?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Илья Эренбург. Стихи о войне
0gnev
Красная звезда, смерть немецким оккупантам

"Красная звезда", СССР.
"Известия", СССР.
"Правда", СССР.
"Time", США.
"The Times", Великобритания.
"The New York Times", США.



Константин Симонов, Илья Эренбург, стихи о войне

ДЕКАБРЬ 1941 ГОДА

Большая черная звезда,
Остановились поезда,
Остановились корабли,
Травой дороги поросли.
Давно погасли фонари.
И немец говорит: умри.
И немец с немцем говорит.
И, как мертвец, Париж молчит,
Молчат бульвары и сады,
Молчат унылые дрозды,
Молчит Марго, бела, как мел,
Молчит Гюго — он онемел.
Не бьют часы. Застыл фонтан.
Стоит — не двинется туман.

Но вот опять вошла зима
В пустые тёмные дома.
Париж, измучен, ночь не спит,
Он долго на восток глядит:
Что значат беглые огни?
Куда опять идут они?

Ты можешь жить? Я не живу.
Молчи: они идут в Москву.
Они идут который год,
Они берут за дотом дот,
Ты не подымешь головы:
Они уж близко от Москвы.
Прощай, Париж, прощай навек!
Далекий дым и белый снег.

Его ты белым не зови:
Он весь в огне и он в крови.
Гляди — они бегут назад,
Гляди — они в снегу лежат.
Глаза из мутного стекла
Заполнила густая мгла.

Пылает море серых крыш,
И на заре горит Париж,
Как будто холод тех могил
Его согрел и оживил.

Я вижу свет, снега в крови.
Я буду жить. И ты живи.

Илья Эренбург
12 декабря 1942 года, "Литература и искусство", СССР*

* * *

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Было много светлых комнат,
А теперь темно,
Потому что может бомба
Залететь в окно.
Но на крыше три зенитки
И большой снаряд,
А шары на тонкой нитке
Выстроились в ряд.
Спи, мой мальчик, спи, любимец.
На дворе война.
У войны один гостинец:
Сон и тишина.
По дороге ходят ирод,
Немец и кощей,
Хочет он могилы вырыть,
Закопать детей.
Немец вытянул ручища,
Смотрит, как змея.
Он твои игрушки ищет,
Ищет он тебя,
Хочет он у нас согреться,
Душу взять твою,
Хочет крикнуть по-немецки:
«Я тебя убью».
Если ночью все уснули,
Твой отец не спит.
У отца для немца пули,
Он не проглядит,
На посту стоит, не дышит —
Ночи напролет.
Он и писем нам не пишет
Вот уж скоро год,
Он стоит, не спит ночами
За дитя свое,
У него на сердце камень,
А в руке ружье.
Спи, мой мальчик, спи, любимец.
На дворе война.
У войны один гостинец:
Сон и тишина.

Илья Эренбург.
10 декабря 1942 года, "Красная звезда", СССР.

* * *

РУССКАЯ ЗЕМЛЯ

Мяли танки тёплые хлеба,
И горела, как свеча, изба.
Шли деревни. Не забыть вовек
Визга умирающих телег,
Как лежала девочка без ног,
Как не стало на земле дорог.
Но тогда на жадного врага
Ополчились нивы и луга,
Раз'ярился даже горицвет,
Дерево и то стреляло вслед,
Подымались камни и стога,
И с востока двинулась пурга,
Ночью партизанили кусты,
И взлетали под ногой мосты,
Била немцев каждая клюка,
Их топила каждая река,
Их закапывал, кряхтя, мороз,
И луна их жгла, как купорос.
Шли с погоста деды и отцы,
Пули подавали мертвецы,
И косматые, как облака,
В рукопашную пошли века.
Шли солдаты немца колотить,
Как ходили прежде молотить.
Смерть предстала им не в высоте,
Но в крестьянской кровной простоте,
Та, что пригорюнилась, как мать,
Та, которой раз не миновать.
Затвердело сердце у земли.
А солдаты шли и снова шли.
Шла Урала тёмная руда,
Шли, гремя, железные стада.
Шёл Смоленщины дремучий бор,
Шёл худой, зазубренный топор,
Шла винтовка, верная сестра,
Шло глухое, смутное ура,
Шли пустые тусклые поля,
Шла большая русская земля.

Илья Эренбург.
7 декабря 1942 года, "Правда", СССР.

* * *

ВОЗМЕЗДИЕ

Она лежала у моста. Хотели немцы
Ее унизить. Но была та нагота,
Как древней статуи простое совершенство,
Как целомудренной природы красота.
Ее прикрыли, понесли. И мостик шаткий
Как будто трепетал под ношей дорогой.
Бойцы остановились, молча сняли шапки,
И каждый понимал, что он теперь — другой:
На запад шел судья. Была зима, как милость,
Снега в огне и ненависти немота.
Судьба Германии в тот мутный день решилась
Над мертвой девушкой у шаткого моста.

Илья Эренбург.
4 декабря 1942 года, "Правда", СССР*.

* * *

Был лютый мороз...

Был лютый мороз. Молодые солдаты
Любимого друга по полю несли.
Молчали. И долго стучались лопаты
В угрюмое сердце промерзшей земли.
Скажи мне, товарищ... Словами не скажешь,
А были слова — потерял на войне.
Ружейный салют был печален и важен
В холодной, в суровой, в пустой тишине.
Могилу прикрыли, а ночью — в атаку.
Боялись они оглянуться назад.
Но кто там шагает? Друзьями оплакан,
Своих земляков догоняет солдат.
Он вместе с другими бросает гранаты,
А если залягут — он крикнет «ура».
И место ему оставляют солдаты,
Усевшись вокруг золотого костра.
Его не увидеть. Повестку о смерти
Давно получили в далеком краю.
Но разве уступит солдатское сердце
И дружба, рожденная в трудном бою?

Илья Эренбург.
29 ноября 1942 года, "Красная звезда", СССР.

* * *

НЕМЕЦ

Она погибла, как играла,
С улыбкой детской на лице.
И только ниточка кораллов
Напоминала о конце.
Подходит ночь. Я вижу немца,
Как молча он ее пытал.
Как он хозяйским полотенцем
Большие руки вытирал.
И вижу я в часы ночные,
Когда смолкают голоса,
Его холодные, пустые,
Его стеклянные глаза.
Как он пошел за нею следом,
Как он задвижку повернул,
Как он спокойно пообедал,
И как спокойно он уснул.
И ходит он, дома обходит,
Убьет, покурит и уснет,
Жене напишет о погоде,
Гостинцы дочери пошлет.
И равнодушные, сухие,
Его глаза еще глядят.
И до утра не спит Россия,
И до утра бойцы не спят,
И жадно вглядываясь в темень,
Они ведут свой счет обид,
И не один уж мертвый немец
В земле окаменелой спит.
Но говорят бойцы друг другу,
Что немец тот — еще живой,
С крестом тяжелым за заслугу,
С тяжелой тусклой головой,
В пустой избе, над ржавым тазом
Он руки вытянул свои
И равнодушно рыбьим глазом
Глядит на девушку в крови.
Глаза стеклянные, пустые
Не выражают ничего.
И кажется, что вся Россия
В ночном дозоре ждет его.

Илья Эренбург.
28 ноября 1942 года, "Красная звезда", СССР.

* * *

НЕМЕЦКИЙ СОЛДАТ

Он с детства был уныл и аккуратен,
Любил порядок, опасался пятен,
Копил гроши на скудное жилье.
Ему сказали: «Ныне все — твое».
Он убивал старательно и тупо
И дальше шел — от трупа и до трупа.
Ему была обещана земля:
Колосья, золото и соболя.
Вот он лежит, и кровь на подбородке,
А в скрюченной руке земли щепотка,
Как будто он оставить не хотел
Чужой земли обманчивый надел.

(1942)
Эренбург, И. Стихи о войне / Илья Эренбург. - М.: Сов. писатель, 1943. Стр. 15

* * *

Немцы вспоминали дом и детство, —
Летний дождик их до слез растрогал.
И шутил фельдфебель по-немецки,
Что детей и под капустой много.
А потом остановились немцы.
У могилы выстроились дети.
Девочка спросила тихо: «Где мы?»
Немец поглядел, но не ответил.
Девочка к груди прижала куклу —
Все, что в жизни у нее осталось.
А фельдфебель молча поднял руку,
Опустил, и кукла закричала.
Сосчитали — было их семнадцать.
И как взрослые молчали дети.
Немец крикнул: «Время собираться!»
Мальчик поглядел и не ответил.
Ров засыпали. А птичий щебет
За сердце хватал. Дрожали листья.
Пахло лесом. И вздыхал фельдфебель,
Что давно не приходили письма.
А семнадцать под землей бездушной
Задыхались и на помощь звали,
Девочка с поломанной игрушкой,
Сероглазый и упрямый мальчик.
В землю упирались их ладони,
Мать они искали, умирая.
Люди говорили: «Это стонет
Вся земля от края и до края».
Слушай, сердце! Если ты забудешь,
Если ты простишь, не будь, не бейся.
Только бомбой, только из орудий,
Только пулей меткого гвардейца.

(1942)
Эренбург, И. Стихи о войне / Илья Эренбург. - М.: Сов. писатель, 1943. Стр. 19-20

________________________________________________________________________________________
Константин Симонов. Стихи о войне (Спецархив)
Алексей Сурков. Стихи о войне (Спецархив)
Иосиф Уткин. Стихи о войне (Спецархив)
Демьян Бедный. Стихи о войне (Спецархив)
Самуил Маршак. Стихи о войне (Спецархив)
Семен Кирсанов. Стихи о войне (Спецархив)
Николай Тихонов. Стихи о войне (Спецархив)
Михаил Исаковский. Стихи о войне (Спецархив)
Александр Прокофьев. Стихи о войне (Спецархив)
Александр Твардовский. Стихи о войне (Спецархив)
Василий Лебедев-Кумач. Стихи о войне (Спецархив)

Posts from This Journal by “1942” Tag

  • Генрих Манн. Страницы из дневника

    Г.Манн || « Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года Каждое новое произведение писателя, картину живописца, театральный образ, кинофильм…

  • К.Симонов. Военный корреспондент

    К.Симонов || « Литература и искусство» №28, 11 июля 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Почетная задача. "Ленинград в борьбе".…

  • Выродки человечества

    А.Штейн || «Красный флот» №156, 5 июля 1942 года Слава о главных организаторах героической обороны Севастополя — вице-адмирале Октябрьском,…

  • Родной город

    С.Езерский || «Ленинградская правда» №147, 22 июня 1942 года "Все наши силы — на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного…

  • Студия у подножия Ала-Тау

    М.Ильин || « Литература и искусство» №17, 25 апреля 1942 года Каждое новое произведение писателя, картину живописца, театральный образ, кинофильм…

  • Разведчица Мария Байда

    С.Галышев || " Известия" №149, 27 июня 1942 года Расчеты гитлеровцев на изоляцию нашей страны от других держав мира оказались построенными на…

  • Могучая артиллерия советского народа

    И.Прочко || " Известия" №148, 26 июня 1942 года Год войны против немецких захватчиков неопровержимо свидетельствует о том, что наша…

  • Советские моряки

    Л.Галлер || " Известия" №146, 24 июня 1942 года За авантюристическую политику гитлеровской клики немцы расплачиваются миллионами убитых на…

  • Нерушима дружба народов Советского Союза

    " Известия" №147, 25 июня 1942 года Вероломная гитлеровская политика, рассчитанная на то, чтобы бить свободолюбивые народы по одиночке,…


  • 1
Илья Эренбург

Soviet Calendar. Thirty years of the Soviet State. 1947
Илья Эренбург, стихи о войне, статьи о ВОВ
Убей!

Как кровь в виске твоем стучит,
Как год в крови, как счет обид,
Как — горем пьян и без вина,
И как большая тишина,
Что после пуль и после мин,
И в сто пудов, на миг один,
Как эта жизнь — не ешь, не пей
И не дыши — одно: убей!
За сжатый рот твоей жены,
За то, что годы сожжены,
За то, что нет ни сна, ни стен,
За плач детей, за крик сирен,
За то, что даже образа
Свои проплакали глаза,
За горе оскорбленных пчел,
За то, что он к тебе пришел,
За то, что ты — не ешь, не пей,
Как кровь в виске — одно: убей!

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 5

Edited at 2018-01-19 11:34 pm (UTC)

Писатель Илья Эренбург в гостях у танкистов

Снимок 1942 года
Илья Эренбург, стихи о войне
Они накинулись, неистовы...

Они накинулись, неистовы,
Могильным холодом грозя,
Но есть такое слово — выстоять,
Когда и выстоять нельзя,
И есть душа — она все вытерпит,
И есть земля — она одна,
Большая, добрая, сердитая,
Как кровь, тепла и солона.

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 11

Edited at 2018-01-19 11:55 pm (UTC)

Илья Эренбург.

Снимок В.Темина, 1941 год
Илья Эренбург, стихи о войне, статьи о войне
Проклятие

Будь ты проклята, страна разбоя,
Чтоб погасло солнце над тобою,
Чтоб с твоих полей ушли колосья,
Чтобы крот и тот тебя забросил,
Чтоб сгорела ты и чтоб ослепла,
Чтоб ты ползала на куче пепла,
Чтоб ты грызла статуи победы,
Чтоб друг друга грызли людоеды,
Чтобы с Брокена спустились ведьмы,
Чтобы эта ночь была последней.
Будь ты проклята, земля злодея,
И твой Гитлер и твои аллеи,
Чтоб ты поросла чертополохом,
Чтоб ты почернела и засохла,
Чтобы волки получили волчье,
Чтоб хлебнула ты той самой желчи,
Чтобы страх твою утробу выел,
Чтоб ты вспомнила тогда про Киев.

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 14

Edited at 2018-01-19 11:52 pm (UTC)

Наступали. А мороз был крепкий...

Наступали. А мороз был крепкий.
Пахло гарью. Дым стоял тяжелый.
И вдали горели будто щепки
Старые насиженные села.
Догорай, что было сердцу любо!
Хмурились и шли еще поспешней.
А от прошлого остались трубы
Да на голом дереве скворешня.
Над золою женщина сидела, —
Здесь был дом ее, родной и милый,
Здесь она любила и жалела
И на фронт отсюда проводила.
Теплый пепел. Средь густого снега
Что она еще припоминала!
И какое счастье напоследок
Руки смутные отогревало!
И хотелось бить и сквернословить,
Перебить — от жалости и злобы.
А вдали как будто теплой кровью
Обливались мертвые сугробы.

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 7

Edited at 2018-01-19 11:35 pm (UTC)

Ненависть

Ненависть. В тусклый январский полдень
Лед и сгусток замерзшего солнца.
Лед. Под ним клокочет река.
Рот забит. Говорит рука.
Нет теперь ни крыльца, ни дыма,
Ни тепла от плеча любимой,
Ни калитки, ни лая собак,
Ни тоски. Только лед и враг.
Ненависть — сердца высокий холод.
Все отошло, ушло, раскололось.
Пуля от сердца сердце найдет.
Чуть задымится розовый лед.

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 8

Edited at 2018-01-19 11:36 pm (UTC)

Знакомые дома не те...

Знакомые дома не те.
Пустыня затемненных улиц.
Не говори о темноте:
Мы не уснули, мы проснулись.
Избыток света в поздний час
И холод нового познанья,
Как будто третий вещий глаз
Глядит на рухнувшие зданья.
Нет, ненависть — не слепота.
Мы видим мир, и сердцу внове
Земли родимой красота
Средь горя, мусора и крови.

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 10

Edited at 2018-01-19 11:37 pm (UTC)

Настанет день, скажи — неумолимо...

Настанет день, скажи — неумолимо,
Когда, закончив ратные труды,
По улицам сраженного Берлина
Пройдут бойцов суровые ряды.
От злобы побежденных или лести
Своим значением ограждены,
Они ни шуткой, ни любимой песней
Не разрядят огроиной тишины.
Взглянув на эти улицы чужие,
На мишуру фасадов и оград,
Один припомнит омраченный Киев,
Другой — неукротимый Ленинград.
Нет, не забыть того, что было раньше.
И сердце скажет каждому: «Молчи».
Опустит руки строгий барабанщик,
И меди не коснутся трубачи.
Как тихо будет в их разбойном мире!
И только, прошлой кровью тяжелы,
Не перестанут каменных валкирий
Когтить кривые прусские орлы.

(1942)

Илья Эренбург. Стихи о войне. М.: Советский писатель, 1943. Стр. 16

Edited at 2019-03-16 10:39 pm (UTC)

  • 1