?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Илья Эренбург. Петушиные перья
0gnev
«Красная звезда», 12 апреля 1942 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || "Красная звезда" №86, 12 апреля 1942 года

Привет выдающимся деятелям искусства и литературы, удостоенным Сталинской премии!



# Все статьи за 12 апреля 1942 года.



«Красная звезда», 12 апреля 1942 года

Немецкие офицеры острят: «В 1943 году мы будем на Миссисипи, а Рим передаст очередную сводку: «Вчера мы в трехтысячный раз храбро бомбили Мальту». Итальянские офицеры отвечают на это следующим анекдотом: «Фюрер недавно позвонил дуче — «Почему вы так долго не берете Мальту?» Дуче ответил: «Ничего не поделаешь — Мальта тоже остров...»

Нанимая Муссолини, Гитлер, конечно, знал, кого он нанимает: память о Гвадалахаре была еще свежей. Италия об'явила войну Франции за четыре дня до падения Парижа, когда французская армия была уже разгромлена немцами, но тщетно солдаты Муссолини пытались прорваться к Шамбери и к Ницце. Им удалось всего-навсего занять пограничный городок Ментону. После этой воистину эпической «победы» итальянцы долго отдыхали. Гитлер торопил, но Муссолини отнекивался. Наконец, сорокамиллионная Италия двинулась на крохотную Грецию. Мир увидел поучительнее зрелище: необученные, плохо подготовленные к войне греки била итальянские дивизии. Гитлеру пришлось притти на выручку итальянцам.

Легко догадаться, как расценивают немцы доблесть своих союзников. Вот письмо из Мальхова (Мекленбург) одного крупного инженера, выражающего оценку гитлеровской интеллигенции: «Я не понимаю, где все-таки итальянские солдаты? Итальянцы могли бы нам помочь большими контингентами, но они нам не помогают. В Германии все настроены против итальянцев. Они только и глядят, где бы им чем-нибудь попользоваться. Нам приходится делать хорошую мину при плохой игре. Но после войны мы им пред’явим счет». Вот другое письмо, судовладельца из Бремена: «Как долго Роммель продержится в Африке — это вопрос подвоза. Если с целью концентрации всех наших сил на восточном фронте мы откажемся от африканского театра военных действии, это будет для дуче горькой пилюлей. Тогда Англия сможет предложить Италии сепаратный мир на выгодных условиях, чтобы отколоть ее от нас. Единственное место, где Италия хорошо укреплена и трудно уязвима, — это Бреннер... А вы знаете, что такое «реальная политика»...

Отзывы об итальянских частях немецких офицеров и солдат, взятых в плен на Украине, красочны. Офицеры говорят: «Итальянцы годны только для тыловой службы... Они не выдерживают артиллерийского огня... Они неизменно требуют от нас помощи... «Немецкие солдаты презрительно называют итальянцев «макаронщиками», а один немецкий ефрейтор заявил: «По-моему, итальянцы хуже румын, а уж румыны дерутся, как опытные зайцы»...

Однако, пренебрежение к итальянской армии кажется Гитлеру недопустимым. Есть немецкая пословица: «Каков барин, таков и слуга». Позор чернорубашечников не придает лавров их немецким господам. И Гитлер решил прославить итальянский экспедиционный корпус, находящийся на Украине — барин хочет доказать, что у него хороший слуга... Газета «Дейче Альгемейне цейтунг» опубликовала апологию итальянской армии: «Дивизии, отправленные в советскую Россию, носят славные имена: «Торино», «Пасубио», «Челере». Дивизия «Пасубио» прокладывала путь германским танкам и отражала вражеские атаки... Зимой, во время сильных морозов, берсальеры и чернорубашечники вместе с германской пехотой отражали ожесточенные атаки...»

Слуга польщен похвалой барина. Итальянцы теперь издают газету на немецком языке «Италиен беобахтер». В этом органе полковник Каневари пишет: «Сначала наш экспедиционный корпус находился в армейской группе генерала фон Макензена, затем перешел в бронетанковую армию фон Клейста. Вспоминается приказ генерала фон Макензена, выражающий глубокое восхищение блестящим поведением дивизия «Торино»... Фюрер отметил примерное поведение экспедиционного корпуса, наградив генерала Мессе рыцарским орденом железного креста».

Орден Гитлер выдал — это правда. Но такие же «рыцарские ордена» Гитлер пожаловал и другим битым «рыцарям», например, скрипачу Антонеску. Так что гордиться орденом не приходится. Сам генерал Мессе отнюдь не высокого мнения о своих солдатах. В одном из приказов он откровенно говорит, что берсальеры и чернорубашечники занимаются на Украине спекуляцией, даже мелкой торговлей. В экспедиционном корпусе нет интендантства: итальянцы пущены на подножный корм. Они научились грабить на-славу. Жители освобожденных сел рассказывают: «Немец не нашел картошку, а пришел итальянец, понюхал и сразу стал копать»... Берсальеры ходят в шляпах с петушиными перьями; несмотря на это, их смертельно боятся все украинские куры: итальянцы в куроедстве превзошли даже немцев. Они исправно несут полицейскую службу: реквизируют, арестовывают, расстреливают, но в бою они показали себя классически трусливыми: это родные братья фашистов, терявших штаны у Гвадалахар, в Ливии, под Корчей.

Итальянцев красноармейцы начали бить еще в октябре. Первой получила по носу дивизия «Челере». Два ее кавалерийских полка «Савойя» и «Наварра» на подступах к городу Сталино были разгромлены. Из 1300 человек свыше 500 были выведены из строя. Оба полка пришлось отвести в тыл. В ноябре дивизию «Челере» направили к Горловке. Ей придали 63-й легион чернорубашечников. Но легионеры... запоздали на один день. Дивизию «Челере» вторично разбили. Ее 3-й полк берсальеров потерял убитыми 500 человек и был обращен в бегство.

Затем пришел черед дивизии «Посубио». Ее 80-й полк, находившийся возле Горловки, был атакован нашими бойцами с тыла. Командование дивизии послало на выручку два батальона 79-го полка и две роты противотанковых пушек. Подкрепление... заблудилось. Солдаты 79-го полка были частью уничтожены, частью взяты в плен, а 80-й полк был разбит.

Не пощадили наши бойцы и дивизию «Торино»: ее 81-й полк был окружен и разгромлен. В декабре в районе Волынцево наши части разбили 82-й полк дивизии «Торино». Его должен был выручить 63-й легион чернорубашечников. На этот раз чернорубашечники не опоздали и не заблудились: их разбили под Ново-Орловкой.

Итальянцы потеряли одними убитыми 19.000 человек, 13.000 винтовок, 350 пулеметов. С января итальянцы занимались только грабежом и преследованием своих дезертиров. Лейтенант Леандро Коделуппи заявил: «Нашим солдатам опасно показывать противника — как только они видят русских, они тотчас сдаются в плен». Очевидно, после этого Муссолини и выдал генералу Мессе крест «Савойского ордена», об'явив: «Генерал Джованни Мессе дал новое подтверждение духа самопожертвования итальянского народа».

Плохие у немецкого барина слуги — правды не скроешь. Ордена орденами, синяки синяками. Петушиные перья на шляпах итальянских куроедов выглядят достаточно плачевно. У дивизий горделивые имена, но в дивизиях пусто...

Итальянцы не трусы. В свое время «красные рубашки» Гарибальди поразили мир своей отвагой. Почему же итальянцы удирали в Ливии? Почему они спешили перед греками? Почему показали себя на Украине столь малодушными? Да потому, что итальянскому народу не по душе быть слугой немецкого барина. Муссолини, тот искренно служит Гитлеру: судьбы этих двух людей теперь тесно связаны — когда загорится господский дом, не спастись и дуче в его лакейской. Но итальянский народ это не Муссолини. Рабочие Милана и Пьемонта, крестьяне Тосканы, Калабрии, Сицилии, виноделы и рыбаки, каменщики и штукатуры, трудолюбивые, веселые, простодушные люди Италии не хотят умирать за чужое и черное дело фашизма.

Что принес им Муссолини? Сначала парады, балаганные речи, жизнь впроголодь, а потом беспрерывные войны.

Уже девятый год, как Италия истекает кровью. 150 граммов хлеба в день — вот ее трофеи. Где былые макароны с. маслом? Их едят прусские помещики и баварские пивовары. А итальянцы забыли, как выглядят макароны. Фашистская верхушка наживается на войне. Муссолини, хлопая себя по тучному брюху, еще рычит: «Мы боремся против плутократии»!.. Но Италия стала вотчиной плутократов, разжиревших на войне. Газета Муссолини «Пополо д'Италиа» пишет: «Мы ввели фашистов в правления акционерных обществ, этим мы связали прошлое с будущим. Вместо того, чтобы фашизировать акционерные общества, мы превратили фашизм в крупное акционерное общество». Это сказано достаточно ясно. Зачем же сицилийскому пастуху умирать за акционерное общество, именуемое фашизмом?

Самые крупные акционеры этого общества — немцы. Они хозяйничают в Италии, как в завоеванной стране: вывозят оливковое масло, вывозят рабочий скот — итальянских рабочих, вывозят пушечное мясо — все эти «Торино» и «Челере». Все чаще и чаще слышится в Италии клич эпохи освободительной войны: «Вон немцев!» Эти слова доходят и до итальянских горемык, привезенных немцами в Россию.

Перед весенними боями Гитлер пробует ублажить итальянских солдат. Он говорит: «Вы храбрецы». Он соблазняет итальянцев железными крестами. Что он готовит для них? Березовые кресты. Итальянцы знают теперь нрав берлинского барина. Осенние бои и зимние холода их многому научили. В августе невежественный корреспондент газеты «Джорнале д'Италиа» писал: «Перед нашими доблестными чернорубашечниками широко раскроются ворота большевистских теремов». (Так и было написано «теремов»). Перед итальянскими легионерами широко раскрылись ворота лагерей для военнопленных. // Илья Эренбург.
____________________________________________
Погромные дела итальянских захватчиков* ("Правда", СССР)
Центурионы и валюта ("Красная звезда", СССР)
Испанские «лыжники» ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Судьба шакалов* ("Красная звезда", СССР)
Драки между финнами и немцами ("Красная звезда", СССР)*


***************************************************************************************************************
Писатель-боец


В октябре, очень далеко от Москвы, на Рыбачьем полуострове, в скалистой землянке наблюдательного пункта артиллерийского полка, майор Рыклас, старый артиллерист и командир этого полка, вдруг, без всякой связи с предыдущим разговором, словно что-то внезапно вспомнив, сказал мне:

— Вы все-таки будете в Москве. Да, да, конечно, будете. Вы непременно передайте привет Илье Эренбургу. Вы ему скажите, что не то, что он нам нравится — этого мало — и не то, что мы его любим — этого тоже мало, — а что он нам просто необходим. Необходим, вот и все. Так и скажите ему. И еще скажите ему, что бойца трудно учить ненависти. Бойцы и так ненавидят. Враг всегда перед глазами у них. Они видят его и убивают его. Они привыкли его ненавидеть. И все-таки, когда читаешь статьи Эренбурга, учишься ненавидеть еще сильнее, еще яростнее, еще беспощаднее. Майор Рыклис с полуострова Рыбачьего просил ему это передать. Так и скажите ему.

И когда я вернулся в Москву с Крайнего Севера, я так и сказал ему.

Да, человеку уже давно не двадцать и не тридцать, он носит мешковатый штатский костюм, и в его походке, в движениях, в привычке медлительно разговаривать нет ничего от военного. Но его внешность никого не может обмануть. Этот немолодой штатский человек — солдат. Прежде всего — солдат. Мало того — солдат передовой линии.

Писатель И.Г.ЭРЕНБУРГ

Эренбург не любит употреблять в своих статьях местоимение «я». Может быть, многие из его преданных читателей, людей, ежедневно ждущих с нетерпением его статей и фельетонов, все-таки из-за этой его нелюбви упоминать о себе не знают, что он частый гость в армиях Западного фронта, что многие его статьи написаны не в Москве, не в редакции, а под Брянском, под Можайском, под Волоколамском. Газета попадает в самые отдаленные уголки великого фронта, и в этих уголках знают автора статей только по его любимому имени, по гневным строкам, по непоколебимой вере в победу.

Но на Западном фронте хорошо знают и не только статьи Эренбурга. На Западном фронте хорошо знают его сутуловатую фигуру. Вот он вылезает из машины, вот он идет вместе с командирами и бойцами туда, где рвутся снаряды, туда, откуда видно поле боя, — сегодня под Бородиным, завтра под Гжатском, то поле боя, которое сейчас он должен непременно увидеть своими глазами, для того, чтобы завтра написать о нем так, чтобы оно встало в глазах сотен тысяч людей.

Большого, нужного стране человека надо беречь. И читатели Эренбурга, — а они везде — в каждой дивизии, в каждом полку, — готовы в минуту опасности закрыть его своей грудью, но они — такие же солдаты, как и он. Они понимают, что нельзя удержать солдата от того, чтобы видеть своими глазами бой, чтобы видеть своими глазами поражение врага, его бегство. Завтра в статье, которая будет напечатана в «Красной Звезде», он не напишет: «Когда я проезжал там-то», или: «Когда я шел туда-то», но и гнев и сила этой статьи родятся именно оттого, что ее автор видел войну своими глазами.

Эренбург много видел за свою жизнь. Он видел Испанию, окровавленную и до последнего дыхания сражающуюся с фашизмом. Он видел задушенную немцами Францию, он видел падение Парижа.

Эренбург написал перед войной роман «Падение Парижа». Это не было просто описание того, как произошла катастрофа. Не изыскания историка, а страсть бойца водила его руку, когда он писал этот роман.

В то время еще не было войны, но Эренбург всем своим сердцем большого писателя чувствовал, как эта война приближается к нашим границам. Он говорил в своем романе: фашизм — это смерть для человечества. Он презирал продажную клику французских правителей. И какие бы тяжелые, мрачные картины ни проходили перед глазами читателя на страницах этого романа, за этими страницами всегда стояло чувство — не бывать этому! Человечество не помирится никогда с фашизмом, ни при каких условиях. Так говорил ум писателя, так подсказывало ему его сердце.

Но вот 22 июня началась война. Вот по дорогам Белоруссии и Смоленщины прошли черные немецкие танки. Вот пожары деревень начали освещать летние ночи, и на страницах военной газеты стал все чаще слышаться спокойный, мужественный, страстный голос Эренбурга. Все, что он писал, было всегда сильно и страстно. Он писал правду, он никогда не боялся ее сказать. «Настал час простых чувств и простых слов. Враг прорвался к Орлу, мы знаем, что он силен, мы не тешим себя иллюзиями».

Так начиналась одна из его октябрьских статей.

«Они не могут победить. Мы выстоим, мы крепче сердцем. Мы знаем, за что воюем: за право дышать. Мы знаем, за что терпим: за наших детей. Мы знаем, за что стоим: за Россию, за Родину».

Так кончалась статья. И в этом начале и конце — весь Эренбург, с его решимостью не закрывать глаза на опасности и с его яростной, непоколебимой верой в победу. Именно в самые тяжелые октябрьские дни, в дни, когда враг все ближе и ближе подходил к Москве, в дни, когда в очередной сводке было напечатано: «Положение на Западном направлении фронта ухудшилось», Эренбург имел мужество написать: «Мы знаем, что путь Гитлера к гибели идет по нашей земле. И не легко нам даются немецкие могилы. Но мы умеем пережить дурные сводки. Мы знаем, что хорошие сводки впереди».

Эренбург назвал одну из лучших своих статей крылатым словом «Выстоять!» Это слово отражало мысли и чувства всех воинов Красной Армии, их решимость во что бы то ни стало отстоять Москву.

Недаром в одном из писем, написанных в эти грозные дни, бойцы батальона, защищавшего Москву, написали Эренбургу: «Пишем Вам и думаем — как Вас назвать. Одни из нас предлагали назвать Вас бесстрашным минером или лихим кавалеристом, другие — отважным танкистом, третьи — героем-летчиком, истребителем, так как Ваши статьи так же грозны для фашистов, как все эти бойцы».

Эти слова не только дань уважения к писателю, это слова, обращенные к однополчанину, к соседу по окопу, к такому же защитнику родины, как и ты. Так оно и есть. Солдатское содружество людей, готовых капля за каплей отдать всю кровь за Россию, поставило в один ряд защитников отчизны немолодого человека, маститого писателя Илью Эренбурга и красноармейца с винтовкой в руках, дравшегося в рядах стрелкового батальона.

Роман «Падение Парижа», до этого — «Очерки из Испании», после этого — яростные, гневные патриотические статьи в газете, все вместе взятое — благородный мужественный путь советского патриота, преданного сына своей Родины, писателя-бойца. // К.Симонов.
________________________________________
И.Эренбург: Ненависть и презрение* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Немец ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Гретхен ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Палач в истерике ("Красная звезда", СССР)**


*****************************************************************************************************************
Героическая поэзия


Большая война потребовала от поэта большой мобильности. Лозунг Маяковского — «чтоб к штыку приравняли перо» стал совершенно реальным во время войны. Наряду с задачей глубокого патриотического осмысления исторических событий в художественной форме от поэта потребовался быстрый отклик на злобу дня, уменье сильным, пламенным словом поддержать настроение бойца, мобилизовать чувства и мысли народа на отпор врагу. Присуждение Сталинских премий советским поэтам в условиях военного времени является не только утверждением торжества нашей культуры в борьбе с немецко-фашистским мракобесием, но и признанием непосредственно оборонных заслуг наших художников слова в защите родной земли. Слово поэта поступило на вооружение Красной Армии, как действенное, грозное оружие.

Стихи и рассказы о Ленинграде Николая Тихонова, написанные во время войны, составляют гордость советской литературы. Это поэт мужества и железной большевистской выдержки. Читатель, который следил за работой Н.Тихонова в дни войны, восхищаясь героическими образами советских людей и его произведениях, не может не вспомнить замечательных строк из его ранней «Баллады о гвоздях»:

Гвозди бы делать из этих людей.
Крепче б не было в мире гвоздей.


Н.Тихонов — поэт Ленинграда. Он неустанно крепит своим прекрасным, воодушевленным стихом волю к победе героических защитников великого города.

Поэт Н.С.ТИХОНОВ

На крыльях черные кресты
Грозят нам нынче с высоты.
Мы стаи звезд на них пошлем,
Мы их таранить в небе будем,
Мы те кресты перечеркнем
Зенитным росчерком орудий!


Бессмертны советские люди, отдающие свою жизнь за благо родины. Их образы нетленны в наших сердцах, их пример вливает в нас новые силы для борьбы с заклятым врагом.

Поэма «Киров с нами», написанная в 1941 году, связывает образ Кирова с образами людей великого города Ленина, в котором слились фронт и тыл, а героическое стало обыденным.

Киров с нами, с Ленинградом отражает врага, гневный и нежный, грозный и справедливый. Он проходит по героическому Ленинграду, осажденному врагом.

В железных ночах Ленинграда
По городу Киров идет
В шинели армейской походной
Как будто полков впереди,
Идет он тем шагом свободным,
Каким он в сраженья ходил.


Идет Киров по затемненным громадам улиц и видит, как красив столько перестрадавший великий город и красивы люди в нем. И в каждом мы узнаем Кирова и радуемся тому, что Киров узнает в них себя. Может ли быть лучшая награда человеку идеи, бойцу, творцу, чем это земное бессмертие. Заботливый хозяин города, вождь и воин, в чьих устах слово не только никогда не расходилось с делом, но было самим делом, жизнью, с гордостью убеждается в том, каких непреклонных людей-героев воспитал он. Город, суровый, как крепость, творит свой повседневный подвиг, и это простое величие изумительно рассказано и прославлено в поэме Николая Тихонова:

Пусть наши супы водяные.
Пусть хлеб на вес золота стал.
Мы будем стоять, как стальные,
Потом мы успеем устать.


В молодом моряке, который стоит на часах, в самоотверженных, не знающих отдыха, рабочих завода, носящего имя Кирова, в бесстрашных девушках, помогающих пострадавшим от фашистских налетов, Киров узнает своих воспитанников, продолжателей своего дела, мечты и борьбы за свободу и счастье народа.

И Киров остался меж нами,
Сражаясь, в работе спеша,
Лишь вспомнят могучее имя,
И мужеством крепнет душа
.

Уже совсем недавно Н.Тихонов написал новую поэму «Слово о 28 гвардейцах», за которую ему безмерно благодарна Красная Армия. Взволнованными стихами поэт воспел отвагу героев-панфиловцев.

Подвиг 28 гвардейцев, погибших на поле брани, но не пропустивших 50 танков врага, всегда будет источником вдохновения для поэтов и художников. Н.Тихонов сделал первую попытку поэтически отразить это легендарное единоборство людей с машинами и дать образы 28 героев. Поэма Тихонова полна благородной страсти и суровой простоты. Сильно и. горячо звучат слова поэта:

Нет, героев не сбить на колени,
Во весь рост они встали окрест,
Чтоб остался в сердцах поколений
Дубосекова темный раз'езд.
Поле снежное, снежные хлопья
Среди грохота стен огневых,
В одиноком, промерзшем окопе
Двадцать восемь гвардейцев родных!


Героизм! — вот пафос нашей жизни и нашей поэзии. Поэта Тихонова вдохновляет героическая муза — муза нашей борьбы и победы. // В.Перцов.
___________________________
Н.Тихонов: Удивленный немец* ("Известия", СССР)*
Н.Тихонов: Размышления немецкого ефрейтора* ("Известия", СССР)
Н.Тихонов: Мы отомстим врагу за кровь ленинградцев! ("Красная звезда", СССР)**


*****************************************************************************************************************
В МИРЕ ЖИВОТНЫХ. Рысистые бега в Африке.


Рис. Б.Ефимова.
Муссолини, Роммель


*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Наши части, действующие на одном из участков Калининского фронта, за день уничтожили 4 немецких орудия, 5 станковых пулеметов, миномётную батарею, 3 автомашины, разрушили 8 ДЗОТ'ов и взорвали 2 склада с боеприпасами. Противник оставил на поле боя свыше 200 трупов солдат и офицеров. Нашими бойцами ружейно-пулеметным огнем сбито 2 немецких самолета, из которых один самолет сбил красноармеец тов. Крылов.

* * *

Зенитчики батареи старшего лейтенанта Алференок в течение дня отразили пять атак пикирующих бомбардировщиков противника и сбили два самолета «Ю-87».

* * *

Группа немецких солдат, засевшая в одном из домов населенного пункта, своим огнем мешала продвижению нашей пехоты. Сержант Николаев с двумя бойцами проник на чердак дома, проломал отверстие в потолке и бросил несколько гранат. 12 гитлеровцев были уничтожены.

* * *

Пленный ефрейтор 11 роты 514 полка 294 немецкой пехотной дивизии Генрих Постулька рассказал: «24 марта наш 3 батальон пошел в атаку. Мы были отброшены русскими с большими потерями. Под угрозой расстрела обер-лейтенант Климас заставил солдат вторично пойти в атаку. С револьвером в руках он подгонял солдат. Когда атака захлебнулась, Климас удрал с поля боя. Вслед за ним разбежались и солдаты. Вскоре нам в помощь подоспел 1 батальон, но все его попытки прорваться в село были также отбиты. Первый батальон, как и третий, понес крупные потери».

* * *

Партизаны Югославии наносят непрерывные удары оккупантам. В марте месяце отряды партизан истребили одну итальянскую часть и захватили 12 пулеметов, 200 винтовок, 25.000 патронов и другие военные материалы. Партизаны постоянно уничтожают железнодорожную линию Загреб—Сплит, которая в связи с этим не работает уже больше двух месяцев. Пущены под откос два поезда с войсками и вооружением. Трофейным оружием и боеприпасами партизаны изо дня в день бьют фашистских захватчиков.

* * *

Отвагу и бесстрашие в бою проявил старший политрук Сирик. В течение одного дня он трижды водил роту в атаки, в результате которых противник понес большие потери. На поле боя осталось около 400 убитых немецких солдат и офицеров. Лично тов. Сирик уничтожил 30 гитлеровцев. Укрывшись в разбитом немецком танке, старший политрук в упор расстреливал врагов из автомата и забрасывал их гранатами.

* * *

Находясь в разведке, сержант Кирилин и красноармейцы Гречишкин и Тупатурин установили, что противник подтягивает резервы для контратаки на занятый советскими войсками населенный пункт. Разведчики немедленно сообщили об этом командованию артиллерийской батареи. Огневым налетом наши артиллеристы уничтожили свыше 300 немецких солдат и офицеров.

* * *

Сержант Абельдяев и красноармеец Комиссаров огнем из противотанковых ружей уничтожили один и повредили два немецких танка.

* * *

Пленный обер-ефрейтор 1 роты 42 немецкого отдельного саперного батальона Герберт Бидерштэдт рассказал: «Разговоры о предстоящих боях внушают солдатам страх. Все знают об огромных потерях, которые несут наши войска. Это показали и последние бои. Только у деревни Л. одна рота 2 батальона 445 полка 134 пехотной дивизии, которой придан наш саперный батальон, потеряла 100 человек. Многие солдаты стараются заблаговременно под разными предлогами убраться подальше от передовых позиций. На всех дорогах можно видеть шатающихся солдат, шоферов и даже унтер-офицеров. Обер-фельдфебель нашей роты Кнофф поехал за грузом и застрял где-то, стараясь отсидеться в тылу. Его разыскали и предали суду. Недавно лейтенант Аурас зачитал нам перед строем приговоры военно-полевого суда за бегство с передовых позиций. Среди приговоренных было много солдат и унтер-офицеров».

* * *

Чудовищные преступления совершили гитлеровские изверги в деревнях Кокорево и Овинищи Калининской области. Уцелевшие от кровавой расправы несколько жителей этих деревень, ныне освобожденных от оккупантов частями Красной Армии, рассказали: «Немцы, захватив деревни, выгнали всех колхозников на улицы и стали грабить дома. Тех, кто пытался возражать, расстреливали на месте. Затем, по сигналу офицера, деревни были подожжены со всех сторон. Многие колхозники бросились спасать свое имущество, но их убивали из автоматов и прикладами. Всего было убито 72 жителя, среди них много детей. Спастись удалось лишь тем, кто накануне спрятался в лесу. Обе деревни сожжены до-тла».

* * *

В ряде городов Венгрии произошли демонстрации голодающего населения с требованием прекратить отправку продовольствия в Германию. Близ города Фюзешабонь толпа разгромила железнодорожные склады с продовольствием, предназначенным для отправки в Германию. Разгоняя демонстрацию, полиция применила огнестрельное оружие. Имеются убитые и раненые. // Совинформбюро.


*****************************************************************************************************************
БУНТ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК В БЕЛЬГИИ


ЛОНДОН, 11 апреля. (ТАСС). Бельгийский корреспондент «Таймс» пишет, что, по сообщению подпольных бельгийских газет, в Энгиене произошел бунт германских войск, направляемых на советско-германский фронт. Некоторые из солдат переоделись в гражданское платье и производили демонстрации в городе.

Такие же факты имели место, по сообщениям, в Алосто и Вервье, где в германской офицерской школе произошли нарушения дисциплины. Порядок был восстановлен вооруженной полицией.


ДИВЕРСИИ В ТЫЛУ НЕМЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

ЛОНДОН, 11 апреля. (ТАСС). Газета «Дейли телеграф энд Морнинг пост» сообщает, что, по признанию немецкого радио, в ряде мест в Венгрии произведены крупные диверсионные акты. В связи с этим арестовано много венгерских патриотов, у которых обнаружено большое количество взрывчатых веществ.

ЛОНДОН, 11 апреля. (ТАСС). Агентство Рейтер сообщает, что за последние три месяца в Бельгии произведено не менее 125 диверсионных актов на железных дорогах. В результате действий бельгийских патриотов уничтожены десятки паровозов и сотни вагонов.

____________________________________________
И.Эренбург: Вавилон* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Узбеки ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Евреи ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Кавказ ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Казахи* ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Татары* ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Киргизы ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Башкиры ("Красная звезда", СССР)
Великая дружба народов СССР ("Правда", СССР)
Сыны Украины в боях с немцами ("Красная звезда", СССР)**
Красная армия сильна великой дружбой народов* ("Красная звезда", СССР)*

Газета "Красная Звезда" №86 (5150), 12 апреля 1942 года

Posts from This Journal by “Николай Тихонов” Tag



  • 1
Смерть немецким оккупантам!


«Красная звезда» №86, 12 апреля 1942 года, воскресенье
«Красная звезда», 12 апреля 1942 года

Edited at 2018-04-19 09:41 am (UTC)

Немецкие и итальянские военнопленные в Сталинграде

Снимок А.Шайхета, 1943 год
пленные немцы, битва за Сталинград

Edited at 2019-01-06 01:32 pm (UTC)

Пленные итальянские солдаты в Сталинграде.

1943 год
Пленные итальянские солдаты в Сталинграде

Edited at 2019-01-07 02:18 pm (UTC)

  • 1