Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Сохранение военной тайны

«Красная звезда», 29 июля 1943 года, смерть немецким оккупантам«Красная звезда» №177, 29 июля 1943 года

СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщение Советского Информбюро (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета СССР (1 стр.). Полковник П.Афанасьев. — Сопровождение артиллерией подвижных групп (2 стр.). Майор К.Буковский. — Прохоровский плацдарм (2 стр.). Майор П.Трояновский. — Вершок возвращенной земли (3 стр.). Орловские партизаны действуют (3 стр.). ИЗ ПОСЛЕДНЕЙ ПОЧТЫ: Вопиющая безответственность (3 стр.). Генерал-майор М.Рудаков. — Об организационной работе политорганов (3 стр.). Налеты нашей авиации на железнодорожные узлы Орел, Брянск и аэродромы противника (3 стр.). А.Платонов. — Два дня Никодима Максимова (4 стр.).



# Все статьи за 29 июля 1943 года.



Сохранение военной тайны является первым и обязательным условием успеха в любом сражении. Самый превосходный план действий обесценивается, если неприятель заблаговременно узнает о нем. Самый мощный и концентрированный натиск теряет добрую половину своего эффекта, если противник ждет этого натиска. Опыт войны на каждом шагу учит, что без внезапности действий, без сохранения в строжайшей тайне всех замыслов командира не может быть и речи об успехе в бою.

Военные тайны концентрируются в различных документах — боевых приказах, донесениях, штабных картах и т.д. Само собой понятно, что эти документы нужно оберегать, как зеницу ока, исключая какую бы то ни было возможность их пропажи. Всякое попустительство, небрежность в хранении секретной документации — тягчайшее преступление перед Родиной. Но дело не только в том, чтобы держать секретные документы, как говорится, «за семью печатями», в специально оборудованных помещениях, под надежной охраной. Ведь порой бывает и так: ночью приказ лежит в сейфе, а днем гуляет по штабным помещениям, от стола к столу, на глазах у всех, кто только ни заходит сюда. Должно быть незыблемым законом, что всё, связанное с военной тайной, делается предельно организованно, осмотрительно. В работе над секретными документами, пересылке их, особенно в полевых условиях, необходим самый жесткий порядок.

Давно стало неоспоримой истиной, что чем меньше людей знает о планах и замыслах командования, — тем лучше. Между тем, в некоторых соединениях бывает еще и так, что подготовляющаяся операция становится притчей во языцех задолго до ее начала. Почему это происходит? Прежде всего потому, что круг лиц, осведомленных о замыслах командования, порой чрезмерно расширен. От человека требуется выполнение частной, конкретной задачи, а ему вместе с постановкой этой задачи преподносят чуть ли не весь план операции. Это противоречит элементарным правилам бдительности. Должно быть незыблемым законом, что военная тайна доверяется только тем и только тогда, когда этого безотлагательно требуют интересы дела.

Вместе с тем необходимо еще решительнее, не останавливаясь перед самыми крутыми мерами, бороться со всякой болтовней по вопросам, связанным с перспективами боевых действий и намерениями командования. Кое-где еще водятся любители побахвалиться своей осведомленностью. Кое-где еще можно встретить и этаких «доморощенных стратегов», которые готовы и к месту и не к месту обсуждать на все лады развитие событий, выкладывая все, что только у них есть за душой. Попадаются подчас и просто беспечные люди, забывающие, что враг коварен и хитер, что и у стен могут быть уши. Там, где речь идет о военных тайнах, — там у воина Красной Армии во внеслужебной обстановке должна быть лишь одна норма поведения: молчание.

Каждый воин Красной Армии, каждый офицер обязан быть неусыпным, бдительным стражем военной тайны. Надо помнить, что подчас и одно случайно оброненное слово и один поспешный поступок, пусть и незначительный на первый взгляд, — может дать врагу ключ к разгадке важнейших замыслов командования. Стоит, например, немецкому шпиону подслушать на улице разговор двух командиров о том, когда и откуда они прибыли, — и ему станет ясным, что происходит сосредоточение, он получит возможность определить характер перегруппировки наших войск. Командир может и не упоминать самого слова наступление, но, тем не менее, всем своим поведением на людях, необычной приподнятостью, поспешными сборами и т.п. разоблачать тайну готовящейся операции. Вот почему самая обостренная настороженность, осмотрительность, величайшая выдержка должны быть незыблемым законом поведения советского офицера в любой обстановке.

Бдительно охранять военную тайну означает закрыть все до одной щели, все каналы, через которые могут просочиться наружу даже второстепенные признаки подготовляющихся действий. Не ясно ли, например, что нельзя всерьез говорить о бдительности, если штабные командиры размещены в одних домах с местными жителями. Не ясно ли, что нельзя твердо рассчитывать на сохранение военной тайны, если подготовка к перемещению командного пункта проводится с шумом и треском, на глазах у всего населения. Надо брать на учет каждую мелочь, всюду и во всем обеспечивая наибольшую скрытность действий, не останавливаясь и перед тем, чтобы дезинформировать окружающих. Это особенно необходимо в период подготовки к задуманной операции. Применяя все методы маскировки и военной хитрости, нужно не только до последнего момента скрывать от противника самый факт такой подготовки, но и делать всё, чтобы ввести немцев в заблуждение, обмануть их.

Всеми силами, всеми средствами оберегать тайну каждой операции, каждого замысла командира!


******************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро


Оперативная сводка за 28 июля

В течение 28 июля наши войска на ОРЛОВСКОМ направлении продолжали наступление и, продвинувшись вперед от 4 до 6 километров, заняли свыше 30 населенных пунктов, в том числе железнодорожную станцию СТАНОВОЙ КОЛОДЕЗЬ (18 километров юго-восточнее Орла).

На БЕЛГОРОДСКОМ направлении, в ДОНБАССЕ и ЮГО-ЗАПАДНЕЕ КРАСНОДАРА — поиски разведчиков.

На ЛЕНИНГРАДСКОМ фронте велись усиленные поиски разведчиков и артиллерийская перестрелка с обеих сторон.

В течение 27 июля на всех фронтах наши войска подбили и уничтожили 32 немецких танка. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 62 самолета противника.

☆ ☆ ☆

На Орловском направлении наши войска продолжали наступление.

Севернее Орла советские войска выбили немцев из ряда населенных пунктов. Противник на автомашинах спешно подбрасывает резервы и немедленно бросает их в бой, пытаясь оказать сопротивление наступающим советским частям. В районе Болхова Н-ская часть ударом во фланг противнику создала угрозу окружения действующих здесь вражеских войск. Немцы поспешно отступили, при этом понесли большие потери в людях и технике.

Восточнее Орла наши наступающие войска заняли несколько населенных пунктов. Немцы перебросили на этот участок танковый полк и предприняли контратаку. Советские бойцы опрокинули врага и, преследуя его, овладели сильно укрепленным опорным пунктом. В этих боях, по неполным данным, уничтожено более 1.000 немецких солдат и офицеров, 11 танков и 5 орудий. Захвачено 2 орудия, более 100 пулеметов и другие трофеи.

Южнее Орла наши войска с боями продвигались вперед. Н-ское соединение отразило четыре контратаки противника и выбило немцев из ряда населенных пунктов. На поле боя подсчитано до 1.500 вражеских трупов. Подбито и сожжено 18 немецких танков, в том числе 3 танка типа «тигр», 4 самоходных орудия и 4 противотанковых орудия. Бойцы соединения захватили у противника 15 орудий, 18 минометов, 3 артиллерийских и 2 вещевых склада. Взяты пленные. На другом участке подразделение под командованием капитана Кузнецова во взаимодействии с подразделением старшего лейтенанта Иркова ворвалось в крупное село. Количество немцев, оборонявших село, значительно превышало число наступавших советских бойцов. Однако противник не выдержал стремительного удара наших подразделений. Наши бойцы уничтожили большое число гитлеровцев и освободили это село от немецко-фашистских оккупантов.



На Белгородском направлении активно действовали разведчики. Стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта Давыдова стремительным броском ворвалась в траншеи противника. В ожесточенной рукопашной схватке наши бойцы истребили несколько десятков гитлеровцев, а остальных обратили в бегство. Захвачено 5 пулеметов и другие трофеи. Рота закрепилась на новом рубеже.



На юге, в Донбассе, наше подразделение с разведывательными целями атаковало немцев и овладело двумя высотами. В бою за эти высоты уничтожено 3 немецких танка и до 200 солдат и офицеров противника.

В воздушных боях наши летчики сбили 7 и подбили 3 немецких самолета. Кроме того, 8 самолетов противника уничтожены огнем зенитной артиллерии.



На Ленинградском фронте, в районах севернее и восточнее Мги, советские артиллеристы разрушили десятки немецких дзотов и подавили 63 огневых точки противника. Прямыми попаданиями снарядов взорвано 5 складов боеприпасов.

В воздушных боях на подступах к Ленинграду советские летчики сбили 6 немецких самолетов. Кроме того, 3 самолета противника уничтожены огнем зенитной артиллерии.



Партизанский отряд, действующий в одном из районов Житомирской области, 20 июля устроил засаду на шоссейной дороге. Когда колонна немецкой пехоты приблизилась к месту засады, партизаны открыли пулеметный огонь и забросали гитлеровцев ручными гранатами. Немцы в панике разбежались, оставив на дороге свыше 80 убитых и раненых своих солдат и офицеров. Несколько партизанских отрядов, действующих в Ровенской области, за три дня подорвали на минах 6 немецких воинских эшелонов, следовавших к линии фронта.



Пленный командир 6 роты 396 полка 216 немецкой пехотной дивизии Дитрих Герлах рассказал: «Многие из нас с нетерпением и надеждой ждали весны и лета. Мы были уверены, что, как только погода установится, германские вооруженные силы устремятся на Восток и нанесут русским последний удар. Однако с самого начала наступления немецкой армии на Курск всё пошло не так, как мы ожидали. 216 дивизия не выполнила поставленной перед ней задачи. Моя рота ворвалась в траншеи русских, но затем была вынуждена отойти на прежний рубеж, потеряв более половины личного состава. Такое неудачное начало поразило меня. Я не мог понять, в чем дело. У нас было явное численное превосходство в силах. Мы отлично подготовились к операции и, казалось, предусмотрели всё до мелочи. Последующий ход событий показал, что летние планы немецкого командования на Востоке потерпели полный крах. Поражение немецких войск под Курском чревато тяжелыми последствиями для Германии».



Жители поселка Тулянский, Орловской области, освобожденного частями Красной Армии, М.Спиридонов и П.Макарочкин рассказали о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев. Гитлеровцы обобрали и ограбили всех жителей поселка. Фашистские изверги казнили многих ни в чем неповинных людей, насиловали женщин. Немецкие палачи повесили трех мальчиков в возрасте от 10 до 11 лет: Колесникова, Ефремова и Осокина за то, что они якобы украли пачку папирос у немецкого офицера. Гитлеровцы установили виселицы против домов родителей детей. В течение трех дней фашистские людоеды не разрешали снимать трупы с виселиц. // Совинформбюро.

____________________________________________________________
Бр.Тур: Немцы-диверсанты* ("Известия", СССР)
За рубежом родной земли быть особенно бдительными ("Красная звезда", СССР)**
В.Ульрих: Выше бдительность на заключительной стадии войны! ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная звезда» №177 (5548), 29 июля 1943 года
Tags: газета «Красная звезда», июль 1943, лето 1943
Subscribe

Posts from This Journal “лето 1943” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments