?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Самопожертвование русских – в чем причина?
0gnev
"The Times" (Великобритания).



# Все статьи за 26 сентября 1941 года.



подвиги русских солдат, солдаты ВОВ, о русских воинах, русский духОт нашего корреспондента в России. – Что заставляет русских сражаться так беззаветно? Почему, в отличие от других европейцев, они готовы уничтожать собственное имущество, дома, сжигать леса, отчаянно пытаясь одолеть агрессора. Пожалуй, именно это больше всего ставит в тупик любого, кто наблюдает за войной на Востоке. Самих немцев это тоже ставит в тупик - и не на шутку тревожит. Они жалуются: русские не похожи на других, в них есть что-то необъяснимое – они не знают и не соблюдают правил игры, они сражаются насмерть, они теряют территорию, людей и технику, но продолжают драться с прежним ожесточением. Когда и где наступит конец этой войне, недоумевают немцы.

На этот вопрос ответил Лев Толстой в одной из величайших книг всех времен и народов – «Войне и мире». 22 июня 1812 г. [так в тексте. На самом деле – 24 июня – прим. перев.] Наполеон объявил России войну и вторгся в ее пределы во главе почти шестисоттысячной армии; крупнейший по численности контингент в ее рядах, кстати, составляли немцы. (Какое надменное стремление бросить вызов судьбе могло побудить другого человека, одержимого манией величия – Гитлера – выбрать ту же дату для собственного нападения на эту страну?) 7 сентября, в сотне миль к западу от Москвы, Кутузов рискнул дать генеральное сражение при Бородино, отчаянно пытаясь спасти древнюю русскую столицу страны от захвата неприятелем. И каков же был результат этого сражения, где русские противостояли врагу, превосходившему их числом и неоднократно наносившему им поражения в прошлом?

Вот как оценивает его Толстой: «Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает. Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же «прокламация короткая и энергическая», он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно-бессильно... со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск... что-то странное происходило с его войсками. Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди... Все лица были печальны... Он знал, что это было почти проигранное сражение».

К концу дня русские, потеряв до половины армии убитыми и ранеными, по-прежнему не желали признать себя побежденными, и Наполеон, лишившийся более четверти своих солдат, с ужасом думал о том, что назавтра битва продолжится. Кутузов, стремясь сохранить армию, приказал отступать. Тем не менее он настаивал: Бородино было великой победой, зверь получил смертельную рану, от которой ему уже не оправиться. Перед тем, как оставить Москву, он воскликнул, охваченный страданьем и гневом: «Будут же они у меня лошадиное мясо жрать!» Можно легко представить себе, как маршалы Тимошенко, Буденный и Ворошилов повторяют эти же слова после кровавой бани, что они устроили гитлеровским армиям под Смоленском, Одессой и Киевом. Можно ли упрекать русских за то, что сегодня они уверены: пусть даже падут Одесса, Москва и Ленинград, Гитлер найдет в России свой конец.

Купола в лучах солнца

14 сентября, с восхищением глядя на раскинувшуюся перед ним Москву, сверкающую куполами под ярким солнцем, Наполеон не понимал, что его судьба уже решена. Ведь русский народ по собственному почину взялся за оружие еще до того, как власти успели организовать общенациональное сопротивление захватчикам. Как и Верховное командование вермахта сегодня, Наполеон в «Войне и мире» горько жалуется: русские оскверняют «благородное искусство войны».

Но именно само представление о войне как о благородном деле, возвеличивание любого удачливого милитариста ненавистно Толстому: для него силы, определяющие судьбы народов, связаны не с завоеваниями, армиями и сражениями – у них совсем иной источник. Этот источник – полная антитеза гитлеровскому «новому порядку», это та самая вера, которую защищают сегодня демократические страны.

Россия, в отличие от Западной Европы, не унаследовала от греков и римлян традицию возвеличивания военного искусства. Славяне были мирными пастухами, землепашцами, торговцами; они немало страдали от воинственных соседей и свирепых кочевников, являвшихся к ним с огнем и мечом потому, что их земли по прихоти истории оказались на пути периодических миграций с Востока на Запад. Пока Западная Европа рукоплескала и осыпала почестями рыцарей в сверкающих латах, пела хвалу доблестным и мужественным воинам, храбро защищавшим свои замки и отправлявшимся в далекие походы, чтобы одолеть других надменных рыцарей и подчинить их подданных, славяне-русичи возненавидели войну: ведь они стали жертвами самых свирепых и беспощадных воителей в истории – монголов под предводительством Чингис-хана и его потомков.

У русских не было замков, не было турниров, где скрещивали копья рыцари, закованные в раззолоченную броню; война для них не была состязанием полководцев и дворян в мастерстве, от исхода которого зависело лишь имя короля или рыцаря, которому вассалы завтра – в который раз - принесут присягу. Русские знали совсем иную войну – набеги жестоких орд, предававших их землю огню и убивавших всех подряд. С незапамятных времен война для русских – не благородное и романтическое занятие; она означает лишь смерть, опустошение, насилие и разруху. Так стоит ли удивляться, что они всей душой ненавидят войну и агрессоров?

Все для победы

У Толстого вы, наверно, не найдете объяснения, почему русские с таким презрением относятся к собственной смерти и к собственному имуществу, что готовы пожертвовать всем, лишь бы уничтожить захватчиков. Дело вот в чем: Западная Европа – пространство небольшое и перенаселенное, европеец всегда находится в самом тесном контакте с достижениями рук человеческих, с красотой, богатством и комфортом, созданными веками упорного труда. Он понимает, какое долгое время понадобилось, чтобы этого добиться, и не мыслит себе жизни без всего этого. Можно ли представить, чтобы англичане по собственной воле сожгли Кентерберийский собор или здание Парламента? Они будут защищать их до конца, но никогда не предадут огню просто для того, чтобы они не достались врагу, или чтобы затруднить его продвижение.

Но ведь Киев – город не менее древний, чем Кентербери; там находятся памятники истории, столь же дорогие сердцу каждого русского, как нам – величественный собор. Тем не менее русские без колебания жгут и разрушают его, – как в свое время Москву – чтобы помешать усилиям агрессора. Почему? Дело в том, что мысленный горизонт русского не ограничивается ценным наследием прошлого и плодами человеческих усилий, как у представителей «сосредоточенной» цивилизации, родившейся на тесных, небольших пространствах. Изначально он был первопроходцем-кочевником, живущим среди просторов, где горизонт ограничивается лишь краем неба. Его больше всего восхищают не плоды человеческого труда и умения, а бесконечность и мощь Природы. Веками он трудился в поте лица, чтобы просто обеспечить себе скудное существование, и слишком часто результаты этого труда пускали по ветру суровые силы природы или жестокие люди; и тогда ему приходилось пускаться в путь, чтобы начать все сначала на новом месте. Такая среда и жизнь не слишком способствует большому уважению к материальному имуществу. Русские, для которых, похоже, сама длительность существования на нашем свете представляется относительно маловажной, не слишком ценят и саму жизнь – их пытливый ум постоянно ищет высшую правду, которая интересует и заботит их куда больше, чем практические, материальные достижения.

Ошибка истории

Все это нашло свое отражение в русской истории и институтах. Русский никогда не был тем покорным рабом, которым рисуют его европейские историки. Он с готовностью принимал теократическую идею, требовавшую от всех общественных классов поставить свою свободу и труды на службу освященному божьей волей порядку. Много столетий крестьянин был крепостным не в большей степени, чем дворянин, также состоявший на государевой службе. Лишь в 18 столетии, с притоком в Россию западных идей и немецкой крови, новая космополитичная аристократия упразднила все издревле существовавшие обязательства, связанные со служением, и попыталась поработить народ ради собственных капризов и удовольствия. Только после этого крепостное право превратилось в настоящее рабство.

И русский народ отнюдь с этим не смирился. Он слишком остро осознавал, что из прикрепленных к земле слуг государства превращается в личную собственность капризных хозяев, возмущался несправедливостью такого положения дел и восставал против него. В конечном итоге именно это становилось причиной всех брожений в русском обществе начиная с конца 18 века. Разрушение древнего справедливого баланса обязанностей и зависящих от них привилегий, на котором строилось русское государство, и тот факт, что один из общественных классов, как отмечал историк Ключевский, начал жить исключительно ради собственной выгоды, стали первопричиной революционного движения, увенчавшегося падением старого режима.

И необычайная энергия, которую этот народ с тех пор проявил и в процессе строительства экономики, и в борьбе с «фрицами», связана прежде всего со свержением чужеродной касты и искусственной системы, державшей его в цепях. Сегодня русские демонстрируют не преданность марксовой коммунистической идеологии; они действуют как народ, чей естественный, томившийся под спудом гений был внезапно выпущен на волю. Несомненно, такой народ, и такая страна, должны оказывать большое влияние на события в мире – влияние, способное принести самые плодотворные результаты, если оно соединиться с умеряющим страсти, более зрелым влиянием англосаксов. У нас с русскими есть много общего.

Взаимодополняющие идеалы

Англосакс, выросший на своем одиноком острове, покоривший гигантские и неизведанные просторы океанов, также восхищается мощью и непостижимостью Природы. Но разнообразная и активная жизнь, которую ему приходится вести, придала его уму практический склад. Британец – островитянин и мореплаватель – еще в далеком прошлом научился жить самостоятельно и высоко ценить эту самостоятельность. Он должен полагаться на собственную предприимчивость, гибкость, изобретательность.

Если русский воспринимает мир как гигантское братство людей, где не должно быть места классовым и расовым различиям, англосакс убежден: такое братство может возникнуть лишь в том случае, если каждый готов будет уважать священную индивидуальность брата своего, выделяющую человека из толпы и обеспечивающую его дальнейшее совершенствование. Индивидуальное самосознание и уважение к человеческой жизни и собственности, свойственное англосаксам, должно дополнить идеал русских – социальную справедливость для всех. Только после этого можно будет установить гармоничное равновесие между личным и общественным в жизни человека. В этом состоит величайшая из проблем завтрашнего дня. И потому-то так важно взаимопонимание между нашими великими народами. Их исторические задачи и идеалы дополняют, а не противостоят друг другу. Именно сочетание страстной приверженности русских социальной справедливости с англосаксонским терпением и взвешенностью суждений даст нам надежду на построение более разумного миропорядка после окончания нынешней войны. // Перевод: Максим Коробочкин

_____________________________________________________
Роль морального духа на войне ("The New York Times", США)
Русский дух ("Time", США)
И.Эренбург: Душа народа ("Красная звезда", СССР)
Отчет о России и русских ("The New York Times", США)
Боевой дух Красной Армии ("The New York Times", США)
Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)
Человек, который остановил Гитлера ("The New York Times", США)
Й.Геббельс: О так называемой русской душе ("Das Reich", Германия)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)

Posts from This Journal by “сентябрь 1941” Tag


  • 1
Вот были люди - не то что нынешнее племя. Эту статью бы да в сегодняшний Times

Re: А автор кто?

Да и в наши газеты, тоже было бы неплохо поместить.

а оригинал можно где-то найти?

The Russian Fighting Spirit

From a Russian Correspondent. What makes the Russians fight as they do? Why, unlike other Europeans, do they destroy their own property, their own homes, burn their own forests in a desperate attempt to beat the invader? That is perhaps what puzzles the observer most about the war in the East. Apparently the Germans are puzzled and surprised themselves, and not a little worried. They complain that there is something different and uncanny about the Russians; the Russians do not know the rules of the game and will not play; the Russians fight and die fighting, lose ground and lose machines, but still fight. When and where is it going to end?

Tolstoy answered that in one of the greatest books of all time, "War and Peace." On June 22, 1812, Napoleon declared war on Russia and began his invasion with an army of nearly 600,000 men, the greatest proportion of whom were Germans. What arrogant gesture in the face of destiny caused that other megalomaniac, Hitler, lo begin the invasion of Russia on the same date last June? On September 7, less than 100 miles west of Moscow, Kutuzov decided to risk a decisive battle at Borodino in a desperate attempt to save the ancient capital. And what was the result when the Russians were outnumbered from the start and facing an enemy who had beaten them before?

This is how Tolstoy puts it: - Napoleon was going through the painful experience of a gambler who, after a long run of luck, has calculated every chance and staked handfuls of gold-and then finds himself beaten after all, just because he has played too elaborately. The troops and commanders were the same as of old; his plans, were laid; his address short and vigorous; he was sure of himself, and of his experience, his genius, which had ripened with years; the enemy in front was the same as at Austerlitz and Friedland; he had counted on falling on him tooth and nail and the stroke had failed as if by magic.... From all sides came the cry for reinforcements, the news that generals were killed or wounded, that the regiments were demoralized, that it was impossible to move the Russians... today something strange was in the air - the Russian advanced works, to be sure, had been taken by storm still, he felt it, and he knew that all his staff felt it too.... Every face was gloomy... he knew that it was a drawn game.

At the end of the day, although the Russians had lost half their army in killed and wounded, they still refused to admit defeat and Napoleon, having suffered more than 25 per cent. casualties, dreaded the renewal of the conflict. Kutuzov, fearful of sacrificing the whole of his army, ordered the retreat, but insisted that Borodino was a great victory, that the beast had been mortally wounded and could never recover. Before abandoning Moscow he cried, half in anguish, half in anger, " I will make them eat horseflesh yet!" One can hear Marshals Timoshenko, Voroshilov, and Budyonny saying just that after the blood-bath they have given Hitler's armies at Smolensk, Odessa, and Kiev. Can one blame the Russians if to-day they feel sure that, even if Odessa, Moscow, and Leningrad should fall, Hitler is still moving to his doom in Russia?

Re: The Russian Fighting Spirit

я имел ввиду как я докажу русофобам что эта статья реально была в таймсе?

Re: The Russian Fighting Spirit

1. Скан из библиотеки иностранной литературы
2. Приобретение статьи (выходные данные у Вас есть) у "The Times"

Re: Оригинал

MOSCOW IN THE SUN

Little did Napoleon realize the destiny in store for him as he admired the sight of Moscow glittering in the sun at his feet on September 14. For the Russian nation had taken up arms against the invader before even the Government had time to organize popular resistance. Bitterly Napoleon complains of the Russians for debasing the "noble art of war"; just as the German Supreme Command is complaining about them today.

But it is this very conception of war as a noble art and the successful militarist as a great personage and all glorification of war that Tolstoy hates: The power which decides the fate of nations is not inherent in conquerors, armies, or battles, but has a quite different source. This is the very antithesis of Hitler's "new order" and the very faith which democracy is trying to vindicate. Russia never inherited that glorification of the military art which was the heritage of Western Europe from the Greeks and the Romans. The Slavs were peaceful shepherds, husbandmen, and traders who suffered much at the hands of warlike neighbours and savage nomads sweeping over them with fire and sword because they happened to live on the main highways where moved the periodic migrations of peoples from East to West.
While Western Europe applauded and honoured its knights in shining armour and sang the praises of the brave and gallant soldiers who valiantly defended their castles and went far afield to reduce other proud knights and conquer their peoples, the Russian Slavs learnt to hate war because they were the victims of the most savage and ruthless warriors of all time, the Mongols of Ghengis Khan and his successors.

The Russians had no castles, no handsome, armoured, tilting knights; war for them was not a contest of skill between generals and noblemen on whose failure or success depended merely the transient allegiance to just another knight or king. The Russians learnt of war only through the invasion of savage hordes who cut and burnt their way across the Russian land. From time immemorial war to the Russian was not a chivalrous and romantic pastime, but spelled only murder, destruction, rape, and desolation. Is it any wonder they truly hate war and loathe the invader?

Re: Оригинал

THROWING ALL IN

Perhaps Tolstoy does not make it clear also why the Russian has sufficient con- tempt for his own life as well as the enemy's, and for his own property, to sacrifice all in his attempt to destroy an invader. Western Europe is so small and crowded: the European is always in intimate contact with man's own achievements and the beauty, wealth, and comfort accumulated by centuries of effort. He realizes how long it has taken to build theni up and cannot imagine life without them. Can one picture Englishmen burning down Canterbury or their Houses of Parliament? They would fight for them until they lay in ruins, yes; but to set them alight or destroy them merely to impede the enemy or deny him possession, that they would never do.

And yet Kiev is just as ancient as Canterbury and holds historic treasures as dear to Russia. Yet the Russians have not hesitated to destroy and burn it as they did Moscow to thwart the invader. Why? Because the Russian's horizon has not been hemmed in by a valuable human heritage and effort which are the product of a concentrated and crowded civilization. He has been primarily a nomad pioneer living with limitless and natural horizons. It is not the product of human toil and art that has impressed him, but the immensity and power of Nature. For centuries he strained every effort to eke out a bare subsistence, and only too often the fruits of his labour were destroyed by hard Nature or cruel man and he moved on somewhere else to start all over again. It was not the sort of environment and influence calculated to produce a high respect for material property. * The Russian, to whom the span of human existence seems relatively so unimportant and ineffectual, values even life cheaply, whereas his brooding spirit is forever prodding for the ultimate truth, which interests and concerns him more than practical, material achievement.

Re: Оригинал

AN ERROR OF HISTORY

This has expressed itself in his institutions and his history. The Russian was never the resigned slave that European history paints him. He accepted readily the idea of theocracy which demanded that all classes surrender their free will and labour to the service of a semi-divine order. For centuries the peasant was no more a serf than the noble who also served. Not till the eighteenth century brought into Russia an influx of Western ideas and German blood did the new cosmopolitan aristocracy proceed to destroy all the ancient obligations of service, grasp privileges, and attempt to enslave the people for their own whim and pleasure. Only then did serfdom become abject slavery.

And the Russian people never took it lying down. They were only too acutely aware of their changing status from that of bonded servants of the State to that of personal property of arbitrary masters; and they resented the injustice of that condition and tried to rebel against it. In the final analysis this was the cause of all social unrest in Russia since the end of the eighteenth century. The disruption of the ancient equitable balance of obligations and dependent privileges on which the Russian State had been built up, and the fact that " no one class in particular took to living for its own benefit alone," as the historian Klyuchevsky says, was the fundamental cause of the revolutionary movement culminating in the overthrow of the old regime.

And the tremendous energy the nation has since displayed in construction, as in fighting the Hun, is due primarily to the overthrow of an alien caste and an artificial system which has chained the people. Today the Russians are acting not as devotees of the theory of Marxian Communism but as a nation whose natural, pent-up genius has been suddenly released. Surely such people, and such a land, must have a profound influence on the world; an influence which can bear the most fruitful results if it is associated with the tempering and mature influence of the Anglo-Saxon peoples. They have much in common.

Re: Оригинал

COMPLEMENTARY IDEALS

The Anglo-Saxon, nurtured in his island home, braving the vast unknown of the oceans has also been impressed by the power and mystery of Nature. But the varied and active life he has had to lead has given him a more practical turn of mind. As an islander and a seafarer the Briton early learnt to be independent and to value that independence. He had to rely on his own endeavours, his adaptability, his resourcefulness.

While the Russian conceives of the world as a vast brotherhood where is no distinction of race or class, the Anglo-Saxon insists that no such brotherhood can come into being unless every person is willing to respect the sacred individuality of his brother which distinguishes man from the herd and makes further human development possible. The individual consciousness and respect for life and property of the Anglo-Saxon must complement the Russian ideals of mass social justice before a happy equilibrium between individual and social man can be established. That is the great problem of tomorrow. And that is why it is so important these great peoples should understand one another. Their world task and ideals are complementary and not opposed. In Russian fervour for social justice coupled with Anglo-Saxon balanced judgment and patience lies one of the great hopes of building a saner world after the war.

Вот это безоглядное самопожертование русских и должно беспокоить всех ее соседей. Россия очень опасна даже в кастрированом виде.

Нет никакой гарантии что завтра не придет к власти русский Гитлер.

У соседей уже свои гитлеры появились. Впрочем, они у них всегда были. :)

че там равнять каких-то морских пиратов с свободными л

Да че там равнять каких-то морских пиратов с свободными людьми, испокон века отстаивавших успешно свою независимость. Иго - без предательства в верхах не обошлось, как и сегодняшний захват без предательства высшего руководства не вышел бы.
А пиратам чо? Где бабла больше платят с теми и плавает. Рыночная, блин, экономика, в крови.

А статейка мерзейшая. Типа русские- что они там еще трепыхаются?

Полководцы Красной Армии

Пользователь vgavrin сослался на вашу запись в записи «Полководцы Красной Армии» в контексте: [...] ("Das Reich", Германия) Самопожертвование русских – в чем причина? [...]

Вот почему Запад и Мировой капитал решили полностью ун

Пользователь artyushenkooleg сослался на вашу запись в записи «Вот почему Запад и Мировой капитал решили полностью уничтожить русских! Самопожертвование русских - » в контексте: [...] окончания нынешней войны. Статья опубликована 26 сентября 1941 года. Перевод: Максим Коробочкин [...]

Мы привязаны и к русской земле...

Я просмотрел комплекты старых газет, с июля по ноябрь 1941 года, — имя Сталина почти не упоминалось, впервые за долгие годы не было ни его портретов, ни восторженных эпитетов; дым близких разрывов прогнал дым кадильниц. (Значит, и Сталин понял, что ему нужно потесниться.) Одни знали, что защищают Октябрьскую революцию от тупого, жестокого фашизма, другие думали о родном домике, но народ держался, сражался, и вместе с народом шла в бой советская интеллигенция.

Иностранцы ломали себе голову: хотели разгадать, откуда у русских столько выдержки. Были такие, что отделывались по шпаргалке: «русским мистицизмом», «долготерпением», «фатализмом Востока». После контрнаступления под Москвой один американский журналист говорил мне: «Никакой загадки тут нет — вас спасли размеры территории». На первый взгляд это казалось убедительным, но меня не убедило. Я помнил, как в Испании фашисты, почти не останавливаясь, прошли от Кадикса до предместий Мадрида и неожиданно для себя натолкнулись на яростное сопротивление. Будь Москва ближе к Бресту, декабрь мог бы приключиться в сентябре или в октябре.

Помню беседу с Колдуэллом во время бомбежки. Он спрашивал, хотел понять, говорил, что, видимо, сильна привязанность к родной земле. Я ему отвечал, что мы привязаны и к русской земле, и к советскому строю, хотя жилось нам трудно. (О всех трудностях Колдуэллу я тогда не мог сказать — мешала гордость. Но наши люди многое знали и шли на смерть не потому, что им приказывали: когда смерть рядом, одной дисциплины мало — нужно самопожертвование.)


_______________________________________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр

Edited at 2014-12-18 11:20 am (UTC)

«Комбат».
Младший политрук Алексей Еременко ведет солдат в атаку

Снимок М.Альперта, 1942 год
убей немца, смерть немецким оккупантам, красноармеец, Красная Армия

Edited at 2016-02-16 08:26 am (UTC)

  • 1