Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Category:

«Черные мысли» солдат немецкой армии

«Красная звезда», 25 июля 1943 года, смерть немецким оккупантам«Красная звезда» №174, 25 июля 1943 года

Проведенные бои по ликвидации немецкого наступления показали высокую боевую выучку наших войск, непревзойденные образцы упорства, стойкости и геройства бойцов и командиров всех родов войск, в том числе артиллеристов и минометчиков, танкистов и летчиков. Из приказа Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И.СТАЛИНА.



# Все статьи за 25 июля 1943 года.



СЕВЕРНЕЕ ОРЛА, 24 июля. (По телеграфу от наш. корр.). Письмоносец, шедший в полк с сумкой писем, привел троих пленных. До этого несколько пленных доставил в штаб приезжий офицер связи. Их уже было много на опушке леса. Одни были взяты в траншеях и блиндажах, другие сами выходили из леса с поднятыми руками.

«Красная звезда», 25 июля 1943 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец 1941, красноармеец  ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам

Наш удар пришелся по чувствительному месту, и это заставило кое-кого из немцев поднять руки кверху. От удара живее зашевелились у них в мозгу нерадостные мысли, бродившие и раньше. Теперь, сдавшись в плен, немецкие солдаты не скрывают этих мыслей, не скрывают своей усталости от войны, сомнений в ее благополучном исходе.

Толпа пленных немцев разношерстна. В ней представлены все рода войск. Здесь верзилы и пигмеи, молодые и старые, с крестами и без крестов. Есть солдаты, прошедшие Польшу, Францию, Грецию. Есть и новички, воевавшие всего один час.

У фельдфебеля Вальтера Тешке на мундире висят два железных креста. Он считает себя единственным уцелевшим из 12-й пулеметной роты 439-го немецкого пехотного полка. Есть и другие пленные, заявляющие: «Я один остался в живых».

Некоторые находятся на советско-германском фронте порядочное время, другие попали на передовые позиции только в дни нашего прорыва из ремонтных батальонов, офицерских школ, автогужевых рот, инженерных и строительных частей. Многие солдаты сами перебежали на нашу сторону.

На нашем аэродроме приземлился «Фокке-Вульф-190». Летчик, из 51-й истребительной эскадры «Медьдерс» вышел из кабины с поднятыми руками. Самолет оказался в исправности, с полным боевым комплектом. Не ошибся ли летчик? Не потерял ли он ориентировку? Нет! Он заявил, что «не желает больше участвовать в войне».

Недаром в последних приказах немецкое командование уделяет много места настроениям солдат. Командир 5-й немецкой танковой дивизии генерал Метц, издав приказ о вступлении в бой на участке прорыва, севернее Орла, призывал солдат «не поддаваться черным мыслям». Кстати, сказать, на следующий день дивизия была разгромлена. Генерал Метц цитировал указание немецкого верховного командования. Этот документ также попал в наши руки. В нем любопытные фразы: «От нас самих зависит, как мы встретим удары судьбы...». «Черные мысли и настроения могут только повредить...». «Помимо смертельного врага в степях востока, у нас есть еще один враг внутри нас самих, и было бы глупо пытаться отрицать это...». «Некоторых охватывает ужас при одной мысли о возможности поражения».

Что-то слишком часто вспоминают фашистские генералы о черных мыслях своих солдат! И немудрено, ибо эти мысли существуют. Они зарождаются на фронте под влиянием ударов Красной Армии и приходят из тыла. Отрицать их, действительно, глупо.

Пленный унтер-офицер из 211-й немецкой пехотной дивизии Хельмут Зандиг, участник французского и польского походов, награжденный железным крестом второй степени, говорит так:

— Я был в отпуску в родном городе Иоганн-Георгенштадт. Город насчитывает 6.000 жителей. 300 мужчин уже погибли в России, не считая раненых. Старики вспоминают, что в прошлую мировую войну лишь двое из нашего города потеряли ноги. Сейчас десятки вернулись без ног и без рук. О других увечьях и говорить не приходится. В городе много озлобленных. Я сам видел на стене дома надпись: «Гитлер, дай нам есть или исчезни». В городе Плауэрн, куда я ездил к знакомым, кто-то ночью протянул поперек дороги, на уровне горла человека, стальной трос. По этой дороге в темноте возвращались с собрания нацисты, и несколько человек покалечилось...

Незадолго до прорыва немецкой обороны севернее Орла в полк, где служил Зандиг, пришло пополнение. Это были так называемые эрзац-солдаты — полуслепые, больные, не знающие военного дела.

Много всяких рассказов, порождающих сомнения, ходит теперь среди немецких солдат. Говорят о каком-то обер-фельдфебеле Берге, перешедшем будто бы на сторону советских партизан. Этот Берг, в форме офицера полевой жандармерии останавливал якобы машины на дорогах, ведущих к Брянску, и партизаны уводили их в лес. Берг ездил на этих машинах в немецкие склады за продовольствием, боеприпасами и оружием для партизан. Много месяцев будто бы снабжал он их всем необходимым. Потом Берга задержали в Брянске, но он не выдал партизан. Пусть даже вымышлена эта история с Бергом или сильно преувеличена, но самая молва о нем уже знаменательна.

В том же полку, теперь уже разгромленном, была известна, и такая история. Командовал этим полком некий полковник Брике, славившийся своей жестокостью. Однажды на него было совершено покушение. Одна пуля сбила флагшток, другая разбила стекло в автомобиле.

— Я знаю, кто стрелял, — говорит один из пленных, — но я не могу назвать фамилию. Это был наш солдат...

После этой истории Брике отозвали.

Конечно, гитлеровские войска еще упорно и ожесточенно дерутся, не желая добровольно уступить ни одной пяди захваченной ими земли. Они зверствуют и бесчинствуют. Но факты, отмеченные выше, свидетельствуют, что военные неудачи крепко действуют на психику немецкого солдата, и он теперь уже далеко не тот, что был в начале войны.
________________________________________
Автопортрет немецкого офицера* ("Известия", СССР)**
И.Эренбург: Фрицы о фрицах ("Красная звезда", СССР)**
Солдат блицкрига - был да весь вышел? ("The New York Times", США)


************************************************************************************************************
ОРЛОВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ
1. Наш календарь


В лесу села Льгово, недавно освобожденного нашими войсками, стоит немецкая штабная машина. Там я нашел тетрадку. Это дневник Ганса Гергардта, командира 32-го саперного батальона, Я прочитал только последние страницы. Ганс Гергардт находился в районе, который газеты обычно определяют — «южнее Орла». 3 июля он писал в дневнике: «Что-то чувствуется в воздухе. Пахнет грозой Скоро должно начаться наше летнее наступление. Пора!». На следующий день он отмечает: «Боевая тревога. Мы хорошо подготовились. Всё идет молниеносно быстро (блицшнелль). Курская дуга нам давно сидит в глазу. Теперь мы ее отсечем...» 5 июля Гергардт еще великолепно настроен: «Наступление. Мы двигаемся вперед». Только 8 июля Гергардт становится меланхоличней: «Сегодня всё идет медленнее. У русских превосходные позиции. Я потерял унтер-офицера Баумгауера и 6 сапер...». Вслед за этим тон дневника меняется. Гергардт больше не вспоминает о немецком наступлении. 15 июля он коротко отмечает в дневнике, что его батальон перебросили через Орел в район, расположенный на юг от Волхова. Он добавляет: «Мы должны остановить русских». Последняя запись относится к 17 июля.

Почему рассказ о больших делах нашей армии я начал с записей маленького немецкого офицера? Я хотел напомнить о немецком наступлении на Курскую дугу. Все помнят, как германское командование отрицало, что оно начало наступление: генералы предвидели неудачу. Ганс Гергардт и десятки тысяч фрицев были наивнее. Они верили — не в свою силу, но в силу календаря.

«Красная звезда», 25 июля 1943 года

Предо мной стоят три немца. Старшему 42 года. Это обозники из ремонтных мастерских. Они жили безбедно в Карачеве. Вдруг им сказали: «Время воевать». Их повезли на фронт. К удивлению фрицев, поездка была недолгой. Они вздыхают: «Мы думали, что фронт от нас в девяноста километрах, а фронт оказался рядом... боже мой, в Карачеве все потеряли голову!» Они стоят и плачут, как малые дети — три седых фрица. Старший с головой, стриженной бобриком, плача, приговаривает: «Но ведь теперь не зима, теперь лето. Кто бы мог подумать, что русские начнут наступление?». В его голосе скорбь и скрытое негодование: старый бюргер из Дармштадта возмущен непорядком: что стало с календарем? На дворе июль. Теперь бы немцам нестись на восток, и вдруг произошло нечто неслыханное — русские двинулись вперед, а мирных обозников погнали из Карачева на передний край. Как это понять?

Немцы, видимо, еще многого не понимают. Они не понимают, что произошло с нашей страной и с нашей армией за два года войны. Немецкие календари устарели: мы теперь воюем по нашему, советскому календарю. В этих лесах, среди осин и берез, среди орешника, среди всей необычайно яркой зелени дождливого лета, прячутся немцы — разбитые, измученные, голодные. Они остались в нашем тылу. Это не автоматчики 1941 года, не «кукушки», это просто шеромыжники, отставшие от своих, которые по команде подымают вверх руки. Давно ли слово «окружение» камнем лежало на сердце России? Всему свой черед. Мы научились воевать, и теперь немцы узнали, что такое окружение. Их, ловят в лесу вчерашние партизаны, жители освобожденных районов: роли переменились.

11 июля немцы вздрогнули от сильной артиллерийской стрельбы. Им почудилось нечто страшное. К концу этого дня они поздравляли друг друга: «Русское наступление провалилось». То, что фрицы сочли за наступление, было боевой разведкой. Наступление началось на следующий день — 12 июля. Два с половиной часа длилась артиллерийская подготовка. Потом двинулась наша пехота. Удар был стремительным, и наши части прорвали немецкий фронт на протяжении одиннадцати километров. Потом эти одиннадцать километров в ширину стали шестьюдесятью. Несмотря на бездорожье — лес, болото, размытые, развороченные проселки — наши части продвинулись на семьдесят-восемьдесят километров.

Даже в горькие дни наших неудач немцы высоко отзывались о советской артиллерии. Но тогда они свысока глядели на отступающую пехоту. Теперь враг боится русской пехоты. Скажут: не тот теперь враг. Это, конечно, верно. Но враг еще зубаст.

Даже плюгавый фриц 1943 года стоит двух берсальеров. Я скажу: теперь не та наша пехота. Успехи на Орловском направлении вернее всего об'яснить одним: новыми качествами Красной Армии.

Перед наступлением шла тщательная подготовка. Командование изучило передний край врага. Были известны все его части, все его укрепления. Пехота училась: в тылу нашли местность, похожую на передний край врага, с такими же глубокими оврагами и перелесками. Много пота было пролито на учениях. Зато меньше крови стоил прорыв вражеского фронта.

Передний край защищали 5 и 20 танковые дивизии немцев, 5.293 пехотные дивизии. Они были разгромлены. Вчера из лесу выполз один из последних солдат 5 танковой дивизии, двадцатилетний фриц. Он едва стоял на ногах от голода. Когда я спросил его, как ему нравится война, он только махнул рукой. Я остановлюсь сейчас на судьбе одной — 293: она показательна. 293 дивизия была прозвана немцами «медвежьей дивизией». Она была составлена из уроженцев Берлина и славилась своим упорством. «Медведи душат», говорил в одной из своих речей командир дивизии генерал-майор Карл Арндт, прозванный фрицами «костлявым Карлом». Эта дивизия получила боевое крещение во Франции. На реке Эн французы нанесли «медведям» серьезный удар. Это были цветочки. Первые ягодки заалели в декабрьский день под Тулой. Здесь тысячи «медведей» полегли костьми. Дивизию пополнили. Вот состав одного из батальонов 293 пд к началу нашего последнего наступления (цифры взяты мной из немецких штабных документов): в 1 роте было всего 10 человек, из числа тех, кто в июне 1941 года бодро переходил Буг, во 2 роте 11 человек, в 3 роте всего один фриц, в 4 роте ни одного, в штабной роте один ветеран. Дивизия стояла севернее Орла, «Медведей» становилось всё меньше. Для утешения вдов генерал Карл Арндт издал брошюру, озаглавленную «Кладбище героев 293 дивизии». В брошюре рассказано, что кладбище находится возле села Кочеты и выглядит живописно. Костлявый Карл с немецкой аккуратностью сообщает, что 307 человек рыли могилы в течение 141 рабочих часов. Брошюра иллюстрирована фотографиями березовых крестов, а также изображениями геральдических медведей. Что стало с «медведями душителями», когда на них ринулись красноармейцы? Они бросились назад. Генерал Карл Арндт предусмотрительно уехал. С горестью фрицы говорят: «Костлявый Карл первый драпанул». Медвежья прыть закончилась медвежьей болезнью.

Прорвав первую линию вражеской обороны, наши части не остановились: они прорвали вторую и третью линии. Ожесточением первых двух дней был обеспечен успех операции. Я уже отметил, как помогла нашим бойцам выучка. Скажу теперь о другом: о сердечном огне. Передо мной автоматчик Дмитрий Буйлов. Ему девятнадцать лет. В начале войны он жил у себя в Калининской области. Он был тогда подростком. Он не читал о немецком «новом порядке» — он его видел. Это тихий, застенчивый юноша. Он уже уложил немало фрицев. Он говорит: «Очень я на них осерчал. Теперь пошли мы вперед и сразу стало весело на душе. Дам очередь и чувствую — отлегло...». Ненависть к врагу сочетается с другим чувством, более возвышенным — с любовью к России, с горением, с самоотверженностью, с тем весельем духа, которое чувствует каждый красноармеец, когда он идет по родной земле, еще вчера попиравшейся немцами.

Свои надежды германское командование возлагало на авиацию. Конечно, и здесь немцы не те. Их лучшие летчики погибли. Зачастую можно увидеть соединения бомбардировщиков без прикрытия. Разумеется, и поныне немецкая авиация представляет собой серьезную силу. Она иногда замедляет продвижение наших частей, она не может их остановить.

Я разговаривал с нашими летчиками-истребителями. В них много боевого задора, мужества, и уверенности. Каждый из них чувствует себя сильнее своего противника, и часто это чувство решает исход боя. Вот молодой летчик Пинчук. За дни наступления он сбил четырех немцев. Столь же отважно сражаются французские летчики из части «Нормандия». Они сбили во время последних операций 17 вражеских машин. В одном из последних боев девять французов не отступили перед 25 немцами.

На этих дорогах летом 1941 года немецкие летчики гонялись за каждой машиной, за каждой крохотной группой солдат. Теперь немцы бомбят близкие тылы только ночью. Даже нахальные «рамы» стали скромнее. Враг пытается отыграться на количестве бомбардировщиков, бывали дни с полутора тысячами самолетовылетов. Сожжены десятки деревень. Но Красная Армия продолжает наступать. Много можно говорить о причинах успеха: они всегда столь же многообразны, как и причины срыва операции. Русская душа всё та же, с ее широтой, страстями и затаенной искоркой. Но прибавилось мастерство. Но командир не забывает про минутную стрелку. Но бесперебойно работает радиосвязь. Но на дорогах идет работа, и непролазная топь становится проходимой. Но в двух километрах от врага уже висят дощечки, указывающие путь в то или иное село. Может быть именно душевная широта, внутренний огонь помогли людям стать четкими, сдержанными, суровыми к себе?

Враг не может примириться с поражением. Он подбрасывает всё новые и новые части. Разбиты 20 танковая, 211 пехотная дивизии. Появились 10, 25, 110 пд, 9, 20 тд. Вчера кинута с хода в бой 327 пехотная дивизия. Я говорил с пленными из 10 мотодивизии, которые не успели даже понять, куда их привезли. Германское командование понимает, что магистраль Брянск-Орел не просто кусок территории, что наступление, которое Гитлер начал 5 июля, может стать для немцев катастрофой. Немцы пытаются атаковать на двух флангах. Они бросают в бой танки «Т-4», пушки «Фердинанд». Еще недавно «Фердинанды» интересовали воображение Европы. Теперь наши фотокорреспонденты снимают только самых эффектных «Фердинандов». Враг отчаянно обороняется, но наши идут вперед, и немецкие пленные в ужасе говорят о «силе русского огня». Мы сильны теперь не только правдой, мы сильны теперь силой.

Шофер генерала Метца, взятый в плен, рассказывает, что командующий Курско-Орловской группировкой фельдмаршал фон Клюгге несколько дней тому назад осматривал новые линии немецкой обороны. Так «европейская крепость» Гитлера сжимается и становится скромнее...

В Орловской области немцы устраивались прочно, надолго. Они разрисовывали печи, стены. Они ставили беседки для офицеров. Они насадили огороды. Я видел клубы со сценой, с роялем. Уходили они поспешно, бросая не только пушки и рояли, но и даже фотографии Гретхен. В одном «солдатском доме» я нашел на стене плакат. Он сделан фрицем, и это автопортрет. Нарисованы четыре фрица: весенний — с цветочком, летний — жирный, потный, осенний — меланхоличный и зимний — с классической сосулькой под носом. Так было. Теперь мы видим иное: летний фриц не растолстел. Правда, он весь в мыле, но не от того, что он наступает. Под ним не снег, под ним зеленая трава, и, наперекор всем немецким календарям, летний фриц бежит по зеленой траве. Вероятно, Гитлер скажет: «Врут все календари». // Илья Эренбург. ОРЛОВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. (По телеграфу)
____________________________________
И.Эренбург: Немцы 1944 ("Красная звезда", СССР)**
И.Эренбург: Исповедь врага ("Красная звезда", СССР)


************************************************************************************************************
ТЯЖЕЛОЕ ДЫХАНИЕ.
Геббельс опубликовал в «Дас Рейх» статью «О предпосылках победы», в которой, признавая напряженность обстановки на советско-германском фронте, пишет: «Мы вдохнули в себя больше воздуха».


Рис. Б.Ефимова
«Красная звезда», 25 июля 1943 года, пропаганда Геббельса, идеология фашизма



Пораженческие настроения в гитлеровских организациях
Признания фашистского «обергруппенфюрера»

СТОКГОЛЬМ, 24 июля. (ТАСС). В немецко-фашистской газете «Гамбургер фремденблат» помещена статья, свидетельствующая о том, что пораженческие настроения проникают не только в широкие слои населения Германии, но и в гитлеровские организации. Автор статьи «обергруппенфюрер» так называемого «автомобильного корпуса» (организация гитлеровской партии, подчиненная непосредственно Гитлеру) Юргенсен отмечает, что в личном составе корпуса наблюдаются явления, «которые требуют особой бдительности».

Что же вызвало беспокойство «обергруппенфюрера»? Оказывается, что среди членов «корпуса» имеются люди, которые «сохраняют внешность наци (т.е. гитлеровца), а в глубине души являются мещанами без гражданского мужества, обременяющими движение». Юргенсен пишет, что это явление привлекает к себе внимание «целых бригад шептунов». «Погляди-ка, — говорят они, — вот этот, который раньше через каждые два дня одевал коричневую форму, теперь не носит даже партийного значка. Эти наци, пожалуй, не совсем уверены в своем деле».

Юргенсен констатирует, что подобные явления можно заметить не только в «автомобильном корпусе». «Положение в части партии, — пишет он, — не отличается от положения в автомобильном корпусе». Юргенсен констатирует, что среди гитлеровцев появилось много лиц, которые «теперь прячут свой партийный значок за борт пиджака». «Неужели, — восклицает Юргенсен, — должна исчезнуть и свастика как повседневное явление? А значки СА, СС, НСКК (автомобильный корпус), трудового фронта и все другие? Ведь все они — не просто кусочки железа, а свидетельство преданности определенным взглядам». Но, сокрушается Юргенсен, появилось много «малодушных, нерешительных, готовых заползать в норы». Юргенсен призывает к ожесточенной и неумолимой борьбе с подобными элементами. Он заявляет, что потребовал от своих людей, чтобы они всюду имели бравый вид и не чурались партийных значков. «Тот, кто терпит вокруг себя равнодушие, — пишет он, — или нечто худшее, будет исключен из наших рядов. Если мы хотим надеть на германский народ корсет, чтобы он держался прямо, то в собственных рядах мы должны мести железной метлой». Юргенсен заявляет, что гитлеровцы будут отправлять малодушных «ко всем чертям». Однако после всех этих выкриков и угроз Юргенсен вынужден вновь констатировать, что, несмотря на все принятые им меры, многие члены «автомобильного корпуса» ходят «с поникшей головой».


************************************************************************************************************
ДЕЙСТВУЮЩИЙ ФЛОТ. Корабли в боевом походе.


Фото А.Соколенко
«Красная звезда», 25 июля 1943 года, военно-морской флот в ВОВ



Черноморская песенка

Дует ветер непопутный,
В Черном море — черный мрак,
Но не жизни сухопутной
Ищет на море моряк!

И не мирные жилища,
Не родные берега,
Мы сегодня в море ищем —
И найдем его! — врага.

Мы не с морем Черным спорим,
И от тех, кто сердцу мил,
Отделило нас не море, —
Черный враг нас отделил.

И врага от нас не спрячут
Ни волна, ни ночь, ни дым.
Час наступит, и заплачут
Мачты, падая над ним!..

Дует ветер непопутный,
В Черном море — черный мрак,
Но не жизни сухопутной
Ищет на море моряк...

Иосиф УТКИН.

☆ ☆ ☆

ВОРЫ
Басня.

Румыно-венгерская грызня из-за Трансильвании разгорается с новой силой. Из газет.

Вор ночью своровал коня
С расчетом быть до бела дня
С добычею своею незаконной
В соседнем городе на площади на конной.
Его с подарками жена весь день ждала
И, не дождавшись, спать легла,
Заместо пряников поевши хлеба с луком.
Муж ночью разбудил жену условным стуком.
Жена к нему: — ну, как дела?
Ушел, аль не было погони?
По чем теперь идут ворованные кони?
За сколько продал ты коня?
— Отстань! — воров отчаянно кляня,
Жене с досадой муж ответ угрюмо подал:
За что купил, за то и продал!
Коня украли у меня.

У венгров и румын жестокая грызня.
Добрососедские, не скажешь, неполадки:
Союзнички, того гляди, начнут
Друг другу разбивать сопатки;
Излишне спрашивать, где правда: там иль тут?
Вор вора обокрал. С обоих взятки гладки,
Точней — обоим равный кнут!

Демьян БЕДНЫЙ.


************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


Перешедший в районе Орла на сторону Красной Армии фельдфебель одного из полков 102 немецкой пехотной дивизии Людвиг Н. рассказал: «В первые дни наступления немецких войск офицеры уверяли солдат, что окружение русских войск в районе Курска близится к концу. Однако вскоре мы убедились, что наступление на Курск провалилось. Затем началось русское наступление. Частям 102 дивизии было приказано любой ценой удержать занимаемые рубежи. Однако наш полк не мог устоять против натиска русских и с тяжелыми потерями отступил. Вечером 19 июля я слышал, как командир полка сказал офицерам: «Все наши расчеты не оправдались. Надо солдатам в соответствующей форме внушить, что теперешнее отступление на нашем участке вызвано необходимостью выравнять фронт». Видя безнадежность положения, я решил спасти себе жизнь и сдался в плен русским».



Советские граждане, бежавшие из оккупированного немцами города Смоленска, рассказали: «Два года жители Смоленска изнывают под ярмом немецких захватчиков. За это время гитлеровцы замучили и расстреляли тысячи ни в чем неповинных советских граждан. Тюрьмы и застенки гестапо переполнены арестованными. С каждым месяцем гитлеровские палачи всё больше свирепствуют. В июне немецкие военные власти об'явили мобилизацию всех жителей от 14 до 65 лет, не занятых на принудительных работах. Мобилизованных отправляют на каторгу в Германию. Фашистские людоеды разлучают детей с родителями и малолетних ребят превращают в сирот. Жители Смоленска всеми способами уклоняются от мобилизации. Чтобы предотвратить бегство населения, немецкие военные власти, под угрозой расстрела, запретили выезд и выход за черту города». // Совинформбюро.

____________________________________________________________
Рядовой Фриц ("The New York Times", США)
Л.Копелев: Немецкие офицеры в плену* ("Красная звезда", СССР)
А.Леонтьев: Система оболванивания в германской армии ("Красная звезда", СССР)
А.Ерусалимский: О моральном облике гитлеровского офицера* ("Красная звезда", СССР)
Документы о кровожадности фашистских мерзавцев* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Красная Звезда» №174 (5545), 25 июля 1943 года
Tags: 1943, Демьян Бедный, Илья Эренбург, Иосиф Уткин, Совинформбюро, газета «Красная звезда», июль 1943, лето 1943, немецкий солдат
Subscribe

Posts from This Journal “немецкий солдат” Tag

  • Эдельвейс

    С.Морозов || « Известия» №268, 12 ноября 1944 года Беспримерные трудности нынешней войны не сломили, а еще более закалили железную волю и…

  • Немецкий солдат Альфред Лискоф

    В.Темин || « Красная звезда» №149, 27 июня 1941 года Германские фашисты хотят превратить нашу страну в свою колонию. Не позволим фашистским…

  • «Вракменты» Вернера Зигеля

    Л.Копелев || « Красная звезда» №141, 18 июня 1942 года Если враг не сдается, его уничтожают. М.Горький. # Все статьи за 18 июня 1942…

  • Фриц пляшет. Самый распространенный вид немецкого танца, который продолжается...

    Б.Ефимов || « Красная звезда» №21, 27 января 1942 года Выше наступательный порыв каждого бойца, каждого подразделения, каждой части. Гнать…

  • 1 октября 1941 года

    И.Эренбург || « Летопись мужества». Публицистические статьи военных лет — М.: «Советский писатель», 1983. стр. 43-48 # Все статьи за 1…

  • Судьба одной немецкой дивизии

    Г.Бровман || « Известия» №183, 6 августа 1942 года Суровые дни переживает наша Родина. Гитлеровские орды, не считаясь с потерями тысяч солдат…

  • Муза убийц

    Г.Акимов || « Литература и искусство» №34, 22 августа 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. На линию огня. А.Таиров. Обер-фюрер и его…

  • Фриц-интеллигент

    М.Слободской || « Литература и искусство» №32, 8 августа 1942 года СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: 1 стр. Передовая. Тема искусства. Б.Лавренев. Вырвем победу!…

  • С поднятыми руками

    А.Розен || « Известия» №295, 14 декабря 1941 года Страна отвечает на боевые успехи Красной Армии огромным производственным под’емом. Миллионы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment