Ярослав Огнев (0gnev) wrote,
Ярослав Огнев
0gnev

Categories:

С.Сергеев-Ценский. Сад пыток

газета «Известия», 31 июля 1942 годаС.Сергеев-Ценский || «Известия» №178, 31 июля 1942 года

Серьезная опасность нависла над Родиной. Не считаясь с потерями, гитлеровские войска рвутся в глубь страны. Воин Красной Армии! Ни шагу назад! Стойко держись под натиском немецко-фашистских полчищ. Дерись до последней капли крови за каждый клочок советской земли. Отстоим нашу Родину, опрокинем и уничтожим врага!



# Все статьи за 31 июля 1942 года.



Некогда французский писатель Октав Мирбо написал жуткую книгу «Сад пыток». Он всячески напрягал фантазию, чтобы сосредоточить как можно больше ужасов на одном, весьма маленьком, притом экзотическом клочке земли.

Если бы Мирбо жив был теперь, он увидел бы, как необ'ятно вырос его «сад пыток», как захлестнул он и его родину, Францию, и Польшу, и Чехию, и Грецию, и Норвегию, и почти всю континентальную Европу, так недавно еще гордившуюся высокой культурой. Заплечных дел мастерами, то-есть палачами, в этом настоящем, непридуманном саду пыток явились немцы.

«Известия», 31 июля 1942 года, как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, убей немца, смерть немецким оккупантам

Подготовляя жесточайшую мировую войну одной рукой, немцы делали другой усыпляющие пассы как направо, так и налево. Четыре колонны готовились вторгнуться к соседям — на восток, на запад, на север и на юг, а пятая пела им, этим соседям, мирные серенады. Горе убаюканным этими серенадами! Их ждали неволя, пытки, смерть.

Страшно читать, что за убийство обер-палача Гейдриха в Чехии в течение одного только месяца казнено уже до десяти тысяч человек, — страшно потому, что палачи орудуют совершенно безнаказанно: захотят казнить не десять, а сто, двести, триста тысяч, — казнят сто, двести, триста; кто им запретит это?

В оккупированной зоне Франции об'явлено, что отныне будут казнить целыми семьями за «преступления» одного из членов семьи, например, за саботаж. «Делай, хоть умри при этом от непосильного труда, то, что приказываем мы, немцы, иначе смерть тебе и твоему роду!»

И все это происходит среди библиотек, картинных галлерей, музеев, академий, сел, деревень! Не счесть замученных, повешенных, расстрелянных, заживо сожженных, заживо похороненных стариков, женщин, детей, а также раненых воинов Красной Армии, имевших несчастье попасть к палачам в плен.

Но мы не убаюканные люди, нет, — в этом наше счастье! На удары врага мы имеем возможность отвечать мощными ударами, которые приведут в конце-концов озверелых захватчиков к гибели. Миллионы своих могил и величайшую ненависть к себе — вот что оставляют у нас палачи, продвигаясь. Даже у бессильных, дряхлых старцев наших, даже у детей-пятилеток сжимаются кулаки при слове «немец».

Немцы расстреливают детей, пробуя на них свои автоматы. Они гонят матерей с детьми впереди своих рот, идущих на штурм, и даже больше того — впереди танков! Они направляют пленных красноармейцев на минированные участки, чтобы таким подлым средством обезвредить мины! Они ужасают даже привыкшую к ужасам под их владычеством Европу тем, как обращаются с нашими пленными бойцами.

Вот что такое современные гитлеровские немцы, возродившие самые подлые, самые палаческие традиции. Но разве не были немцы палачами и в первую мировую войну? Разве не вырезывали тогда немцы «лампасов» на голых ногах казаков-разведчиков, попадавших к ним в плен? Разве не подвешивали пленных за руки и за ноги? Разве не вешали их за подбородки на железные крючья, вбитые в телеграфные столбы или сосны?

О немецких зверствах над военнопленными и над мирным населением были изданы во время той войны толстые тома. Они состоят из фотографий и пояснительного текста к ним. Одним из первых городов, занятых тогда немцами в самом начале войны, был Калиш, и целый том был посвящен «калишским зверствам».

У нас в ту войну пленных немцев не назначали даже на работы, несмотря на то, что уже в 1916 г. 60 проц. работников наших полей были призваны в армию; работы же, какие вынуждены были выполнять тогда русские пленные в Германии, были без всякого преувеличения каторжными. Так было в войну 1914 года. Но все немецкие зверства тех времен бледнеют перед садом пыток, усердно возделываемым нынешними немцами. Против нас ведут войну звери, самовлюбленные, самоуверенные, готовые превратить весь мир в единый сад пыток, уничтожающие библиотеки и школы и насаждающие всюду публичные дома. И все это во имя немецкой агрессии, немецкого господства над миром.

Недавно Герой Советского Союза капитан 2-го ранга Лунин, руководя экипажем своей подводной лодки в Баренцовом море, торпедировал крупнейший линкор германского флота «Тирпиц». Быть может, не все у нас знают, что адмирал фон-Тирпиц, в честь которого назван линкор, был еще в прошлом веке одним из самых ярых представителей идеи прусского юнкерства, идеи главенства Германии во всем мире. Под наблюдением Тирпица создавался флот, уступавший в силе только английскому. Тирпиц был инициатором «беспощадной подводной войны», при помощи которой думал к 1917 году совершенно обессилить флоты всех противников Германии, как военные, так и торговые, чтобы добиться для германского флота безусловного первенства во всем мире, а через это — победы над миром.

Мания величия в списке душевных болезней занимает одно из первых мест. Как опасны бывают заболевшие этой страшной болезнью, в этом мы убеждаемся лишний раз на примере немцев. Она неизлечима, эта болезнь, и в этом смысле она сходна с бешенством, от которого единственное лекарство — смерть.

То, что не удалось немцам четверть века назад, они пытаются осуществить теперь благодаря системе войны на одном только фронте.

У идеолога современного фашизма Фридриха Ницше, окончившего, как известно, свои дни в сумасшедшем доме, есть афоризм в его «Заратустре»: «Если жизнь не удается тебе, знай, что удастся смерть».

Этот афоризм должны помнить все современные немцы, входящие в армии, которые ведут неслыханную по звериной жестокости войну в пределах нашей страны.

Армия палачей идет ва-банк — только так и можно понять весь ужас, который она сеет. Этот ужас в то же время и ужас самой гитлеровской Германии перед осязаемым и зримым её концом: хлопнуть дверью, уходя со сцены, так, чтобы задрожали все декорации!

Нет, такая нация победителем стать не должна, — это было бы общечеловеческим позором!.. Нет, такая нация победителем стать не может, — это было бы торжеством безумия!.. Нет, Германия победителем и не будет, — этого мы должны добиться во имя спасения любимого отечества нашего, во имя спасения всего мира. // С.Сергеев-Ценский.
_____________________________________
У могилы 74 расстрелянных* ("Красная звезда", СССР)
"Как меня расстреливали немцы..."** ("Красная звезда", СССР)**
Что мы пережили в немецкой неволе** ("Красная звезда", СССР)*


**************************************************************************************************************************************************
Кровь их взывает о мести


Недавно линию фронта перешли два советских работника, которым удалось вырваться из фашистского ада, — бывший страховой инспектор Лычковского райфинотдела Ленинградской области Образцов и пекарь села Лычково Дмитриев. Они рассказали о жутком терроре и насилиях, творимых врагом во временно захваченных им местностях.

В деревне Ерушково Лучковского района расстреляны крестьяне Федор Григорьев и Михаил Мельник. Вопреки требованию немецкого коменданта, они не сдали немцам свиней. В деревне Ямник гитлеровцы повесили семью учителя, за то, что глава семьи преподавал в советской школе.

В пяти километрах от Демянска есть деревушка Заозерье. Население ее много горя натерпелось от немцев. Недавно на берегу озера была ими расстреляна 70-летняя колхозница Лаврова, отказавшаяся отдать свою корову солдату.

Население Демянского района питается мхом, кореньями, травой. Люди умирают от голода. Многие деревни охвачены эпидемией тифа, но медицинской помощи нет. В деревне Шумилов Бор ежедневно умирают от тифа 6—7 человек. 60 заболевших тифом пленных красноармейцев были расстреляны фашистами.

Во многих деревнях немцы ставят жителям клейма. С 8 часов утра и до 6 часов вечера эти люди имеют право передвижения только в своей деревне.

Эти издевательства, эти зверства фашистских извергов вызывают лютую ненависть к ним населения. Близ деревни Тараканницы на дороге была заложена мина. Вскоре на ней подорвалась штабная немецкая машина. Были разорваны в куски офицер и шофер. За это немцы сожгли деревню и расстреляли в ней всех мужчин от 14 до 60 лет.

Несмотря на террор, партизанская борьба во временно оккупированных районах разгорается все сильнее. // А.Розен, спец. корреспондент «Известий». ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ.
___________________________________________________
Истребляй гитлеровцев!* ("Известия", СССР)***
Э.Виленский: Смерть зверю!* ("Известия", СССР)**
И.Эренбьург: Справедливость* ("Красная звезда", СССР)


**************************************************************************************************************************************************
От Советского Информбюро*


На Калининском фронте наблюдалась активная деятельность разведывательных отрядов. Наши бойцы под командованием старшего лейтенанта Филимоненкова проникли в тыл противника и совершили внезапный налет на немецкий гарнизон. Уничтожено до 100 солдат и офицеров противника. Старшина этого отряда тов. Куракин и красноармеец тов. Скипкин разобрали железнодорожное полотно и пустили под откос немецкий воинский эшелон.



Пленный штабс-фельдфебель 246 полка 88 немецкой пехотной дивизии И.Эдер рассказал: «За один день наш полк потерял более половины личного состава. Третий батальон полностью уничтожен. От него осталось в живых десятка полтора солдат, которые сдались в плен. Другие полки дивизии также понесли огромные потери, особенно от огня русских минометов».



Перешедший на сторону Красной Армии солдат 11 финского пехотного полка Р. Калле рассказал: «Когда 2 батальон нашего полка получил приказ о наступлении, многие солдаты разбежались. 130 человек были пойманы. Их посадили на центральную гауптвахту в Кестеньге и предали военно-полевому суду. Финские солдаты очень высокого мнения о русских снайперах. Они прекрасно стреляют. Даже в период затишья снайперы ежедневно убивали по 3—5 человек из нашей роты. Недавно русский снайпер убил командира роты капитана Тенкюря».

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец ВОВ, Красная Армия, смерть немецким оккупантам



Южнее и юго-восточнее Батайска идут кровопролитные бои с наступающими мотомеханизированными частями противника. Несмотря на то, что сопротивление наших войск возросло, немцам удалось на отдельных участках продвинуться вперед. На одном из участков бойцы батальона противотанковых ружей, отражая атаки противника, уничтожили 18 немецких танков. Неувядаемой славой покрыл себя бронебойщик калмык Эрдни Деликов. Когда гитлеровцы под прикрытием авиации стали теснить наших бойцов, тов. Деликов открыл огонь из противотанкового ружья и уничтожил один за другим 3 немецких броневика. Осколками авиабомбы тов. Деликов был смертельно ранен. Умирая, отважный сын советского народа, боец Деликов крикнул своим товарищам: «Возьмите мое ружье. Бейте фашистских гадов! Пусть знают, что наши не отступают



На Брянском фронте происходили бои местного значения. Одна наша часть за два дня уничтожила 5 немецких минометных батарей с прислугой, 2 орудия, 2 тяжелых пулемета с расчетами, 13 пулеметных точек и разрушила 8 блиндажей. Противник потерял убитыми и ранеными до 400 солдат и офицеров. Захвачены пленные. Гвардеец тов. Кононов забросал гранатами вражеский блиндаж и уничтожил четырех немецких офицеров, пытавшихся спастись бегством.



Партизанский отряд под командованием тов. Т., действующий в одном из районов Ленинградской области, пустил под откос три эшелона противника с войсками и боеприпасами. Разбито 110 вагонов.



Пленный солдат 2 батальона 35 пехотного полка 7 венгерской бригады Любомир П. рассказал: «Во всех селах, которые мы проходили от Курска к Дону, — в Мантурове, Поповке и других — немецкие солдаты грабили крестьян, забирали у них продукты, скот, одежду и ценные вещи. Награбленное грузили на повозки. Офицеры поощряли грабежи и бесчинства и сами принимали в них участие. В селе Соброжево были расстреляны десятки крестьян только за то, что они добровольно не отдавали своих вещей». // Совинформбюро.


**************************************************************************************************************************************************
Проклятье


Не рыцарский шелом — убийцы ржавый нож
Ты к Дону синему предательски несешь,
Ты пеной бешенства обрызгиваешь степи,
Где веет славою серебряный ковыль.
Ты хочешь умертвить в средневековом склепе
Лазурных наших дней ликующую быль,
Ты рвешься в ярости сквозь пуль разящих вьюгу
Туда, где мнишь спастись, — к сияющему Югу.
Проклятие тебе, тупой и злобный фриц,
От тучных пажитей, от голубых станиц,
Проклятие тебе за всех детей убитых,
За жен поруганных, за неутешных вдов.
За тишину полян, снарядами разрытых,
За кров родимый наш — испепеленный кров,
За братьев, отданных невольничьему рынку.
За каждую слезу и каждую былинку.
Проклятие тебе от каждого стебля,
Что вырастила нам Советская земля,
От каждой борозды, что плугом провели мы,
Для счастья светлого взрывая целину.
От друга верного, от девушки любимой,
От украинских сел, томящихся в плену!
Проклятие тебе — и пусть в проклятье этом
Твой смертный приговор, как смерч,
Встает над светом.

МАКСИМ РЫЛЬСКИЙ. Перевод с украинского.


**************************************************************************************************************************************************
С раннего утра до позднего вечера трудятся колхозницы сельхозартели «Пятилетка» Татищенского района Саратовской области на колхозных огородах, выращивая овощи для страны и Красной Армии. НА СНИМКЕ: Звенья колхозниц Тимофеевой и Плехановой сельхозартели «Пятилетка» Татищевского района Саратовской области направляются на прополку.


Фото А.Головачева
«Известия», 31 июля 1942 года, советский тыл в ВОВ


**************************************************************************************************************************************************
Работы художников Казахстана


АЛМА-АТА, 30 июля. (По телеф. от соб. корр.). В столице Казахстана открылась художественная выставка, посвященная великой отечественной войне. Свыше 50 художников и скульпторов выставили 200 с лишним произведений, отображающих борьбу советского народа против гитлеровской Германии.

Особое внимание посетителей выставки привлекает работа художника Белопольского «Двадцать восемь», изображающая момент вступления в бой 28 героев-панфиловцев. Этой же теме посвящена работа скульпторов Муравина и Лысенко. Она изображает гвардейцев в разгар боя с немецкими танками.

Казахский художник Костеев выставил картину «Тургайский поход». Тема картины — сбор отряда казахского народного героя Амангельды Иманова.

Значительное место на выставке занимают картины и рисунки, в которых запечатлена неразрывная связь трудящихся Казахстана с Красной Армией.

На выставке каждый день бывает очень много посетителей — алма-атинцев и приезжающих из различных районов республики.



Выставка трофейного оружия

Во дворе перед зданием Музея революции СССР (Москва) установлены трофейный германский танк весом в 25 тонн, 105-миллиметровая пушка и 75-миллиметровое легкое полевое орудие.

В залах музея выставлены минометы, противотанковая пушка, ручной пулемет на сошках «МГ-34», пистолет системы «Парабеллум», противотанковое ружье и другое трофейное оружие.

________________________________________________________
Зона пустыни* ("Красная звезда", СССР)
С.Шатилов: Стон на Дону ("Красная звезда", СССР)
И.Эренбург: Орда на Дону* ("Красная звезда", СССР)

Газета «Известия» №178 (7864), 31 июля 1942 года
Tags: 1942, С.Сергеев-Ценский, газета «Известия», зверства фашистов, июль 1942, лето 1942, немецкий садизм
Subscribe

Posts from This Journal “июль 1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments