Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Евгений Кригер. Путь к Неману

газета «Известия», 16 июля 1944 годаЕ.Кригер || «Известия» №168, 16 июля 1944 года

СЕГОДНЯ ВСЕСОЮЗНЫЙ ДЕНЬ ФИЗКУЛЬТУРНИКА. Привет сильным, смелым и закаленным юношам и девушкам нашей страны, готовым к труд у и обороне любимой Родины! Да здравствуют советские физкультурники!



# Все статьи за 16 июля 1944 года.



(От специального военного корреспондента «Известий»)

«Известия», 16 июля 1944 года

Прошло три недели нашего наступления в Белоруссии. За это время войска Красной Армии в одном только направлении прошли с боями всю северную часть Белоруссии, вышли к Литве, заняли древний Вильнюс и продвигаются дальше на запад. Южнее наши войска прорвались далеко за Минск, оставили за собой Волковыск, Пинск и продолжают штурм в немыслимых для войны районах болот, где немцы считали себя в большей безопасности, чем за железобетонными укреплениями Тодта. Я помню, как с невиданным упорством и ожесточением продолжалось сражение на улицах литовской столицы, а наши дивизии вклинивались всё дальше на запад, и в одном из штабов генерал, не спавший много ночей, одной рукой отмечал на карте кварталы с окружёнными группами немецкого гарнизона, в другой руке держал трубку телефона и говорил:

— Главное — не давать немцам передышки ни на день, ни на час. Я тут оторвался несколько с этим городом; как только кончим — я перенесу свой командный пункт вперёд. Ты иди на Запад. Прикажи Голубеву к исходу дня пробиться на линию реки. Захватить переправы. Немедленно наводить мосты. Оборонять их до подхода главных сил. Возьми карту. Отмечай. Отмерь добрый кусок на запад от Вильнюса. Видишь? Отлично. Итак, значит, перед нами линия реки на участке Голубева...

Последовательно включались в штурм всё новые и новые участки фронта. По численности, организованности и вооружённости всех родов войск я не видел подобного грандиозного наступления ни в Курской дуге в июле 1943 года, когда после восьмидневного наступления немцев на Курск Красная Армия сама перешла в наступление и отбила Белгород, Орел, Брянск, Харьков, ни в дни великого днепровского штурма у Киева, ни под Одессой, ни в Крыму.

Операции так построены, что захват самых крупных и тщательно укреплённых немцами городов не всегда является основной задачей наступающих войск. Даже Витебск, например, в самом начале наступления обошли с двух сторон километров на сорок и затем взяли его вместе с разорванными, разобщёнными, разбитыми остатками германских группировок. Всё это оказалось в мешке, всё это заранее было намечено нашим командованием на уничтожение или капитуляцию, и Витебск был взят, когда основные массы советских войск уже вырвались на оперативный простор и взламывали следующие очаги обороны в далекой глубине германского фронта. С тех пор прошло меньше трёх недель, а Витебск стал городом нашего тыла и с ним — Могилёв, Орша, Бобруйск, Борисов, Минск, тысячи деревень и местечек, почти вся земля Белоруссии, и огненный вал наступления прокатился вперёд, бои перекинулись через берега Немана. Никогда ещё не было в наших штабах такого спроса на карты. Новые карты подвозят грузовиками, проходит неделя, — и карты стареют.

Это производит тем большее впечатление, что, может быть, никогда ещё немцы не сопротивлялись с такой яростью, упрямством, цепкостью, с таким страстным желанием удержаться во что бы то ни стало. Немцы подбрасывают свежие дивизии танков и пехоты, но беда их заключается в том, что они не успевают вводить их на тех рубежах, где намечают задержать наше наступление.

Ещё месяц назад германские генералы продолжали укреплять занимаемые позиции и тешить себя мыслью о том, что оборонительные сооружения эти неприступны. Тысячи признаков свидетельствовали об этом на всей отбитой нами земле Белоруссии. Ещё перед Борисовом мы имели возможность побывать в подземном городке немецкого штаба, видимо армейского, ибо оборудован он комфортабельно, с водопроводом, с канализацией, с глубокими укрытиями для автомобилей, с просторными офицерскими спальнями, столовыми, террасами для отдыха, с асфальтированными дорожками, соединяющими отдельные помещения штаба. Всё выстроено недавно, видимо, немцы устраивались здесь основательно и надолго, собирались провести здесь и следующую осень и зиму, но теперь в помещении их армейского штаба перед Борисовом отдыхают наши обозники, а обитатели германского штаба после поражения на Березине находятся теперь далеко за Минском, или в плену, или в земле.

Клинья советского наступления настигают немцев так быстро, что на многих участках фронта я видел брошенные в полном порядке немецкие автомобили, рации, кухни, офицерские клубы. При аэродроме за Минском я видел ещё не остывшие котлы с немецким супом, а в столовой — тарелки с недоеденным завтраком. Стены офицерской столовой были расписаны видами германских городов с черепичными готическими крышами, с круглыми башнями и гуляющими у городских ворот толпами бюргеров. На каждой стене немецкий художник поставил дату окончания работы: «1941». Летчик-штурмовик, гвардии майор Иван Афонин сказал, усмехаясь: «В тот год художник не думал, что его картинки могут стать для нас своеобразным путеводителем, не правда ли? А теперь далеко ли нам до Германии



Да, немцы сопротивляются с жестоким упорством, но сплошь и рядом не представляют себе всей глубины поражения их войск. Событие, разыгравшееся недавно возле освобожденного нашими войсками белорусского города, говорит об этом достаточно убедительно. На аэродром к востоку от города спешно перебазировались со своими машинами летчики-истребители. В первые часы они заняты были подготовкой площадки для предстоящих боевых вылетов, механики возились возле самолетов, офицеры в штабе сидели над картами, как вдруг ночью из леса донесся скрежет нескольких танков, из-за деревьев и высокой ржи двигались на аэродром сотни немецких солдат. Они шли с востока, в сторону города. Как ни дико было их появление позади ушедшей далеко линии нашего фронта, летчики тут же сообразили, что на аэродром вырвалась одна из блуждающих в окружении немецких частей. Положение для летчиков создалось сложное. Силами пилотов и механиков надо было отбивать не в воздухе, а на земле атаку неприятельской пехоты, усиленной к тому же танками и минометами. В темноте взлетать с неподготовленной и незнакомой площадки немыслимо. Полковник приказал организовать оборону с помощью зенитных орудий. Летчики и механики залегли в щелях возле пушек, отстреливались, ползли вперед на разведку. Лес и ржаное поле кишмя кишели немцами, пытавшимися через южный край аэродрома пробиться к городу. Летчики дрались всю ночь и немцев не пропустили.

На рассвете их командир связался с артиллеристами-истребителями. Командир авиации и командир артиллерии об’единили управление боем в одном командном пункте и, когда забрезжили первые лучи солнца, общими силами организовали ответный уничтожающий удар. Немцев было много, — солидный кулак, — но летчики и артиллеристы были солдатами великой армии наступления, они сами перешли в атаку. Полковник поднял своих истребителей — 130 самолетовылетов, до 40 машин в воздухе одновременно! Взлетая, истребители тут же обрушивались воздушным штурмом на плотные массы немецких войск, и с земли их удары направляли ракетами артиллеристы, с земли прямой наводкой били по немцам наши орудия, и вскоре немецкая часть стала раскалываться, рассыпаться мелкими бандами по лесам, и летчики, приземляясь, вместе с артиллеристами и механиками бросались тут же вдогонку, — большая это была облава. Из чащи выскочили два немецких танка и самоходная пушка, дали три залпа, били из пулеметов, но механики под руководством начальника авиационного штаба гвардии подполковника Ивана Черепова окружили немецких танкистов, вышибли из брони и взяли в плен.

Двое суток лётчики и артиллеристы дрались в лесу, перехватывали немецкие мелкие банды и выводили на аэродром под конвоем.

Но самое удивительное выяснилось позже, на допросе пленных. Немецкие солдаты и офицеры показали, что по радио им приказано было всеми средствами пробиваться в сторону соседнего с аэродромом города, в котором они смогут соединиться с многочисленным немецким гарнизоном. Этот приказ долго и настойчиво передавался по радио в то самое время, когда в городе давно уже наводили порядок наши власти, и открывались первые лавки, и дети собирались возле своих уцелевших или полуразрушенных школ, и линия нашего фронта широкой дугой вдавалась далеко на запад от города. А окруженные немцы ещё надеялись на спасение, шевелились, пытались пробиться, — так дезориентировал их стремительный прорыв наших войск.



Подброска новых резервов из Германии не прекращается. За городом Лида я видел колонну пленных. На них были ещё новенькие мундиры. На лицах солдат было написано наивное удивление, которого не увидишь у бывалых фронтовиков. Я разговорился с двумя: унтер-офицер Юзеф Фринкен из Кельна и ефрейтор Хейнц Ливен из Дюссельдорфа. Оба — из 1036 полевого маршевого батальона, сформированного в Бонне на Рейне весной этого года. Оба участвовали в кампании 1939 года во Франции, оба оказались плохими вояками, обоих демобилизовали по причине полной непригодности к военной службе, но позже дела на Восточном фронте сложились так плачевно для Гитлера, что Фринкена, Ливена и им подобных снова заарканили в казармы. Некоторое время они славили бога за спокойную гарнизонную службу в далёком от фронта городе Эшвейлере, а потом обоих молодчиков спешно усадили в вагоны и увезли на Восток. Из поезда Фринкен строчил жене письмо, так и не попавшее в почтовый ящик: «Сердечный привет и тысяча поцелуев посылает тебе твой Юзеф. Мы всё ещё в пути на фронт. Где мы находимся, не могу написать». Скоро Фринкен узнал, где он находится: позади остались Варшава, Барановичи, батальон привезли в Лиду, а на следующий день батальон вместе со всем немецким гарнизоном оказался под гусеницами русских танков.

Руссише панцер — бум, бум! — бормочет Фринкен и таращит глаза, изображая испуг и смятение. Он почувствовал, что такое война 1944 года на Восточном фронте.

Теперь он тихий, уверяет, что более добродушного парня не сыщешь во всей Европе и за океаном, он никому не желал зла, хотел бы спокойно работать. Верить ему и тем, что стоят теперь в одной с ним колонне под конвоем наших бойцов? Не нужно верить.

Немцы не изменились. Красная Армия теснит их всё дальше на запад, они отступают, окружённые, они сдаются в плен, но они — всё те же, и злоба в них та же. То, что отбито у немцев, — отбито великим гневом, великим искусством и священной кровью наших людей. Немцы сопротивляются всюду с упорством обречённых. Достаточно вспомнить хотя бы сражение за Вильнюс и в самом Вильнюсе. Ещё пять дней назад я видел, как волны немецких самолётов пытались прорваться к городу. Один из «Ю-88» на моих глазах был повреждён зениткой. Из него вывалились и вспухли в воздухе белые облачка парашютов: лётчик, спасая корабль, выбросил отяжелявший его груз. Бегом и на автомобилях к упавшим парашютам бросились наши пехотинцы, сапёры, обозники. Они нашли ящики и пакеты с немецкими снарядами, патронами, провиантом. Всё это предназначалось для окружённого в городе немецкого гарнизона. Немцы сбрасывали в Вильнюс воздушные десанты с пехотой, с оружием и с текстом приказа: держаться, держаться, что бы ни произошло, каких бы это ни стоило жертв, — держаться! С каким свирепым упорством обороняются немцы, отчетливо видно в одном из кварталов на улице Субочаус. Это — возвышенность, у подножья которой вьются, разбегаются во все стороны узкие, щелеобразные переулки. Наверху всё изрыто, вскопано, завалено камнями, залито цементом: траншеи, блиндажи, убежища, подземные склады оружия, посты наблюдения. С вершины холма, над извивающейся внизу кривой улочкой, переброшены два мостика в верхний этаж стоящего напротив дома. Таким образом, соседние кварталы с их древними зданиями, дворами, заборами, чердаками взяты в одну систему укреплений, скручены в тугой узел внутригородской обороны. О трудности штурма на участке одной только улицы Субочаус можно судить по чёрным от порохового дыма стенам, страшным, продырявленным, протараненным, изглоданным взрывами. Сквозь разбитые окна можно увидеть брошенную и покалеченную утварь, разодранные перины, обгорелые кровати, раздавленный, кровоточащий быт городской бедноты. Рядом громоздятся немецкие пушки, танкетки, зарядные ящики, миномёты, расшвырянные нашими танками и снарядами наших пушек. Немцы сделали здесь, что было в их силах. Их взяли ещё большим упорством, военным мастерством Красной Армии.

У церковных ворот Остра Брама я видел коленопреклонённых горожанок, благодаривших бога за избавление от долгой муки. В ворота проходила колонна пленных в 2.500 солдат с офицерами, и старухи, поднимаясь с колен, глядели на немцев с ненавистью. Вильнюс помнит замученных в гестапо литовцев, поляков, евреев. Вильнюс помнит убитых немцами монахов-католиков. Вильнюс помнит улицы скорби и плача — Рудницкую, Стеклянную, Ятковую, Госпитальную. Здесь было еврейское гетто. Вильнюс ничего не забыл.

Нет, немцы не изменились. Попрежнему первая их мысль, неугасшая страсть — убивать. Уже недалеко границы Германии. Зверь свирепеет у входа в его глубокую нору. Немца можно усмирить, только когда он будет окружён и когда отступать ему будет некуда, когда его возьмут за горло, и, уже задыхаясь, он поднимет руки, как сделали это солдаты окружённого в Вильнюсе гарнизона.

Вот почему я запомнил слова нашего генерала, не спавшего много ночей, завершавшего разгром немцев у Вильнюса и тут же передававшего по телефону ушедшим вперёд командирам:

— Ни одной минуты передышки для немцев! Идите на Запад! Свой командный пункт я снимаю из города и переношу его к вам, на линию боя за переправы.

Это было перед рекой, которую помнит Россия, — перед Неманом. Эта река сегодня форсирована. //Евгений Кригер. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 15 июля.


***********************************************************************************************
2-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ. 1. Пехота преодолевает водное препятствие по штурмовому мостику. 2. Самоходное орудие на переправе.


Фото специального военного корреспондента «Известий» Б.Ярославцева.
«Известия», 16 июля 1944 года



Зверства фашистов в Северной Италии

ЖЕНЕВА, 15 июля. (ТАСС). Как передаёт корреспондент газеты «Трибюн де Женев» из Кьяссо, фашисты публично казнили в Северной Италии 40 молодых итальянских патриотов на глазах их родителей.

☆ ☆ ☆

15.07.44: П.Трояновский: Бои за Пинск ("Красная звезда", СССР)
15.07.44: Е.Габрилович: По июльским дорогам ("Красная звезда", СССР)

14.07.44: Столица Советской Литвы — освобождена! ("Красная звезда", СССР)
14.07.44: Ю.Палецкис: Литовский народ славит Красную Армию ("Красная звезда", СССР)

12.07.44: И.Ануфриев: Немцы берут у белорусских детей кровь для своих раненых ("Красная звезда", СССР)
12.07.44: В.Шепелев: Подарок колхозника Сарскова герою-летчику ("Красная звезда", СССР)

11.07.44: Е.Кригер: Дорога Славы и Побед ("Известия", СССР)

10.07.44: А.Снечкус: Освобождение Советской Литвы началось || «Правда» №165, 10 июля 1944 года

09.07.44: П.Трояновский: Успешное наступление в Белоруссии ("Красная звезда", СССР)

08.07.44: В.Гроссман: Советская сила ("Красная звезда", СССР)
08.07.44: К.Гофман: Рундштедт — козел отпущения ("Красная звезда", СССР)

07.07.44: Заявление Черчилля о германских самолетах-снарядах ("Красная звезда", СССР)

06.07.44: Н.Баранов: Молодечно ("Известия", СССР)

05.07.44: Н.Новиков: Олонецкие лагери смерти ("Красная звезда", СССР)

04.07.44: А.Платонов: Падение немца ("Красная звезда", СССР)

01.07.44: К.Гофман: Союз банкротов ("Красная звезда", СССР)


Июнь 1944 года:

30.06.44: Дни великих побед || «Красная звезда» №154, 30 июня 1944 года
30.06.44: Г.Рыклин: Немецкие сказки для немецких дураков ("Красная звезда", СССР)
30.06.44: А.Романенко: Горы трупов, колонны пленных ("Известия", СССР)
30.06.44: Братья Тур: К вопросу о старушках ("Известия", СССР)

29.06.44: И.Эренбург: Салют Парижа ("Красная звезда", СССР)

28.06.44: И.Эренбург: Наступление* ("Красная звезда", СССР)

25.06.44: Финским варварам придется отвечать! ("Известия", СССР)
25.06.44: Новые блестящие победы Красной Армии ("Известия", СССР)

24.06.44: Полк гвардии полковника Афанасьева в боях ("Красная звезда", СССР)
24.06.44: И.Хитров: Атака долговременной обороны ("Красная звезда", СССР)

23.06.44: Н.Шванков: Кровавые злодеяния финских извергов ("Красная звезда", СССР)
23.06.44: За полный разгром фашистских захватчиков! ("Красная звезда", СССР)*

22.06.44: И.Эренбург: Три года ("Красная звезда", СССР)
22.06.44: Е.Кригер: Солдаты штурма || «Известия» №147, 22 июня 1944 года

21.06.44: Славная победа советского оружия ("Красная звезда", СССР)

20.06.44: К.Симонов: Прорыв линии Маннергейма ("Красная звезда", СССР)
20.06.44: Крупная победа Красной Армии на Карельском перешейке ("Известия", СССР)

19.06.44: Боевой успех войск Ленинградского фронта || «Правда» №147, 19 июня 1944 года
19.06.44: Вс.Вишневский: Ленинград—Койвисто || «Правда» №147, 19 июня 1944 года

18.06.44: К.Симонов: Лицо врага ("Красная звезда", СССР)
18.06.44: Офицеры-танкисты Александра и Иван Бойко ("Красная звезда", СССР)*

17.06.44: В.Саянов: Сердце солдата ("Известия", СССР)
17.06.44: Т.Тэсс: Маленькие граждане ("Известия", СССР)
17.06.44: И.Эренбург: Кровь и чернила || «Правда» №145, 17 июня 1944 года

16.06.44: К.Симонов: Вторая полоса ("Красная звезда", СССР)
16.06.44: Взаимодействие родов войск при прорыве обороны противника ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №168 (8470), 16 июля 1944 года
Tags: 19, Евгений Кригер, газета «Известия», июль 1944, лето 1944
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1944” Tag

  • Немецкий палач в Глубоком…

    Б.Глебов || « Красная звезда» №179, 29 июля 1944 года Войска 1-го Украинского фронта овладели городом и крепостью Перемышль и городом Ярослав.…

  • Радио-жулики

    Р.Моран || « Красная звезда» №180, 30 июля 1944 года Под водительством Сталина Красная Армия идет от победы к победе. Близок час полного…

  • День пяти салютов

    « Красная звезда» №178, 28 июля 1944 года Красная Армия одержала новые блестящие победы. Наши войска освободили от немецких захватчиков города…

  • События в Германии

    « Красная звезда» №175, 25 июля 1944 года Войска 3-го Прибалтийского фронта 23 июля штурмом овладели городом и крупным железнодорожным узлом…

  • Слава советским военным морякам!

    « Красная звезда» №174, 23 июля 1944 года Сегодня День Военно-Морского Флота СССР. Боевой красноармейский привет доблестным советским военным…

  • Е.Кригер. Дорога Славы и Побед

    Е.Кригер || « Известия» №163, 11 июля 1944 года Наши доблестные войска одержали новые победы над врагом. Освобождены от немецко-фашистских…

  • Советская Прибалтика

    « Красная звезда» №172, 21 июля 1944 года Войска 1-го Белорусского фронта, перейдя в наступление из района Ковель, прорвали сильно укрепленную…

  • Возмездие

    « Красная звезда» №169, 20 июля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро (1 стр.). Полугодовой рапорт уральцев великому Маршалу…

  • Илья Эренбург. Путь к Германии*

    И.Эренбург || « Красная звезда» №171, 20 июля 1944 года Красная Армия продолжает победоносное наступление. Войска 3-го Прибалтийского фронта,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment