Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Саперы сражаются с танками

газета «Известия», 26 июля 1941 годаЕ.Кригер || «Известия» №175, 26 июля 1941 года

СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указы Президиума Верховного Совета СССР. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. Указы Президиума Верховного Совета СССР. Всеволод ИВАНОВ. Житель отчизны. О.ВОЙТИНСКАЯ. Письма матерей и жен. ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА. На фронтах великой отечественной войны. Генерал-лейтенант Мишулин. Е.КРИГЕР. Из походной тетради. И.ОСИПОВ. Две строки оперативного донесения. К.ТАРАДАНКИН. Важная почта. Секретные документы, карты и схемы германского главного командования о подготовке немецких фашистов к нападению на Турцию. ЧЕТВЕРТАЯ СТРАНИЦА. На внеочередной пресс-конференции иностранных корреспондентов. Английская печать о провале налетов на Москву. Английский военный обозреватель о крупных успехах Красной Армии. Цивилизованный мир выступает на защиту СССР. Крупные операции английского воздушного флота.



# Все статьи за 26 июля 1941 года.



Из походной тетради

«Известия», 26 июля 1941 года

Их работа всегда в тени. Она проводится по возможности скрытно, в ночные часы, во мгле. Но ее ценят все, начиная от стрелков и кончая танкистами.

Это — работа саперов.

Им не приходится ходить в штыковые атаки, но они встречаются с противником лицом к лицу, действуют на самых опасных участках. Взрывая мосты, они отходили последними. При наступлении они впереди — наводят переправы, открывают путь войскам через водные рубежи, принимают на себя удары врага и в нужный момент скромно отходят в сторону:

— Переправа организована, дорога вперед пробита!

Мастера инженерного дела, они превращают свое искусство в грозную для врага силу.

На участке, где работали саперы капитана Устрайха, немцы бросили в наступление более 40 танков и батальон пехоты. Всеми мерами нужно было замедлить их продвижение через реку. Саперы оказались буквально с глазу на глаз с противником. Мост был минирован раньше. Оставалось лишь взорвать его. Вот, казалось, наступил нужный момент. Вражеская колонна видна невооруженным глазом. Идут танки. Явственно слышен рев моторов. Пора, пора!

Но саперы медлят. Меньше всего они думают о собственной безопасности. Мост будет взорван, но этого мало саперам. Не даром будет затрачен заряд. Колонна проходит все дальше, головные танки уже гремят на досках моста, фашисты готовы торжествовать легкую переправу. Но именно в эту минуту саперы вздымают мост на воздух. В столбах огня, дыма, в грохоте рушащихся свай и балок, в всплесках метнувшейся вверх воды исчезли немецкие танки. Несколько разогнавшихся танков врезались в машины, шедшие впереди. Вражеская атака в этом месте была саперами задержана.

Позже возле развалин взорванного моста найдены поврежденный немецкий танк и легковая машина с картами и оперативными документами.

А саперы передвинулись на рубеж обороны. Пока бойцы сооружали окопы, траншеи, хода сообщения, пока полк зарывался в землю, каждый метр ее превращая в крепость, — саперы работали впереди, там, где должен был появиться враг. Совместно со стрелковой ротой, которой командует лейтенант Петров, саперы младшего лейтенанта Пузыни создали минные поля. Они работали ночью, не щадя сил, не разрешая себе даже минуты отдыха: с часу на час можно было ждать возобновления атаки.

Младший лейтенант Пузыня действовал осмотрительно и хитро. Минными полями он подкрепил естественные непроходимые для врага препятствия — болота, овраги, участки густого леса. Саперы работали скрытно, бесшумно, — немецкая разведка была обманута тишиной, безмолвием, и фашисты снова отважились на атаку.

Наутро разыгрался бой.

20 немецких танков прорвались к нашему переднему краю. Они шли напролом и стали бить в лоб. С размаху они врезались в заболоченный участок, — превосходно! Расчет саперов оказался правильным. Тяжелые машины засасывала трясина. Танки остановились. Застрявших вытаскивали на буксире. Наша артиллерия обрушила на них огонь. Потом фашисты попятились от болота и повернули в другом направлении.

Вот тут-то они и нарвались на минное поле.

Взрыв, потом другой, третий, развороченные гусеничные цепи спадают с немецких машин. Тревога, замешательство, смятение. Десять подорванных минами танков застывают на месте. Еще ничего не понимая, ошалев от неожиданности, гитлеровские танкисты открывают люки, выскакивают из машин, падают, скошенные ураганным огнем пулеметов. Уцелевшие танки поворачивают назад, но теперь они представляют собой отличную мишень для артиллерии.

В этом бою фашисты потеряли 39 танков. 10 из них были уничтожены смелой, точной работой саперов. Полк выдержал бешеный натиск, отбросил противника.

Весь полк был доволен работой саперов. После боя капитан Устрайх выехал осматривать минные поля. Бесформенными тушами валялись искалеченные фашистские танки. Мины рвали исправно, каждая сделала свое дело. Капитан Устрайх отметил это с удовлетворением.

Мало кто знает о работе саперов. Но когда-нибудь будут спеты о них лучшие из походных песен. И вспомнит песня сержанта Кватермана, вспомнит отважного сапера Рыжика. Под обстрелом вражеских танков они работали на подрывной станции, подготовляли взрыв моста на виду у атакующего противника. Они выждали время, когда появились на мосту первые танки и мотоциклисты, и лишь тогда воспламенили заряд. Они знали, что идут на смерть, но, отбросив страх, сделали все, чтобы вместе со взорванным мостом обрушились в воду фашисты.



Снаряды пришли во-время

Батарея лейтенанта Романенко была выслана на борьбу с фашистским десантом через деревню М. Огневую позицию заняли в стороне от шоссе. За деревней слышался шум моторов, артиллеристы приготовились к схватке. Наводчики Келлер и Губер заняли места у орудий. С верхушки дерева вел наблюдение младший политрук Анохин.

Ждать пришлось недолго. Открыла огонь фашистская батарея, заговорили минометы. Враг бил наугад. Снаряды и мины ложились в пределах деревни, попадали в покинутые жителями дома.

Вскоре немцы открыли пулеметный огонь по нашим наблюдателям.

Пора дать отпор. Сидящий на дереве Анохин сообщил:

— На деревенской колокольне вижу станковый пулемет противника.

Лейтенант Романенко подал команду:

— Первому орудию прямой наводкой один снаряд по колокольне! Огонь!

Первым выстрелом наводчик Келлер снес верхушку колокольни, вторым срезал следующий этаж. В клубах каменной пыли и кирпичных обломках рухнул вниз фашист со своим пулеметом. Тем самым фашистская группа была ослеплена. Колокольня — удобное место для наблюдения, и плохо пришлось бы нашим артиллеристам, если бы они двинулись в деревню, не заметив пулеметчика. Теперь эта опасность миновала.

Но схватка продолжается. Со стороны шоссе, из деревни, поддержанная артиллерийским огнем, двинулась к батарее фашистская пехота. Силы явно не равны. На стороне неприятеля — артиллерия, минометы, стрелки. У лейтенанта Романенко — одна батарея. Но с такими людьми одна батарея стоит многих. Она открывает ураганный огонь по пехоте, залп сливается с залпом, фашисты приникают к земле. Несколько секунд можно передохнуть, осмотреться. И вдруг рядом со снарядными ящиками с пронзительным воем рвется мина. Ящики загораются. Келлер, успев сбить огонь песком и землей, спешит к орудию. Залп, залп! Фашисты начинают откатываться.

В самую последнюю, решающую минуту, когда батарее удалось сломить врага, послышался возглас:

— Нет больше снарядов!

Батарея цела, но нечем стрелять. Фашисты поднялись с земли, пошли.

Лейтенант Романенко подал команду:

— Ни шагу назад, товарищи! Ручные пулеметчики, к действию!

Артиллеристы били из пулеметов. Если смерть, то дорогою для врага ценой! Фашистская пехота была в 300 метрах. Исступленно кричали офицеры, опьяненные внезапной удачей. Но тут, вздымая клубы пыли, появился из-за поворота шоссе грузовик. Из кабины неистово махал фуражкой шофер.

— Снаряды, снаряды привез! — кричал он.

Люди метнулись к орудиям. Огонь!

Из леса высунулись и пошли через поле два вражеских танка. За ними ползком и бегом, падая и вновь поднимаясь, двинулись пехотинцы.

Лейтенант Романенко выждал минуту, — пусть будут уверены немцы, что нет на батарее снарядов! А затем подал команду, и батарея ударила по фашистам прямой наводкой. Наступающая пехота шарахнулась назад, прижалась к танкам. Келлер гнал снаряд за снарядом. Танки с ревом отпрянули и скрылись в лесу.

...Батарея двинулась вперед, к новой огневой позиции. // Е.Кригер, спец. корр. «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 25 июля.

______________________________
Э.Виленский: На поле боя ("Известия", СССР)
Р.Кармен: Бой продолжается* ("Известия", СССР)
П.Белявский: Проверка боем ("Известия", СССР)
Б.Лапин, 3.Хацревин: Когда идет бой* ("Красная звезда", СССР)
В.Симоненко: Как мы окружили и уничтожили врага* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №175 (7551), 26 июля 1941 года
Tags: 1941, Евгений Кригер, газета «Известия», июль 1941, лето 1941
Subscribe

Posts from This Journal “лето 1941” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments