Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Нобелевский комитет выбрал не того русского

А.М. Розенталь (A.M. Rosenthal), "The New York Times", США.



Статья опубликована 16 октября 1990 года.



Михаил ГорбачевНесомненно, в этом году Нобелевский комитет должен был оценить по достоинству борцов за мир из СССР – вот только выбрал он не того русского. Вот небольшой список советских граждан, бесспорно заслуживавших Премии мира: Руслан Кетенчиев, Богдан Климчак, Леонид Лубман, Александр Голдович, Михаил Казачков, Арсен Лолашвили, Валерий Смирнов, Владимир Анищенко. Все они провели немало лет в заключении, испытав на себе всю жестокость коммунистических тюрем. Как раз в это время Михаил Горбачев делал партийную карьеру, делая все для укрепления советской системы.

Выяснилось, однако, что эта система настолько злонамеренна, коррумпирована и ненавистна народу, что ни он, ни его коллеги из Политбюро не в силах ее спасти – здесь не поможет ни армия, ни полиция, ни КГБ, ни репрессивные законы, по которым перечисленных выше людей и миллионы других политзаключенных отправляли в ГУЛаг.

Поэтому Горбачев «открыл окна», чтобы впустить на просторы страны свежий воздух – это было мудрое решение, изменившее ход истории. Но вместо легкого ветерка, на который он рассчитывал, над Советским Союзом разразился ураган, сотрясавший до основания все здание коммунистического строя и в его оплоте, и в порабощенных странах Восточной Европе, пока оно не начало рушиться. Горбачев – несомненно, важная фигура в советской истории, хотя иностранцы ценят его куда выше, чем соотечественники, долгие часы простаивающие в очередях у пустых магазинных прилавков.

Все вышесказанное – не аргументы против признания заслуг Горбачева, а скорее возглас протеста, продиктованный горечью из-за того, что прежде него этой чести не удостоились подлинные герои борьбы за мир. Речь идет, конечно, о советских гражданах, брошенных в тюрьмы за участие в революционной борьбе против той самой системы, что Горбачев тщетно пытается спасти.

В 1975 г. Нобелевскую премию мира получил знаменитый советский диссидент Андрей Сахаров. Но трудная борьба за свободу в Советском Союзе продолжалась. И в нынешнем году у Нобелевского комитета была идеальная возможность продолжить традицию, отдав коллективную дань уважения миллионам людей, пожертвовавших ради этой борьбы годами жизни, а то и головой – людей, чьи имена известны лишь их родным и тюремщикам.

Иностранцы изумляются – как быстро меняется Советский Союз при Горбачеве! Однако его реформам способствовали узники ГУЛага: ведь именно они сказали советскому народу и всему миру правду о коммунистической системе. Но победа пришла к ним не сразу – на это потребовалось более полувека.

Людей, чьи имена перечислены выше, я выделил из миллионов других, прошедших через ГУЛаг, или упокоившихся навеки в безымянных могилах, по причинам личного свойства.

Как-то вечером в декабре 1988 г., я сидел в гостиничном номере в уральском городе Перми: по телевизору транслировалось выступление Горбачева в ООН. Он сказал: в Советском Союзе больше нет политзаключенных. Но на следующее утро я побывал в ИТК «Пермь-35» — лагере в четырех часах езды от города. Там по-прежнему находились те, кого я перечислил, и другие политзаключенные.

Сегодня почти все они вышли на свободу; тюрьмы, правда, не опустели – там теперь сидят заключенные из республик, пытающихся выйти из состава СССР. Большинство прежних узников ГУЛага и сегодня борются с Горбачевым – в том числе из депутатских кресел в парламентах освобождающихся республик.

Михаил Казачков, однако, до сих пор остается за решеткой. Думаю, он разгневал кого-то в КГБ, когда пытался поговорить со мной через окно «санчасти», где его и других «непокорных» заключенных заперли на время моего визита.

Горбачеву следует поставить в заслугу то, что он ускорил конец ГУЛага – но лишь после того, как начала рушиться коммунистическая система в целом. Недаром все освобожденные заключенные, с которыми мне довелось говорить, в один голос утверждают: да, мы рады оказаться на воле, но благодарить за это Горбачева или любого из тех, кто служил системе? Нет уж извините – премий не будет.

Эти люди боролись против системы и заплатили за это годами, проведенными за решеткой. Горбачев, при всех его достижениях, по-прежнему пытается сохранить то, что от нее осталось.

Сейчас в США находятся с визитом депутаты парламента Российской республики. Они хотят донести до американцев всю серьезность проблемы продовольственного дефицита, с которой сталкиваются их соотечественники. Помогите нам, просят они, но только направляйте продукты непосредственно в города отделяющихся республик. Ради свободы нашего народа, не распределяйте эту помощь через дышащий на ладан союзный Центр во главе с Горбачевым.

Присуждение Нобелевской премии всем борцам против коммунистического строя было бы не просто наградой, не просто денежной суммой. Оно могло бы приблизить наступление новой эпохи – и люди в СССР, наверно, быстрее перестали бы голодать.

Поэтому я поднимаю бокал за узников «Перми-35» и тысяч других лагерей, где нашли свою смерть множество мужчин и женщин. Они завоевали самый главный «приз» — свободу.

________________________________________
Великая словесная война ("Time", США)
Пропагандистское соревнование ("Time", США)
'Внуки революции' к ней охладели ("Time", США)
Горбачев – парадоксальный творец перемен ("Time", США)
Брежнев умер, но его политика будет жить ("The Guardian", Великобритания)
Реформатор, которому пришлось пожинать бурю ("Gazette de Lausanne", Швейцария)
Tags: 1990, «the new york times», Михаил Горбачев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments