Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Уроки русского языка

«Красная звезда», 1 октября 1941 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №231, 1 октября 1941 года

Сегодня начинается всеобщее обучение граждан СССР военному делу. С каждым днем будут все сильнее расти и множиться ряды борцов против фашизма. Резервы Красной армии — неисчислимы!



# Все статьи за 1 октября 1941 года.



«Красная звезда», 1 октября 1941 года

В Берлине открыты краткосрочные курсы русского языка: какие-то ловкачи обещают научить немцев в сто уроков русскому языку. На курсах русский язык своеобразен. Имя существительное? Курица, староста, реквизиция, порка, виселица. Глаголы? Брать, пытать, расстрелять, закопать.

Вряд ли за сто уроков тупоумные берлинцы научатся даже этому ограниченному словарю. Но нужно сказать, что на фронте они кое-чему научились. Сто дней и сто ночей учили их русские языку орудий и пулеметов. Это единственный язык, который понятен молодым гитлеровцам, не считая языка авиабомб, мин, гранат и винтовок.

После ста уроков самые способные сдали экзамен: лежат в земле или сидят в лагерях для пленных. Об их достижениях свидетельствуют письменные работы.

Вот что писал 10 сентября фельдфебель Гуго Редер (пол. почта 29654 В) своему приятелю фельдфебелю Андреасу Лейхту: «О, ужас! Кто в Польше мог бы подумать, что через два года будет еще хуже? Вчера при переправе через Днепр я насчитал 103 немецких могилы. Такого злого врага мы еще не имели. Кроме того не видно конца»...

Тот же фельдфебель пишет 10 сентября своей возлюбленной Эльзе Бауер: «Небритый, грязный, голодный сижу и думаю о тебе. Кругом — пустыня. Никогда в Россию — вот моя клятва! По сравнению с Россией Польша была золотом».

Этот фельдфебель бесспорно проявил успешность. В Польше он еще был приготовишкой. У нас его подучили. Солдат Урбан Мюдлер (пол. почта 29654 В) в Польше не был. Его послали во Францию, а потом к нам. Он пишет 6 сентября: «Теперь мне определенно приходится переживать больше, чем во Франции. Я там и не понимал, как мне было хорошо. Вы не можете себе представить, что здесь происходит. Я никогда не забуду русской артиллерии»...

Этот тоже сдал экзамен, вызубрил, сам говорит, что никогда не забудет.

Ефрейтор Теодор Гайнц (пол. Почта 29654 В) — один из первых учеников.

Он пишет 12 сентября: «Бросается в глаза, что среди нас и старики и юнцы. По-моему, берут всех без разбора, лишь бы воевать. Повсюду немецкие могилы. Мне пришлось пережить здесь не один тяжелый день. Иногда я себя чувствую конченным человеком. Нервы больше не выдерживают, становишься совсем оголтелым. Если бы, наконец, все это кончилось! Ведь после войны снова останешься тем же ослом, что и до войны. Я просто не могу передать, что со мной. Русские нас все время обрабатывают тяжелыми бомбами. Это невыносимо»!..

Ефрейтор Теодор Гайнц оказался наредкость способным: после «обработки» бомбами он даже понял, что он — осел. Это — отличник.

Учатся не только солдаты, учатся и офицеры. Дневник лейтенанта Иосифа Кассинга (пол. почта 12337 Е) — целая дипломная работа. Лейтенант вначале беспечен. Он занят одним: как совместить богословскую кафедру с работой на случном пункте. Он пишет: «Что со мной будет? Я ведь намеревался изучать богословье. Но как только я вернусь домой, я перепорчу всех девушек. Это первое, что я сделаю».

Он еще глуп и несведущ. Уроки впереди. И вот начинается обучение русскому языку:

«С другим чувством я пошел на эту войну. Не как на войну с Францией... Меня мучает мысль, что меня убьют.

Много немецких могил и много еще непогребенных немцев. Ах, это ужасно!.. Во Франции было не так...

Русские с утра шлют нам привет. Каждую минуту они стреляют. Боже, что же это такое?

Русские опять обстреляли нас сильным артиллерийским огнем. У нас большие потери.

Я подготовил свой окоп и выложил его соломой. Мне хотелось спросить других: «Видели ли вы когда-нибудь человека, который сам себе выкопал могилу. Боже, помоги мне! Я не могу больше этого слышать, не могу!..»

Лейтенант Иосиф Кассинг тоже не зря провел три месяца на нашей земле. Этот жеребчик стал слезливым и сантиментальным. Он столько наслушался снарядов и бомб, что поумнел, понял, что немецкая армия роет себе у нас могилы.

Много сотен тысяч сдали экзамен. Кресты — не железные — деревянные — вот их аттестаты зрелости. Мы не собирались обучать берлинских кретинов. У нас были свои дела и своя жизнь. Роль педагогов нам навязали. Они обязательно хотят изучить русский язык. Наверно, они мечтают о карьере гаулейтеров, надсмотрщиков, тюремщиков и сборщиков податей. Первый краткосрочный курс закончен. Отсталые подвергнутся дополнительному обучению. Пока не поймут...

Честь и слава учителям: нашим артиллеристам и летчикам, всем бойцам Красной армии. Они учат и научат. // Илья Эренбург.
__________________________________________
И.Эренбург: Пауки в банке ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: "Сантиментальные туристы" ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
На одном из участков южного фронта. Генерал-майор Дашичев с группой командиров и политработников осматривает противотанковые укрепления.


Фото специального корреспондента «Красной звезды» К.Симонова.
Красная звезда, 1 октября 1941 года


*****************************************************************************************************************
Упорство и отвагу в бою всегда сочетай с военной сметкой и хитростью. Бей врага огнем и маневром!

☆ ☆ ☆

ДОКУМЕНТ О КРОВОЖАДНОСТИ И ВМЕСТЕ С ТЕМ О СЛАБОСТИ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

Ниже публикуется приказ немецкого командования 489 пехотному полку от 25 сентября с. г., из которого видно, что полк несколько раз отказывался стрелять по советским войскам, ввиду чего немецкое командование угрожает своим солдатам расправой. Этот приказ обнаружен 29 сентября у убитого немецкого унтер-офицера в районе Кискино, под Ленинградом. Вот текст этого приказа:

☆ ☆ ☆

«Приказ по 489 пехотному полку от 25. IX. 41 г.

Еще раз установлено, что во время наступления и в обороне стрелки и пулеметчики не стреляли по врагу то ли по причине боязни огня неприятельской артиллерии, находившейся вблизи, или боясь себя обнаружить своим собственным огнем — так я вынужден констатировать, что такое поведение абсолютно нетерпимо, фальшиво и не соответственно духу немецкого солдата. Это обнаруживает недостаток мужества, чтобы не сказать трусость и малодушие. Солдат, который себя так ведет, перестает быть воином, приобретает чувство собственной неполноценности, явно показывает врагу, что чувствует себя побежденным.

«Красная звезда», 1 октября 1941 года

У нас имеются все данные, чтобы показать русским противоположность, т.е. наше безусловное моральное превосходство. Мы не должны сейчас, находясь почти у цели — ворот Ленинграда, чувствовать себя усталыми и в это время наша небольшая группа должна действовать с удвоенной энергией и самопожертвованием, к этому нас обязывают наши погибшие и раненые товарищи. Я жду от всего личного состава полка, и прежде всего, от нового пополнения, что вся их воля и все их умение будут употреблены, чтобы поставленная перед нами задача по усилению охвата Ленинграда во-время была выполнена.

Я приказываю открыть огонь по каждому русскому, как только он появится на расстоянии 600 метров. Русский должен знать, что он имеет против себя решительного врага, от которого он не может ждать никакого снисхождения. Только тогда, когда мы будем держать себя таким образом, враг будет держать себя от нас на почтительном расстоянии и не решится предпринять контратаки.

Артиллерия, первые стрелки и гранатометчики являются для нас только помощниками в оборонительном и наступательном бою, самым действенным и решительным в бою является пехотинец, но это он может достигнуть тогда, когда каждый пулеметчик и стрелок стреляет до последней возможности. Как только мне будет доложено, что кто-нибудь из пулеметчиков или стрелков из-за боязни или по безразличию не стреляет по врагу, в таких случаях я буду предавать военному суду. Мы находимся в условиях беспощадной и решительной борьбы, где решается вопрос — «быть или не быть», это должен знать каждый и это должно определить отношение каждого к врагу.

Наш лозунг: уничтожение врага всеми средствами, это значит для нас всех стрелять и еще раз стрелять, иначе быть не может. Подписал: Бадинский».
________________________________________________
Фашистский солдат* ("Правда", СССР)
Д.Заславский: Облик фашистской армии ("Красная звезда", СССР)
О моральном облике гитлеровского офицера ("Красная звезда", СССР)
Моральное состояние гитлеровского солдата ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
Действующая армия. Радист красноармеец Н.Варгин передвигается на командный пункт.


Фото Н.Сергеева
Красная звезда, 1 октября 1941 года


*****************************************************************************************************************
Минометчик, пулеметчик, снайпер! Немецкая пехота мало боеспособна без минометного прикрытия. Настойчиво выслеживайте и уничтожайте расчеты фашистских минометов, их наблюдателей и корректировщиков.

☆ ☆ ☆

О ЧЕМ ПИШУТ ФАШИСТСКИЕ СОЛДАТЫ
Радиопередача из Ленинграда

Как голодная стая волков, мечется на подступах к Ленинграду армия Гитлера. «Фюрер» сулил своим солдатам легкую победу и богатую наживу. Но под ударами красных воинов гибнут один за другим немецко-фашистские полки. Настроение отчаянности и обреченности все больше и больше охватывает гитлеровских солдат.

Вчера из Ленинграда по радио передавались письма, найденные у немецких солдат и офицеров, убитых в последних боях на фашистских солдат, бесславно погибших подступах к городу Ленина.

В кармане убитого обер-ефрейтора Зикмана из 101-й роты 407 пехотного полка было найдено неотправленное письмо к жене и дочери: «Это мои последние строки к вам, дорогие. Они вызваны не страхом за себя, а переживаниями на нашем фронте. Все роты целиком уничтожены. Дрожащей рукой во власти диких мыслей пишу я вам это письмо».

О том же говорится и в других письмах фашистских солдат, бесславно погибших под Ленинградом.


*****************************************************************************************************************
«ФАКТ, А НЕ РЕКЛАМА». Установка дорожных знаков в фашистском тылу.
«Фелькишер беобахтер» сообщает, что, вследствие роста партизанского движения в захваченных немцами советских районах, германские власти на многих дорогах вывешивают предостерегающие плакаты: Вблизи действуют партизаны, соблюдайте величайшую осторожность!


Рис. Б.Ефимова
советские партизаны, партизаны ВОВ, партизаны 1941


*****************************************************************************************************************
Ночь самое удобное время для внезапных атак. Смело навязывай врагу ночной бой, врывайся в его расположение и круши штыком.

☆ ☆ ☆

Пленные итальянцы

ЮГО-­ЗАПАДНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ, 30 сентября. (По телеграфу от наш. спец. корр.). В плен они сдались с большой охотой. Их захватили в украинском селе, девять итальянских солдат из дивизии «Поссудна Рома». Всю их дивизию перебросили быстрым маршем через Румынию на Украину.

— О, Украина! — маленькие глазки сардинца Северио Падда заволакиваются масляным блеском. Как им расписывали солдатскую жизнь на Украине! Вечно сияет солнце, мирно шумит листва, смуглые улыбающиеся девушки поют песни, а самое главное — сколько угодно молока, масла, яиц, кур, вина и веселья — вот какая жизнь ожидала их на Украине, — так говорил дуче и его офицеры и так думали рядовые и изголодавшиеся солдаты итальянской армии. Они даже запаслись словарем наиболее ходких и крайне нужных фашистскому солдату русских слов. Им сказали: без этих слов нельзя жить на Украине. По дороге из Югославии в солнечную Украину они затвердили эти слова наизусть — яйки, курка, млеко, клеб, мед, сало. Особенно твердо они научились произносить слово сало. Оно рисовалось им в радужных мечтах, — жирное, светлорозо­вое украинское сало…

Но есть это сало им не пришлось. И с млеком итальянцам не повезло, и с курка­ми, и даже с клебом.

Мелкие шакалы быстро усвоили фашистский язык грабежа и убийств. Но они ведь шли по следам гитлеровских бандитов, поэтому им пришлось подбирать остатки, довольствоваться жалкими крохами, которые оставались на дорогах после ухода германских солдат.

Пулеметчик Малони Джиакомо хмуро говорит, что их подвели: ни девушек, ни продуктов. К тому же и солнце исчезло, хлынули осенние дожди, наступили холодные ночи. Но самое ужасное пришло в конце сентября, когда итальянские части встретились с Красной армией. Эта встреча произвела на итальянцев весьма глубокое впечатление. Особенно запомнился им наш артиллерийский огонь и авиация. Они не долго раздумывали. Скорее в плен! Бассото Флориа поспешно вышел из танкетки и поднял высоко над головой белый платок. И другие восемь итальянцев, посланные в разведку, немедленно последовали его примеру.

Вот они стоят перед нами, рядовые итальянские солдаты, которых Гитлер и Муссолини погнали на Украину, обещая им райское привольное житье. Их спрашивают:

— Почему вы пошли на войну?

Танкист с горечью произносит солдатскую поговорку: Или кушай этот солдатский суп или бросайся в окно. Он же раз'ясняет реальный смысл этой поговорки: иди в бой или ты получишь пулю в спину.

Нельзя сказать, чтобы воинский дух питомцев Муссолини был очень высок. Гитлеровские пропагандисты обещали римским легионерам украинское сало. Вместо него они получили снаряды. Это горячее блюдо быстро привело их в такое состояние, при котором самое лучшее — сдаваться в плен. //­ Б.Галин.
______________________________________________________
Погромные дела итальянских захватчиков* ("Правда", СССР)


*****************************************************************************************************************
На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов


На состоявшейся 30 сентября пресс-конференции Заместитель Начальника Советского Информационного Бюро тов. С.А. Лозовский обратил внимание г.г. корреспондентов на непрошенное вмешательство немцев в работы Конференции трех держав. 29 сентября берлинское радио сообщило, что г.г. Бивербрук и Гарриман приехали в Москву, чтобы «преподнести Советскому Союзу хотя бы теоретическое утешение», ввиду невозможности оказать ему реальную помощь. Господа нацисты скоро убедятся, что это «теоретическое утешение» имеет хорошие боевые и летные качества и огромную ударную и разрывную силу.

В ответ на вопросы г.г. Вернон Бартлетта, Шапиро и Карролл (Юнайтед Пресс) и Джордана (Ньюс кроникл) о возможности быстрого и широкого освещения работ Конференции трех держав, тов. Лозовский сказал, что такое освещение, конечно, полезно и необходимо, но надо так освещать работу Конференции, чтобы комментарии не выходили за определенные грани и придерживались рамок, намеченных всеми участниками Конференции трех держав.

На вопрос г. Шапиро, не пожелает ли Советская делегация высказать некоторые свои соображения по поводу работы Конференции, тов. Лозовский ответил, что все три делегации имеют разрешить те вопросы, которые были намечены в письме г.г. Рузвельта и Черчилля и в ответе И.В.Сталина, и что если Советская делегация сочтет необходимым сделать какое-нибудь заявление по поводу происходящей Конференции, — это заявление будет, конечно, немедленно доведено до сведения г.г. корреспондентов.

На вопрос корреспондента «Интерконтинент Ньюс» Джаннеты Вивер, как вы оцениваете сообщение Германского информационного бюро о том, что Советский Союз потерял во время боев за Киев свыше одного миллиона бойцов, тов. Лозовский ответил: На протяжении нескольких дней Германское информационное бюро утроило придуманную им же цифру советских потерь. Если принять во внимание, что первая цифра в 350 тысяч взятых в плен была уже опровергнута Советским Информационным Бюро, как беспардонная ложь, то новая цифра — это старая ложь, но помноженная на три.

На вопрос корреспондента аргентинской газеты «Критика» г. Эрнандес, как вы относитесь к сообщениям немецких и итальянских газет о тенденции к миру в Советской России и к сообщению газеты «Нью-Йорк таймс» от 28 сентября о том, что «Советское правительство держит двери открытыми для переговоров с Германией», тов. Лозовский ответил: Я понимаю, зачем врут немецкие и итальянские газеты. Фашизм и национал-социализм построены на разнузданной демагогии и еще более разнузданной лжи и поэтому они не могут не врать. Ложь неотделима от национал-социализма. Но я не понимаю, зачем такая солидная газета, как «Нью-Йорк таймс», становится рупором немецкой и итальянской лживой пропаганды.


*****************************************************************************************************************
На защите Ленинграда. Командир Н-ской части Герой Советского Союза майор Краснокуцкий на командном пункте.


Фото. спец. фотокорр. «Красной звезды» М.Трахмана
Красная звезда, 1 октября 1941 года


*****************************************************************************************************************
Письмо


Здесь, на войне, мы рады каждой строчке
И каждой весточке из милых нам краев.
Дошедших писем мятые листочки
Нам дороги, особо в дни боев.

Они хранят тепло родного дома,
Сопутствуя бойцу в его борьбе.
О, чувство зависти! Как нам оно знакомо,
Когда письмо приходит не тебе...

Любимая, жена моя, Наташа!
Вестей из дома не было давно.
И наконец — письмо, родное, ваше!
Как много радости мне принесло оно!

О, письма из дому! Мы носим их с собою
Они напоминают нам в бою:
«Будь беспощаднее с врагом на поле боя,
Чтоб он не истребил твою семью!»

Мы были в городе пожарища и пепла.
Я видел женщину на черной мостовой.
Ее пытали. И она ослепла.
Жена моя, я вспомнил образ твой!

И я подумал: как же быть такому!
— Быть может, кто-нибудь, как я, таких же лет,
Ждет от жены письма. Письма из дому.
От этой женщины. А писем нет и нет...

Мы были в городе развалин и воронок,
Разграбленного немцами жилья.
Я видел мальчика. Лет четырех — ребенок.
Он был убит. И сына вспомнил я...

И я подумал: как же быть такому!
Быть может, кто-нибудь на фронте ждет сейчас
Каракуль детских — весточки из дома
И детский незатейливый рассказ...

Мой верный друг, товарищ мой надежный!
Я на войне. Идет жестокий бой
За каждый дом, за каждый столб дорожный,
За то, чтоб мы увиделись с тобой.

Сергей Михалков. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.

____________________________________
Стон на Дону ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Хуже зверей ("Красная звезда", СССР)
М.Гастингс: Варвары ("Daily Mail", Великобритания)
И.Эренбург: Фрицы о фрицах ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Содом и Гоморра ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Когда они обезоружены ("Красная звезда", СССР)
Н.Дэвис: Война, которую выиграли не мы, а русские ("The Sunday Times", Великобритания)
Э.Бивор: Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет ("The Guardian", Великобритания)
Н.Дэвис: Россия - недостающее звено в британской мифологии Победы ("The Times", Великобритания)

Газета «Красная звезда» №231 (4986), 1 октября 1941 года
Tags: "Нью-Йорк таймс", 1941, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Илья Эренбург, Италия в ВОВ, С.Лозовский, Сергей Михалков, газета «Красная звезда», осень 1941, письма с фронта, пресс-конференции иностранных журналисто, сентябрь 1941, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “советские военнопленные” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments