Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

Илья Эренбург. Генерал-оптимист

«Красная звезда», 26 апреля 1942 года, смерть немецким оккупантамИ.Эренбург || «Красная звезда» №98, 26 апреля 1942 года

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии, — громите полчища немецких захватчиков! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 1 Мая 1942 года)



# Все статьи за 26 апреля 1942 года.



Кто теперь помнит о знаменитых «молниях» Гитлера? Намалеванные на немецком небе, они выгорели на солнце августа, они вылиняли под дождями октября, а в декабре их похоронили под снегом.

3 июля 1941 года сводка германского командования сообщила, что Красная Армия фактически уничтожена.

«Красная звезда», 26 апреля 1942 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, о чем пишут из германского тыла, немцы о восточном фронте

«Уничтоженная» Красная Армия продолжала бить немцев.

6 октября государственный секретарь по делам прессы Дитрих заявил, что русская кампания закончена. Он даже подкрепил свое заявление «честным словом».

«Законченная кампания» тем временем продолжалась. А два месяца спустя — 6 декабря эта кампания приняла несколько неожиданный для Гитлера оборот.

В декабре гитлеровцы начали говорить о весне. Гитлер уверял, что стоит показаться солнцу, и вместе со снегами растают русские полки. Гитлер обещал немцам победу весной 1942 год.

Фрицы пишут Гретхен: «Весной мы будем на Урале, и война кончится. Так сказал фюрер».

Командующий 23 армейским корпусом германской армии не просто фриц. Это умудренный опытом немец. И командующий пишет в своем приказе от 19 февраля 1942 г.: «Чтобы иметь возможность своевременно доложить верховному командованию армии соображения о снабжении зимним обмундированием частей, которые будут действовать на Восточном фронте в следующую зиму, командующий 18 армией приказал представить данные о том, какие виды зимнего обмундирования оказались наиболее пригодными для различных родов войск».

Может быть фрицы, узнав об этом секретном приказе, решат, что генерал страдает пессимизмом. А по-моему он неисправимый оптимист. Он надеется, что фрицы еще одну зиму будут танцовать в эрзац-валенках, разводить вшей в русских избах и донашивать краденые полушубки.

На приказе командующего 23 АК и 18 германской армии наши бойцы напишут: Дудки! Это хорошее русское слово они напишут немецкой кровью. Хватит, побаловались! За зиму вы забыли о блицкриге. За лето вы забудете о многом другом. Мы вас выгоним. Зимовать вы будете в своей норе. Там вы будете гарцевать в завшивевших вязанках и в элегантных пилотках. У нас зазимуют только немецкие мертвецы. А мертвецы обойдутся и без зимнего обмундирования. // Илья Эренбург.
____________________________________
Судьба гитлеровских генералов* ("Красная звезда", СССР)*
К.Гофман: Секретные приказы немецких генералов* ("Красная звезда", СССР)
Я.Милецкий: Панический приказ немецкого генерала* ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Теория и практика генерала Гудериана* ("Красная звезда", СССР)
Д.Заславский: Незавершенное образование гитлеровских генералов* ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
За советскую отчизну идут в бой сыны всех народов Советского Союза. Да здравствует Красная Армия — армия братства и дружбы народов СССР! (Из лозунгов ЦК ВКП(б) к 1 Мая 1942 года).


Король ножниц и бритв

В районе Волкова недавно был убит немецкий ефрейтор Гейнц Осбергхауз. Он оказался сыном владельца фабрики и сталелитейного завода в Золингене, главы известной фирмы «Рудольф Осбергхауз и К°». Эта фирма поставляла бритвы, лезвия, ножницы, ножи не только в Германию, но и за ее пределы, вплоть до Южной Америки.

У убитого ефрейтора нашли пачку документов. Это — письма, подробные и обстоятельные, написанные папашей ефрейтора, фабрикантом. Как человек деловой, старый Осбергхауз писал свои письма на машинке с копиями — сразу всем трем сыновьям. Гейнц находился в районе Волхова, Гельмут в Карелии, Отто в Крыму.

«Вы знаете, — пишет фабрикант, — я собираю ваши письма — для себя, для вас и для всего мира — это зарисовка нашей страшной эпохи».

Рудольф Осбергхауз — деловой немец, расчетливый и неглупый капиталист, человек с жизненным опытом. Он чувствует себя частицей фашистской государственной машины, он разделяет империалистические мечты Гитлера. Обращаясь к сыновьям, в одном из своих первых писем старый фабрикант восторженно восклицает: «Чорт побери, там происходит интереснейшая война, о которой следовало бы написать тома!»

«Красная звезда», 26 апреля 1942 года

Судя по письмам, Рудольф Осберахауз горячо любил своих трех сыновей. Однако он послал их умирать за Гитлера.. Это не покорность, это обдуманный акт. Он пишет сыновьям: «Я знаю, ради чего я воюю: ради жены, детей, имущества, ради моего торгового дома «Рудольф Осбергхауз и К°». Как только его сыновья попали на советскую территорию, фабрикант начал действовать. Дымились разрушенные гитлеровцами города, лилась кровь, а Рудольф Осбергхауз думал о своем — о барышах. Он послал трем ефрейторам, которые были одновременно коммивояжерами, посылочки с образцами изделий фирмы. Он не думал, что его сыновей могут убить. Он думал о новых рынках. «В приложении к этому письму вы найдете список отосланных вам и пронумерованных посылок. Вкратце сообщаю содержание отсылаемых вам сегодня и завтра посылок. 23 октября №7 — 24 дешевых кухонных ножа, 24 октября №8 — 2 длинных ножа для хлеба или мяса, тоже дешевые... Странно, что никто из вас не пишет ничего по поводу бритвенных лезвий. Я мог бы вам выслать эти лезвия в любом количестве».

У фашистского завоевателя кружится голова от русских просторов, от новых рынков. Он говорит об украинской земле и походе на Урал, которая источает «богатства и мед». В начале русского похода ему мерещилось завоевание советских заводов, и электростанций, качество и мощность которых он высоко ценил. Трезвый, предприимчивый фабрикант, он поучает сынков-грабителей:

«Русские за истекшие годы пятилеток создали грандиозные ценности, короче говоря, осуществили индустриализацию, которую никто, я повторяю, ни один человек вообще не считал возможной. Чего только не говорилось по этому поводу. Считалось просто немыслимым, что можно перескочить через три столетия замедленного промышленного развития. И что мы видим теперь: промышленные районы, промышленные предприятия и электростанции, которые даже по американским понятиям должны быть признаны гигантскими».

Знаток военного дела, офицер в прошлую мировую войну, Рудольф Осбергхауз изучает каждое слово, которое приносит ему от сыновей полевая почта, анализирует официальные сводки, прислушивается к рассказам офицеров, приезжающих с фронта.

«В последнюю пятницу, — пишет Гейнцу отец, — я случайно провел несколько часов в обществе командира ульмской дивизии, только что прибывшего из России.

Из рассказов этого генерала мне стало ясно, с каким ожесточением и решимостью ведется война на востоке. Генерал, который в свое время, будучи молодым лейтенантом, воевал в России, сказал мне: «Уже в первый день боевых действий, то-есть 22 июня, мы через несколько часов поняли, что русских 1941 года с русскими эпохи мировой войны 1914-18 гг. вообще нельзя даже сравнивать». Далее фабрикант добавляет: «Я посвятил вчерашнее воскресенье чтению отчетов Гейнца и все еще нахожусь под их впечатлением. Нам, старым участникам первой мировой войны, пришлось немало пережить в те четыре с половиной года, но та война была непохожа на войну, которую описывает Гейнц... Чего стоят наши повседневные заботы по сравнению с тем, что приходится преодолевать нашему молодому поколению».

Проходят недели. Бывший офицер начинает понимать, какая несокрушимая сила противостоит фашистским полчищам. Его удивляет железная отвага наших воинов. Он пишет: «Я ломаю себе голову над тем, каким образом русская армия, на 90 процентов состоящая из крестьян и крестьянских сыновей, может так отважно и так фанатически бороться. Этими людьми должна обязательно владеть одна идея, за которую они борются и умирают и которую они, значит, считают правильной».

Фабрикант понял: русский поход будет стоить огромных жертв, но он все надеется на близкий успех. 29 октября он пишет сыновьям: «Падет ли Москва к тому времени, когда вы получите это письмо? Я думаю, что да... Линия Петербург—Москва—Ростов будет отличной зимней линией для подготовки нападения на Кавказ». В письме к младшему сыну Отто старик Осбергхауз заявляет: «Итак, взята Полтава. А где же ты находишься сейчас? Наша армия приближается к Ростову-на-Дону, но я думаю, что мы должны продвинуться и дальше».

В другом письме Рудольф Осбергхауз рассуждает: «Итак, теперь о Крыме. Как только мы захватим Севастополь, наша задача будет заключаться в том, чтобы очистить Черное море от советского флота. Тогда мы многое можем предпринять из Румынии и Болгарии».

Знакомишься в хронологическом порядке с письмами фабриканта и видишь, как все глубже сомнения и тревога проникают в душу торгаша и алчного завоевателя.

Рудольф Осбергхауз не раз подчеркивал в своих посланиях сыновьям: «Пишите о положении дел на фронте подробно и правдиво». Гельмут с Карельского фронта глубокой осенью писал: «Я должен сказать, что с ужасом думаю о возможности нашего наступления, ибо этот проклятый холод повлечет за собой для солдат потерю рук и ног, а может быть и головы. В эту холодную пору немецкие солдаты неимоверно страдают».

Отто передает с Южного фронта не менее тяжелые сообщения. «Дождь льет уже 14 дней подряд, и вся дорога превратилась в сплошное автомобильное кладбище. У нас только два исправных дизеля. Все организовано не так блестяще, как я себе представлял. Здесь моторизация сама загоняет себя в могилу. Мы торчали с нашей пятитонкой в одном месте 16, в другом — 30 часов, пока, наконец, нас не вытащили венгерские танки. Наконец, в 40 километрах от цели мы окончательно застряли». В другом письме Отто пишет: «На получение отпуска в этом году я мало надеюсь. Армии Буденного и Тимошенко постоянно возрождаются вновь».

Буквально в каждом письме все три молодых Осбергхауза пишут отцу о больших потерях, и это волнует фабриканта, знающего, что именно проблема резервов людских ресурсов наиболее уязвимое место фашистской Германии. Получив от Гейнца письмо о том, что его дивизия отступила из Малой Вишеры и понесла большие потери, Рудольф Осбергхауз пишет: «Я себя постоянно спрашиваю: чем об'яснить, что вас до сих пор не сменили? Печально, что, несмотря на обильное пополнение, которое мы получили, ваша часть не стала более боеспособной. Я вспоминаю, с какой тревогой во время прошлой войны я ожидал пополнения после понесенных потерь».

В другом письме Гейнцу говорится: «Меня ужасно угнетают ваши потери. Полк, подобный вашему, действительно до прибытия пополнения представляет из себя только шлак, а после пополнения не будет похож на прежний».

С восточного фронта идут невеселые сообщения. «Каждый день я жду вестей о взятии Москвы, — пишет фабрикант сыновьям. — Но «специального сообщения ставки Верховного командования все нет и нет...»

Рудольф Осбергхауз много пишет об экономических трудностях Германии, экспортных рогатках, клянет союзников. После своей поездки в Италию фабрикант пишет сыновьям: «Я не буду вас утомлять длинными описаниями, скажу только, что был бы рад, если с этими союзниками мы как-нибудь протянем до лета». Верный холоп своего фюрера, он осмеливается написать: «Действия Адольфа Гитлера повлекли за собой для нашего народа такое кровопускание, от которого он не сможет оправиться в течение многих, многих лет».

Рудольфу Осбергхаузу становится все тяжелее. Его коммерческие дела идут неплохо, его бритвы славятся в оккупированных странах Европы, он еще магнат, хозяин, но равновесие, твердость, уверенность покинули его. Сыновья сообщают ему например об активизации советской авиации. Рудольф Осбергхауз не может скрыть своего удивления и раздражения. «Поразительно, что русские обладают у вас перевесом в воздухе, как и вообще». Фашистский фабрикант явно выходит из себя: «Когда-нибудь же должен притти конец русским летчикам. Ведь в конце концов у них же нет ста тысяч самолетов, не говоря уже о таком же количестве обученных летчиков».

Старый волк с возрастающей тревогой смотрит в будущее. Неужели так и не удастся завоевать русские просторы, овладеть богатствами России? Неужели напрасно послал он трем сыновьям образцы бритвенных лезвий, ножниц, ножей, рассчитанных на новые заманчивые рынки сбыта? Неужели, наконец, напрасно послал он на восток своих наследников? Рудольф Осбергхауз вспоминает дату: 22 июня — сколько надежд родила она! И, как бы подводя итоги своей переписки, еще не зная о гибели своего любимца Гейнца на берегах Волхова, фабрикант пишет:

«Когда я перелистываю ваши старые письма, начиная с 22 июня 1941 года, и вижу, как из месяца в месяц отдаляется развязка войны на востоке, я готов прямо зареветь. Но ведь этим делу не поможешь...»

Если золингенские фабриканты начинают «реветь», как маленькие гретхен, — это значит, что плохи дела Германии. Фабрикант Осбергхауз, король ножниц и бритв, искал в крови барышей. Он потерял уже одного сына. Он потеряет и двух других. Он потеряет слою фабрику, свое добро и свои акции. Что ему останется? Разве что перерезать своей бритвой горло... // М.Леснов.
____________________________________________________________
Облик фашистского бандита** ("Красная звезда", СССР)
Разговор с Августом Гуммелем ("Известия", СССР)*
Крушение духа ("Известия", СССР)
Их лицо ("Известия", СССР)
Гитлеровец без маски* ("Известия", СССР)**
Н.Тихонов: Удивленный немец* ("Известия", СССР)*
А.Толстой: Русский и немец ("Красная звезда", СССР)**


*****************************************************************************************************************
ЮЖНЫЙ ФРОНТ. Один из лучших почтальонов ППС №1556 т. Дидык вручает гвардейцу старшему сержанту Гаврилову письмо от матери из г. Ярославля.


Снимок нашего спец.фотокорр. А.Капустянского
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец, Красная Армия, смерть немецким оккупантам


*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Гвардейская артиллерийская часть под командованием тов. Гришина (Калининский фронт) метким огнем отразила контратаку немцев. На поле боя осталось свыше 200 убитых вражеских солдат и офицеров. Уничтожены один немецкий танк, минометная батарея и 3 станковых пулемета.



Летчик капитан Слюсаренко выполнял боевое задание. В это время на него набросилось несколько немецких истребителей. Советский летчик смело бросился на врага и меткой очередью сбил один истребитель противника.



Старшина Н.Н.Масягин огнем из винтовки сбил немецкий транспортный самолет. Весь экипаж немецкого самолета погиб.



Успешно борется с немецко-фашистскими захватчиками партизанский отряд тов. Р., действующий в одном из районов Белоруссии. Партизанам стало известно, что гитлеровцы организовали в селении К. склад продовольствия, которое они награбили у крестьян. Ночью отряд без единого выстрела уничтожил охрану склада, а продовольствие отдал колхозникам. Гитлеровцы послали против отряда тов. Р. карательную экспедицию. Партизаны были своевременно предупреждены о грозящей опасности. Об’единившись с другими партизанскими отрядами, советские патриоты неожиданно напали на оккупантов. На поле боя осталось 65 убитых и 169 раненых гитлеровцев. Партизаны захватили трофеи.



Пленный унтер-офицер 3 роты 337 полка 208 немецкой пехотной дивизии Пауль Габель сообщил: «Наша рота прибыла на фронт из Франции в январе и насчитывала 178 человек. В марте и в начале апреля она получила пополнение в количестве 32 человек. Теперь в роте осталось всего лишь 40 солдат. Солдатами владеет страх, они видят, что на каждом шагу их ждет смерть. Теперь офицеры уже не спрашивают, есть ли желающие пойти в разведку, потому что добровольцев нет. Наоборот, все уклоняются от опасных заданий. Во время боя за деревню С. наша рота бросила свои позиции и побежала. Только после того, как командир роты дал очередь из автомата по своим солдатам, они остановились и залегли. Но никакая сила не могла их заставить итти снова в атаку».



У немецкого ефрейтора Маркарда найдено письмо к жене в Берлин. В письме говорится: «...Поверь мне, что хуже, чем нам здесь, нигде не бывает и не может быть... Долго так продолжаться не может. Говорят, что через несколько недель начнется наступление. Мы все хотим, чтобы оно состоялось без нашего участия...».



Итальянцы, работающие на машиностроительном заводе в районе Дрездена (Германия), в связи с тем, что истек срок договора, потребовали расчета и отправки на родину. Администрация завода предложила им продлить договор еще на один год. Итальянцы отказались заключать новый договор и демонстративно прекратили работу. Вызванный отряд гестаповцев произвел многочисленные аресты. Семь итальянских рабочих расстреляны на заводском дворе.



Противник силой до двух батальонов пехоты, при поддержке трех танков и двух бронемашин, предпринял контратаку на одном из участков Юго-Западного фронта. Подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, бойцы части, которой командует тов. Песочин, решительным ударом опрокинули противника. На поле боя остался подбитый немецкий танк, бронемашина и свыше 300 вражеских трупов. В этом бою особенно отличились минометчик тов. Бурьяненко, пулеметчик тов. Кораблин и сержант тов. Ихаев.



Во время рукопашной схватки с врагом сержант Пинченко заметил, что немцы пытаются захватить в плен раненого командира взвода. Пинченко немедленно бросился на выручку своего командира и оказался один против 11 гитлеровцев. Отважный сержант не растерялся. Он бросил в немцев несколько гранат. Шесть гитлеровцев было убито, остальные разбежались. Тов. Пинченко благополучно вынес с поля боя своего командира.



Получены сообщения о партизанском отряде Юлия Минулеску, действующем на территории Румынии. В конце марта румынские патриоты организовали крушение воинского состава гитлеровцев. Под обломками погибло свыше 70 солдат и офицеров и уничтожено 12 зенитных орудий. 2 апреля отряд взорвал железнодорожный состав с горючим. Среди бойцов партизанского отряда Юлия Минулеску есть бывшие солдаты румынской армии, знающие подрывное дело.



В числе захваченных нашими частями документов штаба 18 немецкой армии обнаружены «Особые распоряжения по армии» за №43. Штаб с тревогой отмечает следующее: «В тыловых лазаретах и на пунктах сбора раненых армии в последнее время появляется все большее количество солдат с незначительными заболеваниями (незначительные опухоли, небольшие ссадины и т.п.). Эти солдаты вполне могли оставаться в строю. Возникает впечатление, что солдаты, симулируя заболевания или по меньшей мере преувеличивая их, добились отправки в тыл. Солдат, которые пытаются таким путем освободиться хотя бы на время от участия в боях, следует предавать военному суду».

Таким образом, штаб 18 немецкой армии признает, что немецкие солдаты осаждают лазареты и рвутся в тыл. Одни прикидываются больными, другие наносят себе увечья, третьи под разными предлогами покидают свои части и шатаются в тылу. Шумиха гитлеровских борзописцев о весеннем наступлении вызывает у солдат одно желание — всеми силами и с помощью самых различных ухищрений увильнуть от участия в боях.



Немецкий обер-ефрейтор Эрих Темрецки писал недавно Тилли Крафт: «...Ты пишешь, что Карл из Дауэрнгейма убит. У нас погибших так много, что даже невозможно всех перечислить. Генрих, который жил у Герстенов, тоже убит. Теперь остались только мы с Гербертом. Скоро настанет и наш черед. Удрал бы без оглядки...».



В городе Нюрнберге (Германия) домовладельцы выселили сотни семей немецких солдат, которые не могли уплатить за квартиру. Толпа возмущенных женщин в одном из районов города устроила демонстрацию. Женщины избили нескольких домовладельцев. Прибывшие гестаповцы оцепили весь район и произвели многочисленные аресты. На улицах города патрулируют усиленные полицейские наряды. // Совинформбюро.


*****************************************************************************************************************
КРЫМ. Немецкие танки, захваченные нашими частями на Керченском полуострове.


Снимок нашего спец.фотокорр. В.Темина
как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец, Красная Армия, смерть немецким оккупантам


*****************************************************************************************************************
ОТКАЗ НЕМЕЦКИХ СОЛДАТ В БЕЛЬГИИ ОТПРАВИТЬСЯ НА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ФРОНТ


НЬЮ-ЙОРК, 25 апреля. (ТАСС). Как передает корреспондент агентства Юнайтед Пресс из Лондона, получены сведения об имевших место в Бельгии столкновениях между германскими солдатами и вооруженной гитлеровской полицией. В результате столкновений в Льеже и Турне насчитывалось много убитых и раненых. Причиной столкновений послужил отказ немецких солдат отправиться на советско-германский фронт. Гитлеровская полиция пыталась арестовать группу солдат, однако остальные заступились за них, в результате чего и началось столкновение.

По сообщению лондонского корреспондента агентства Оверсис Ньюс, в гор. Монсе произошло столкновение между германскими солдатами и офицерами во время демонстрации в кино хроники военных операций на советско-германском фронте. Позже в районе расположения гарнизона Монсе ясно слышалась орудийная стрельба. Сообщается также, что германские офицеры напали на немецких моряков, певших антифашистскую песню. При столкновении было ранено 13 чел.

____________________________________
Рядовой Фриц ("The New York Times", США)
И.Эренбург: Фрицы о фрицах ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Осенние фрицы ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Исповедь врага ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Изысканный фриц ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Судьба колбасника* ("Красная звезда", СССР)
Солдат блицкрига - был да весь вышел? ("The New York Times", США)

Газета «Красная Звезда» №98 (5162), 26 апреля 1942 года
Tags: 1942, Илья Эренбург, Совинформбюро, апрель 1942, весна 1942, газета «Красная звезда», немецкие генералы
Subscribe

Posts from This Journal “апрель 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments