December 5th, 2014

Константин Симонов. 1941-1945

Красная звезда, смерть немецким оккупантам

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.



Константин Симонов

19.12.43: Врач Головко спокойным голосом рассказывает вещи, которые не только страшны, они просто бы не могли уместиться до этой войны в человеческом сознании. В его больнице немцы расстреляли 437 человек. Это ужасная цифра. Мы знаем о количестве людей, замученных немцами. Здесь ужасно другое — методическое, канцелярское спокойствие, с которым немцы убивали в больнице. Они аккуратно отсчитывали людей партиями. Они уводили их от больницы на аккуратно отсчитанное количество шагов. Они расстреливали их в упор, скупо отсчитывая пули. Обвиняемый Рейнгард Рецлав не присутствовал при этом расстреле, иначе он наверное бы отщелкал всё это на счетах... Тяжело больные, лежавшие без сознания, приходили в сознание от страшных криков и от вида крови и кричали немцам: «Что вы делаете?». Кто-то один, вырвавшись из рук солдат, подбежал к врачу Головко и бросился ему в ноги, хватая его за ноги и за руки. Он долго лежал в больнице, он привык к тому, что врач — спаситель, что он может спасти от смерти...

На скамье подсудимых сегодня весь день сидят и слушают показания свидетелей трое немцев в серо-зеленых мундирах. Мне странно, что эти трое похожи на обыкновенных людей. Мне странно подумать, что они спят, едят, передвигаются так же, как все люди. Это непонятно. Они не имеют права ничем быть похожими на остальных людей. Ни лицом, ни голосом, ни руками, ни ногами, ничем. Кончится война, и мы, пережившие ее, всё еще не сможем привыкнуть ко многому. Нам еще долго будет отвратителен звук немецкой речи, потому что на этом языке последние годы говорили главным образом убийцы, мы не сможем спокойно видеть этого специфически серо-зеленого цвета, потому что это цвет той шкуры, которую все последние годы носили убийцы. ("Красная звезда", СССР)

16.12.43: Далеко отсюда, за тысячу километров от Харькова, в Белоруссии на пепелище сожженной немцами деревни Васильковичи два месяца назад, задыхаясь и плача, мне рассказывала о своем горе женщина, казавшаяся старухой. Я никогда не забуду ее лица с одним кровавым вытекшим от удара немецкого приклада глазом. Это лицо было страшным воплощением ужаса и скорби войны. Она рассказывала о том, как немцы убили ее единственного пятнадцатилетнего сына, как они вели его через деревню, как она хватала их за руки, умоляла отпустить мальчика, как они толкали и били ее, и как сын кричал ей: «Мама, уйдите отсюда, Collapse )
Симонов К. В одной газете...: Репортажи и статьи 1941-1945 / Симонов Константин Михайлович, Эренбург Илья Григорьевич. - М.: Изд-во Агентства печати Новости, 1979. - 286 С.: Ил.

______________________________________________
К.Симонов. Стихи о войне (Спецархив)
А.Толстой: Избранная публицистика (Спецархив)
И.Эренбург: Избранная публицистика (Спецархив)

Николай Тихонов. Удивленный немец

газета «Известия», 4 декабря 1942 годаН.Тихонов || «Известия» №285, 4 декабря 1942 года

Ломая упорное сопротивление гитлеровцев, отражая ожесточенные контратаки, наши войска в районе Сталинграда и на Центральном фронте продолжают наступление. Воины Красной Армии! Стремительно и смело атакуйте противника, наносите ему еще более сильные удары, истребляйте живую силу и технику немецко-фашистских войск!



# Все статьи за 4 декабря 1942 года.



Если бы немецкому солдату прочитать нашу Конституцию, он бы ничего не понял. Конституция? Порядок свободной жизни, в которой надо думать, рассуждать, изобретать, строить? Что это за порядок, в котором нет палки, нет грабежа, нет простора для убийства и наживы?

«Известия», 4 декабря 1942 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте

Гитлер, много и тошно разглагольствуя о величии германского народа, вообще-то в своих изуверских планах ограбления всего мира наплевал на этот самый германский народ. Его теоретики в роде Ганса Фрейера так и писали в своих «трудах»: «Опираясь на всякий сброд, политический гений строит блеск своего господства».

И этот организованный сброд, сдержанный каторжной дисциплиной, оглушенный военными маршами и чугунной пропагандой о его превосходстве над всеми, сел на голову Европе и показывает себя, как может.

Науки гитлеровцам нужны только прикладные, такие, какие можно использовать для того, чтобы уничтожить всякое сопротивление. Нравственных правил нет. Совесть отменена. Есть, правда, рейхстаг. Это — зверинец, где собирается самое отборное зверье, чтобы кричать при появлении фюрера. Есть суд, где каждый судья руководствуется одним: воображать себя фюрером и подписывать смертные приговоры. Разница только в масштабе. Фюрер гробит миллионы немецких солдат и жителей покоренных стран, а его подфюрерята поменьше. Есть права у немцев: грабить и устраивать свою карьеру. Есть обязанности: не рассуждать и не сметь свое суждение иметь, итти, куда послали Гитлер и его заправилы. Collapse )

_______________________________________________________
По деревням, где бесчинствуют немцы* ("Красная звезда", СССР)*
Мсти, боец, немецким извергам! ("Красная звезда", СССР)
О ненависти к врагу* ("Красная звезда", СССР)
В.Финк: Варвары ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Ожесточение ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Орда на Дону ("Красная звезда", СССР)
Русская девушка в Кельне ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Змеиное племя* ("Красная звезда", СССР)
Что я пережил в плену у немцев ("Красная звезда", СССР)
Фашистская система развращения молодежи* ("Красная звезда", СССР)**

Газета «Известия» №285 (7971), 4 декабря 1942 года