда не понадобится. Вы видели разрушенные заводы и фабрики, сожженные селения, покинутые деревни, осиротелые очаги. Вы видели землю, развороченную стальным ураганом. Вот деревня. Деревянных изб здесь нет. Одни просторные кирпичные постройки. Хорошо здесь могут люди жить. Но здесь никто не живет. Ни людей не видно, ни скота, ни даже кошек и собак. Безмолвие кладбища висит над этой деревней. Вы всматриваетесь, — но ведь это кладбище и есть! Дома мертвы. Ни окон нет у них, ни дверей, ни порогов, ни внутренних стен, ни крыш. Всё сожжено. Убита Петровка.

С большака автомобиль сворачивает вправо, через несколько километров деревья перестают заслонять горизонт, и перед глазами возникает небольшой холмик. На холмике лежит груда камней, обломков и мусора. По отдельным деталям, по чугунной решетке, по кускам карниза и орнамента можно догадаться, что здесь стояла церковь. Она не была сожжена, и ее не разбили удары артиллерии. Она была взорвана. Вы еще не успеваете сообразить это, как видите пустырь, высоко оцепленный проволокой, и в нескольких шагах от него — виселицу на три кольца. Три этих овальных, продолговатых кольца не замкнуты. Между краями — разрыв для вдевания веревки. Разрыв похож на раскрытый рот. Нижняя челюсть отвисает. Верхняя непропорционально длинна. Кольцо виселицы имеет форму орлиного клюва, как он изображен на немецком гербе. Теплые сумерки и тишина, лежат на этой горестной земле. Вы вспоминаете, что еще Пушкин упрекал природу в равнодушии.

Внезапно разверзается перед вами новое зрелище, и мысль ваша перестает работать, остановленная невыносимым ударом. Город, целый город лежит перед вами в молчаливом прахе. В растерянности и испуге вы смотрите по сторонам — вправо, влево, — где же тут хоть что-нибудь живое. Но живого нет ничего. Груды камней, мусора и обломков лежат ровными рядами, точь в точь, как стоят дома на улицах живых городов. Но этот город не живой!

Большое здание, некогда замыкавшее улицу или площадь, тоже стоит поваленное. От него уцелела лишь часть одной стенки. По переплетам окон, по их рисунку вы догадываетесь, что это обломки собора.

В оцепенении ходите вы по скорбным руинам. Как назывался этот город? Какой народ населял его? Какая катастрофа и когда разрушила его? Когда отрыли археологи эти останки далеко ушедшей от нас жизни?

Но вот вы обогнули руины собора и видите аккуратно построенное кладбище. Рядами стоят приземистые кресты. Это немецкое кладбище. Одно оно уцелело в мертвом городе.

Однако именно здесь вы очнулись. Вы очнулись, и сердцу вашему трудно, ибо созерцание этих крестов разгоняет мысли ваши о находке археологов. Нет! Это не древний город погиб от извержения вулкана или от землетрясения. Этот город еще вчера был жив. Его убили, и вы напали на след убийц... Две тысячи каменных домов лежат в уродливом прахе. Но смерть пришла к ним не тогда, когда кончилась их жизнь и настала пора умирать. Не темная ярость природы обрушилась на них. Смерть пришла к ним в образе немецкого солдата и взорвала их аммоналом. Две тысячи домов взорвала она один за другим, явившись в облике немца в мундире фельдграу. Две тысячи семейных очагов, зданий и церквей обратил солдат-неприятель в две тысячи груд битого кирпича и мусора. И вот они лежат рядом мертвые, как некогда рядом стояли при жизни.

Давно забытое видение внезапно возникает перед моими глазами, — другой город, другой лес, другая река, другое небо, другой народ, Франция и молодые мои годы и та, другая война, которую мы называли «последней», стали выплывать из этих жалостных развалин. Я вспомнил тяжкий день. Немцы «выравнивали» свою линию на Сомме. С боями мы преследовали их на много верст вглубь, до самого канала Сен-Кантэн, мы видели деревни, которые только что были убиты. Это были груды камней, черепицы, стекла, смешанные с обломками мебели и кухонной рухлядью. Оловянная смерть лежала на них. Она лежала, развалясь, хорошо уже примостилась, точно лежала здесь давно. Между тем всего несколько часов назад ее здесь не было в помине.

— О, если бы вы видели, как это произошло! — сказала нам в одной деревне старушка. — Если бы вы видели это, вы бы подумали, что попали в сумасшедший дом! Ведь они разрушили деревню совершенно неожиданно. Мы решили, что все сошли с ума. Они стали напяливать на себя платье поселян и даже юбки и женские кофты напяливали они на себя. Они нахлобучивали себе на головы воскресные цилиндры наших мужчин и веселились, как клоуны! Потом они пошли разрушать. Целым взводом наваливались они на балку и раскачивали ее, пока она не обрушивалась. А за ней обрушивался дом. Да, сударь! Это была оргия разрушения! Пока одни разваливали стены наших домов, другие били окна, третьи прикладами крошили черепицу на крышах. Они свалили все деревья, они засыпали все колодцы. Они били посуду. Они побили все мои цветочные горшки! Подумайте, чем мешали им цветочные горшки старой женщины?

— Но что вы хотите? — прибавила она грустно и покорно. — Это их немецкая война.

Всюду мы видели тогда в ту войну одно и то же. В развалины обратили они дома, они вырубили деревья на улицах и плодовые деревья в садах, все колодцы они отравили или засыпали, все водные потоки перегородили, все дороги разрушили, всё, что могло гореть, они сожгли. Они были в чужой стране и вели войну по-немецки. Уходя, они оставляли позади себя зону пустыни.

Это было четверть века тому назад, во Франции, на Сомме. И вот я снова узнаю немецкую руку в России. В глубине Брянских лесов.

Городок, который я описал выше, некогда звался Жиздрой. Я не искал его, я попал туда случайно. Это еще не самый крупный из разрушенных наших городов. Орел, Сталино, Новороссийск... Пустыня простирает свою руку к городам и селам, которые лежат на путях немецкого отступления.

Немцы отдали город после ожесточенного боя. Они потеряли здесь 1200 убитыми. Это был жаркий бой. Он длился почти сутки и закончился поздней ночью. Немцы хотели продержаться хоть до утра.

Зачем?

О, у них было дело. Взорвать две тысячи домов — задача хлопотная сама по себе. Но ведь дома надо было раньше ограбить! Надо было аккуратно уложить, упаковать чужое добро, сделать аккуратные посылки для отправки в фатерлянд. А это требует времени. Было еще одно дело, от него солдату проку мало, но этого требует фатерлянд: надо было на всех неисчислимых немецких могилах стереть обозначение полков. Ганс Майер служил в 31 гренадерском. Это отличало его от Ганса Доппельмайера, который служил в 28 пехотном. Эти надписи полезно было делать, когда предполагалось, что город останется немецким. Но раз это больше не предполагается, то военная тайна убитых не подлежит оглашению. Соскабливание надписей тоже требует времени — могил много.

Потом были хлопоты с огородами: надо было вытоптать огороды, которые развели жители. Надо было завалить колодцы. Надо было уничтожить посевы на полях. Оказалось, рожь не горит на корню! Ее пробовали поджигать скошенною. Но и скошенная она не горела: прошли дожди, колос был сырой. Тогда немцы согнали жителей и приказали вытоптать поля. Они приказали жителям прыгать, танцевать, кататься по земле. Немцам надо было погубить хлеб. Они щелкали бичами, они били прикладами, и людям пришлось покориться, а офицеры ржали, слюни счастливого смеха текли у них изо ртов, когда они фотографировали эту картину своего «могущества».

До войны в Жиздре было 12 тысяч жителей. Немцы угнали в Германию 1.500 человек молодежи. 1.500 человек они эвакуировали вглубь, ближе к Брянску. Многие ушли в партизаны. В городе оставалось уже совсем немного населения. Внезапно жители стали замечать, что немцы нервничают. Вот застрелились три солдата, только что прибывшие из Берлина. Вот застрелился четвертый. Он давно жил в Брянске. Здесь ему нравилось. Его мать и сестра были убиты авиабомбой в Берлине; брат убит под Сталинградом, но сам он присосался к спокойному нестроевому месту и жил. Но вот его перевели в строй. Не предвидя ничего для себя хорошего от этого перемещения, солдат застрелился. Потом по улицам провели 800 немецких солдат под конвоем. От населения не укрылось, что это солдаты, утратившие интерес к войне.

Когда немцы ушли, жители стали возвращаться в город очень быстро. Через час-полтора уже были люди. Они прятались неподалеку. Придя, они увидели зону пустыни. Ни один житель не нашел ни своего крова, ни скарба, ни еды, ни питья. Но счастливые от радости они остались в городе. Они остались в покинутых немецких блиндажах. Вот они стоят у входа в темное и сырое подземелье, — оборванные, ободранные, изможденные и измученные. На них больно смотреть. Но они собрали в поле цветы и поставили их у входа в горестное свое жилье, чтобы было чем встретить красноармейца, если он задержится на пути.

Я не могу, не умею, сил нет передавать их рассказы о немцах!.. Жиздра... То же самое можно рассказать или написать о десятках русских городов, о сотнях сёл, превращенных немцами в зону пустыни.

Немецкое кладбище в городе Жиздра у собора Александра Невского

Спустя некоторое время я снова проезжал через развалины Жиздры. Опять день клонился к закату и тишина лежала на руинах. Я решил еще раз посмотреть кладбище. Мне вспомнилась статья в «Дас рейх». Автор расписывал немецкие военные кладбища в России. Его восхищало, что убитые размещены строго по ранжиру: в центре — фюреры, вокруг них — подфюреры, далее — фельдфебели и, наконец, солдаты. Это напоминало ему дорогую родину, ибо, писал он, — «немецкие военные кладбища в России как бы являются осколками старого военного порядка дорогой родины». Автор — несомненно немец чистых кровей и его мозги изготовлены из моренного дуба.

* * *

Кладбища немецких солдат и офицеров! Их можно найти в каждом городе и почти в каждом селе, освобождаемом ныне наступающими советскими войсками. Эти кладбища на фоне разрушенных зданий и спаленных изб говорят нам о цене, которой немцы уже заплатили за свое временное пребывание на нашей земле. Они еще заплатят нам сполна за всё!

Пожилой человек, веселый и яростный, стоял возле немецкого кладбища в Жиздре. Сияя радостью и злобой, он смотрел на могилы неприятеля и говорил:

— Смерть немцам! Что может быть сейчас справедливее этих слов.

Потом он попрощался со мной и добавил:

— Простите, спешу на работу. У нас много дел!

В зоне пустыни снова возрождалась жизнь! // Виктор Финк.
________________________________________________________
Зона пустыни* ("Красная звезда", СССР)**
Гибель деревни Борки* ("Красная звезда", СССР)*


*****************************************************************************************************************
Вручение награды Герою Советского Союза

Заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР и Председатель Президиума Верховного Совета Литовской ССР тов. Ю.И.Палецкис вручает орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» Герою Советского Союза гвардии старшему лейтенанту А.Я.Федорову.


Снимок нашего спец.фотокорр. капитана А.Капустянского.
«Красная звезда», 28 сентября 1943 года, Вручение награды Герою Советского Союза


*****************************************************************************************************************
Вперед, на запад!


Снова и снова гремят над Москвой орудийные салюты, возвещая о славных победах нашей доблести и мастерства, силы нашего оружия. И каждая из этих побед — еще одно звено в той цепи поражений, тяжесть которых влечет в бездну гитлеровскую Германию. И каждая из этих побед — еще одна веха на трудном, но светлом и радостном пути к полному, окончательному торжеству нашего великого, нашего правого и справедливого дела.

Красная Армия овладела Смоленском. Освобожден древний русский город, стены которого видели бесславную гибель многих иноземных захватчиков. Сокрушен важнейший, как указывается в приказе Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина, стратегический узел обороны немцев на Западном направлении. Со взятием Смоленска перед нашими войсками еще шире распахнулись ворота на запад.

Красная Армия, развивая успех наступления, вступила в пределы Белорусской республики. Больше двух лет родная наша Беларусь изнывала под пятой немецких захватчиков. Бесконечен и мрачен список преступлений и темных злодеяний, совершенных немецкими извергами на белоруской земле. Они сожгли и разрушили здесь всё, что строилось десятилетиями. Они подвергли белорусский народ неслыханным мучениям, беспримерным издевательствам. Немцы издевались над белорусским народом, но им не удалось покорить его. Все эти два года сыны и дочери Белоруссии ни на минуту не прекращали самоотверженной и решительной борьбы с озверелым врагом. Народ верил и знал: торжество бешеных псов фашизма недолговечно, час освобождения неминуем, Красная Армия вернется! И Красная Армия возвращается в Беларусь, как вернется она во все до одного уголки советской земли, во все до одного наши города и сёла, временно подпавшие под ярмо немецко-фашистских поработителей. Освобождение Белоруссии началось!

Одновременно наши войска продолжают теснить и уничтожать силы противника на всех остальных участках наступления, красное знамя реет уже почти над всей территорией левобережной Украины. Пядь за пядью возвращается к жизни попранная гитлеровцами земля советского Юга. Только за вчерашний день боев Красная Армия освободила много сотен крупных населенных пунктов, вызволив из немецкой неволи десятки и десятки тысяч наших братьев и сестер.

С каждым днем линия фронта отодвигается всё дальше и дальше на запад от тех рубежей, на которые отошли наши войска в 1941 году. По расчетам немцев эти рубежи должны были послужить для них порогом к победе, но в действительности они оказались преддверием грядущей гибели гитлеровской армии. Как упивался тогда враг своими завоеваниями, оплаченными непомерно дорогой ценой! С каким торжеством снова и снова перечисляли тогда немцы названия городов и сел, ставших ареной фашистского разбоя! Теперь — всё это далеко позади. Враг откатывается, теряя город за городом, неся огромный урон в людях, в технике. Жизнь показала призрачность всех временных успехов гитлеровской армии.

«Огромна наша мать — Россия! — писал прославленный герой. Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов. — Изобилие средств ее дорого уже стоят многим народам, посягавшим на ее честь и существование; но не знают еще они всех слоев лавы, покоящихся на дне ее. Еще Россия не подымалась во весь исполинский рост свой, и горе ее неприятелям, если она когда-нибудь подымется». Сейчас наша советская Родина поднялась во весь свой исполинский рост. Сила ударов, которые наносят врагу наша армия, весь наш народ, неустанно нарастает. И под тяжестью этих сокрушительных ударов фашистский зверь вот уже третий месяц вынужден пятиться назад, истекая кровью, теряя не только всё завоеванное, теряя самую почву под ногами.

Мощный вал нашего наступления катится на запад, сметая одну за другой преграды, возводимые врагом. Немецкое командование рассчитывало, что заранее подготовленные линии обороны, оборудованные на большую глубину сильнейшими инженерными укреплениями, дадут ему возможность с минимальной затратой живой силы сдержать натиск Красной Армии. Однако наши войска опрокинули эти расчеты немцев. Противник вынужден вводить в бой всё новые и новые дивизии, которые тают в ожесточенных боях с наступающими советскими дивизиями. Немецкое командование рассчитывало, что водные рубежи, обороняемые значительным количеством войск, поддерживаемых всевозможными техническими средствами, явятся непреодолимой преградой для частей Красной Армии. Однако наши войска опрокинули и эту ставку врага.

Теперь немцы ищут спасения в создании так называемой «зоны пустыни». Они никогда не щадили советских людей. Бешеные фашистские псы и прежде заливали горечь своих поражений реками крови мирного населения. Но то, что делают немцы сейчас, превосходит все их самые чудовищные злодеяния прежних дней. Отступая, враг методично и хладнокровно превращает наши деревни в пепел и уголь, наши города — в груды развалин, стремясь уничтожить буквально всё живое. «Зоной пустыни» немцы пытаются замедлить продвижение наших войск. Тщетные попытки! Стремление отомстить врагу, усиливаемое новыми его преступлениями; стремление спасти наших людей от гибели и рабства умножает силы воинов Красной Армии, помогает им с каждым днем двигаться вперед всё быстрее, сражаться всё успешнее.

Борьба, происходящая сейчас на всех фронтах, носит ожесточенный характер. Такой она будет и в дальнейшем. Ни одного километра земли немцы не уступают без боя. Будучи сбитыми с одной позиции, они стремятся уцепиться за промежуточные рубежи, подготавливая тем временем оборону на тыловых линиях. Это требует от наших наступающих частей особой стремительности действий, сочетаемой с безупречной организованностью. Задача состоит в том, чтобы не давать неприятелю возможности оседать ни на промежуточных, ни на тыловых рубежах, превращая его отход в беспорядочное бегство. Что надо для этого? Быстро взламывать оборонительные рубежи немцев и неотступно преследовать неприятеля, беспощадно уничтожая гитлеровских мерзавцев.

«Штык, быстрота, внезапность суть вожди россиян», — говорил Суворов. Умелое использование нашего первоклассного оружия, быстрота и внезапность всех наших действий — вот железный закон воинов Красной Армии. Неустанно наращивать темп наступления, нужно окончательно лишить немцев каких-либо шансов на выигрыш времени и пространства для маневра резервами и организации обороны. Враг не должен получать передышки и впредь.

Под нашими боевыми заменами, осененными славой многих победоносных битв, вперед, на запад! Это — путь освобождения родной земли от немецко-фашистских захватчиков. Это — путь беспощадной мести врагу за каждую каплю пролитой им крови советских людей. Это — путь к разгрому гитлеровской Германии.
________________________________
И.Эренбург: Путь к Германии ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Горе им! ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Вавилон ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Содом и Гоморра ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
Герои Советского Союза Анна Лисицина и Мария Мелентьева


В воскресных номерах центральных газет был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза Анне Лисициной и Марии Мелентьевой. Высокая отвага, самоотверженное выполнение долга, железная воля и презрение к смерти, проявленные восемнадцатилетними девушками-комсомолками, ставят их в один ряд с прославленными героями нашей Родины.

Карельские девушки Анна Лисицина и Мария Мелентьева, проникнув в один из оккупированных немцами районов, установили связь с населением, подготовили явочные квартиры, где собирались советские подпольщики.

Больше месяца, ежечасно рискуя жизнью, провели отважные девушки в тылу врага. Завязав связь с партизанами и собрав нужные сведения, девушки возвращались к линии фронта. Им нужно было переправиться через широкую реку С. На берегах ее были расположены вражеские воинские части. Под покровом ночной темноты Анна Лисицина и Мария Мелентьева тихо спустили на воду маленький самодельный плот. На середине реки плот стал рассыпаться. Тогда девушки, привязав к голове узелки с документами, смело бросились вплавь. Холодная вода сковывала движения. С каждой минутой плыть становилось все труднее, а до берега было еще далеко. В это время Аня почувствовала, как жестокая судорога свела ей ноги, но она продолжала плыть. Выбившись из сил, девушка стала тонуть. Нужно было страшное усилие воли, чтобы не закричать. Кругом были враги. Позвать на помощь — значило погубить всё дело. И Аня, передав подруге узелок с документами, прикусила себе руку и, не издав ни звука, скрылась под водой.

Мария Мелентьева не смогла спасти подругу, хотя и пыталась оказать ей помощь. Кое-как добравшись до берега, Мария пять суток почти без одежды и без пищи провела в лесу, пока ей удались перейти линию фронта.

Отдохнув, Мария Мелентьева вскоре вторично отправилась во вражеский тыл. В лесу смелая девушка была окружена гитлеровцами. Она отстреливалась до последнего патрона. От ее пуль погибло немало врагов. Но себя Мария убить не успела, ее схватили. Она знала много тайн. Оккупанты дали бы многое, чтобы узнать их. Но ни одного слова не вырвали палачи из уст отважной девушки. Она встретила смерть, как подобает советскому воину, с гордо поднятой головой.

Слава о девушках-героинях, отважных дочерях нашего народа, будет жить вечно!
___________________________________________________
За честь наших женщин!* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Скоты ("Красная звезда", СССР)
Русская девушка в Кельне ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: За женскую честь! ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии* ("Красная Звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
КРЕМЕНЧУГСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. Немецкие тяжелые танки, подбитые нашими частями.


Снимок нашего спец. фотокорр. капитана Ф.Левшина.
«Красная звезда», 28 сентября 1943 года



На Киевском шляхе


1. ПОЛТАВА

Полтава, чудный город!
Пусть не был я в ней сроду,
Он, все равно, мне дорог,
Как дорог он народу.

Не зря его воспели.
Бесстрашный, он по праву
Стоял у колыбели
Отечественной славы!

Теперь он будет милым,
Родным для нас и близким
Еще и по могилам
На шляхе украинском.

За славный бой у лога,
За бой у переправы,
За Киев, за дорогу
На запад от Полтавы!

2. БЫЛОЕ

Закат. Приднепровские нивы.
Плетутся волы кое-как.
Колеса скрипят. И лениво
Сосет свою люльку чумак.

И вдруг, замахнувшийся было,
Застынет в руке его кнут:
То древнего Киева главы
В тумане вечернем всплывут!

И чувству святому внимая,
Слезает с арбы кое-как,
Широкую шляпу снимает
И крестится долго чумак...

3. НА ДНЕПРЕ

Привал у переправы,
Заправка невзначай:
Танкисты всей оравой
Устало пили чай.

Река траву колышет,
Волна о берег бьет.
И вдруг танкисты слышут,
Что девушка поет.

Поет она печально
На правом берегу.
...Бросает чай начальник:
— Танкисты, не могу...

Идет к машине быстро.
Встает за ним народ:
Бросают чай танкисты.
По танкам. И — вперед!

Забыли про усталость —
Летят вперед, как вихрь.
...Украина, им казалось,
Зовет на помощь их.

Иосиф УТКИН.

___________________________________________________
Проклятие и месть фашистским варварам! ("Правда", СССР)
Запомни и отомсти!** ("Красная звезда", СССР)
Отомстить! ("Красная звезда", СССР)
Запомни и отомсти! ("Красная звезда", СССР)
Мсти, боец, немецким извергам!** ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Суд скорый и правый* ("Красная звезда", СССР)
Мщение и смерть фашистско-немецким псам! ("Правда", СССР)
Отомстим фашистским извергам за зверства над нашими людьми ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №229 (5600), 28 сентября 1943 года
Tags: "Дас рейх", 1943, Белоруссия в ВОВ, Иосиф Уткин, Совинформбюро, газета «Красная звезда», женщины, зверства фашистов, осень 1943, сентябрь 1943, фашистские варвары
Subscribe

Posts from This Journal “1943” Tag

  • Клеймо гитлеровской Германии

    К.Федин || « Правда» №192, 2 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 1 августа (1 стр.). Л.Огнев.…

  • На курской дуге

    Б.Галин || « Красная звезда» №165, 15 июля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщение Советского Информбюро (1 стр.). Судебный процесс по делу о…

  • Разбитая немецкая броня

    П.Слесарев || « Красная звезда» №145, 22 июня 1943 года Ряд крупнейших сражений, завершенных советскими войсками в свою пользу, показал…

  • Подвиг Андриана Стерлева

    « Красная звезда» №135, 10 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Указ Президиума Верховного Совета СССР (1…

  • Кризис доктора Геббельса

    Д.Заславский || « Красная звезда» №128, 2 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Вручение орденов и…

  • Илья Эренбург. В дни затишья

    И.Эренбург || « Красная звезда» №117, 20 мая 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 стр.). Сообщения…

  • Польша — гитлеровский «дом смерти»

    Н.Сергеева || « Правда» №103, 21 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщение ТАСС (1 стр.). От Советского Информбюро (1 стр.). Указы…

  • Л.Славин. Дороги идут на запад

    Л.Славин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • Илья Эренбург. Наша звезда

    И.Эренбург || « Красная звезда» №43, 21 февраля 1943 года Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — вперед, за разгром немецких…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments