Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Василий Гроссман. На Украине

«Красная звезда», 9 мая 1943 года, смерть немецким оккупантамВас.Гроссман || «Красная звезда» №108, 9 мая 1943 года

Красная Армия за время войны приобрела богатый военный опыт. Сотни тысяч бойцов в совершенстве овладели своим оружием. Многие командиры научились умело управлять войсками на поле боя. Но успокаиваться на этом было бы неразумно. Бойцы должны научиться хорошо владеть своим оружием, командиры должны стать мастерами ведения боя. Сталин.



# Все статьи за 9 мая 1943 года.



«Красная звезда», 9 мая 1943 года

Вот здесь, на Северном Донце, стояли наши войска прошлой весной. И многие люди, вернувшиеся в эти места, говорят теперь: словно и не прошло года!

Да, и в самом деле — как в прошлом году, холодный апрельский ветер гонит перекати-поле по пустынным просторам и колышет бурьян, как и в прошлом году, бежит быстрый, мутный Донец меж высоких сухих камышей и среди светлого песка, еще таящего холод вчера сошедших снегов. Как и в прошлом году, летят по весеннему синему небу дикие гуси, тяжело машут крыльями. Как и в прошлом году, поблескивают озерца и пруды, и зеленая трава пробивается по прибрежной земле, защищенной обрывом от холодного, недоброго ветра. И как в прошлом году, в штабах полков и дивизий говорят о Балаклее, об Изюме, о десятках сел, где шла прошлогодняя война.

Белые хаты под соломенной крышей, тополя вокруг этих хат, вишневые сады, колодцы со скрипящими журавлями, сохнущие на заборах полотенца с вышитыми петухами и красными розочками с черными листьями, бабы и девушки в пестрых платках, усатые старики, сидящие под солнцем в мохнатых шапках, тулупах и пыхтящие коротенькими, набитыми крепким корешком трубками, — всё это украинские села, чудный мир, неторопливый, насмешливый, лукавый и добрый мир, воспетый Гоголем, мир неизменный и вечный. Здесь в прошлом году стояли в обороне наши войска, здесь стоят они и сегодня, — и вот кажется, что ничего не изменилось за этот год.

Но так ли? Ведь по этой земле в течение года, дважды прошли, скрежеща, стальные гусеницы войны! И чудный, неторопливый, лукавый мир украинской земли, и люди, и войска, стоящие в обороне на Северном Донце, всё не такое, каким было в прошлом году, точно век прошел, а не год, точно иное поколение пришло сюда встречать весну нового, 1943 года, вторую военную весну.

Восемь месяцев эта земля была под властью немецких фашистов. Двести пятьдесят дней живущие здесь люди слышали чуждую речь, жили под жестоким и подлым законом; восемь месяцев то террором, то подлым словом подметной газетки, то подкупом и ядовитой национальной враждой, то плетью и кулаком полицейского, то ничтожной привилегией, данной за измену, пытались немцы сделать покорными себе людей, живущих на этой земле.

Народ прошел через испытания и через искус. С печалью говорят о погибших, о расстрелянных в балках и оврагах, об угнанных в Германию. С презрением вспоминают предателей, изменивших родине, ставших «полицаями», мерзавцев, надевших мундир позора и взявших в руки трижды проклятое оружие.

Народ остался верен родине — его не поколебал фашистский террор, и он прямо и честно смотрит в лицо, в глаза своей Красной Армии. И плеть, и виселица, и подлая газетка оказались бессильными. Прошли наши люди через все испытания, очистившись от ничтожных числом иродов, которые ради жалкой подачки изменили родной стране и продали душу. Что же оставили после себя оккупанты? На дорогах лежат остовы сожженных машин, развороченные туши танков с фашистскими крестами, в канавах ржавеют снаряды и мины, торчат стволы разбитых орудий, десятки, сотни касок, смятых колесами. Песок и пыль заносят эти следы разгрома поспешного отступления. Подле хат валяются наполовину засыпанные навозом и мусором ржавые консервные коробочки, да кое-где из-под «крейды», которой побелили стены, тускло выступают немецкие и итальянские надписи. Вот подошли праздники — пасха и первое мая, — старухи снова побелили стены и навсегда закрыли чужие готические и латинские буквы. Но из памяти народа никогда не изгладятся воспоминания о страшном лете, когда в пыли и дыму горящих пожарищ ворвались в украинские села фашистские войска. Не забудутся яры, где расстреливали старобельских жителей, не забудется Острая Могила под Ворошиловградом, не забудется шурф на Красном Доне, куда сбрасывали расстрелянных шахтеров. И народ, оставшийся лицом к лицу со страшным по силе террора и демагогии завоевателем, народ, которому, обманывая, говорили, что Красная Армия разбита, Сталинград и Москва заняты, народ, не видевший советской газеты, не слышавший советского радио, а лишь день и ночь обрабатываемый немецким демагогом, ответил ему: — нет! И этот народ уже не тот, что был в прошлом году, он вырос и закалился в тяжких невзгодах прошедшего года.

Когда разговариваешь с красноармейцами и командирами, когда наблюдаешь их в быту, в боевом учении и в боевой работе, то видишь какое-то новое качество в характере людей. Ведь некоторые из них прошлой осенью воевали под Сталинградом. Эти люди смотрят влюбленными глазами на украинские белые хаты, на черешни, наливающиеся почками, на розовые бутоны на ветвях яблонь, на веселые речки, на рощи и левады. Ведь в прошлом году стояли они на самом краю нашей земли, там, где выжженные солнцем степи, пески, где пронзительно кричат верблюды, где день и ночь в каждом красноармейском сердце жила мучительная тревога и тоска от тяжелых мыслей.

— Эх, дошел жулик до нашей Волги, — говорил мне в прошлом сентябре старый крестьянин. И те бойцы, которые были в прошлом году на Волге, кто шел на фронт по степям Калмыкии и Заволжья, те, кто вынес на плечах своих страшную тяжесть обороны великого волжского рубежа, смотрят сейчас на сладостные украинские земли с непередаваемым чувством гордости. Их кровью, пролитой под Гумраком, на Сталинградском тракторном, на озере Цаца и в степях Калмыкии, был остановлен враг. Мечтали ли они в прошлом году вновь увидеть украинскую землю?



Ведома ли кому тяжесть, которую подняли во время зимнего наступления наши красноармейцы? Встают перед глазами картины этой зимы. Пешие марши по глубокому снегу навстречу сбивающему с ног ветру. Отдых под Плодовитой, на границе Калмыкии, где красноармейцы ложились на землю и, снимая сапоги, спали короткий час, остужая в снегу натруженные ноги. Вспоминается внезапная оттепель между Яшкулем и Элистой, заставшая наступавшие части в степи, красноармейцев в намокших пудовых валенках, тащивших в руках орудия с налипающей к колесам липкой землей. Не было в степи воды, и кровь текла у людей из потрескавшихся губ. Вспоминается суровый Маныч с незамерзающей в самые злые морозы соленой грязью, бойцы подполковника Галая, скинувшие обувь и прошедшие босыми ногами по жидкой едкой рапе. Это было в январскую ночь, молодой узкий месяц в голубом тумане стоял над черным Манычем, и термометр в эту ночь показывал тридцать градусов ниже нуля. Вспоминается рота гвардейцев-автоматчиков, уснувших после боя, длившегося четыре дня и четыре ночи. Они спали на занесенном снегом холме, а командир роты отбивал их своим автоматом от подобравшихся немцев. Какая чудесная внутренняя сила людей, какая железная воля в них, какое могучее, сверхчеловеческое терпение, какая вера!

Они прошли через тысячи сел и десятки городов. И им выпало на долю первыми встретиться с освобожденными жителями оккупированных областей. Теперь, спустя 100 дней после прихода Красной Армии, старухи и бабы любят рассказывать именно об этой первой встрече с нашими войсками. Сколько десятков таких рассказов пришлось мне выслушать. И всегда рассказчицы загораются, всплескивают руками, а иногда и плачут, вновь переживая ту минуту.

Зашли они в белых халатах, три хлопца-разведчика с автоматами, мы всем селом як кинулись на них, чуть не задушили — старухи плачут, бабы обнимают, кажна в свою хату тягне.

Запомнился мне рассказ одинокой семидесятилетней старухи о том, как ночью внезапно ворвались в село наши танки.

— Весь день немцы бегали по хатам, собирали вещи, шумят, кричат, руками машут, а к вечеру бой открылся — я под кровать залезла, это уже так, чуть бой начинается или самолеты шумят, все бабы да дети под кровати лезут. Темно уже совсем стало, и бой притих. Тут как зашумит танка, да под самым окном встала. Ну, я думаю, отбили проклятые наших, подоспели с резерву танки. Вылезла это, подошла к двери и слушаю. И слышу: — Егор, заводи! — Как услышала я это — Егор, заводи, — ну словно пламенем меня охватило, затряслась вся, выбежала на улицу, да как закричу — Егорушка, сынку мой! — ну совсем ополоумела, плачу, в хату зову, а у меня в хате холод, кроме воды колодезной и жита немолотого, ничего нет.

Приходилось мне часто говорить с красноармейцами об этом же предмете. И все они хранят в сердце, как великую драгоценность, эти встречи в донских станицах, сталинградских поселках, украинских деревнях — этот первый миг, первый радостный крик, которого никто не пережил, кроме них — разведчиков, танкистов, автоматчиков, стрелков, тех, кто идет впереди всех!

И вот, когда ходил я по нашей обороне на Северном Донце, когда разговаривал с красноармейцами и командирами, мне казалось, что в сердце их живет неистребимое чувство, пришедшее к людям войны за этот тяжелый год. Они помнят горечь отступления, приведшего их к степям Калмыкии и к горам Кавказа, они помнят щемящее страшное чувство, чувство глубины вражеского прорыва, чувство края нашей земли. Они помнят сожженные немцами деревни, станицы, калмыцкие хатоны и горные аулы, обращенные в развалины великолепные заводы и улицы Сталинграда. Они помнят тяжкие снежные дороги нашего наступления, — кровь, пролитую в жестоких боях, соленую грязь Маныча, бесконечные степи Калмыкии, Чернышевскую и Перелазовскую, Морозовскую и Тацинскую. Они помнят тех старух и стариков, тех женщин, которые обнимали их, как сыновей и братьев. И в каждом из них живет сознание того, что за их спиной вновь оживает израненный, изошедший кровью край, что по ночам, прислушиваясь к гулу орудий, тысячи людей, освобожденных нами, ужасаются одной мысли о том, что вновь хоть на день, хоть на час снова придет немец. И то, что помнят они, то, чего нельзя забыть, пережитое за огромный 1942 год, еще больше повышает чувство моральной, душевной ответственности каждого бойца за оборону, которую занимают наши части. Духом воинской зрелости — вот чем проникнута, отмечена наша оборона на Северном Донце...

Мы приехали в штаб одной гвардейской дивизии.

— Где командир дивизии?

— В полку, — сказали нам в штабе, — проводит занятия с командирами батальонов.

Начальник штаба, спокойный, розовощекий человек, улыбаясь, сказал:

— Вот учимся. Командир дивизии проводит занятия то с комбатами, то с командирами полков, начнут днем и часа в два ночи кончают. Я вчера проводил занятия с начальниками штабов полков. Командиры полков в свою очередь занимаются с командирами рот. Красноармейцы в окопах каждый день изучают материальную часть, тренируются в стрельбе из винтовок, ручных и станковых пулеметов, бросают гранаты. У нас ни одного бойца не должно быть, который бы не метнул гранаты. Обкатали танками множество народу. Словом, учеба всех охватила: и стрелков, и артиллеристов, и сапер, и химиков. Даже на пункте сбора донесений проводим занятия по специальности.

Перед вечером мы поехали на передний край обороны. Оставив машину за стеной наполовину разрушенной хаты, мы вышли в поле, спустились в глубокий овраг и, взобравшись по его западному склону, попали на огневые позиции противотанковых пушек. Нас встретил командир батареи и пригласил к себе в землянку, отрытую в склоне оврага. Зайдя в землянку, мы переглянулись и невольно рассмеялись — настолько неожиданно было встретить в километре от противника эту идеальную чистоту, белую занавеску над входом и над крошечным окошечком, столик, покрытый скатерткой, плетеные стулья, зеркало, прикрепленное к земляной стене.

Командир батареи провел нас в землянки, где спят расчеты, в блиндаж-столовую. Всюду были порядок и чистота. Правда, в столовой острый глаз шедшего с нами подполковника обнаружил плохо вымытый котелок. Пока подполковник стыдил командира за этот непорядок, мы пришли на огневые позиции. Всё здесь носит след зрелой мысли и большой, неторопливой работы. Орудия держат под обстрелом все предполагаемые и возможные пути немецких танков, добротно, в полный профиль отрыты окопы и щели, заготовлены запасные позиции. Я посмотрел в ту сторону, куда сосредоточенно и упорно смотрели наши пушки: на холмы, где засели немцы. Ни шевеления, ни признака движения — это результат дружной и энергичной работы наших снайперов.

С огневых позиций мы прошли ходом сообщения в дзот, находящийся в нескольких метрах от берега. Маленький холмик, в котором живут шесть человек и тяжелый станковый пулемет. Здесь царит целомудренное напряжение переднего края. Впереди нет своих, впереди противник. За спиной вся великая страна. Холмик наполовину опоясан глубоким окопом. В землянке устроены нары, на столике коптилка, лежат зачитанные брошюрки. Я прохожу с командиром расчета старшим сержантом Голенко к пулемету. Мы глядим через узкую щель. Солнце садится, огромное, красное, река словно подернута сиреневым шелком, веточки прибрежной вербы, воткнутые для маскировки у основания холма, покрылись нежными, пушистыми сережками, эти веточки в свете заката кажутся красными, как кораллы. В полумраке командир роты проводит нас вдоль линии окопов. Немцы запускают в звездное весеннее небо одну за одной ракеты, разноцветные, трассирующие пули идут вверх и гаснут в небе, словно искры.

— Стой, руки вверх, клади оружие! — зычно кричит нам часовой. — Один ко мне, остальные кругом! — Командир роты идет к часовому, говорит ему пароль. Мы проходим шагов пятьдесят и снова властный голос кричит нам: — Стой, руки вверх, клади оружие! — Командир роты посмеивается: — Да, у нас тут не походишь.

И мне представилось, как на протяжении всего огромного фронта боевое охранение властно и грозно окликает идущих в ночи: — Стой, руки вверх, клади оружие! Немцы прощупывают нашу оборону огневыми налетами, внезапными ударами танков и пехоты, долбят ее бомбовыми ударами с воздуха. Но мало утешения дает им это прощупывание — оборона крепка и упорна.

День и ночь идет напряженная деятельность на линии фронта: разведка, огонь, упорная, многочасовая учеба. Кажется, сутки заполнены плотно, каждая минута занята делом, большим, важным делом. Но с кем ни говоришь, — с командирами ли, с бойцами — все ждут, жадно, нетерпеливо одного лишь — боя.

— Шо ж, нам тут табачок сиять? — спросил нас в окопе пожилой красноармеец. И голос его звучал почти упреком. Стоявший рядом командир сказал: — Прямо замучили, у всех один вопрос — скоро ли бой?

В самой украинской весенней ночи, звездной и тихой ночи, словно чудится напряжение бесшумно приближающегося часа жестокой, решающей битвы. Народ и армия созрели для этого часа. // Василий Гроссман.
_______________________________________________________________
В.Гроссман: Оккупанты в Донбассе ("Красная звезда", СССР)
Украинский националист Петлюра ("The New York Times", США)
Борьба за Украину ("Красная звезда", СССР)


*****************************************************************************************************************
Северо-восточнее Новороссийска. 1. Станичник дед Филипп Антошин угощает своих освободителей бойцов Красной Армии яблоками, которые он уберег от немцев. 2. Семья казака Сидоренко возвращается в родную станицу, очищенную от немцев. 3. Сбитый немецкий бомбардировщик у железнодорожной станции Крымская.


Снимки нашего спец.фотокорр. капитана В.Темина
«Красная звезда», 9 мая 1943 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец, Красная Армия, смерть немецким оккупантам, русский дух

«Красная звезда», 9 мая 1943 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец, Красная Армия, смерть немецким оккупантам, русский дух

«Красная звезда», 9 мая 1943 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец, Красная Армия, смерть немецким оккупантам, русский дух


*****************************************************************************************************************
Изо дня в день совершенствовать боевую выучку!


Африка закончена

Несколько дней тому назад один лирический фриц писал в «Националь цейтунг»: «Прекрасный май — воистину немецкий месяц». Для соловьев май всегда май. Но немцы сегодня увидели, что один май непохож на другой. Весна для них началась скорее по-осеннему: Тунис и Бизерта — имена, знакомые даже самому невежественному фрицу. Закончена еще одна глава войны: Гитлер проиграл Африку.

Тирольский ефрейтор мечтал о лаврах корсиканца. Но Гитлер не побывал в Москве. Гитлер не повидал и пирамид. Год тому назад он сидел перед планом Александрии. Ему мерещился Суэц. Какие теперь карты перед его глазами? Сицилии или Далмации? Что ему мерещится? Бреннер?

Не следует преуменьшать итогов африканской кампании: она обошлась державам оси в миллион штыков. Правда, среди этих штыков большая часть второсортных — итальянских, но один штык это один штык, и Гитлер хорошо знает цену солдат, даже под'яремных. Африканская кампания стоила Германии огромного количества вооружения, самолетов, танков. На пути от Египта до Бизерты Роммель потерял десятки тысяч отборных немецких солдат. Гитлер крепко цеплялся за Африку: он боялся потерять Европу. Он знал, что Африка — это отсрочка гибели. Он знал, что Африка — это ежи и рвы, задерживающие армию союзников. Теперь преграда осилена. Май оказался для немцев не майским: за тридцать шесть часов война сразу подошла к дверям Европы.

Трепещет Италия. Для итальянского шакала настали дни расплаты. Сегодня в Риме должны праздновать так называемый «День Африки» — традиционный праздник итальянской «империи». Интересно, как пройдет это торжество? Может быть приплывет сотня мокрых берсальеров, которые расскажут своим соотечественникам о последних часах Туниса. Потерян не город, потерян континент. Итальянские конквистадоры — в лагерях для военнопленных. Три года тому назад трусливые и жадные чернорубашечники напали на агонизировавшую Францию. Вот и расплата. Они уже потеряли свои колонии. Они потеряют и свои штаны. Для берсальеров Тунис — это юдоль плача и «африканская болезнь». Для союзников Тунис — это полустанок.

Мы можем с гордостью подумать о победе наших друзей. Мы сделали многое для этой победы — под Сталинградом, на Среднем Дону, в Донбассе. Мы не дали Роммелю подкреплений: мы похоронили эти подкрепления в русской степи. Мы не пожалели свинца для тупых немцев. Мы не пожалели и куска хлеба для понятливых итальянцев. Если наши друзья нам помогали и помогают военной техникой, мы им помогли немецкими могилами, двумя годами боев.

Солдаты, мы ценим солдатскую отвагу. Враги Гитлера не на жизнь, а на смерть, мы приветствуем героев Туниса. Для нас победа в Африке большой и хороший день. Он хорош тем, что он принес. Он еще лучше тем, что он принесет. Мы радуемся успехам восьмой английской армии. Находясь в горах, она не попала на пир, но все помнят, что она проложила путь к победе: это та армия, которая гнала мнимо непобедимого Роммеля. Прекрасные боевые качества показала и первая английская армия. Для молодой американской армии Тунис был боевым крещением: она пригубила вино победы, она узнала его сладость. С радостью мы отмечаем доблесть наших давних союзников: под французским флагом сражалась и побеждала армия генерала Леклерка, Тунис — начало реванша за Париж.

Конечно, мы знаем, как далеко от Туниса до Берлина. Мы знаем, что на пути к победе пройдены только первые этапы. Мы знаем, что немцы будут отчаянно защищаться. Может быть они попробуют и нападать: им не на что больше надеяться. Им нечего терять, и поэтому они пойдут на всё. Но уверенно мы стоим в предверьи душного грозового лета. Мы знаем нашу силу. Мы знаем силу наших союзников. Мы знаем, как крепка наша боевая дружба. Африка закончена. Предстоит Европа. // Илья Эренбург.


*****************************************************************************************************************
НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ. Накануне открытия купального сезона.


Рис. Б.Ефимова
Роммель Африканский


*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Утреннее сообщение 8 мая

В течение ночи на 8 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска продолжали вести бои с противником. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

* * *

На Кубани, в районе северо-восточнее Новороссийска, советские артиллеристы, поддерживая действия пехоты, подавили огонь 27 артиллерийских и минометных батарей, 60 пулеметных точек противника, уничтожили 10 грузовых автомашин с боеприпасами, несколько десятков повозок с грузами и истребили до батальона немецкой пехоты.

* * *

На Западном фронте разведывательные отряды наших частей уничтожили до 200 немецких солдат и офицеров. Подавлен огонь минометной и 3 артиллерийских батарей противника. Советские летчики в воздушном бою сбили 4 немецких истребителя.

* * *

На Калининском фронте отряд немецкой пехоты напал на сержанта Лебедева и красноармейцев Нурулаева и Гинатулина, находившихся в боевом охранении. В течение часа три бойца пулеметным огнем отбивались от наседавших на них немцев. В неравном бою с численно превосходящими силами противника тт. Лебедев, Нурулаев и Гинатулин уничтожили 60 гитлеровцев. Подоспевшие на помощь бойцы Н-ского подразделения уничтожили остатки немецкого отряда. Захвачены ручные пулеметы, автоматы и винтовки.

Снайперы Н-ской части за день истребили 105 немцев.

* * *

Западнее Ростова на Дону происходила перестрелка с противником. Нашим артиллерийским огнем разрушены 7 немецких блиндажей, взорван склад боеприпасов и уничтожено 4 миномета. На другом участке рота гитлеровцев пыталась боем разведать систему нашей обороны. Встреченные ружейно-пулеметным огнем гитлеровцы в беспорядке отошли, оставив перед нашими позициями 35 трупов своих солдат и офицеров.

* * *

На Ленинградском фронте наши артиллеристы разрушили 4 немецких дзота и 7 землянок, подавили огонь минометной и артиллерийской батарей противника. Советские летчики атаковали немецкую автоколонну и уничтожили 16 автомашин с солдатами и грузами. Снайперы Н-ской части за день истребили 43 гитлеровцев.

* * *

Группа партизан отряда «Железняк», действующего в Минской области, заминировала немецкую казарму. Вечером, когда гитлеровцы вернулись с учений, партизаны взорвали казарму и прилегающие к ней склады. В этот же день другая группа партизан взорвала большой железнодорожный мост. Партизанский отряд «Пламя» пустил под откос немецкий воинский эшелон. Уничтожены 9 вагонов с грузами и паровоз. В апреле месяце партизаны этого отряда организовали крушения 5 немецких железнодорожных эшелонов.

* * *

Перешедший на сторону Красной Армии солдат 293 немецкой пехотной дивизии Вернер М. рассказал: «В ноябре прошлого года во всех ротах был зачитан приказ Гитлера, в котором было сказано: «Не отдавать ни одного километра оккупированной территории и в течение всей зимы любой ценой удерживать занимаемые позиции». Каждый солдат обязан был расписаться в том, что он читал этот приказ. Вскоре началось русское наступление, и немецкая армия была отброшена далеко на Запад. Катастрофа под Сталинградом показала, что Россия становится все сильнее, а Германия, напротив, становится все слабее. За 22 месяца войны на Востоке немецкая армия потеряла свои лучшие дивизии. На боеспособное пополнение сейчас рассчитывать нельзя. Среди прибывающего пополнения много пожилых и больных солдат, еще не оправившихся от ран. После одного неудачного боя, в котором наши подразделения понесли большие потери, ефрейтор Бауэр в беседе со мной заявил: «В победу Германии я теперь не верю».

* * *

Югославские патриоты разбили итальянскую часть. Партизанами захвачено два миномета, 600 винтовок, 60 тысяч патронов и другие трофеи. В другом районе партизаны уничтожили 70 гитлеровцев и успешно продолжают развивать наступление против оккупантов.


Вечернее сообщение 8 мая

В течение 8 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска наши войска, преодолевая яростное сопротивление противника, подошли к новой линии обороны немцев, оборудованной многочисленными инженерными сооружениями. Наши части мощным артиллерийским огнем и бомбардировкой с воздуха уничтожали долговременные огневые точки, блиндажи и другие укрепления противника. В воздушных боях сбит 21 немецкий самолет. Наши потери 9 самолетов.

На других участках фронта ничего существенного не произошло.

* * *

7 мая частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено до 200 немецких автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 17 артиллерийских батарей, потоплен сторожевой корабль, рассеяно и частью уничтожено до батальона пехоты противника.

* * *

На Кубани, северо-восточнее Новороссийска наши войска продолжали вести бои. Одна наша артиллерийская часть разрушила 20 вражеских дзотов и подавила огонь 7 артиллерийских батарей противника. За последние дни бойцами Н-ского соединения захвачены у немцев большие трофеи, в том числе 39 минометов, 600 винтовок, 300 тысяч патронов, 100 железнодорожных вагонов и цистерн, 11 паровозов и несколько складов.

* * *

Севернее Чугуева наши артиллеристы и минометчики разбили 5 дзотов и 3 блиндажа, уничтожили орудие и 4 пулеметных точки противника. Гвардейцы-минометчики огневыми налетами рассеяли батальон немецкой пехоты. Уничтожено до 200 вражеских солдат и офицеров. Командир танка лейтенант Чичулин огнем из пулемета сбил самолет противника.

* * *

Западнее Ростова на Дону наши части уничтожили два взвода гитлеровцев, 6 пулеметов, разрушили 4 дзота, 8 блиндажей и взорвали склад противника с горючим.

* * *

На Волховском фронте советские артиллеристы обстреливали вражеские позиции. Разрушено 13 немецких дзотов, 8 блиндажей и наблюдательный пункт, подавлен огонь 5 артиллерийских и 2 минометных батарей противника.

* * *

Немецкие оккупационные власти усиленно охраняли железнодорожный мост на линии Осиповичи—Слуцк. На подступах к мосту гитлеровцы соорудили дзоты и разместили в них сильные гарнизоны. Отряд минских партизан совершил смелый налет и штурмом захватил вражеские дзоты. Советские патриоты перебили немецкую охрану и взорвали мост. Другой отряд минских партизан 26 и 27 апреля пустил под откос два немецких железнодорожных эшелона. Разбиты 2 паровоза и 17 вагонов. Уничтожено свыше 50 гитлеровцев.

* * *

Немецко-фашистские мерзавцы сожгли 59 селений Полоцкого района, Витебской области. Уничтожение деревень сопровождалось разнузданными грабежами и массовыми убийствами мирных советских граждан. Немцы отняли у колхозников скот, продовольствие и домашние вещи. В деревнях Сестренки, Черная, Сухой Бор и Большие Жарцы немецкие палачи расстреляли и сожгли 190 стариков, женщин и детей.

* * *

Греческие патриоты разгромили в районе города Гревены крупный итальянский отряд. Оккупанты понесли тяжелые потери. При налете на Фарсалу партизаны причинили оккупантам большой урон, захватили трофеи и взяли в плен 40 итальянских солдат. // Совинформбюро.


*****************************************************************************************************************
СТОЙКОСТЬ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ


ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ, 8 мая. (По телеграфу от наш. корр.). На одном участке рота гитлеровцев после сильной огневой подготовки атаковала наши позиции. Ей удалось нащупать стык между двумя дзотами и вклиниться здесь. Используя выгоды своего положения, немцы напали на огневую точку, в которой находился сержант Кислицын со своими бойцами.

Несмотря на большое численное превосходство противника, советские воины смело приняли бой. Немцы несколько раз кидались к дзоту, но их встречал сильный и точный огонь гарнизона. Тяжело раненые Кислицын, Митрошин и Осипов мужественно отбивались гранатами от наседавших немцев. Осипов и Митрошин бросили в противника свыше 40 гранат, нанеся ему немалый урон.

В решающую минуту схватки на помощь стойкому гарнизону дзота подоспел расчет противотанковой пушки во главе с лейтенантом Черняком. Выкатив пушку вперед, этот расчет первыми же выстрелами уничтожил более половины осаждавших дзот гитлеровцев. После этого немцы стали поспешно отходить, но попали под огонь соседних дзотов. На поле боя осталось около 80 вражеских трупов.

☆ ☆ ☆

ИСТРЕБИТЕЛИ ВРАЖЕСКИХ МИН

КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ, 8 мая. (По телеграфу). В недавних наступательных боях N соединения отлично проявили себя саперные подразделения, расчищавшие путь продвигающейся вперед пехоте. Они обезвредили тысячи вражеских мин, фугасов и сюрпризов, проделывали проходы в лесных завалах, восстанавливали мосты и дороги, не считаясь ни с усталостью, ни с риском для жизни.

Большое упорство и находчивость при расчистке лесных дорог проявили отделения сержанта Липенцова и красноармейца Пушкарева.

Саперы Беспалов и Трифонов сопровождали артиллерию на огневые позиции. Колесо одного орудия наехало на край противотанковой мины. Взрыв был бы неминуем, если бы во-время не подоспели саперы. Беспалов и Трифонов обезвредили мину и вытащили ее из-под колеса.

Опыт, накопленный саперами в период наступательных боев, сейчас тщательно изучается и передается новому пополнению. // Капитан А.Гридин.


*****************************************************************************************************************
ПОЛК СТАЛ ГВАРДЕЙСКИМ


Дело было под Сталинградом. На охоту вылетели на своих истребителях четыре летчика — Китаев, Елисеев, Кукушкин и Родин. В районе Калача они встретили 12 фашистских бомбардировщиков. Шли «Юнкерсы», тяжело груженные продовольствием и боеприпасами для окруженной армии фон-Паулюса. Шесть «Мессершмиттов-109ф» сопровождали их.

Пробились Китаев и Елисеев сквозь строй неприятельских истребителей и ринулись в атаку на «Юнкерсов». Кукушкин и Родин связали «Мессершмиттов». Меткая очередь Китаева, и пылающий бомбардировщик камнем грохнулся на землю. Затем первая пара летчиков повела бой с вражескими истребителями, а вторая пара стала расправляться с «Юнкерсами». Восемь бомбардировщиков и одного истребителя сбили четыре мужественных сокола и без потерь вернулись на свою базу.

Это один из многочисленных боевых подвигов летчиков авиационного истребительного полка, которым командует подполковник С.Н.Чирва. На-днях полку присвоено звание «гвардейский». 135 сбитых в воздухе и сожженных на земле немецких самолетов, из них 114 под Сталинградом — таков счет полка ко дню получения гвардейского знамени.

На аэродроме выстроился полк. У многих летчиков и техников боевые ордена и медали.

Представитель командования генерал-майор интендантской службы Стахурский поздравляет личный состав полка и призывает еще лучше уничтожать фашистскую авиацию, понести на запад завоеванное в боях гвардейское знамя.

Подполковник Чирва, склонив колена, читает текст гвардейской клятвы. Многоголосое «клянемся» гремит в ответ. Плывет полковая святыня, ветер развевает алое полотнище, и оно осеняет стройные ряды гвардейцев.

Тут же на аэродроме торжественно вручили гвардейские значки всему личному составу. // Капитан С.Угрюмов.

☆ ☆ ☆

АРТИЛЛЕРИСТЫ РАЗБИЛИ НЕМЕЦКИЙ БРОНЕПОЕЗД

ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ. (По телеграфу от наш. корр.). На-днях командир батареи старший лейтенант Козлов, находясь на передовом наблюдательном пункте, увидел подходивший к линии фронта вражеский бронепоезд. Поезд был неподалеку от пристрелянного репера. Старший лейтенант Козлов произвел огневой налет. Тридцать шесть снарядов, выпущенных батареей, полностью разрушили путь впереди бронепоезда и вынудили его остановиться.

Затем артиллеристы стали бить по самому бронепоезду. Семью прямыми попаданиями они разворотили несколько площадок. Налет был настолько для противника неожиданным и метким, что бронепоезд не успел даже открыть ответного огня.

На следующий день разведчик соседней батареи сержант Жуков заметил подошедший к раз’езду для выгрузки немецкий железнодорожный эшелон. Сержант Жуков немедля сообщил об этом на батарею. Точные данные и умелая корректировка огня позволили разбить хвостовой вагон с четвертого снаряда. Затем также прямым попаданием был разбит второй вагон.

☆ ☆ ☆

НА САМОЛЕТАХ, ПОСТРОЕННЫХ КОЛХОЗНИКАМИ

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 8 мая. (По телеграфу от наш. корр.). Некоторое время тому назад в N авиачасть, действующую на Кубани, прибыла партия самолетов, построенных на средства саратовских колхозников. Именные истребители были вручены лучшим летчикам части.

Вскоре состоялся первый боевой вылет этих машин. Капитан Молчанов в паре с сержантом Михалевым патрулировали над нашими войсками. Они встретили два «Me-109». Один из немцев попытался зайти в хвост самолету Молчанова. Сержант Михалев своевременно разгадал маневр врага и атаковал его. Немецкий пилот увернулся и оказался ниже машины Молчанова. Капитан погнался за ним и сбил его. В это время Михалев вел бой на виражах со вторым «Мессершмиттом». Третьей атакой он поджег эту машину.

Всего в этот день летчики-истребители N части сбили пять самолетов противника. Наши летчики потерь не имели. Вечером командир части написал саратовским колхозникам письмо о первом боевом дне.

_________________________________________________________________________
Что происходит в оккупированных областях Украины ("Красная звезда", СССР)
М.Бажан: Сыны Украины в боях с немцами ("Красная звезда", СССР)**
А.Довженко: Украина в огне ("Известия", СССР)
Волчьи посулы ("Красная звезда", СССР)
А.Корнейчук: Гудит Украина* ("Известия", СССР)
И.Эренбург: Украина ждет ("Красная звезда", СССР)*
М.Бажан: Харьков борется ("Красная звезда", СССР)
Прочь грязные руки от Украины!* ("Известия", СССР)

Газета «Красная Звезда» №108 (5479), 9 мая 1943 года
Tags: 1943, Василий Гроссман, Илья Эренбург, Совинформбюро, Украина в ВОВ, весна 1943, газета «Красная звезда», май 1943
Subscribe

Posts from This Journal “1943” Tag

  • Польша — гитлеровский «дом смерти»

    Н.Сергеева || « Правда» №103, 21 апреля 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщение ТАСС (1 стр.). От Советского Информбюро (1 стр.). Указы…

  • Л.Славин. Дороги идут на запад

    Л.Славин || « Известия» №74, 30 марта 1943 года Наступили решающие дни подготовки к севу. Успешно завершим ремонт тракторов и…

  • Илья Эренбург. Наша звезда

    И.Эренбург || « Красная звезда» №43, 21 февраля 1943 года Под знаменем Ленина, под водительством Сталина — вперед, за разгром немецких…

  • А.Довженко. Мать

    А.Довженко || « Известия» №42, 20 февраля 1943 года Красная Армия встречает свою двадцать пятую годовщину в жестоких боях с гитлеровскими…

  • Плененные нашими войсками в районе Сталинграда гитлеровские генералы

    « Красная звезда» №27, 3 февраля 1943 года Вчера, 2 февраля, успешно завершена ликвидация окруженных под Сталинградом вражеских войск. Честь и…

  • 27 января 1943 года

    «Вечерняя Москва» №21, 27 января 1943 года План Верховного Главнокомандования Красной Армии по окружению и ликвидации крупной группировки отборных…

  • Каменская трагедия

    А.Софронов || « Известия» №67, 21 марта 1943 года Колхозники и колхозницы, работники и работницы МТС и совхозов! Развернём большевистскую…

  • Великие традиции русских моряков

    «Красный флот» №143, 19 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Капитан А.Кожухов. — Авиация в борьбе с…

  • Илья Эренбург. Подводные колбасники

    И.Эренбург || «Красный флот» №143, 19 июня 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Сообщения Советского Информбюро (1 стр.). Капитан А.Кожухов. — Авиация в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments