Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

Протест немецких военнопленных против зверств и насилий германских властей в оккупированных районах

газета «Известия», 4 июня 1942 года, мировая война, отечественная война«Известия» №129, 4 июня 1942 года

Высокими наградами отмечает сегодня родина героический труд работников промышленности, производящей вооружение. Воодушевленные великими целями отечественной войны, вооруженцы будут производить все больше и больше пушек и пулеметов, автоматов и винтовок для фронта. К новым успехам, товарищи!



# Все статьи за 4 июня 1942 года.



Международному Комитету Красного Креста. Женева (Швейцария)
ЗАЯВЛЕНИЕ


Мы, немецкие военнопленные лагеря №74, ознакомились с нотами Народного Комиссара по Иностранным Делам Советского Правительства господина В.М.Молотова об обращении с военнопленными в Германии и гражданским населением в оккупированных районах Советского Союза.

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену

Мы не поверили бы описанным в нотах зверствам, если бы сами не были свидетелями подобных же зверств. Не желая быть ответственными за эти преступления, мы решили выступить открыто с разоблачениями Гитлера и его клики. Ниже приводим заявления очевидцев преступлений, совершенных в разное время и на различных участках фронта немецкими военными властями.

Ефрейтор 10 роты 312 пехотного полка 206 пехотной дивизии Адольф Кеес из Обершварцах сообщает: «В конце августа 1941 г. наша дивизия была расположена у реки Двины. Отсюда взвод моей роты под командованием фельдфебеля Кольберга пошел в разведку в деревню, находящуюся на другой стороне реки. Как только было установлено, что деревня эта не занята противником, фельдфебель отдал приказ заняться «организацией» питания. Он отобрал у жителей хлеб, мед и все с'естное вообще. Это был настоящий грабеж».

Унтер-офицер 14 роты 303 пехотного полка Ганс Манделке из Шнейдемюль сообщает: «С 12 октября до 7 ноября 1941 г. я застрял со своим броневиком в гор. Холме. Здесь я имел возможность ознакомиться с жизнью в лагере русских военнопленных. Пленные днем и ночью находились на отгороженном открытом поле. Во время дождя их одежда промокала до нитки, и они дрожали всем телом».

Солдат 1 роты 45 полка 6 танковой дивизии Франц Биронский из Тихау сообщает: «6 декабря 1941 г. мы вынуждены были под напором русских отступить в деревню Языково. Из штаба полка был получен приказ поджечь деревню. Наш командир роты лейтенант Лёв отдал приказ обыскать все дома и захватить с собою все с'естное и кур. Когда мы в полночь оставили деревню, многие солдаты были нагружены мешками. Деревня была ограблена до нитки. После этого приступили к работе саперы. Через короткое время горела вся деревня».

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену

Старший ефрейтор 8 роты 235 полка 102 пехотной дивизии Карл-Гейнц Мейснер из Берлина сообщает: «8 ноября 1941 г. моя рота находилась в местечке Большая Коша. Здесь мы получили приказ командования дивизии занять и поджечь близлежащие деревни. 12 ноября этот приказ был выполнен. Гражданское население не было предупреждено и поэтому не имело возможности спасти хотя бы самое необходимое».

Старший ефрейтор 13 роты 473 полка 253 пехотной дивизии Артур Франке из Бремена сообщает: «Во время боев западнее Невеля наше командование через громкоговорители призывало русских сдаться в плен, обещая им сохранить жизнь. При наступлении мы обнаружили на одной просеке несколько русских повозок. Возницы подняли белые платки и давали знаки о том, что они сдаются. Это были крестьяне из близлежащих деревень. Тем не менее они все до единого были расстреляны».

Ст. ефрейтор 12 роты 303 полка 162 пехотной дивизии Ганс Эггерт из Шверина сообщает: «В ноябре 1941 года неизвестными ночью были убиты два наших солдата, стоявшие на посту. Чтобы добиться выдачи виновников, все мужское население было согнано в один дом и заперто. После многочисленных допросов, которые не дали результатов, командир нашей роты капитан Рунге на третий день дал приказ выбрать наиболее подозрительного из жителей деревни и расстрелять его. Деревня, в которой это произошло, называется Аниково и находится приблизительно в 100 километрах юго-западнее Калинина».

Солдат 10 роты 118 полка 36 пехотной дивизии Эрнст Шейтгауэр из Нейнкирхена сообщает: «В сентябре 1941 г. в Луге были сооружены виселицы, на которых вешали гражданских лиц. Только после того, как однажды утром рядом с повешенным русским нашли повешенного немецкого солдата, публичные казни на время прекратились».

Солдат разведывательного отряда 31 дивизии Герман Цодер из Вены сообщает: «В начале ноября 1941 г. я был вызван в Водкино, что лежит в 60 км восточнее Брянска, к начальнику полевой почты Рейнике. При мне он обыскивал двух гражданских лиц, преступление которых состояло в том, что они мирно шли по дороге. Обыск не дал никаких результатов. У одного из них нашли бритву. За это ему кулаком разбили в кровь лицо. Рейнике приказал чиновнику полевой почты Гейнцу Шмидту и посыльному Бернгарду Винцу отвести этих двух человек в сборный лагерь. Вскоре солдаты вернулись и доложили: «При попытке к бегству пленные застрелены».

Солдат 3 роты 35 пехотной дивизии Эдмунд Беднарик из Верхней Силезии сообщает: «Когда мы в начале ноября 1941 г. проходили через Волоколамск, мы увидели там 6 повешенных: 4 мужчин и 2 девушек. Лейтенант Шварц приказал остановиться и выстроил нас полукругом возле повешенных. Он сказал нам: эти партизаны будут висеть здесь, пока не сгниют. Унтер-офицер Пельц забавлялся тем, что раскачивал трупы двух девушек, отпуская похабные остроты».

Солдат 3 роты 66 пехотного полка 3 пехотной дивизии Курт Вегнер из Цербста сообщает: «Командир отделения унтер-офицер Якоб Трирвейлер 18 ноября 1941 г., когда мы были в Калинине, приказал нам разграбить квартиры и магазины и забрать все наличное продовольствие. Все ценное он присвоил себе. Он приказал расстреливать всех пленных. 9 декабря мы встретили недалеко от Клина раненого красноармейца. Унтер-офицер выстрелил в него из пистолета-автомата, а потом размозжил ему голову прикладом».

Старший ефрейтор 3 роты 88 полка 15 пехотной дивизии Гергард Рихтер сообщает: «Вблизи Глохово 4 декабря 1941 г. к нашей линии обороны подошли двое раненых русских с поднятыми руками. Унтер-офицер Вольфганг Зиберт застрелил их, заявив, что он поступает так по приказу свыше.

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену

В начале января этого года нам в ожесточенном бою удалось занять село Редькино, которое почти полностью было разрушено нашим огнем. При осмотре развалин мы наткнулись на 3-х гражданских лиц, которые, несмотря на все попытки заставить их говорить, отказались дать какие-либо показания. Чтобы покончить с ними быстро, их об'явили партизанами и повесили. Приказ о казни их отдал заместитель командира 81 полка Шмидт».

Старший ефрейтор 2 дивизиона 67 артполка 10 танковой дивизии Роберт Михаэлис из Гамбурга сообщает: «В начале сентября 1941 г. моя часть участвовала в боях у Тайцы, что находится недалеко от Ленинграда. Однажды нашим солдатам, сопровождавшим обоз с боеприпасами, сдались в плен 2 заблудившихся русских солдата. Штабной вахмистр отвел их в сторону от дороги и застрелил из пистолета».

Старший ефрейтор 13 роты 62 пехотного полка 7 дивизии Рудольф Латцельсбергер из Ландсгута сообщает: «В ноябре 1941 г. наш полк проходил через одну деревню. 2 солдата вели 4-х пленных красноармейцев. Наш командир взвода лейтенант Горнбиллер крикнул солдатам: «Зачем вы ведете этих свиней, гоните их в лес и дайте там каждому по свинцовой пилюле». Солдаты повели их в лес, лейтенант поехал за ними. Вскоре мы услышали несколько выстрелов. Когда лейтенант вернулся, он цинично бросил: «Еще на 4 меньше».

Старший ефрейтор 7 роты 240 полка 106 пехотной дивизии Норберт Люг из Дортмунда сообщает: «Это было 2 октября прошлого года в Орше. Когда наш штаб батальона был расквартирован в здании школы, к нам робко подошли трое совсем еще молодых, видимо, очень испуганных русских парня, вылезших из близлежащего блиндажа. Они были в гражданской одежде, но носили красноармейские пилотки.

Командир батальона старший лейтенант Вонторра велел задержать их и запереть в сарай. Все трое без всякого допроса были расстреляны таким путем: сначала из сарая вызвали самого младшего и послали его по направлению к лесу, за ним следовал унтер-офицер Бринкманн, который с близкого расстояния выстрелил ему в затылок. То же самое было сделано и с двумя другими. Таким образом, каждый из них перед своей смертью был свидетелем расстрела другого».

Солдат 3 роты 29 полка 3 моторизованной дивизии Рихард Райзер из Карлсруэ сообщает: «В ноябре 1941 г. мы были расположены у реки Нара. Каждый день в обеденное время к нам в дом приходила 60-летняя старуха, которой принадлежал этот дом, и оставалась у нас на несколько часов. Мы давали ей есть и пить. Об этом узнал старший лейтенант Зифге. Он приказал тотчас, без всякого допроса, расстрелять старуху, заявив, что она шпионка».

Ефрейтор 1 батареи 1 дивизиона 268 пехотной дивизии Эрих Шпрунг из Хемница сообщает: «В течение нескольких дней мы стояли на отдыхе в одной деревне недалеко от Вязьмы. Однажды вечером один солдат привел к нашему лейтенанту старика из деревни и обвинил его в том, что он украл два одеяла. Старик со слезами уверял, что он ни в чем неповинен. Он и в самом деле не был виноват. Тем не менее на другой день по приказу командира батареи старшего лейтенанта Баттерслебен он был расстрелян».

Ефрейтор 4 роты 312 полка 206 пехотной дивизии Эрих Розенгарт из Кенигсберга сообщает: «Мы вошли в Невель. Гражданское население, находившееся там, старалось спасти свое имущество от свирепствовавшего пожара. Унтер-офицер Никель из моей роты забавлялся тем, что отрезал мужчинам бороды, угрожая при этом расстрелом. Потом он с единомышленниками занялся грабежом. К нему обратился старик, умоляя пощадить его и ничего не уничтожать. В ответ на это унтер-офицер стал бить старика ногами и застрелил его из пистолета».

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, пленные немцы, пленные немцы в советской армии, немцы в советском плену

Ефрейтор 8 роты 11 полка 14 мотодивизии Георг Лейснер из Лейпцига сообщает: «Это было 4 августа 1941 г. вблизи Велижа. Группа солдат во главе со своим обер-лейтенантом согнала из ближних домов мирных жителей и бросила их в реку. В тех, кто умел плавать, они до тех пор бросали камнями, пока все несчастные не утонули».

Ефрейтор разведывательного отряда 87 пехотной дивизии Фриц Гойзелер из Вайсенфельза сообщает: «В начале июля мы находились в Августове. Нас заставили производить расстрелы совместно с эсэсовцами и под наблюдением гестапо. Как-то за один день было расстреляно 269 человек. Это были белоруссы, русские, евреи и поляки, в том числе 14 девушек и женщин. Приговоренные к смерти группами в 25 человек подводились ко рву в 50 м. длины, 2 м. ширины и 1,20—1,50 м. глубины и с расстояния в 6—8 метров их по-двое расстреливали в спину. Вторая, третья и т.д. группы видели перед собою расстрелянных до них людей, лежавших в длинном рву. Последними расстреляли 14 девушек и женщин. Перед их глазами прошли все жертвы, подло убитые выстрелами в затылок. Если кто-либо еще оставался жив, то его доканчивали эсэсовцы из автомата или пистолета. Из 269 человек только 2 кричали и плакали».

Можно было бы удлинить этот перечень зверств и преступлений. Но достаточно и приведенных фактов, чтобы видеть, что эти зверства и преступления со стороны германских военных властей являются не единичными случаями, а, как совершенно правильно отметил Народный Комиссар по Иностранным Делам В.М.Молотов в своих нотах, системой, исходящей от руководителей нынешней Германии.

Мы на собственном опыте убедились, что, вопреки утверждениям наших офицеров, а также немецких газет, с нами с момента нашего пленения обращаются в полном соответствии с требованиями международного права. У нас нет основания жаловаться на плохое обращение. Напротив, комиссары обращались с нами всегда особенно вежливо и приветливо, даже тогда, когда некоторые из нас отказывались дать показания по тем или иным пунктам Мы имеем достаточное и хорошее питание, спим на соломенных матрацах, с чистыми простынями и еженедельно ходим в баню. Врачи и санитары следят за нашим здоровьем.

Для удовлетворения наших культурных запросов в наше распоряжение предоставлены библиотека, читальня и клуб. Кино, концерты нашего собственного оркестра и хора заполняют наш досуг.

Мы, 115 солдат, поднимаем наш голос протеста против зверств, которым подвергаются советские военнопленные и мирное население оккупированных районов.

Мы обвиняем Гитлера и его клику, как вдохновителей совершенных и совершаемых ныне преступлений.

Мы просим Международный Комитет Красного Креста довести наш протест до мирового общественного мнения.

Все вышеуказанное в заявлении подтверждаем

Вальтер Гейбих, торг. служащий, Берлин, 428 отряд связи.
Гейнц Эггерингхауз, помощник шофера, Эссен, 1 полк СС дивизии «Рейх».
Франц Биронский, сельхоз. техник, Тихау, Верхняя Оилеэия, 1 рота 45 полка 6 танк, дивизии.
Эдмунд Беднарик, шофер, Гросс Пониав, Верхняя Силеэия, 3 рота 35 пех. дивизии.
Карл Ридезель, каменщик, Эверсбах Дилькрайз, 6 рота 181 полка 52 пех. дивизии.
Доктор Герман Цодер, почтовый инспектор, Вена, разведотряд 31 пех. дивизии.
Франц Поппель, сапожник, Ратибор, Верхняя Силезия, 132-й строительный батальон.
Георг Лейснер, инструментальщик, Лейпциг, 8 рота 11 полка 14 мотодивизии.
Ганс Мандельке, шофер, Шнейдемюль, 14 рота 303 полка.
Ефрейтор Эрих Розенгарт, Кенигсберг, монтер, 4 рота 312 полка 206 пех. дивизии.
Вальтер Кейлувейт, Шнекенмоор, с.-х. рабочий, 3 полка 408 пех. дивизии.
Ст. ефрейтор Гергард Рихтер, Пробстау 186. садовник, 3 рота 88 полка 15 пех. дивизии.
Ст. ефрейтор Артур Франке, Бремен, переводчик, 13 рота 473 полка 253 пех. дивизии.
Солдат Герберт Тиме, Франкфурт на Одере, с.-х. рабочий, 2 бат. 85 полка 85 пех. дивизии.
Ст. ефрейтор Вилли Давид, Мюнстер в Вестфалии, столяр, 1 рота 4 стрелкового полка 6 танк. дивизии.
Ефрейтор Альфред Готе, Зеезен в Гарце, старший кельнер, 497 полка 267 пех. дивизии.
Ст. ефрейтор Роберт Михаэлис, Гамбург, служащий, 2 дивизион 67 арт. полка 10 танк. дивизии.
Ст ефрейтор Норберт Люг, Дортмунд, студент медиц. факультета, 7 рота 240 полка 106 пех. дивизии.
Унтер-офицер Эрнст Германн, Маршендорф, почтовый служащий, 5 рота 85 полка 403 пех. дивизии.
Стрелок Франц Штекль, Вена, литограф, 5 рота 29 полка 3 пех. дивизии.
Ефрейтор Арно Шпильман, Лихтенфельс, полировщик, 8 рота 520 полка 196 пех. дивизии.
Ефрейтор Ганс Вопперер, Миттертейх, бетонщик, 2 рота 205 полка 52 пех. дивизии.
Ст. ефрейтор Вилли Барт, Гера, электромонтер, 2 рота 455 полка 255 пех. дивизии.
Ефрейтор Гейно Бек, Дрезден, маляр, 11 рота 163 полка 52 пех. дивизии.
Ефрейтор Михаэль Гаст, обойщик, Людвигсгафен на Рейне, 7 рота 80 полка 34 пех. дивизии.
Унтер-офицер Гейнц Бледорн, булочник, Берлин, 7 рота 415 полка 123 пех. дивизии.
Унтер-офицер Герман Шольц, стекольщик, Лэндберг, 83 полка 403 пех. дивизии и другие — ВСЕГО 115 ПОДПИСЕЙ. Май 1942 г.


************************************************************************************************************
Гитлеровцы не могут скрыть разрушительных последствий английских налетов на Кельн и Эссен


ЖЕНЕВА, 3 июня. (ТАСС). Как сообщают из Берлина, массированные налеты английской авиации на Кельн и Эссен произвели на немецкое население потрясающее впечатление. Уже днем 31 мая налет на Кельн был повсеместно главным предметом разговоров. Из уст в уста передаются сведения о страшных разрушениях, произведенных в центрах германской индустрии, о гибели значительной части огромных предприятий Эссена и Кельна.

Гитлеровские главари прибегают к неуклюжим трюкам, чтобы скрыть от населения действительные последствия английских налетов, хотя в сводке германского командования содержалось признание того, что Кельну нанесен «большой ущерб», а в Дуисбурге «произведены большие разрушения». Гитлеровские пропагандисты прежде всего стремятся преуменьшить данные о количестве участвовавших в налетах самолетов. Однако геббельсовские мошенники второпях запутались в своих арифметических выкладках. 1 июня германское информационное бюро сообщило, что в налете в ночь на 31 мая участвовало всего 70 английских самолетов. В 12 ч. 30 м. 2 июня берлинское радио увеличило эту цифру до 100. Иностранным же журналистам, как явствует из сообщения шведской газеты «Афтонбладет», была названа цифра в 250 самолетов. Тем временем в ряд городов Германии прибыли беженцы из Кельна, которые подтвердили, что город бомбило более 1000 самолетов. Рассказы этих беженцев становятся широко известными, повсеместно производя огромное впечатление.

Как здесь стало известно, все эти жалкие фокусы гитлеровцев вызывают среди населения насмешки. О действительных масштабах нанесенных Кельну и Эссену ударов немцы судят по тому, что спешно производится массовая эвакуация населения из Рейнско-Вестфальской области, что тысячи немцев получили сведения о гибели своих родственников и знакомых, а также по тому, что в Кельне и Эссене прекратился выход газет и отсутствует нормальная железнодорожная связь с этими городами. Повсюду почти открыто говорят о том, что противовоздушная оборона Кельна провалилась. Зенитной артиллерии оказалось недостаточно, а ее командование проявило растерянность перед лицом небывалого числа атаковавших самолетов. Пожарные команды сумели погасить только 10 из сотен вспыхнувших пожаров, которые продолжали еще бушевать 2 июня. В связи с тем, что вышел из строя водопровод в Кельне, пожарники пытались качать воду из Рейна, однако насосные установки оказались испорченными.

Попытка гитлеровских властей поднять дух населения сообщением о «репрессивном» налете на английский город Кентербери — резиденцию архиепископа Кентерберийского о населением в 24 тыс. человек — не произвела никакого впечатления на население Германии.

НЬЮ-ЙОРК, 3 июня. (ТАСС). Агентство Юнайтед пресс сообщает, что в результате налета английской авиации химической промышленности Кельна нанесен сильнейший ущерб. Транспортные затруднения препятствуют массовой эвакуации населения из Рейнской области. Немцы, преуменьшая значение английского налета, пытаются успокоить чрезвычайно взволнованное население.

☆ ☆ ☆

Расстрелы в Чехословакии

ЖЕНЕВА, 3 июня. (ТАСС). Пражское радио сообщает, что приговором военно-полевого суда в Праге сегодня расстреляно 15 человек, обвиняемых в том, что они одобряли покушение на Гейдриха либо жили без прописки в полиции.

Среди казненных — профессор чешской коммерческой академии Ян Крампера, директор той же академии Антонин Червенка, инженер Карел Хохола и ряд других.

Приговором военно-полевого суда в Брно сегодня расстреляно 10 чехов.

Общее число казненных в связи с покушением на гитлеровского палача Гейдриха достигает уже 155 человек.

☆ ☆ ☆

Убийство гитлеровского агента во Франции

ЖЕНЕВА, 3 июня. (ТАСС). Агентство Гавас-ОФИ сообщает, что вечером 2 июня в Париже неизвестный велосипедист тремя выстрелами из револьвера убил главного редактора газеты «Кри дю пепль» Клемана, легко ранены жена Клемана и один прохожий. Велосипедист исчез.

Погромно-фашистская газета «Кри дю пепль» является органом гитлеровца Дорио.

☆ ☆ ☆

Сокращение автомобильного движения в США

НЬЮ-ЙОРК, 3 июня. (ТАСС). Начиная с 1 июня в США резко сокращено движение автотранспорта, обслуживающего газетные предприятия, пекарни, гастрономические и бакалейные магазины и многие другие предприятия. Сокращение автомобильного движения проводится в соответствии с правительственной программой экономии автомобильных шин и бензина.


************************************************************************************************************
Письма из Партизанского края


III.

Отряд партизан-разведчиков, пробираясь лесом, наткнулся на раненого в ногу пожилого человека, одетого в крестьянскую одежду. Он лежал без сознания возле сосны.

Когда его привели в чувство и перевязали, крестьянин сообщил, что идет в Партизанский край, чтобы рассказать всему народу о зверствах гитлеровцев. Ранили его при переходе линии фронта. Молча слушали партизаны его рассказ.

— В воскресный день всех колхозников согнали на площадь и бургомистр сообщил о том, что большой свиноводческий совхоз «Полонное» подарен Гитлером интендантскому офицеру Хельману в награду за «хорошо поставленное снабжение армии».

На следующий день всех колхозников послали работать на земле, подаренной фашистскому мародеру. Рабочий день был установлен в 12 часов. Минула неделя, вторая...

Затем пронесся слух, что в «Полонное» пожаловала супруга Хельмана со всеми своими отпрысками. Новоиспеченный помещик, очевидно, решил всерьез и надолго обосноваться в России.

— Послали меня к вам, — закончил рассказ колхозник. — Выжечь надо эту погань с нашей земли.

— Отомстим, — ответили партизаны. — Не жить Хельману в «Полонном». Нужна ему земля? Получит, сколько полагается.

Слово свое партизаны сдержали. Не прошло и трех дней, как Хельман был уничтожен меткой пулей, посланной народным мстителем.

Фашисты пытаются превратить народ в рабочий скот, удушить русскую национальную культуру, растоптать чувство достоинства в советском человеке. С особенным чувством слушаешь эти рассказы на земле Партизанского края, где продолжают работать колхозы, ребятишки бегают в советские школы, где выходят три газеты, а по вечерам население собирается в самой большой избе (клуб сожжен) посмотреть звуковую кинокартину «Разгром немецких войск под Москвой».

На каждом шагу здесь видны следы недавнего пребывания врага. Нет деревни без мрачных пепелищ, нет семьи, не потерявшей близкого человека. А сколько деревень сравнено с землей! О том, что было село, узнаешь по деревьям, рассаженным рядами, по остаткам сиреневых кустов.

Горяча и сильна ненависть к врагу. Разве забудет 16-летний боец партизанского отряда Саша Б. смерть своего отца-учителя на виселице в школьном саду? Разве простит фашистским насильникам их злодеяния смелая разведчица Нюра?

Горе — в каждом доме Партизанского края, ярость — в каждом сердце!

В одном селе нас познакомили со стариком-кузнецом, высоким, черным человеком. Когда фашисты заняли село, они учинили жестокую расправу над населением. Расстреляли шесть мужчин, в числе их — сына кузнеца.

Через несколько дней к нему постучал красноармеец, выходивший из окружения. Старик принял его, как сына. На следующую ночь кузнец и красноармеец ушли из села и вернулись домой подутро. Старик, нес немецкий автомат.

С той поры каждую ночь уходили они из дома, залегали где-нибудь в кустах, у дороги, и ждали. Покажется обоз: они обстреливали его и поспешно уходили в лес. Фашисты всполошились, решив, что здесь действует крупный партизанский отряд, и направили сюда большие силы. А партизан было всего двое: один — с красноармейской винтовкой, другой — с немецким автоматом.

Потом в село вошли партизаны, и старик передал им свой автомат и встал опять в кузнице у горна. А его приемный сын и сейчас ходит с партизанскими отрядами.

Трудно рассказать о силе и глубине народной любви к партизанам. Эту любовь народ выражает в героических подвигах.

Никогда не забудется подвиг старика Семенова из деревни Г. Сюда ворвался отряд карателей. Кто-то донес офицеру, что Семенов знает, где находятся партизаны. Старика вызвали в штаб.

— Поведешь нас к партизанам, — приказал офицер.

Старик ничего не ответил.

Утром гитлеровцы двинулись на поиски партизан. Проводник шел впереди. Офицер вначале подозрительно следил за ним, но покорность старика несколько успокоила его.

— Далеко до партизан, — сказал Семенов.

— Веди, веди.

Двое суток пробирались гитлеровцы лесными чащами. Костров не разводили. Старик пугал партизанами. К концу второго дня он сказал:

— Теперь близко. Вот за опушкой будет деревня, там и конец нашего пути.

Офицер выслал разведку. Через час солдаты вернулись смущенные, растерянные.

— Из этой деревни мы вышли два дня назад, — доложили они.

Только теперь гитлеровец понял, как хитро провел их молчаливый проводник, в каких дураках он их оставил.

Семенова вывели на площадь. Он стоял, чуть согнув по-стариковски спину и опустив плечи. Его расстреляли. Смертью его немцы думали запугать жителей. После ухода немцев тело Семенова жители села торжественно похоронили на горе, недалеко от того места, где пролилась его благородная кровь.

...Немецкие каратели спокойно приближались к деревне С. Внезапно они были обстреляны. Несколько солдат упало мертвыми. Фашисты залегли и открыли сильный пулеметный огонь. Завязался бой, продолжавшийся около двух часов. Когда, наконец, смолк ружейный огонь и гитлеровцы ворвались в деревню, они увидели, что против них сражались пять стариков. Жизни в рабстве у фашистов эти советские люди предпочли смерть в бою.

Оставшихся в деревне колхозников каратели выволокли на улицу. Мужчин избили железными цепями. Затем начались расстрелы. Запылали дома. Была расстреляна и одна женщина. На руках у нее был шестимесячный ребенок. Живой, он лежал рядом с мертвой матерью. Гитлеровцы запретили взять его. Тогда женщины ночью ползком подобрались к мертвой и унесли ребенка.

Эта кровавая расправа еще сильнее раздула пламя народной ненависти к оккупантам. Всем, чем только могут, помогают советские люди партизанам. Нам довелось читать дневник партизана Д. В записи от 4 декабря говорится: «Дождались сумерек, идем в деревню. Кругом полыхает зарево пожара. Видны восемь горящих деревень. Целая немецкая дивизия брошена на расправу с мирным населением.

Колхозники выделили деревенский караул в помощь нашим постам – двух наиболее бойких и смелых девушек. Всю ночь старушка-хозяйка сидела и смотрела в окно, оберегая наш сон. После такого теплого приюта, материнской заботы и холод ни по чем. Не жаль за таких людей жизнь отдать».

Матери благословляют своих детей на борьбу с врагом. Немцы-каратели вошли в дом Прасковьи Абрамовны Ивановой. Спросили, где ее сын.

— В партизанах, — последовал гордый ответ.

Иванову зверски пытали, но никто не услышал ни крика, ни стона. Большое и мужественное сердце надо иметь, чтобы бесстрашно перенести все муки. На теле ее нашли 17 ран.

В другой деревне офицер долго допрашивал женщину, пытаясь узнать, были ли здесь партизаны и куда они ушли. Полчаса он держал во рту женщины пистолет и не добился ответа. А накануне у этой женщины в избе ночевали партизаны.

В одном из сел фашисты расстреляли женщину только за то, что она обмыла тело партизана, погибшего в борьбе с врагом.

На эту звериную злобу, на эти беспримерные жестокости народ ответил еще большим сплочением. В каждой семье, какими бы муками это ни грозило, готовы всегда радушно встретить, обогреть и накормить партизан. Радость и гордость испытываешь, когда видишь, как население Партизанского края отстаивает, борется против немецких разбойников.

Население Партизанского края выстояло. Оно выгнало врага. Немецкие оккупанты не смогли удержаться на этой земле. // В.Стариков, специальный корреспондент «Известий». Н-ский партизанский отряд.

_______________________________________
В.Молотов: Нечеловеческие мучения и гибель советских граждан в немецко-фашистской неволе* ("Красная звезда", СССР)**
В.Молотов: Зверства и насилия над мирным населением в оккупированных советских районах ("Красная звезда", СССР)
В.Молотов: Истребление советских военнопленных ("Красная звезда", СССР)
Убийства и истязания советских граждан* ("Красная звезда", СССР)***
Протест немецких военнопленных против зверского обращения с советскими военнопленными ("Красная звезда", СССР)*

Газета «Известия» №129 (7815), 4 июня 1942 года
Tags: 1942, газета «Известия», зверства фашистов, июнь 1942, лето 1942, пленные немцы, советские партизаны
Subscribe

Posts from This Journal “пленные немцы” Tag

  • По Германии. Когда ведут пленных

    С.Крушинский || « Комсомольская правда» №43, 21 февраля 1945 года Да здравствует великий советский народ, его Красная Армия и Военно-Морской…

  • В РАЙОНЕ СТАРОЙ РУССЫ. Немецкие солдаты и офицеры, захваченные в плен нашими войсками

    С.Лоскутов || « Красная звезда» №49, 28 февраля 1942 года «Задача Красной Армии состоит в том, чтобы освободить от немецких захватчиков нашу…

  • Показания мертвых

    Л.Ганичев || « Правда» №12, 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями славных танкистов Красной Армии.…

  • Как сдались в плен остатки немецкого гарнизона Кенигсберга

    Н.Прокофьев || « Красная звезда» №86, 12 апреля 1945 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве…

  • По следам зверя

    Эль-Регистан || « Правда» №27, 1 февраля 1945 года Войска 1-го Белорусского фронта вторглись в пределы Бранденбургской провинции. Захвачены…

  • С поднятыми руками

    А.Розен || « Известия» №295, 14 декабря 1941 года Страна отвечает на боевые успехи Красной Армии огромным производственным под’емом. Миллионы…

  • Обреченность

    В.Курочкин || « Известия» №283, 30 ноября 1941 года 9-я и 56-я советские армии под командованием генералов Харитонова и Ремизова освободили…

  • Они шли на Курск...

    Л.Огнев || « Правда» №198, 9 августа 1943 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. Оперативная сводка за 8 августа (1 стр.). Указы…

  • Андрей Платонов. Падение немца

    А.Платонов || « Красная звезда» №157, 4 июля 1944 года Войска 3-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Белорусского фронта овладели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment