June 20th, 2008

'Холодная война' закончена: что дальше?

Джон Кеннан, "The New York Times", США.



Статья опубликована 5 февраля 1989 года.



Можно ли сказать, что 'холодная война' закончена? И если да, что это означает с точки зрения американской политики по отношению к СССР?

Первые месяцы нового года и начало деятельности новой администрации - подходящий момент, чтобы на мгновение отвлечься от сиюминутных дел, и рассмотреть эти вопросы в исторической перспективе.

Стоит вспомнить, что традиционно американцы не считали Россию врагом Соединенных Штатов. Конечно, у большинства американцев такая форма правления, как царское самодержавие вызывала неприятие. Но мы были готовы принять его как данность, и поддерживать с царской властью нормальные взаимовыгодные отношения, поскольку Россия не представляла угрозы для национальной безопасности Соединенных Штатов.

Все изменилось после русской революции 1917 г. В нашей стране, похоже, весьма распространено мнение о том, что 'холодная война' - как понятие, обозначающее состояние острого конфликта и напряженности между двумя государствами - началась только в 1945 г., после окончания Второй мировой войны. Это впечатление ошибочно.

На самом низком уровне американо-российские отношения находились в первые 16 лет после захвата власти большевиками в 1917 г. Американцев глубоко шокировали масштабы насилия в ходе революции, фанатизм и жестокость новых правителей страны, их отказ признать государственные долги и иные обязательства, связанные с только что закончившейся войной, и особенно неприкрытая пропаганда идеи мировой революции, а также попытки большевиков привести коммунистов к власти в других странах. Collapse )

_________________________________________________________________
Нобелевский комитет выбрал не того русского ("The New York Times", США)
'Внуки революции' к ней охладели ("Time", США)
Горбачева спасла бутылка ("Time", США)
Великая словесная война ("Time", США)
Пропагандистское соревнование ("Time", США)
Олимпиада: победа без медалей ("Time", США)
Горбачев – парадоксальный творец перемен ("Time", США)
Московское лето: отдых по правилам ("The Times", Великобритания)
Брежнев умер, но его политика будет жить ("The Guardian", Великобритания)