Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Лицом к лицу

«Красная звезда», 7 августа 1942 года, смерть немецким оккупантамА.Сурков || «Красная звезда» №184, 7 августа 1942 года

Воин Красной Армии! Свято выполняй сталинский наказ: «...Отстаивать каждую пядь советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу».



# Все статьи за 7 августа 1942 года.



«Красная звезда», 7 августа 1942 года

Посреди широкой, иссеченной оврагами степи стрелок Иван Твердохлебов выкопал себе круглую, глубокую яму, называемую «ласточкиным гнездом». Пахучими стеблями чабреца и полыни он прикрыл влажные комья жирной земли, чтобы не видно было ни с земли, ни с воздуха.

Закончив работу, Твердохлебов сел на край ямы и разулся. Давно пора было перемотать портянки и проветрить ноги, вспотевшие от долгой ходьбы и трудной землекопной работы.

Едва осязаемый степной ветерок приятно щекотал голые ступни, сушил на лице капельки пота. Твердохлебов, прищурясь, смотрел в небо. Освещенное клонящимся к закату солнцем, небо было забито белой ватой почти неподвижных облаков. В синюю его глубину ввинчивались по спирали узкокрылые стремительные копчики. Совсем высоко, под самыми облаками, парили серые степные орлы, опираясь неподвижными крыльями на неподвижный, густой от зноя воздух.

Твердохлебов осмотрелся по сторонам. Слева и справа от себя он увидел товарищей в свежеотрытых окопах и «ласточкиных гнездах». Стрелки хлопотливо прилаживали к бойницам рвов винтовки, ручные пулеметы и длинные, голенастые противотанковые ружья. На их касках и пилотках увядала светлозеленая полынь. Вокруг Твердохлебова и его товарищей лежала степь, бескрайная и безлюдная, наполненная ритмическим покачиванием махровых метелок травы и опушенных цветением ржаных колосьев. Твердохлебов напряг слух и не различил никаких звуков, кроме мерного, убаюкивающего шелеста степных трав и злаков.

В эту музыку мира и благодати вплелось далекое, едва уловимое слухом жужжание. Оно разрасталось с каждым мгновением, быстро заполняя собой небо и степь. Оно двоилось, то будто возникая из земной глубины, то прорываясь в голубые окна между облаками.

Твердохлебов тряхнул головой, как бы прогоняя сон, торопливо намотал на ноги не успевшие провялиться портянки и обулся.

— Начинается!

Спрыгнув в жерло «ласточкиного гнезда», Твердохлебов удобно положил на возвышающийся край ямы автомат, вынул из сумки две бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью и поставил их у ног. Соседи справа и слева делали то же самое.

Чтобы выдохнуть распирающий легкие воздух, Твердохлебов помахал рукой в сторону соседа слева и срывающимся голосом прокричал, показывая на небо:

— Держись, Кирин. Начинается музыка.

От выкрика, от выдохнутого воздуха он почувствовал облегчение и прямо взглянул по направлению нарастающего гула.

С запада на фоне розовато-золотых облаков наметились быстро растущие черные точки. Сначала они плыли правильными треугольниками, потом стали вытягиваться в длинную цепочку.

— На боевой курс ложатся, будет сейчас звон, — громко сказал Твердохлебов, ни к кому не обращаясь.

Восемнадцать боевых машин, опоясав край неба отлогой полудугой, заходили на цель, прерывисто воя своими тридцатью шестью моторами. Вслушиваясь в этот вой, Твердохлебов вспомнил: «Вот так пурга гудет ночью у нас, в Прииртышьи». Вспомнил и почувствовал, как неистово колотится о ребра сердце. Облизнул языком губы. Они были сухи и шершавы.

Сначала нестройно, потом все гуще и стройнее навстречу приближающимся самолетам ударили скорострельные пушки и зенитные пулеметы.

Белые облачка разрывов и едва видимые трассы пулеметных очередей заполнили пространство между самолетами. Когда головной «Юнкерс», поровнявшись с линией обороны, под острым углом ринулся в пике, и в вой моторов впился пронзительный визг падающих бомб, Твердохлебов присел на дно окопчика, глубоко вобрав голову в плечи. Лоб коснулся стенки «ласточкиного гнезда». От прикосновения к влажной, прохладной земле стало легче дышать.

Не двигаясь, не поднимая головы, Твердохлебов сидел на дне ямы, слушая страшную, рвущую барабанные перепонки, музыку воздушной бомбардировки. Земля стонала и колотилась, как в лихорадке. Твердохлебов чувствовал себя в яме, как в люльке зыбких ярмарочных качелей. Комья чернозема, взвихренные воздушными волнами, сыпались сверху, забиваясь за ворот. Было страшно поднять голову, но еще страшнее было сидеть неподвижно в черном жерле ямы. Огромным усилием воли Твердохлебов заставил себя привстать. В голубом круглом окошке неба прямо над собой он увидел самолет. Вот он почти поровнялся с ямой и круто пошел вниз. Не думая, не рассуждая, Твердохлебов схватил автомат, упер приклад в ключицу, и когда от самолета отделились черными продолговатыми каплями бомбы, пустил навстречу растущему вою длинную очередь.

Бомбы разорвались совсем рядом. Самолет выходил из пике. Очевидно, пули твердохлебовского автомата прошли стороной или высота была слишком велика, чтобы автоматные пули могли причинить вред машине. Но движение было сделано, и теперь уже ни вой бомб, ни грохот разрывов не могли вбить осмелевшего стрелка в черную глубину ямы. Вместе с десятками других товарищей он высунул из ямы голову и следил за эволюциями идущих на очередной заход вражьих машин, полный гневной и мстительной решимости — ковырнуть пулей нахального пикировщика. И когда на третьем заходе два бомбардировщика, охваченные пламенем, рухнули вниз, он, забыв об опасности, по пояс высунулся из ямы и, размахивая автоматом, кричал вместе с другими:

— Ура! Подковали гада... Подковали...

Еще пикировщики не очистили небо над линией обороны, когда со сверлящим свистом прилетел и разорвался первый снаряд огневого налета. За первым второй, третий, четвертый. Сотни снарядов черной пеной взбили землю на узком пространстве, занятом зарывшимися в землю стрелками. От свиста снарядов и дробного воя разлетающихся осколков Твердохлебов вновь присел на дно ямы. От тьмы и сырости, от гнетущего одиночества заныло сердце. Чтобы обмануть нервы, он стал считать, как считают люди во время бессонницы:

— Раз, два, три, четыре, пять...

Сколько раз повторил Твердохлебов этот пятерочный счет, ни он, никто другой не скажут. Только может быть на двухсотом повторе его подбросило вверх, как пружиной.

Привычный слух стрелка уловил приближавшийся рев танковых моторов. Этот рев предвещал начало главного.

Склоняющееся к западу солнце ударило лучами прямо в глаза и на короткое мгновение ослепило. Когда оранжевые круги разошлись, Твердохлебов увидел поле, изрытое и обезображенное десятками бомбовых и снарядных воронок. Чуть приметными бугорками выделялись над блеклыми стеблями маскировочной травы каски товарищей. Железная буря прошла над головами, а головы уцелели и упрямо тянулись к солнцу, к жизни, к борьбе.

От близости и нерушимой твердости этих зеленых бугорков веяло незримым ветерком спокойствия и твердости. Уже не колеблясь, Твердохлебов взглянул вперед.

Тупорылая, подслеповатая бронированная смерть надвигалась на окопы, приседая в рытвинах, приминая траву плоскими ребристыми лапами.

Танки шли быстро, с неширокими интервалами. Земля вокруг них фонтанила разрывами снарядов противотанковой артиллерии. Уже около десятка смертельно раненых машин застыло на месте. Некоторые горели, окутанные пеленой черного дыма, пробиваемой косматыми клочьями пламени. Сквозь завесу расстилающегося дыма Твердохлебов увидел на танках второй линии фигуры немецких автоматчиков. Автоматчики сидели, низко пригнувшись к броне, как бы желая втиснуться в массивную толщу стали. За танками бежали, стреляя с хода, солдаты.

От зрелища пылающих вражьих машин, от близкого, уже совсем физического ощущения человечьих фигур, блуждающих в дыму и железной чаще идущих танков, каждая мышца стрелка налилась упрямой силой жизни. Руки сами потянулись к автомату. Глаз, пристально наметив первую цель, повел в ее сторону черный столбик мушки.

Короткая очередь частыми нервными толчками вбилась в плечо лихорадкой отдачи. Твердохлебов хлестнул очередью пошире. Все движения приобрели нужную резкость и точность. Пришло то невозмутимое спокойствие крайнего напряжения, которое обретают сильные душой люди перед лицом неотвратимой опасности.

Твердохлебов переступил с ноги на ногу, выбирая локтями прочную точку опоры. Слабый стеклянный звон напомнил о бутылках с горючим. Напоминание было как раз кстати. Темная масса среднего танка, вращающего башней с коротким стволом пушки, вплотную наползла на твердохлебовскую яму.

Стрелок крепко сжал пальцами правой руки горлышко бутылки, откинулся всем корпусом направо и назад, сильным рывком бросил бутылку навстречу танку. И как раз в это время сильный толчок в плечо бросил его на дно «ласточкиного гнезда». Автомат свалился на голову, и настала долгая, ревущая и урчащая тьма.

Ребристые гусеницы не замеченного Твердохлебовым другого танка, визжа и скрежеща, растирали чернозем над его головой. Влажные комья земли сыпались на каску, на плечи, забивали пространство между телом и стенками ямы. Твердохлебову показалось, что время остановилось, что все железо мира навалилось нестерпимой своей тяжестью на его тело, и тяжесть эта гнетет, продавливая череп, расплющивая позвонки. Вязкая земля забила рот, обступила со всех сторон, запирая дыхание. Почудилось Твердохлебову, что металл гусениц коснулся каски и прогрызает ее, как крупная нарезка широкой слесарной пилы.

Оглушенный, задушенный, почти лишившийся сознания, сидел стрелок на дне засыпанной ямы, крепко сжимая пальцами правой руки горлышко последней бутылки.

— Конец! Конец! Конец!

И вдруг стало легче. Повинуясь инстинкту противоборства, Твердохлебов нечеловеческим напряжением всех мышц тела протиснулся сквозь месиво рыхлой земли, поднялся в рост над черной воронкой изуродованного «ласточкиного гнезда» и, падая вниз лицом, скорее чутьем, чем зрением опознав черное пятно отползающего танка, швырнул ему вслед бутылку.

— Н-на тебе! Н-на!..

Как встал над танком столб жаркого пламени, как рвались баки с горючим, как, корежа массивную сталь броневого покрытия, рвались внутри танка снаряды боекомплекта, — Твердохлебов не видел и не слышал. Он лежал вниз лицом, раскинув руки, будто рухнувшая наземь большая, тяжелая птица. Из уголка сухих, потрескавшихся губ проступала пузырьками кровянистая пена. Сквозь крепко стиснутые пальцы его рук сочилась мякоть рыхлого чернозема.

Когда Твердохлебов пришел в себя, синие летние сумерки, тронутые легкой дымкой тумана, застилали горизонт. На поле боя было пустынно и тихо. Только кое-где, чадя, дымились изувеченные немецкие танки. Над легкими запахами степных трав навис смрад горелого металла и мяса.

Черный от копоти бронебойщик Кирин взял Твердохлебова под руку и подвел к обезображенному, обугленному трупу среднего танка. Твердохлебов с трудом держался на ногах. Боясь, что товарищ вновь впадет в беспамятство, Кирин насильно втиснул в рот Твердохлебова горлышко фляжки.

— На, пей. Пей, тебе говорю, еловая голова. Я с твоей башки еле каску снял, аж по брови втиснулась. Ну, вот, легче стало. Ведь я же говорил. Вода — она человеку жизнь дает. А теперь любуйся на крестника — здорово ты его разделал... Теперь сюда смотри — этого мы с тобой на пару подковали. Прыткий был, горит, а вперед прет. Я его двумя прямыми... Присел!..

— Кто присел? Где присел?..

Твердохлебов повел бровями и ощутил ноющую боль в голове. В ушах звенело. Тошнота подкатывалась к горлу. Слова Кирина доходили откуда-то издалека, как будто из-под земли.

— Да я ж тебе толкую, еловая голова, что этого вот ты спалил, а того мы с тобой на пару... Понял?

На этот раз Твердохлебов понял.

— Так этого значит я, а того мы оба… Вот здорово! А ты не шутишь, Кирин?..

Тряхнул головой, выпрямил плечи. Чего-то нехватало. Привычная тяжесть не давила плечо. Заторопился, заволновался:

— Постой. Постой. А где же автомат! Ведь у меня автомат был...

И, шатаясь, пошел к развороченному «ласточкиному гнезду». //Алексей Сурков. НА ДОНУ. (Спец. корр. «Красной звезды»).


**************************************************************************************************************************************************
БРЯНСКИЙ ФРОНТ. Немецкие солдаты сдаются в плен нашим войскам.


Снимок нашего спец. фотокорр. В.Темина
«Красная звезда», 7 августа 1942 года

☆ ☆ ☆

07.08.42: Пример упорной и стойкой борьбы ("Красная звезда", СССР)
07.08.42: Обрушить на врага всю мощь советского оружия ("Известия", СССР)
07.08.42: Н.Кавская: Лагерь смертников || «Известия» №184, 7 августа 1942 года

06.08.42: Запомни и отомсти! ("Красная звезда", СССР)
06.08.42: И.Эренбург: Когда фрицы психуют ("Красная звезда", СССР)
06.08.42: Г.Бровман: Судьба одной немецкой дивизии ("Известия", СССР)
06.08.42: А.Булгаков: Фашистские людоеды || «Известия» №183, 6 августа 1942 года

05.08.42: А.Толстой. Смерть рабовладельцам! ("Красная звезда", СССР)**
05.08.42: К.Симонов: Воля командира ("Красная звезда", СССР)
05.08.42: Фашистский лагерь смерти в Бергене ("Красная звезда", СССР)*
05.08.42: Т.Белик: Судьба норвежских наемников Гитлера ("Красная звезда", СССР)
05.08.42: Преградить дорогу врагу! || «Правда» №217, 5 августа 1942 года

04.08.42: Железный закон дисциплины || «Красная звезда» №181, 4 августа 1942 года
04.08.42: Кровавый разгул фашистов в Бобруйске ("Красная звезда", СССР)
04.08.42: Остановить врага! || «Известия» №181, 4 августа 1942 года
04.08.42: А.Довженко: Великое товарищество ("Известия", СССР)**
04.08.42: М.Гахонидзе: Сыны Грузии на войне || «Правда» №216, 4 августа 1942 года

03.08.42: А.Толстой: Ни шагу назад! || «Правда» №215, 3 августа 1942 года
03.08.42: М.Сиволобов: Палачи || «Правда» №215, 3 августа 1942 года
03.08.42: Защищать каждый рубеж до последней возможности! || «Правда» №215, 3 августа 1942 года

02.08.42: Н.Тихонов: Рынок невольников ("Красная звезда", СССР)
02.08.42: И.Эренбург. Проклятое семя ("Красная звезда", СССР)
02.08.42: Обвинительный акт против фашистских палачей ("Красная звезда", СССР)**
02.08.42: Н.Тихонов: Ни шагу назад! || «Известия» №180, 2 августа 1942 года
02.08.42: Т.Стросс: Прелюдия к битве* ("The New York Times", США)

01.08.42: Запомни и отомсти! ("Красная звезда", СССР)
01.08.42: И.Эренбург. На рубеже ("Красная звезда", СССР)
01.08.42: А.Довженко: Ночь перед боем ("Красная звезда", СССР)
01.08.42: Упорно защищать каждую позицию ("Красная звезда", СССР)
01.08.42: Б.Горбатов: Пядь родной земли || «Правда» №213, 1 августа 1942 года
01.08.42: Мужество, стойкость, дисциплина || «Литература и искусство» №31, 1 августа 1942 года
01.08.42: В.Мичурина-Самойлова: Ненависть в моем сердце || «Литература и искусство» №31, 1 августа 1942 года
01.08.42: В.Шквариков, А.Михайлов: Боевая задача художников || «Литература и искусство» №31, 1 августа 1942 года


Июль 1942:

31.07.42: Постоим за Родину, как Суворов, Кутузов, Александр Невский! ("Красная звезда", СССР)
31.07.42: К.Симонов: В башкирской дивизии + А.Твардовский. Отречение ("Красная звезда", СССР)**
31.07.42: М.Леснов: Что рассказывают польские перебежчики || «Красная звезда» №178, 31 июля 1942 года
31.07.42: М.Галактионов: Роль русского фронта в первой мировой войне ("Красная звезда", СССР)
31.07.42: С.Сергеев-Ценский: Сад пыток* || «Известия» №178, 31 июля 1942 года
31.07.42: Мужественный образ наших великих предков || «Правда» №212, 31 июля 1942 года
31.07.42: Огонь по детоубийцам! || «Правда» №212, 31 июля 1942 года

30.07.42: Стойко защищать родную землю! ("Красная звезда", СССР)**
30.07.42: С.Дангулов: Вассальный сброд в воздухе ("Красная звезда", СССР)
30.07.42: Б.Полевой: Человек с противотанковым ружьем || «Правда» №211, 30 июля 1942 года
30.07.42: Железная дисциплина, выдержка, стойкость - залог нашей победы || «Правда» №211, 30 июля 1942 года
30.07.42: Россия и ее союзники ("Gazette de Lausanne", Швейцария)

29.07.42: И.Эренбург: Остановить! ("Красная звезда", СССР)**
29.07.42: Н.Тихонов: Ленинград в июле ("Красная звезда", СССР)
29.07.42: З.Вейнбергер: В Киеве, на Крещатике ("Известия", СССР)
29.07.42: Вс.Вишневский: Во имя Родины ("Известия", СССР)
29.07.42: И.Эренбург: За жизнь! || «Правда» №210, 29 июля 1942 года
29.07.42: Л.Соболев: Морская душа || «Правда» №210, 29 июля 1942 года

28.07.42: И.Эренбург: Судьба России ("Красная звезда", СССР)**
28.07.42: Русская девушка в Кельне ("Красная звезда", СССР)
28.07.42: Истребляй гитлеровцев!* || «Известия» №175, 28 июля 1942 года
28.07.42: Отбить натиск врага! || «Правда» №209, 28 июля 1942 года
28.07.42: Д.Бирюков: Я видел это. Я мщу! || «Правда» №209, 28 июля 1942 года
28.07.42: Я.Цветов: Гитлеровские грабители на Дону || «Правда» №209, 28 июля 1942 года

27.07.42: Л.Ганичев: Боевое содружество || «Правда» №208, 27 июля 1942 года

26.07.42: Н.Шванков: В верховьях Волги ("Красная звезда", СССР)**
26.07.42: А.Штепенко: Курс на Кенигсберг ("Красная звезда", СССР)
26.07.42: А.Довженко: В грозный час* ("Известия", СССР)**
26.07.42: Вс. Вишневский: Традиции русских моряков ("Известия", СССР)
26.07.42: Фашистские зверства в Смоленщине || «Известия» №174, 26 июля 1942 года
26.07.42: Бейте врага насмерть, доблестные воины флота! || «Правда» №207, 26 июля 1942 года

25.07.42: От Севера до Юга ("Красная звезда", СССР)**
25.07.42: Н.Тихонов: Ненависть* ("Красная звезда", СССР)
25.07.42: А.Довженко: Народные рыцари* ("Известия", СССР)**

24.07.42: И.Эренбург: Убей! ("Красная звезда", СССР)**
24.07.42: П.Павленко: Минная рапсодия ("Красная звезда", СССР)

23.07.42: И.Эренбург: Время ("Красная звезда", СССР)**
23.07.42: Долг командира || «Красная звезда» №171, 23 июля 1942 года
23.07.42: Дикие зверства гитлеровцев во вновь оккупированных районах ("Красная звезда", СССР)
23.07.42: Что несут гитлеровцы советскому народу || «Правда» №204, 23 июля 1942 года

22.07.42: Награждение 28 павших героев || «Красная звезда» №170, 22 июля 1942 года

21.07.42: Уничтожать вражескую авиацию! ("Красная звезда", СССР)
21.07.42: Я.Милецкий: "Пропавшие без вести" || «Красная звезда» №169, 21 июля 1942 года
21.07.42: А.Кривицкий, П.Крайнов: Немецкие "порядки" в Курской области ("Красная звезда", СССР)**

20.07.42: М.Печерский: В бою || «Правда» №201, 20 июля 1942 года

19.07.42: На Юге ("Красная звезда", СССР)**
19.07.42: И.Эренбург: Россошь ("Красная звезда", СССР)
19.07.42: Й.Геббельс: О так называемой русской душе («Das Reich», Германия)
19.07.42: Физическая закалка для сражений и труда ("Известия", СССР)

18.07.42: Бить врага наверняка || «Правда» №199, 18 июля 1942 года
18.07.42: И.Эренбург: Сильнее смерти ("Красная звезда", СССР)
18.07.42: Р.Паркер: В испытаниях войны || «Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 года
18.07.42: В.Сурин: Год работы фронтовых бригад || «Литература и искусство» №29, 18 июля 1942 года

17.07.42: В.Радкевич: Витебск - город смерти ("Красная звезда", СССР)**
17.07.42: И.Эренбург: Угроза || «Красная звезда» №166, 17 июля 1942 года*
17.07.42: А.Кривицкий, А.Поляков: На Дону ("Красная звезда", СССР)
17.07.42: Всю мощь огня танков против врага! ("Красная звезда", СССР)
17.07.42: Стойкость и железное упорство — непременное условие победы || «Правда» №198, 17 июля 1942 года

16.07.42: М.Вольф: Фашистская система развращения молодежи ("Красная звезда", СССР)
16.07.42: И.Эренбург: Трудный путь || «Красная звезда» №165, 16 июля 1942 года*

15.07.42: Упорно и стойко отражать атаки врага ("Красная звезда", СССР)
15.07.42: Э.Виленский: Смерть зверю!*|| «Известия» №164, 15 июля 1942 года
15.07.42: А.Боровский: По деревням, где бесчинствуют немцы || «Красная звезда» №164, 15 июля 1942 года
15.07.42: А.Мацкин, А.Шаров: Хозяйничанье гитлеровских мерзавцев на Украине || «Правда» №196, 15 июля 1942 года

14.07.42: Фашистский плен хуже смерти ("Красная звезда", СССР)**
14.07.42: И.Эренбург: Отечество в опасности ("Красная звезда", СССР)*
14.07.42: П.Никитин: Настигни зверя и убей!* ("Известия", СССР)***

13.07.42: Б.Полевой: Контратаки наших войск || «Правда» №194, 13 июля 1942 года
13.07.42: Роммель Африканский ("Time", США)

12.07.42: И.Эренбург: Орда на Дону ("Красная звезда", СССР)

11.07.42: Ненависть к врагу || «Правда» №192, 11 июля 1942 года
11.07.42: И.Эренбург: Дон зовет ("Красная звезда", СССР)**
11.07.42: Р.Кармен: Ленинградские кинохроникеры || «Правда» №192, 11 июля 1942 года
11.07.42: К.Симонов: Военный корреспондент || «Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года
11.07.42: Л.Русланова: Три встречи || «Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года

10.07.42: Е.Миронова: В маленьком городке. Свадьба ("Красная звезда", СССР)
10.07.42: Р.Моран: Подвиг великого города ("Красная звезда", СССР)
10.07.42: Б.Галин: Девятая рота ("Красная звезда", СССР)

09.07.42: Е.Петров: Прорыв блокады ("Красная звезда", СССР)

08.07.42: В оккупированных районах ("Красная звезда", СССР)
08.07.42: И.Эренбург: Отобьем! ("Красная звезда", СССР)*
08.07.42: Л.Кассиль: Четверо немцев* ("Известия", СССР)**
08.07.42: Б.Лавренев: Школа зрелости* ("Известия", СССР)*
08.07.42: Т.Тэсс: Танкисты || «Известия» №158, 8 июля 1942 года
08.07.42: С.Сергеев-Ценский: Севастопольцы || «Правда» №189, 8 июля 1942 года
08.07.42: Е.Кононенко: Девочка в беседке || «Правда» №189, 8 июля 1942 года

07.07.42: И.Эренбург: Сердце человека || «Красная звезда» №157, 7 июля 1942 года
07.07.42: Зверства гитлеровских извергов над ранеными красноармейцами ("Красная звезда", СССР)
07.07.42: Победа не приходит сама — ее притаскивают ("Красная звезда", СССР)
07.07.42: Ф.Октябрьский: Беззаветный героизм севастопольцев зовет нас на новые подвиги || «Правда» №188, 7 июля 1942 года

Газета «Красная Звезда» №184 (5248), 7 августа 1942 года
Tags: Алексей Сурков, август 1942, газета «Красная звезда», лето 1942
Subscribe

Posts from This Journal “август 1942” Tag

  • Вспомни!

    Е.Кононенко || « Правда» №235, 23 августа 1942 года Боец Красной Армии! Немец несет тебе, твоей матери, отцу, брату, сестре, детям, друзьям…

  • Илья Эренбург. Вавилон

    И.Эренбург || « Красная звезда» №206, 2 сентября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР 1018 мужественных партизан награждены…

  • Стойко отражать атаки с воздуха

    « Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года «Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов. # Все статьи…

  • Налет на Берлин

    А.Павлов, Л.Шершер || « Правда» №243, 31 августа 1942 года Советская промышленность завершает август новыми успехами в производстве боевой…

  • Только документы

    И.Осипов || « Известия» №204, 30 августа 1942 года Самоотверженная работа во имя победы над врагом — священный долг советского человека. Будем…

  • Николай Тихонов. Ленинград в августе

    Н.Тихонов || « Красная звезда» №204, 30 августа 1942 года «Кто вперед идет, тому одна пуля роковая, кто назад бежит, тому десять вслед».…

  • Слава — герою, презрение — трусу!

    « Правда» №241, 29 августа 1942 года В ожесточённых боях за нашу Родину советские моряки покрыли свои боевые знамена немеркнущей славой…

  • Илья Эренбург. За Юг!

    И.Эренбург || « Красная звезда» №203, 29 августа 1942 года «Беспрекословное повиновение начальникам — есть душа воинской службы». М.Кутузов.…

  • Илья Эренбург. Ненависть и презрение

    И.Эренбург || « Красная звезда» №202, 28 августа 1942 года За проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments