Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Черные дни германских дивизий

газета «Известия», 13 декабря 1941 годаА.Кузнецов || «Известия» №294, 13 декабря 1941 года

Хвастливый фашистский план окружения и взятия Москвы провалился с треском. Войска нашего Западного фронта начали контрнаступление. Под ударами Красной Армии гитлеровские дивизии отступают, неся огромные потери. Пламенный привет героическим защитникам Москвы, беспощадно разящим врага! Воины Красной Армии! Неотступно преследуйте и уничтожайте фашистских захватчиков! Не давайте немцам ни минуты передышки!



# Все статьи за 13 декабря 1941 года.



— Ввести пленного! — приказал комиссар.

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену, немецкий солдат

Дверь отворилась, вошел высокий, тонкий человек в легкой шинели со ржавыми пуговицами и стал перед столом, где сидели батальонный комиссар, командиры и ваш корреспондент.

Пленному разрешили сесть. Он медленно, как сделал бы это очень уставший человек, опустился на табурет и, не снимая пилотки, откинул с ушей наушники из сырой коровьей шкуры и размотал женский платок, окутывавший его шею.

Начался допрос.

Обер-ефрейтор 67-го полка 23-й пехотной дивизии Ганс Зегер, только что захваченный в плен, был худ, не брит, вшив. Он, походя, чесался. Впрочем, чесались все пленные, которых мы видели в этот и последующие дни контрнаступления наших частей на Клинском направлении. Что ж удивительного — Ганс Зегер больше шести недель не был в бане.

Вши, которых густо развели гитлеровские завоеватели (ибо им под напором частей Красной Армии некогда подумать о бане), едят немецких солдат и офицеров. Последний раз солдат Герберт Минтеловский мылся под Парижем. Затем он через Данциг промчался к Ленинграду потом под Калинин, наконец, попал на Клинское направление Восточного фронта.

Весь этот путь вплоть до пленения Герберт Минтеловский со своей частью проделал в изумительно быстром темпе. Щеголеватый Вальтер Шпигельберг, стрелок 67-го полка 23-й дивизии, прибыл еще быстрее: он был призван на военную службу в последний день перед новым, 1941 годом, до февраля обучался, затем был во Франции, под Парижем, потом срочно пересек Германию и 5 ноября этого года, был брошен в огонь сражений под Москвой. Вскоре оказался в плену.

Огромные потери немецких войск под Москвой и на всем Восточном фронте требуют все новых и новых пополнений. Гитлеровские заправилы начинают бросать в бой безусых и стариков, малообученных и больных.

Гансу Зегеру 24 года. Но он не интересуется политикой, не читал и не знает ни Гейне, ни Гете. Он не слыхал, например, имен Клаузевица и Бисмарка. Он тупо твердит:

— За солдата думает фюрер.

Однако, как ни отравила немецкий народ и особенно солдата гитлеровская пропаганда, немецкий солдат под давлением жестокой действительности на Восточном фронте мало-помалу начинает размышлять. Тот же Ганс Зегер на вопрос о войне с СССР отвечает так:

— Если бы я был фюрером, я бы этого не сделал...

В этом ответе мелькают проблески мысли. Все пленные в один голос показывают, что солдатам германской армии надоело воевать, что они мечтают о возвращении домой. Именно на этом солдатском желании, обещая после взятия Москвы окончание войны и возвращение домой, спекулирует сейчас гитлеровское командование.

За последние несколько дней мы сделали сотни километров но фронтовым дорогам на северном участке Западного фронта. Все дороги здесь усеяны трупами немецких солдат, разбитыми и просто брошенными немецкими мотоциклами, автомобилями, танками, орудиями. Немецкие дивизии, о непобедимости которых раскричали агенты Геббельса на весь мир, бегут.

Чем же и как об'яснить это?

Немецкое командование старается вбить в головы своим солдатам мысль о «заранее намеченном», «организованном» отступлении, об отступлении на зимние квартиры, для переобмундирования и т.д. и т.п. И Ганс Зегер, как и другие, верит этому.

— Почему все вы, отступая «организованно», бросаете сотни танков, автомашин, орудий, мотоциклов и множество всякого вооружения?

— Это для нас загадка, — разводит руками Ганс Зегер и, стараясь найти об'яснение, говорит: — Таких случаев у нас не было еще ни во Франции, ни в Польше. Это первый опыт отступления.

— Холодно и много русских частей, — замечает Вальтер Шпигельберг...

То, что «много русских частей» и они дают себя чувствовать все сильнее, — это факт неоспоримый и решающий. На всех участках северного сектора Западного фронта бойцы Красной Армии нанесли врагу такой удар, что, по показаниям пленных, немецкие части потеряли по 50—60 процентов своего состава.

— Моя рота, — заявил Фриц Мюллер, — пополнялась три раза, а в двух танковых полках нашей 6-й дивизии не осталось ни одного танка. А было их 80.

Только в одном сражении под деревней Языково немцы оставили свыше 600 трупов.

— Это самый черный день в истории нашей части, — заявил захваченный здесь в плен лейтенант Планге. А телефонист артиллерийской батареи Герберт Минтеловский поправил немецкого офицера:

— Самый черный день, я думаю, впереди.

Лучше три войны с Францией, нежели одна с Россией! // А.Кузнецов, спец. корреспондент «Известий». ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 12 декабря.
____________________________________________________________
М.Рузов: Гитлеровец без маски* ("Известия", СССР)**
И.Эренбург: Когда они обезоружены* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: "Сантиментальные туристы" ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Когда немецкому полковнику не спится ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
В ОСВОБОЖДЕННОМ СОЛНЕЧНОГОРСКЕ. В машинах, оставленных фашистами при отступлении, наши бойцы обнаружили награбленные у населения вещи. На снимке: гр-ки Молочкова (слева) и Макуркина, опознавшие свои вещи, получают их обратно.


Фото специального военного корреспондента «Известий» С.Гурарий. (Снимки сделаны 12 декабря)
«Известия», 13 декабря 1941 года, мародерство в немецкой армии


*****************************************************************************************************************
Жалобы гитлеровца


СТОКГОЛЬМ, 12 декабря. (ТАСС). Немецкий военный корреспондент пишет из Красногвардейска в газете «Дас шварце корпс» от 4 декабря: «Нам надоел фальшивый тон о геройстве, которым переполнена литература, присылаемая нам из Германии. Если верить этим писакам, то все солдаты на фронте «тверды, как сталь», «смуглы», «ходят пружинящим шагом», из их глаз «глядит бездна». Вояк этого типа на фронте я еще не встречал. Людей, пишущих такой вздор, надо ткнуть мордой в грязь. Это напоминает о подставках для пивных кружек 1933 года, на которых было написано: «Германия, проснись!» Не забывайте, что каждый клочок печатной бумаги, получаемый нами с родины, внимательно нами прочитывается. То, что мы читаем в газетах из родных городов, настолько мелочно и противно, что эта бумага годится только для уборной».

☆ ☆ ☆

Армия мародеров отступает

И радостно, и больно, когда едешь по следам поспешно отступающих немцев.

Радостно, что их гонят, наконец, от родной Москвы. Больно, что наши поля изрыты, леса изломаны, а люди, имевшие несчастье остаться в своих домах, ограблены, измучены, еле живы.

У самой Истры немцы еще обстреливают дорогу из минометов. Она метров на четыреста покрыта черной, как бы угольной пылью, следами от разорвавшихся мин. Мостики взорваны. По сторонам дороги торчат исковерканные артиллерией стволы деревьев, свисают спутанные телеграфные провода.

Навстречу идут две женщины, старая и молодая. Они тащат на детских салазках небольшой тюк — это все, что они успели спасти.

— Из Истры?

— Из Истры, миленький.

— Ну, что там?

Старая женщина хочет что-то сказать, но ее маленькое морщинистое лицо вдруг кривится и на глазах появляются слезы.

— Успокойтесь, мама, — говорит ей молодая женщина, но тотчас же сама всхлипывает и прижимает ко рту платок.

Это мать и дочь Головановы, жительницы Истры. Они оставались там при немцах.

— Что ж не ушли, когда немец подходил?

Да вот, думала, куда я пойду, старая. Жалко. Да и немец думала, какой ни есть, а все же человек. Может, как и проживу покуда. А оказалось, он и не человек вовсе. Вперед все наши русские стояли у нас, в Истре, все воевали с немцем-то. И у меня в доме стояли, такие хорошенькие, родные. Все мне говорят: бабушка, бабушка, не надо ли тебе чего сделать? Все воевать ходили за Истру. А потом и началось. Мы пошли в окоп, всю ночь там сидели. Утром приходит соседка, говорит: немец в городе. Мы с дочкой пошли в свой дом. А он уже там. Все перерыл. Ну, говорит, матка, печку затопляй. Затопила я им печку. Они во двор. Зарубили курочку. Бери, говорят, готовь, матка (они так и говорили — «матка, матка»). Стали они мыться. Вшей у них! Грязные! Страшные! Поели. А потом давай все выносить, и все вынесли, даже мебель всю. Одни остались голые стены. И говорят нам — иди, иди, матка, из дома. Они в доме жили, а нас в окоп посылали. Последние три дня мы жили в лесу. А перед тем, как уходить стал он Истру жечь. Мой дом сжег у меня на глазах. Уж я и на колени становилась, просила. А он все свое: иди, иди, матка! Облил дом керосином да подпалил. Мы опять в лес. Сегодня утром приходим, а немца, слава тебе, господи, уж и прогнали. Только Истры-то больше нет.

Старая женщина сказала правду. Истры уже не было. Уходя, немцы сожгли почти все дома в городе. Но перед этим увезли к себе в Германию все, вплоть до мебели, кухонной посуды и детских игрушек. С обычной своей аккуратностью они стали делать это, как только вошли в город.

Я видел две отбитых у немцев подводы с награбленным добром. Тут тщательно уложены и запакованы одеяла, подушки, простыни, мужское и женское белье, занавески, посуда.

Мир не знал еще такого массового и методичного грабежа. Никогда еще не было на свете такой громадной армии, состоящей исключительно из мародеров, разбойников и убийц, то-есть попросту из уголовных преступников! В 1812 году французы в России тоже мародерствовали. Но ведь Наполеон и его офицеры всячески стремились помешать этому. Они издавали приказы против мародеров, наказывали их. Гитлер растлил немецких солдат, возвел мародерство в некую отрасль военного дела.

Та же старуха Голованова рассказала мне, что немцы застрелили одну женщину за то, что она не дала им картошки (у нее всю картошку забрали побывавшие ранее немецкие солдаты).

То, что я видел и услышал сегодня, я видел и слышал впервые. Обычно я читал о немецких грабежах в газетных корреспонденциях. И каждый раз, читая это, думал: «Неужели? Неужели это возможно?» У меня мелькала иногда мысль, что, может быть, не все немецкие солдаты такие, что, может быть, есть среди них и честные воины.

Сейчас уже никто не может сомневаться, что мародерство, разбой и убийство — неот'емлемая часть германской стратегии и тактики.

Маленькая деревушка недалеко от Истры. Несколько случайно уцелевших домов. В одном из них — семья, вернувшаяся из леса: две женщины (одна из них с грудным ребенком) и две маленькие девочки. Хозяйка рассказала мне, что первые же немцы, которых она увидела в жизни, забрали у нее все продовольствие до последней крупинки. Взяли даже полкило манной крупы, которую хозяйка приберегала для младенца. Затем «по плану» очистили все имущество до последней кастрюльки.

— Они снимали с женщин пальто, платки, юбки, — сказала женщина, — кутали себе ноги. Счастье, что мы сразу же ушли в лес, а то и с нас бы сняли.

Немцы перед уходом набивали в дома трупы своих солдат, клали вместе с ними раненых и потом поджигали дома. В Истре стоит запах жареного мяса.

Красная Армия под Москвой, подобно хирургу, вскрывающему полость живота, вскрыла германскую военную машину и нашла, что опухоль злокачественна. Это — рак. Он может кончиться только гибелью.

Мы знаем, что это еще не конец. До конца еще долго.

Но это — начало конца.

Нельзя забыть того, что видел за последние дни.

И позавчера, и вчера я проезжал десятки километров по следам отступавших гитлеровцев.

Сначала небольшой снег выпал на поле сражения. Он выпал ночью. Он лежал легкий, почти невесомый, справедливо — ровным слоем покрывая туши убитых лошадей, разломанные колеса двуколок, закинутые назад руки немецких мертвецов, подбитые танки, орудия, снаряды.

Вокруг была милая пушистая подмосковная зима, которая румянит щеки и исцеляет любой бронхит. Как хорошо жилось здесь людям! Я вспомнил, какой чистый ключевой воздух бывал здесь зимой. Сейчас я задыхался от запаха войны — запаха пожарища и отработанного бензина.

Немец осквернил нашу землю, отравил наш воздух.

И вот лежит он на нашей земле. У него плоский живот. Снег набился в его восковые уши, засыпал глаза. Уже одной ноги не видно, она скрыта под небольшим сугробом. Другая высоко торчит, согнутая и одеревяневшая.

Ночью опять нанесет порошу, и скроется под снегом страшная кукла в летней пилотке, повязанной бабьим платком, в вязаной зеленой бабьей кофте. // ИСТРА, 12 декабря. Евгений Петров.
_________________________________________________
Откровения фашистского ублюдка ("Красная звезда", СССР)
Свора убийц и грабителей* ("Красная звезда", СССР)
Я.Викторов: Грабьфилософия фашистских мародеров ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Воровство — немецкое ремесло ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
День в Солнечногорске


Короткий зимний день угасал, когда части командиров Латышева и Кравченко, преследуя противника в длительном марше, подошли к городу Солнечногорску. Немцы быстро откатывались, судьба города для них была очевидна, но они торопились пропустить на северо-запад свои крупные силы и выставили на окраине солидный заслон. У опушки леса, на пригорке, господствующем над местностью и шоссейной магистралью, фашисты заняли оборону. Подход наших частей опередил их расчеты: немцы не успели создать минных полей, укрепиться. Завязался бой, рассчитанный врагом на длительность и затяжку, упорный и кровопролитный. Пока он шел, подразделение лейтенанта Боголюба ударило с фланга, ворвалось на улицы с юго-западной окраины и боем взломало ворота города.

Было уже темно, только тускло белел снег, жители уже спали. Они легли спать в оккупированном фашистами Солнечногорске, проснулись — в освобожденном. Еще не веря счастливому шопоту соседки, не доверяя даже своим глазам, они высыпали на улицы. Разбитые витрины опустошенных магазинов им ничего не сказали, — за 18 дней хозяйничания захватчиков они привыкли к этому зрелищу. На углу улицы стояла пушка, подле нее никого не было; на шоссе то здесь, то там виднелись брошенные или изуродованные машины, орудия, грузовики. Один грузовик был полон мануфактуры, но в нем никого не было, это казалось странным. Потом заметили трупы, трупы немецких солдат. Они лежали на дороге, на перекрестках улиц, на тротуаре у столбов, где висели обрывки разорванных проводов. На столбах оставались еще дощечки с немецкими надписями, указатели казарм, комендатур и зимних квартир, но никто уж не справлялся с этими указателями. Наконец, из-за угла показались красноармейские ряды, и через город потянулись наши войска. Только теперь жители смогли поверить.

Ранним утром мы застали их на улицах. Казалось, они еще недостаточно убедились в том, что свидетельствовали глаза. Почему? Они об'яснили:

— Прежде всего потому, что город — цел.

Отступая, немцы поджигают покидаемые населенные пункты. Вокруг города два дня были видны огненные факелы: немцы оставляли и жгли деревни. Но города они не успели сжечь, они слишком торопились. Тут жители сразу вспомнили: у них немцы заняли квартиры, выгнав хозяев на улицу, в щели и окопы; вечером гитлеровские молодчики легли спать — где они теперь? Принялись их искать, и скоро мы увидели, как по улицам повели группы посиневших от страх фашистов, проспавших свое поражение и теперь прячущихся в подвалах, на чердаках, в любой щели.

Трудно передать жгучую, нестерпимую ненависть к немцам людей, побывавших под властью захватчиков. Эта ненависть, как свежая рана, обнажена и обливается горячей кровью. Рассказывая о муках, несчастьях, оскорблениях прошедших 18 дней, женщины плачут, мужчины белеют, меняются в лице.

На боковой улочке мы видим грузовик, из которого красноармейцы извлекают тюки, сундуки, баулы, чемоданы. Это вещи, награбленные фашистами у местного населения. Женщины узнают, кому принадлежали вещи. Гражданки Молочкова и Мануркина опознают свои пальто, туфли, одеяла. В слезах они рассказывают:

— Бандиты хватали все, что видели. Просто немыслимо было себе представить: зайдет немец, я манную кашу детям готовлю — он забирает кашу. Хлеба на столе нельзя было оставить. Видите это старье, на него нищий не польстится; в чулане лежало — все равно хватает, не стыдится.

Красноармейцы разбирают вещи по указаниям женщины, чтобы возвратить их владельцам.

Рядом стоит машина, груженная пятью немецкими мотоциклами. Ее тоже не успели увести с собой отступающие фашисты к вяшщему удовольствию подростков, которые очень солидно, с достоинством знатоков обсуждают пригодность этих машин.

Сегодня город переживает возвращение в советскую семью. Люди сбрасывают с себя, как страшный сон, воспоминание о пережитых днях. За городом идет еще стрельба, черные дымки шрапнели тают над далеким лесом, — немцев выбрасывают из окрестных деревень. Прямой путь по шоссе к Клину уже свободен, туда тянутся наши войска. В штабе части накапливаются донесения: еще одна деревня занята нами, и из другой уже выбит немец. Лейтенант Боголюб, дважды орденоносец, живой, веселый украинец, ведет нас к переднему краю, где его подразделение занимает оборону.

— Поспешай, немец, до Клина, догонять буду! // И.Бачелис, спец.корреспондент «Известий».
___________________________________________________
И.Эренбург: Горе им! ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: За человека! ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Путь к Германии ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро


Части тов. Крюченкина, действующие на одном из участков Юго-Западного фронта, за три дня боев отбили у немцев 28 населенных пунктов и истребили свыше 1.000 немецких солдат и офицеров. Захвачено много орудий и пулеметов. На другом участке фронта наши бойцы за один день захватили 12 немецких орудий, 94 пулемета, 20 автомобилей, 300 лошадей и много других трофеев.



Наши летчики, действующие на Южном фронте, за один день боевых действий уничтожили 5 танков, 250 автомашин, 6 штабных автобусов, 4 орудия, 100 подвод с боеприпасами, 18 зенитных пулеметов, 3 миномета и цистерну с горючим.



Группа разведчиков во главе со старшим лейтенантом тов. Колтуновым забросала гранатами помещение немецкого штаба, расположившегося в деревне К. Отважные разведчики гранатами и огнем из автоматов истребили 2 фашистских офицеров и 33 солдата.



Партизаны районов Украины, захваченных немцами, ведут беспощадную борьбу с фашистскими захватчиками. Партизанский отряд тов. Ч., действующий в приазовских районах, на-днях уничтожил 6 рыбацких шаланд, на которых немцы перевозили мины, и 37 автомашин с боеприпасами. Смело действует партизанский отряд, организованный председателем колхоза тов. М. По дороге к пункту М. следовала транспортная колонна противника. Напав на эту колонну, отряд уничтожил 45 немецких автомашин с боеприпасами и обмундированием. Затем этот же отряд уничтожил 19 немецких солдат, прибывших в село забирать хлеб у населения. В соседнем селе партизанский отряд тов. Л. в одну ночь уничтожил 61 фашиста, в том числе 11 офицеров. 28 ноября разведка донесла, что неподалеку расположился отряд немецких автоматчиков. Партизанский отряд тов. А. немедленно вступил с ними в бой. Уничтожив 60 автоматчиков, партизаны обратили остальных в бегство. Отряд тов. К. установил, что по дороге к станции движется обоз противника в сопровождении немецких пехотинцев. Партизаны устроили засаду. Подпустив немцев на близкое расстояние, отряд открыл пулеметный огонь. Убито 30 немецких солдат, уничтожено 20 подвод, 53 лошади.



Недавно на одном из участков Ленинградского фронта взята в плен группа немцев. Солдат 22 пехотного полка 1 пехотной дивизии Отто Шульц заявил, что его полк из-за больших потерь был расформирован и влит в 1 и 43 пехотные полки. Роты этих двух полков стали насчитывать по 150 человек личного состава. Однако за последнюю неделю 43 полк понес большие потери, и в ротах его осталось всего лишь по 80-90 человек. Солдаты, несмотря на наступившие зимние холода, одеты в летнее обмундирование. Все чаще случаи обмораживания. Недавно рота получила из Германии 50 пар лыж. Однако солдаты ходить на лыжах не могут. Солдат 22 пехотного полка Франц Гляикснер сообщил: «За 8 дней пребывания на передовых позициях 5 рота, состоящая из 180 человек, потеряла свыше 60 процентов всего состава, в том числе командира роты и взводного офицера. Потери в других ротах еще больше. Особенно большой урон понесли парашютные части, в ротах которых осталось по 9-12 человек».



Наши части, действующие на одном из участков Западного фронта, за один день боев с противником захватили 8 немецких танков, 10 орудий, 48 пулеметов, 100 автомашин, 120 автоматов и склад боеприпасов. На другом участке фронта кавалеристы тов. Белова за несколько дней боев захватили 50 танков, 40 орудий, 2.000 автомашин, 100 мотоциклов и много других трофеев.



Наши бойцы в бою с противником на одном из участков Юго-Западного фронта захватили 11 орудий, 7 минометов, 37 пулеметов, 114 повозок с имуществом, много винтовок и автоматов. Части тт. Богдасарова и Козина захватили 32 пулемета, 10 минометов и другие трофеи.



Геройский подвиг совершил красноармеец тов. Сыплецов. В бою с противником он поджег бутылками с горючей жидкостью 2 немецких танка, уничтожил гранатами пулеметное гнездо вместе с расчетом и истребил 10 немецких солдат.



Партизаны Калининской области успешно уничтожают транспорты германской армии. Партизанский отряд тов. К. атаковал на-днях немецкий санный обоз. В руки партизан попали 3 тысячи консервных банок, 5 бочек спирта, 220 пар валенок, 300 полушубков. Как выяснилось, валенки и полушубки немецкие захватчики отобрали у крестьян окрестных деревень. Партизаны-лыжники из отряда тов. С. атаковали ночью землянки немцев недалеко от фронта. Бесшумно сняв часового, закутанного в женские платки, партизаны забросали землянки гранатами и обстреляли немцев из автоматов. Услышав взрывы гранат и треск автоматов, немцы послали к месту происшествия роту солдат. Бойцы боевого охранения партизан встретили их огнем из пулеметов и автоматов. Фашистская пехота вынуждена была отступить. При отступлении немцы попали под огонь своих же частей, которые, боясь окружения, начали стрелять из минометов и орудий. В результате лихого налета партизан немецкие захватчики потеряли убитыми и ранеными около 200 солдат.



Наши части, действующие на Южном фронте, захватили в плен большое количество немецких солдат. Показания пленных свидетельствуют о том, что даже среди отборных гитлеровских войск в связи с затяжным характером войны и огромными потерями началось глухое брожение. Пленный солдат 7 роты полка СС «Адольф Гитлер», член гитлеровской организации молодежи Эрих Горвиг сообщил следующее: «Наш полк, который состоит из одних добровольцев, понес большие потери. В 7 роте из 200 с лишним солдат осталось 43 человека. Настроение солдат всегда было бодрое и воинственное, но за последнее время оно резко снизилось. Наступили холода, а зимнего обмундирования нет, питание ухудшилось, солдаты завшивели, полк несет большие потери — все это очень действует на солдат. Они начинают все больше выражать недовольство. Партизаны не давали нам покоя. В Таганроге они недавно взорвали немецкую комендатуру...». Старший ефрейтор 11 роты 178 пехотного полка 76 пехотной дивизии Вильгельм Крайзе рассказал: «Беспрерывные перебои в снабжении вызывают нарекания и возмущение солдат. Очень много больных, медикаментов нет. Растет неприязнь солдат к офицерам. Командир 9 роты обер-лейтенант Лилиенталь особенно жестоко обращался с солдатами. Недавно на привале Лилиенталь отошел в сторону и присел отдохнуть. Вскоре раздался выстрел, и офицер свалился. Врач установил, что Лилиенталь убит выстрелом в затылок». // Совинформбюро.

________________________________________________
Облик фашистского бандита** ("Красная звезда", СССР)
Фашистский солдат* ("Правда", СССР)
И.Эренбург: Хуже зверей ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Пауки в банке ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Фрицы о фрицах ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Варвар под Ленинградом* ("Красная звезда", СССР)
Л.Копелев: Немецкие офицеры в плену* ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Облик фашистской армии* ("Красная звезда", СССР)
Венерические болезни в немецкой армии ("Красная звезда", СССР)
Солдат блицкрига - был да весь вышел? ("The New York Times", США)
Система оболванивания в германской армии ("Красная звезда", СССР)
О моральном облике гитлеровского офицера* ("Красная звезда", СССР)
Моральное состояние гитлеровского солдата* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №294 (7670), 13 декабря 1941 года
Tags: 1941, А.Кузнецов, Евгений Петров, Москва, Совинформбюро, газета «Известия», декабрь 1941, зима 1941, советские военнопленные
Subscribe

Posts from This Journal “1941” Tag

  • Признания врага

    « Правда» №256, 15 сентября 1941 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Радиоперекличка трех городов. — У микрофона — Ленинград, Киев, Москва (1 сгр.).…

  • Э.Виленский. Неизвестный моряк

    Э.Виленский || « Известия» №216, 12 сентября 1941 года СЕГОДНЯ В ГАЗЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. Указы Президиума Верховного Совета СССР. О…

  • Военные комиссары в боях за родину

    А.Лобачев || « Известия» №204, 29 августа 1941 года СЕГОДНЯ В ГА3ЕТЕ: ПЕРВАЯ СТРАНИЦА. От Советского Информбюро. ВТОРАЯ СТРАНИЦА. На фронтах…

  • К оружию, славяне! Разгромим фашистских угнетателей!

    В.Одинцов || «Литературная газета» №33, 20 августа 1941 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. ПЕРЕДОВАЯ. Место литератора в отечественной войне. ОТ…

  • Б.Лапин. 3.Хацревин. Когда идет бой…

    Б.Лапин, 3.Хацревин || « Красная звезда» №186, 9 августа 1941 года Наши отцы и братья самоотверженной борьбой с помещиками и капиталистами…

  • Голос Сталина

    И.Сельвинский || «Литературная газета» №27, 6 июля 1941 года Все наши силы — на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного…

  • Б.Лавренев. У обломков фашистского самолета

    Б.Лавренев || «Ленинградская правда» №158, 5 июля 1941 года Создадим могучее Народное ополчение, поднимем на отечественную войну с германским…

  • Фашизм будет разбит!

    « Правда» №179, 30 июня 1941 года Могучий советский народ показывает образцы героизма, настойчивости, большевистской стойкости на фронте и в…

  • За родину, за Сталина!

    Ф.Гладков || « Литературная газета» №26, 29 июня 1941 года От края и до края всколыхнулась необ'ятная Советская страна. Народы СССР поднялись на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment